М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте)



Скачать 425.7 Kb.
страница1/3
Дата10.07.2013
Размер425.7 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
Материалы Открытой городской научно-практической конференции «Вопросы участия среднего медицинского персонала в крупных и локальных военных конфликтах XIX-XXI вв.» / Ред.-сост. М.И. Кунките. СПб., 2009.
(ИЗБРАННОЕ)
СОДЕРЖАНИЕ (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте)
Леонтьева М.В. Журнальные издания из фондов РНБ как источник знаний об участии среднего медперсонала в военных конфликтах XIX – начала XX вв.

Ковалевская О.Т. Организация помощи раненым на театре боевых действий русско-японской войны: по письмам д-ра Е.С. Боткина. (Духовный аспект)

Ганф Т.И. Некрополь Российского Красного Креста на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры

Леонтьева Ю.А. Проблема подготовки дентиатрических сестер милосердия. Сестринская служба в челюстно-лицевых лазаретах I Мировой войны

Кунките М.И. К вопросу о вхождении петроградских Покровской и Свято-Троицкой общин сестер милосердия в состав РОКК

Большакова Н.В. Война и милосердие в творчестве художника Александра Маковского

Кунките М.И. Эволюция образа сестры милосердия в российском обществе в годы I Мировой войны

Санкт-Петербургское Медицинское училище № 2: Генеалогическое древо

Публикация документов: Акт о состоянии 2-й Фельдшерской школы г. Ленинграда от 3 августа 1943 года

Сведения об авторах


М.В. Леонтьева, РНБ
Журнальные издания из фондов РНБ как источник знаний об участии среднего медперсонала в военных конфликтах XIX – начала XX вв. // Материалы … С. 5-7.
Важным печатным источником знаний по вопросу участия российского среднего медицинского персонала в крупных и локальных военных конфликтах XIX - начала XX в. являются журнальные издания. РНБ располагает солидной коллекцией периодики этого типа. При этом источником могут служить как общественно-политические, иллюстрированные и даже литературные издания, так и специализированная пресса – медицинская, зубоврачебная, фармацевтическая, издания благотворительных обществ. Имеет смысл обращаться также к периодике земств, но значительная ее часть передана из журнального в книжный фонд РНБ. Особняком стоят журналы, возникновение и издание которых определялось открытием и развитием военного конфликта («Летопись войны с Японией» 1904-05 гг. изд., «Война» 1914-17 гг. изд. и т.д.).

Остановимся подробнее на 2-й группе журналов. Появление специализированной прессы связано, как правило, с моментом осознания необходимости объединения представителей той или иной профессии для отстаивания интересов профессионального сословия. Законодательство Российской империи до 1905 года не позволяло организовывать профсоюзы по примеру британских тред-юнионов, так что объединение оказывалось возможным лишь в форме научных и благотворительных обществ. Как правило, именно они выступали как учредители того или иного печатного издания.
Впрочем, целый ряд изданий не являлся печатным органом какого-либо общества, а издавался именно частными лицами.

Появление специализированной медицинской прессы относится уже к 3-й и 4-й четверти XIX вв., когда активизируется процесс объединения представителей самых различных профессиональных корпораций, упрощается порядок регистрации различных обществ, отменяется николаевская цензура. Однако настоящий бум журнального дела связан уже с объявлением свобод 1905 года: свободы слова, печати, союзов. Создание профсоюзов вызывает к жизни появление новых профессиональных изданий – своего рода трибуны для защиты интересов представителей определенной категории служащих. Так, появляются на свет, например, фельдшерские издания.

Делая подборку журнальных изданий, мы исходили из того, что средний медперсонал включает в себя не только фельдшерский и сестринский состав, но и фармацевтов (аптекарских помощников), и дантистов и зубных врачей. Правда, общее образование у фармацевтов позволяло им служить в качестве вольноопределяющихся, в должностях согласно их званию, но не согласно избранной гражданской специальности1.

Дантисты и зубные врачи, чье специальное образование не считалось медицинским, также по призыву в армию долгие годы не использовались как специалисты: медико-санитарное обслуживание армии не подразумевало оказание специализированной зубоврачебной помощи даже в годы русско-японской войны. Первые же зубочелюстные лазареты появились лишь в конце 1914 года.2

Тем не менее, фармацевтические и зубоврачебные издания также содержат массу полезной информации по рассматриваемой проблеме. Причем, в них встречаются сведения также и о фельдшерском и сестринском персонале.

Следует, впрочем, подчеркнуть, что работа с журналами на основе изучения оглавления вряд ли окажется плодотворной. Опытные исследователи изучают издания постранично, т.к. полезную информацию могут содержать даже откровенно рекламные объявления, анонсы различных изданий, библиографические обзоры. Важным источником является рубрика, чаще именуемая «Хроникой», традиционно не расписанная в оглавлении. Чрезвычайно информативны «Письма в редакцию» и «Фельетоны» (в изначальном понимании этого слова).

Последовательный постраничный просмотр важен еще и потому, что в последующих номерах может оказаться не заявленное продолжение темы, но главное – опровержение обнаруженных исследователем фактов.
О.Т. Ковалевская, журнал «Костер»
Организация помощи раненым на театре боевых действий русско-японской войны: по письмам д-ра Е.С. Боткина. (Духовный аспект) // Материалы … С. 8-11.
Говоря о воспитании или о влиянии доктора Евгения Сергеевича Боткина на служение сестер милосердия, прежде всего напомним о его личном примере, примере его семьи, его родных. Так, во время Первой мировой войны лейб-медик Боткин помогал Царской семье организовывать госпитали во дворцах – Зимнем в Петербурге, Екатерининском в Царском Селе. Многие из лечебных заведений РОКК и под флагом КК Евгений Сергеевич Боткин курировал как представитель Красного Креста.

В своем доме в Царском Селе на Садовой улице, 4, Евгений Сергеевич организовал небольшой лазарет. Его дочь Татьяна проходила здесь первую сестринскую практику и получила под руководством отца необходимые навыки работы с больными и ранеными. В 1916 г. из-за громадного наплыва раненых в Екатерининском дворцовом госпитале будет катастрофически не хватать медицинского персонала, и 16-летняя дочь Боткина пойдет туда служить сестрой милосердия3.

Напомним и о двоюродной сестре Евгения Сергеевича Любови Михайловне Боткиной, добровольно ушедшей на русско-японскую войну сестрой милосердия. Она служила в санитарном поезде.
Врач Евгений Боткин с самого начала своей врачебной практики уделял большое внимание воспитанию отношения к больному не только как к носителю определенного диагноза, но, прежде всего, как к личности со своими проблемами духовного и душевного свойства. Возможно, такой подход к пациенту и есть милосердие, и не стоит пытаться сформулировать определение этого понятия.

В своих лекциях студентам Императорской медико-хирургической академии Боткин настоятельно проводил мысль именно о таком подходе к больному4. Более того, он считал, что врач, находясь у постели больного, должен сначала выяснить его духовные проблемы, постараться решить их, а уже потом приступать к лечению. Или делать это одновременно с лечением. Страждущий человек со своей болью прежде всего -- других обстоятельств для Боткина в подходе к лечению не существовало. Врач облегчал течение болезни, вопреки возражениям, которые ему часто приходилось выслушивать: «дело безнадежное, а статистику портит». Но для Евгения Сергеевича не существовало других аргументов, кроме главного - помочь больному.

Это качество доктора Боткина ярко проявилось и в Тобольске, куда он добровольно последовал вслед за Царской семьей. В последнем письме, написанном им за четыре дня до расстрела брату, Евгений Боткин рассказывает о своей жизни на Урале: «…К кому меня только не звали, кроме больных по моей специальности?! К сумасшедшим, просили лечить от запоя, возили в тюрьму пользовать клептомана, и с истинной радостью вспоминаю, что этот бедный парень, взятый по моему совету своими родителями (они крестьяне) на поруки, вел себя все остальное время моего пребывания прилично. Я никому не отказывал, если только просившие не хотели принять в соображение, что та или другая болезнь совершенно выходит за пределы моих знаний…»5.

Безусловно, сама личность Боткина оказывала громадное влияние на окружающих его людей, вне зависимости от их профессии и образования. При этом, однако, напомним, что само устройство жизни, система образования в старой России предполагали милосердие частью духовного воспитания в семье, в приходских школах, в гимназиях, в церковных общинах. Милосердию учила как духовная, так и светская литература.

Однако с разрушением храмов, попранием святынь, расстрелами священников, репрессиями «бывших», вобравших в себя культуру и знания, привитые им как незыблемые нравственные нормы, были разрушены и такие необходимые для выживания человечества на земле понятия как «бескорыстие», «доброта», «милосердие». Циркуляром НКЗ РСФСР № 1026 от «?2» мая 1920 г. слово «милосердие» упразднялось из названий школ сестер милосердия, а сами медработники впредь должны были именоваться «сестры»6.

Ныне в Россию возвращаются произведения искусства и литературы, запрещенные в советское время; реабилитируются репрессированные, воссоздаются храмы. Но остается проблема возвращения этой тонкой, как все духовное, не фиксируемое глазом, не осязаемое материально, структуры, - возвращение милосердия как важной составляющей жизни общества в целом и каждого конкретного его члена. Если бы существовал такой прибор, который бы мог показать реальное духовное состояние общества – то мы бы увидели сплошные развалины.

Вероятно, обретать потерянные ценности, о которых говорилось выше, можно только на примерах, если о них будут говорить, если они будут обнародоваться; если будут достоянием гласности высокие примеры служения людям.

Работа по воспитанию кадров сестер милосердия была чрезвычайно важна для д.м. Евгения Сергеевича Боткина. Он следовал в этой работе традициям, заложенным его отцом С.П.Боткиным, при деятельном участии которого была создана первая в Петербурге краснокрестная Община сестер милосердия – св. Георгия. Евгений Сергеевич, его сын, стал главным врачом Георгиевской общины.

Задача деятельности Общины сформулирована в ее отчете за 1872 год: «Твердой ногой стать против напора бедствий, преследующих человечество в виде жалких гигиенических условий нашего быта, ежедневных болезней, эпидемий, а в случае войны, облегчить страдания раненых на поле битвы. Создать достаточный кадр образцовых сестер милосердия, которые в случае войны были бы готовы двинуться на театр военных действий и своим любящим женским сердцем и разумной сознательной помощью смягчали бы участь несчастных жертв бедствий войны, а в мирное время употребляли бы свои силы на служение больным и страждущим беднейшего класса населения»7.

Сестры милосердия обучались врачами профессионально: оказывать первую помощь, делать перевязки, ассистировать при операциях, уметь сделать необходимые процедуры, уколы, знать в определенных пределах фармацию – это естественно для ухаживающего персонала. Но недаром в обозначении медицинского персонала этого рода кроме слова «сестра» есть второе, равнозначное слово: «милосердие».

Ужасы войны можно и необходимо смягчать участием, теплом, искренним сочувствием, которое действительно врачует больного или раненого воина. Участие это можно проявляться самым разным способом – эта мысль красной нитью проходит через письма д-ра Боткина к жене, изданных в 1908 году в сборнике «Свет и тени русско-японской войны»8. Боткин, возглавлявший работу сестер Георгиевской общины и бывший одним из Главноуполномоченных РОКК на театре русско-японской войны 1904-05 гг., оставил нам горький рассказ о трагической судьбе медицинского персонала. Люди гибли под бомбами, оставались увечными, заражались и умирали от тифа.

Перед нами впечатления еще довольно молодого, но уже опытного человека о работе сестер милосердия в тылу и в районе боевых действий, организации «летучих» отрядов санитаров, организации госпиталей и лазаретов. И, конечно, в письмах к жене Боткин рассказывает о самоотверженном служении своему делу сестер милосердия.

«…А как хорошо теперь стало в Георгиевском госпитале: все здания отремонтированы, офицерский флигель вышел отличный, впереди разведен милый садик, в большом саду поставлены шатры, с другой стороны—крытые железом асбестовые переносные бараки, выросшие, как грибы; всем раненым, прибывшим сразу по 150 человек, хватило и места и белья, всех их, бедненьких, сестры обмывали, врачи перевязывали, и солдатики накормленные и отогретые, ехали дальше уже в благоустроенном санитарном поезде9».

Очень часто в описаниях Боткина лазаретов, госпиталей (причем, ясно, что характер этих возводимых строений временный) упоминается о садах, садиках, палисадниках. Природа тоже участвует в выздоровлении раненых. Она тоже врачует, умиротворяет душу, успокаивает нервы. Красота, чистота, ремонт – все важно для Боткина. Ибо чистота в любом смысле этого слова тоже лечит. Его душа полна любви и благодарности к воинам, выполняющим свой долг. В этом эпизоде и дальше, везде, называет он их с любовью «солдатики». И таково же к «солдатикам» отношение сестер – милосердное, они обмывали, кормили, «отогревали».

«Идет отступление. …Бегу опять в госпиталь. Там все еще сидят сестры, доктор С. угощает их консервами из груш. Я поручаю ему провести их на Ляоянь № 2, и после настойчивых понуканий они уходят.

…Продолжаем переноску раненых в полном мраке. Сестры Е.Н. Игнатьева и только что овдовевшая Хвастунова и Тучкова все время тут же на платформе помогают, успокаивают нетерпеливых и решительно отказываются уходить, пока все не унесены.

…Я ужасно боялся, чтобы какой-нибудь подлый осколок не задел нечаянно сестры….

…Я попросил, чтобы, вынеся всех раненых, больных, он свернул госпиталь и пригласил бы сестер укладывать свои вещи, А они ходили по госпиталю, будто заколдованные от снарядов, продолжали свое святое дело, не замечая, казалось, что опасность к ним приближалась.

…- Что делается в Ляояне, - спрашиваю. - Станция обстреливается. Одной сестре Харьковского отряда ноги оторвало…».

…Целая масса наших бед есть только результат отсутствия у людей духовности, чувства долга, что мелкие личные расчеты ставятся выше понятия об отчизне и выше Бога».

Военно-санитарная работа во время русско-японской войны достаточно хорошо описана в научных трудах и исследованиях, и это наследие, вероятно, является достойным помощником в организации подобной работы в «горячих точках» в наше время. Нас же интересует та часть работы по лечению раненых и профилактике болезней, которая обычно не подлежит анализу и вряд ли вообще как-то отмечена исследователями. Та составляющая лечебного процесса, что делает особенно успешной подобную военно-санитарную работу, позволяет добиваться лучших результатов, быстрее восстанавливать раненых и больных.

Наша реплика – это попытка обратить внимание на очень важную составляющую успеха – воспитание духовности, прежде всего у сестер милосердия. Сегодня сестер называют работниками среднего медицинского звена, но на самом деле, если вспомнить, что второе понятие, которое стояло прежде рядом со словом «сестра» – «милосердие», то это служители очень высокого долга.

Ю.А. Леонтьева, студентка 3 курса

Санкт-Петербургского Медколледжа № 3.

Науч. рук. – М.И. Кунките.
Проблема подготовки дентиатрических сестер милосердия. Сестринская служба в челюстно-лицевых лазаретах I Мировой войны // Материалы … С. 14-16.
Историография проблемы подготовки дентиатрических сестер милосердия не слишком обширна; как правило, это лишь упоминания в работах по истории зубоврачевания и истории сестринского дела. Такое положение неудивительно, ведь как таковой подготовки специальных дентиатрических сестер в дореволюционной России не существовало. Причин тому несколько:

  1. Сестринское дело в России развивалось преимущественно в рамках Общин сестер милосердия РОКК. Между тем, эта благотворительная организация была создана как Общество попечения о больных и раненых воинах и взяла на себя подготовку женского ухаживающего персонала для оказания помощи участникам военных конфликтов, в т.ч. непосредственно на театре военных действий. В русской же армии специализированная зубоврачебная помощь появилась лишь в период между русско-японской и Первой мировой войнами10. Более того, нередко призванные в армию специалисты в области зубоврачевания использовались не по профессии. Такое положение сохранилось даже в первый период Великой Отечественной войны.11

Таким образом, потребности с точки зрения РОКК в создании особых кадров сестер милосердия, знакомых с основами дентиатрии, до Первой мировой войны не было.

Изучение программ подготовки сестер милосердия подтверждает, что зубные болезни либо вообще не изучались, либо преподавались в минимальном объеме. 12

  1. Общины, не входившие в систему РОКК, ставили своей целью помощь бедным больным и страждущим, реализуя ее в т.ч. в стационарных лечебницах и амбулаториях. Как правило, специализированная одонтологическая помощь в таких заведениях не оказывалась, а, значит, не было необходимости в ведении в обучение серьезного теоретического курса зубных болезней. Тем более что практические навыки было бы сложно наработать.13

  2. Сама ситуация в области российского зубоврачевания не подразумевала привлечение сестринского персонала к процессу лечения. Вплоть до начала ХХ в. преобладал радикальный, т.е. хирургический, с удалением зубов, метод лечения полости рта. Консервативный метод долго пробивал себе дорогу и, как правило, применялся в частных зубоврачебных и зуболечебных лечебницах. Служащими таких заведений были зубные врачи и дантисты. Земская медицина вынужденно опиралась на фельдшеров. При открытии специальной зубоврачебной помощи городские больницы и амбулатории также приглашали образованных зубоврачевателей.

Тем не менее, история петербургских Общин сестер милосердия знает примеры «кузницы» кадров дентиатрических сестер.

Целый больничный комплекс с амбулаторией и водолечебницей действовал уже в 1880-х гг. при Общине св. Георгия, основанной в 1870 г. в Петербурге и с 1882 г. размещавшейся на Выборгской стороне, на участке рядом с ИМВА (Оренбургская ул., 4 – Сампсоньевская наб., 1)14.

Из отчетов заведующего хирургической амбулаторией Общины св. Георгия видно, что в числе больных хирургического приема с самого начала значительная доля приходилась на счет зубных заболеваний. Приходящие в амбулаторию не желали терять заработок из-за больного зуба и обычно обращались к врачу с просьбой поскорее его извлечь. Хирургу же не оставалось иного выхода, так как отсутствовали и специальные средства для консервативного зубоврачевания, и собственно помещение для его осуществления. В конце концов, постоянный наплыв такого рода пациентов в хирургическую амбулаторию заставил в ней же открыть отдельный зубоврачебный прием. Общине «особенно посчастливилось» в выборе специалиста по дентиатрии. Л.С. Павлинова, одна из лучших учениц школы фельдшериц, работавшей при Георгиевской общине на рубеже 1870-80-х гг., впоследствии прошла курс первой школы русского зубоврачебного искусства Ф.И. Важинского. Эту дантистку и пригласили осенью 1885 г. для ведения зубоврачебного приема, который она «сразу сумела поставить на твердую почву»; в 1895 г., в год 25-летия Георгиевской общины, Павлинова еще продолжала практиковать в ее амбулатории. В 1887 г. к ней присоединилась М.Т. Шварц, проработавшая в амбулатории 3 года. Кроме нее известно пофамильно, по крайней мере, около 20 дантисток, оказывавших помощь приходящим стоматологическим больным в амбулатории Общины. Со временем стала очевидна необходимость выделения специального помещения для приема дантистов. Число их пациентов неуклонно росло (если в 1883 г. это было около 2.000 человек, то в 1894 г. в амбулатории обслужили уже около 7.000 стоматологических больных, т.е. почти 1/3 всех пациентов амбулатории). Прием их в той же приемной, где работала и хирургия, стал сильно затруднять сам хирургический прием. В ходе ремонта 1895 г. от ожидального покоя было отделено пространство в 2 окна, и получилась комната, где удалось свободно разместить 3 зубоврачебных кресла. К этому времени в амбулатории уже провели более 31.850 зубных, в т.ч. пломбирование, операций. Так, в год 25-летия Общины был открыт самостоятельный зубоврачебный кабинет. Современники отмечали, что прием здесь велся ежедневно круглый год, чему способствовало не только работа нескольких дантисток одновременно. В Общине благодаря Павлиновой стали готовить дентиатрических сестер. Свидетельством тому и удостоверения, которые уже после Октябрьской революции получали сестры милосердия для подтверждения своего звания и стажа. Традиция эта, видимо, сохранялась и после: в списке книг, сохранившихся в библиотеке Общины к 1921 г., значатся известный «Полный зуболечебный курс» И.И. Хрущева в 2 томах, книга Шефа «Зубные болезни», подшивка дореволюционной одонтологической прессы.Однако выделение зубоврачебного приема в самостоятельный не означало отказа от хирургического вмешательства в челюстно-лицевой области. В прекрасно оборудованном по тому времени хирургическом бараке больницы Общины проводились резекции верхней и нижней челюсти, операции анкилоза нижней челюсти и др. А, значит, сестры получали опыт работы в области челюстно-лицевой хирургии.

Интересно, что не Георгиевская община РОКК, а частная Свято-Троицкая община сестер милосердия стала базой для открытия первого зубочелюстного лазарета в ноябре 1914 года. С начала Первой мировой войны больница при Общине была переоборудована в лазарет, а после удовлетворения ходатайства Одонтологического общества Верховным начальником санитарной и эвакуационной части принцем А.П. Ольденбургским, Попечителем Свято-Троицкой общины, были открыты места для челюстных раненых и больных – Челюстной лазарет под флагом КК.

Как выясняется из архивных источников 1917 года15, Община, вынужденная исполнять волю своего Попечителя, вовсе не желала превращать уход за челюстными пациентами в предмет постоянных забот и в мирное время. После отставки в марте 1917 года принца Ольденбургского Комитетом Общины был поставлен вопрос в принципе – о немедленном выведении Челюстного лазарета КК для офицеров и нижних чинов с территории Общины и приеме терапевтических и хирургических больных солдат. Первым доводом в пользу такого решения было: «Состав челюстных больных не дает возможности сестрам специализироваться в деле ухода за больными». К тому же было очевидно, что потребность в Челюстном лазарете останется и в течение нескольких лет после окончания войны, а, значит, лазарет все равно предстоит исключить из Общины для перевода ее на условия мирного времени – т.е. на помощь больным гражданам, чем Община и занималась уже 73 года.

Община, подчеркивалось в письме Комитета председателю РОКК, «в целях лучшего использования своего врачебного персонала для больных и раненых солдат, имея хорошо оборудованную лабораторию и отдел электролечения, желает работать в пределах специальности своих врачей терапевтов и хирургов (выделено нами – Ю.Л.)».
М.И. Кунките, историк
  1   2   3

Похожие:

М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) iconПри цитировании ссылка на публикацию обязательна
При цитировании ссылка на публикацию обязательна. Кузина Е. Е. Эволюция тренинга Эудженио Барбы// Вокруг Гротовского. Изд-во Санкт-Петербургской...
М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) icon-
Редакции газеты «За сечный рубеж» за публикацию статьи «Протоиерей Вячеслав Пушкарев: «Это не разборки пацанов» в №48 за ноябрь 2009...
М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) iconРассказы Michael Seregin «Избранное. Повести и рассказы»
«Избранное. Повести и рассказы»: «Планета детства», «Издательство Астрель», «аст»; Москва; 2000
М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) iconРуководство пользователя стр. Содержание 1 Модуль «Кэширование на сайте» 2
Модуль «Кэширование на сайте» в составе по системы S. Builder предназначен для кэширования выводимой информации на страницах сайта...
М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) iconРуководство по созданию и размещению веб-форм на сайте Содержание создание веб-формы в упрощенном режиме 3
В данном руководстве по созданию и размещению веб-форм на сайте мы рассмотрим основные аспекты работы с веб-формами: создание веб-форм...
М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) iconСта­тья опуб­ли­ко­ва­на в из­да­нии: Диалог культур и партнерство цивилизаций: IX международные Лихачевские чтения, 14-15 мая 2009 г. Спб.: Изд-во Спбгуп, 2009, стр. 292-299

М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) iconАннотированный список центральной, областной и районной прессы. Июнь 2009 года Рязань 2009 содержание культура 3

М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) iconИсточники Г. Тукай, Избранное. Стихи, поэмы, сказки., Казань 1969. Г. Тукай. Стихотворения и поэмы. Автобиографическая проза. Переводчик и
Г. Тукай, Избранное: Стихи и поэмы. Составители: Г. М. Хасанова, С. В. Малышев, Казань 2006
М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) iconПлан окружного методического центра сзоуо на апрель 2009 г
Программа Месячника науки и технологии в Северо-Западном учебном округе (апрель 2009 г.) размещена на сайте омц сзоуо в разделе
М. И. Кунките. Спб., 2009. (Избранное) содержание (подчёркнуто не вошедшее в публикацию на сайте) iconПри цитировании ссылка на публикацию обязательна
При цитировании ссылка на публикацию обязательна: Кузина Е. Е. Энергия актера: миф и практика // Театральная жизнь. №2008. С. 66-...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org