Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.)



страница7/25
Дата10.07.2013
Размер3.71 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

ПОДГОТОВКА ОФИЦЕРСКИХ КАДРОВ

В ПРЕДВОЕННЫЙ И НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОДЫ

ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ




Офицерские кадры Вооружённых Сил СССР накануне войны представляли собой костяк командно-политического и начальствующего состава Красной Армии и флота, который сформировался в результате непрерывных экспериментов и острой классовой борьбы за 23 года советской власти.

Как известно, большая часть офицерского состава русской армии не приняла идеи революции и с оружием в руках выступила против нового общественного строя, поэтому подбор кандидатов на офицерские должности в Красную Армию первоначально осуществлялся по классовому принципу из числа наиболее преданных и достаточно подготовленных в военном отношении представителей трудового населения страны, партийных работников, солдат, матросов и унтер-офицеров старой армии.

Однако для руководства армией нужны были квалифици-рованные военные кадры из числа профессиональных военных. Поэтому в последующем на командные должности приглашали лояльных к советской власти бывших офицеров царской армии.

Основным же источником пополнения армии командными кадрами были командиры из числа рабочих и крестьян, подготовленные в военно-учебных заведениях.

Базой для создания первых советских военно-учебных заведений были военные училища и академии старой армии. Так как своих преподавателей военного дела советское государство не имело, то привлекали профессоров и преподавателей военных академий и военных школ из числа бывших офицеров и генералов царской армии.

В годы гражданской войны (1918–1922) была создана широкая сеть советских военно-учебных заведений. Она включала: курсы и полковые школы для подготовки младшего командного состава; командные курсы для подготовки командиров взводов; различные курсы усовершенствования командного состава; военные школы для подготовки специалистов среднего звена; военные академии для подготовки старшего командного состава всех специальностей.

В декабре 1917 г. была создана первая военная школа Советского государства под названием "1-я московская пулемётная революционная школа" на базе Александровского военного училища (ныне Московское высшее общевойсковое командное училище).

Основным документом, на базе которого развёртывалась сеть военно-учебных заведений, явились принятые 10 февраля 1918 г. "Основные положения об ускоренных курсах по подготовке командного состава РККА". 14 февраля 1918 г. приказом Наркома по военным делам было объявлено об открытии первых 13 ускоренных командных курсов в Москве, Петрограде, Орле, Твери, Туле, Казани и Ораниенбауме. Курсы готовили командиров для пехоты, кавалерии, артиллерии, инженерных войск и др. К концу 1918 г. в стране действовало 63 вуза, в которых обучались 13 000 курсантов, а в ноябре 1920 г. было уже 153 военно-учебных заведения, и число курсантов составило 54 тыс. человек.
Сроки обучения на курсах составляли от 4 до 8 месяцев в зависимости от профиля обучения и обстановки на фронтах.

Обучение проводилось последовательно, первоначально по программе одиночного бойца, затем – младшего командира, далее – командира взвода и командира роты. Основными учебными дисциплинами были: тактическая, стрелковая, строевая, физическая подготовка, изучение материальной части оружия и обучение штыковому бою.

Для подготовки начальствующего состава из рабочих и крестьян с высшим военным образованием на базе военных академий старой армии в это время были открыты:

- в ноябре 1917 г. – Военная инженерная академия и Михайловская артиллерийская академия (с 1919 г. Артиллерийская академия РККА),

- в 1918 г. – Академия Генерального штаба (с 1921 г. – Военная академия РККА), Военно-медицинская академия, Военно-хозяйственная академия,

- а в 1919 г. – Военно-морская академия.

Для ускоренной подготовки старшего командного и инженерно-технического состава РККА в ноябре-декабре 1918 г. были открыты стрелковая, электротехническая, автомобильно-броневая, кавалерийская высшие школы, а также военно-авиационный техникум, который в 1922 г. был преобразован в Академию Воздушного флота им. Н.Е. Жуковского. Были открыты также курсы усовершенствования старшего и высшего командного состава:

- высшие академические курсы старшего комсостава РККА – на 60 чел., со сроком обучения 9 месяцев (1921 г.);

- курсы усовершенствования комсостава (КУКС) по отдельным родам войск.

Прохождение курсов усовершенствования было одним из условий для продвижения на вышестоящую должность.

С лета 1918 г. Красная Армия стала превращаться в массовую, возникла необходимость усиления политической работы среди личного состава. С этой целью была создана разветвлённая сеть военно-политических курсов, созданы политические отделы фронтов, армий, корпусов и дивизий, введён институт военных комиссаров, а также институт политических работников (политруков) рот. Начинается планомерная подготовка многочисленных кадров политруков в военно-политических заведениях. Приказом Наркома по военным делам от 25 сентября 1918 г. были созданы курсы военных комиссаров и центральные агитационно-инструкторские курсы политработников. Большинство политработников ротного и полкового звена готовили на курсах при политотделах фронтов, армий и дивизий. К осени 1920 г. в тылу и на фронте действовало 224 различных курсов и партийных школ.

Общая численность курсантов, обучающихся в 153 военно-учебных заведениях (в том числе в 6 военных академиях) и в 224 различных школах и курсах, составила около 100 тыс. человек.

После окончания гражданской войны в Вооружённых Силах создаётся система военно-учебных заведений мирного времени. Важнейшим фактором в развёртывании сети военно-учебных заведений мирного времени явилось Постановление Совета труда и обороны от 19 января 1921 г. о переходе от краткосрочных командных и политических курсов к военным школам со сроком обучения 3-4 года в зависимости от подготовки. Появились военные училища. Среди них были и открытые в 1922 г. Военно-морское и Военно-морское инженерное училища – первые высшие военные училища в Вооружённых Силах после революции.

Дальнейшее развитие и совершенствование системы военно-учебных заведений осуществлялось в ходе военной реформы в СССР, проведённой в 1924–1925 гг. Основным документом, определяющим в этот период функционирование военно-учебных заведений, явился приказ РВС СССР (ноябрь 1925 г.), вводивший в действие "Положение о военных школах РККА". Основным типом военно-учебных заведений для подготовки командиров среднего звена становятся военные школы, которые создавались на базе ускоренных курсов по подготовке командных кадров.

Была установлена единая структура военных школ по родам войск с постоянным штатом и с такими же подразделениями, как и в строевых частях: роты, батареи, эскадроны, батальоны, дивизионы. Основная цель военных школ – дать курсантам военную и техническую подготовку, а также военно-политическое воспитание, необходимые для службы на должностях среднего комсостава и военных техникумов различных специальностей. К началу 1928 г. средний комсостав РККА готовился в 49 военных школах сухопутных войск, 8 военных школах ВВС и 2 военных училищах ВМФ. В 1924–1927 г.г. они подготовили около 24 тыс. командиров среднего звена.

В ходе военной реформы значительно изменилась система подготовки старшего и высшего командного звена. В связи с сокращением армии и уменьшением расходов на её содержание в 1924 г. была упразднена Военно-хозяйственная академия. В 1925 г. две академии (Военно-артиллерийская и Военно-инженерная) были объединены в одну Военно-техническую академию РККА (с 1926 г. - им. Ф.Э. Дзержинского, с 1997 г. – Академия им. Петра Великого). В мае 1925 г. Военно-политический институт им. Н.Г. Толмачёва был реорганизован в Военно-политическую академию (с 1938 г. - им. В.И. Ленина, с 1994 г. – Военный университет). К 1928 г. функционировали шесть военных академий. Военно-академические курсы (ВАК) по подготовке высшего комсостава в 1924 г. были реорганизованы в Высшие курсы усовершенствования, рассчитанные на переподготовку командиров, окончивших ВАК и академию.

Новый этап в развитии военно-учебных заведений связан с техническим перевооружением РККА, который начался с 1929 г. и продолжался до Великой Отечественной войны. Задачи подготовки командного и политического состава РККА в новых условиях были определены в постановлениях ЦК ВКП(б) и СНК СССР, принятых 25 февраля 1929 г. и 5 июня 1931 г. В соответствии с этими постановлениями была расширена сеть военных школ, главным образом технического профиля, увеличена численность курсантов в ранее существовавших военных школах. Удельный вес военных школ по техническим специальностям возрос с 31,8% в 1929 г. до 63,5% в 1933 г..

Курс обучения в военных школах состоял из трёх циклов: военного, социально-экономического и общеобразовательного. Курсанты проходили лагерные сборы совместно со строевыми частями, участвовали в учениях и маневрах. Значительное время стало выделяться для изучения военной техники и тактики (общей тактики и тактики родов войск).

В 1931–1936 г.г. для повышения качества поступающих в военно-учебные заведения были проведены специальные наборы коммунистов, комсомольцев, передовой рабочей молодёжи с образованием не ниже 7 классов. Это позволило сократить сроки обучения до 2-3 лет. Всего в 1925–1937 г.г. военные школы подготовили 135 тыс. командиров со средним военным и военно-специальным образованием.

С 1937 г. военные школы стали постепенно преобразовываться в военные училища. Срок обучения в военных училищах был установлен 3 года, затем – 2 года. В военные училища принимали военнослужащих срочной службы и лиц из гражданской молодёжи, имеющих среднее или неполное среднее образование. Училища выпускали командиров взводов и им соответствующих с присвоением воинского звания лейтенант. В 1937 г. в Красной Армии и на Флоте насчитывалось 75 военных училищ, в том числе 50 сухопутных, 18 авиационных, 7 военно-морских. За годы первой и второй пятилеток было подготовлено свыше 140 тыс. командно-начальствующего состава для всех видов Вооружённых Сил.

В 30-е годы широкое развитие и совершенствование получает высшее военное образование, т.к. перевооружение армии и флота потребовало подготовки большого количества специалистов высокой квалификации. Кроме существовавших ранее шести академий были открыты новые специальные академии: Моторизации и механизации РККА, Артиллерийская, Военно-инженерная, Военно-транспортная, Военно-химическая, Электро-техническая, Военно-хозяйственная.

Для подготовки командных кадров высшего звена в 1936 г. создаётся Академия Генерального штаба РККА. В предвоенные годы при некоторых гражданских вузах были открыты военные факультеты, в основном медицинские.

Большие изменения произошли в подготовке политического состава среднего звена. Небольшие ускоренные курсы по подготовке политработников, созданные в годы гражданской войны, были объединены в более крупные. К 1927 г. функционировали: Московские военно-политические курсы – на 250 человек; Ленинградские – на 300 человек; Киевские – на 300 человек. Срок обучения – 10 месяцев. Политработников высшего звена готовила Военно-политическая академия, созданная в 1925 г. В 30-е годы в период технического перевооружения армии и флота возникла необходимость дальнейшего совершенствования подготовки кадров политработников. Некоторые военно-политические курсы и школы были реорганизованы в средние военно-политические училища. Они готовили кадры политработников на первичные должности политсостава. Расширилась подготовка политработников высшего звена.

Офицерские кадры Вооружённых Сил СССР готовились к возможной войне против недружественных по отношению к Советскому Союзу государств.

Политическая линия на поиск возможных союзников в войне в условиях капиталистического окружения не позволила в предвоенный период готовить армию к конкретной войне с фашистской Германией. Советский Союз имел с Германией мирный договор. С 1922 по 1933 г.г., т.е. в течение 11 лет, Советский Союз и Германия в соответствии с Рапальским договором 1922 года совместно, на созданных на территории СССР учебных центрах осуществляли подготовку офицерского состава как для Красной Армии, так и для Германии. Сотрудничество Советского Союза с Германией позволило создать в стране современную промышленность, практически все её оборонные отрасли, создать современную армию, подготовить страну к возможной войне. Вместе с тем Советский Союз невольно способствовал возрождению германских вооружённых сил, которые им было запрещено иметь как побеждённой стороне в первой мировой войне.

Возрождение германских вооружённых сил на территории СССР – одна из самых поразительных глав современной истории. Оно осуществлялось 11 лет в глубокой тайне от всего мира. Руководителями обеих стран были заложены основы будущих наступательных вооружённых сил Германии, объявших ужасом Европу в 1939 г. и обрушившихся на СССР в 1941 г..

А начиналось всё с переговоров в строжайшей секретности между представителями Советского Союза и Германии. В результате в 1922 – 1923 г.г. в военном министерстве Германии для связей с РККА была создана "Зондергруппа Р" ("Россия"), именовавшаяся советской стороной как ВОГРУ – военная группа с исполнительным органом в Москве при германском посольстве "Центр Москва" ("Ц-МО"). Для координации и финансирования этой работы военное министерство Германии учредило "Общество содействия промышленным предприятиям" (ГЕФУ) в Москве и Берлине (1923 г.).

В результате секретных переговоров ВОГРУ заказала Советской стороне самолёты, тяжёлую артиллерию, военное снаряжение, гарантируя оплату и кредитуя создание смешанных советско-германских военно-промышленных предприятий. В списке первого заказа 1 000 самолётов, 33 полевых орудия, 300 тяжёлых орудий, 200 зенитных, 200 пулемётов, 200 бронеавтомобилей, по 3 000 штук снарядов для каждого орудия. Германия располагала секретной базой для нелегального производства оружия. Наряду с созданием смешанных советско-германских предприятий и концессий на территории СССР создавали замаскированные под них военно-промышленные предприятия, которые выполняли немецкие военные заказы. Получая иностранный капитал и техническую помощь в виде специалистов, а также опытных производств и совместных КБ, патентов и лицензий, СССР мог развивать свою военную промышленность, взамен поставляя Германии сырьё для металлургии – молибден, хром, никель, вольфрам и марганцевые руды, без которых не могла выплавляться германская сталь.

Плодотворным было сотрудничество с концерном "Круппа" на заводах Златоуста, Тулы, Петрограда. Корни на нашей земле пустили фирмы "БМВ" - по производству танковых и авиационных моторов, "Рейнметалл", "Симменс", "Карл Вальтер" - по производству стрелкового оружия, заключено соглашение с фирмой "Блюм унд Фосс" о реконструкции завода подводных лодок. Было заключено секретное соглашение о направлении в советские конструкторские бюро германских специалистов-самолётостроителей, моторостроителей, артиллеристов, танкостроителей, специалистов по боеприпасам.

При немецком техническом содействии в соответствии с секретной сделкой пущен химзавод Я"Берсоль" по производству отравляющих веществ близ Самары с участием фирмы Штольценберга. В 1924 г. через фирму "Метахим" советской промышленностью принят заказ от рейхсвера на 400 000 снарядов для полевых трёхдюймовых орудий, который был выполнен на советских оружейных заводах и передан немцам.

С 1923 г. шли секретные переговоры о строительстве самолётов с заводами "Альбатрос", подписан договор с фирмами "Юнкерс" и "Фоккер" о постройке авиазаводов в Филях, под Москвой и в Харькове для производства самолётов и авиамоторов. Самолётостроительный завод в Филях, построенный при участии фирмы "Юнкерс", к 1925 г. стал флагманом советского самолётостроения. Советский Союз заказал также у "Хейнкеля" небольшое число истребителей НД-37 и приобрёл лицензию на их производство. Советская авиапромышленность в 1923-33 г.г. выпустила 145 истребителей "Хейнкель" под названием "И-7".

Постепенно акценты в сотрудничестве были перенесены на совместные испытания новейших образцов вооружения, финансирование военно-промышленных проектов СССР с рейхсвером в обмен на возможность создания на территории СССР военных учебных центров рейхсвера.

В докладной записке, составленной в полномочном представительстве СССР в Германии в 1927 г., говорится:

"А) Мы даём им возможность оборудовать и развивать школы (танковые, авиационные, химические, подводные, фотограмметрические), лаборатории и опытные станции (при школах или отдельно, как, например, артиллерийскую для зенитной и сверхдальней стрельб, радио, управление на расстоянии).

Б) От них получаем право командирования наших специалистов на все курсы и во все интересующие нас учреждения, маневры, полевые поездки и т.д.; прикомандирования к частям войск и флоту".

В условиях строгой конспирации СССР предоставлял территорию и оборудование, а образцы вооружения – самолёты и танки – прибывали из Германии как сельскохозяйственный инвентарь, химикаты доставлялись как удобрения. Немецкие офицеры перед командировкой в СССР увольнялись со службы и приезжали как представители частных компаний. Сотрудничая в военной области с Германией, СССР не нарушал международных правовых норм. Привлекая иностранный капитал, мы развивали оборонный комплекс и кадры. Германии необходимо было замаскировать базу для нелегальных вооружений. В июле 1923 г. в Берлине было заключено секретное соглашение "О строительстве русской военной индустрии и изготовлении военных материалов для Германии".

В 1924–1928 г.г. на территории СССР функционировали: авиашкола под Липецком, подготовившая сотни немецких лётчиков для будущего "Люфтваффе" и советских пилотов, танковая школа под Казанью (объект "Кама"), аэрохимическая опытная станция под Саратовом (или школа химической войны, так называемый "объект Томка"), где проводились испытания химического оружия.

Лётная школа пол Липецком стала первым учебным центром рейхсвера для подготовки лётного состава и инструкторов, а также воздушных наблюдателей (корректировщиков).

Первичную лётную подготовку и последующую ежегодную переподготовку лётчиков-наблюдателей проводили в Германии в лётных спортшколах и школах гражданской авиации. Заключительный и основной этап подготовки военных лётчиков (истребителей и воздушных наблюдателей) проводили в Липецке. На подготовку личного состава рейхсвер выделял ежегодно 10 млн. марок.

Всего около 450 германских лётчиков и столько же высококвалифицированных авиатехников прошли в СССР подготовку в условиях строжайшей секретности. Многие из них впоследствии, такие как Шпайдель, Виммер, став генералами, заняли руководящие должности в ВВС, а генерал-полковник авиации Ганс Ешонск исполнял обязанности начальника штаба у Геринга. Генерал Курт Штудент командовал авиакорпусом. По воспоминаниям представителя рейхсвера в Липецке, а затем генерала ВВС Хельма Шпайделя "Липецк позволил обеспечить развитие германской авиационной техники на годы вперед".

Инициатива офицера инспекции военного министерства рейхсвера Гейнца Гудериана о создании бронированных боевых войск на базе автомобильных частей, использования танков, как нового перспективного оружия в "молниеносной войне", была поддержана командующим войсками рейхсвера генералом К.фон Сектом, который решил задачу размещения за границей учебного танкового центра для подготовки кадров и испытания техники, с помощью секретного военного сотрудничества с РККА. "Прошло немногим более десятка лет и Европа столкнулась с таким беспощадным явлением как блицкриг, в основе которого были рассекающие удары танковых колонн".

В бывших Каргопольских казармах в Казани была создана совместная танковая школа - учебный центр. В целях конспирации в документах РККА этот учебный центр числился "курсами ТЕКО", "Казанью", "школой", а в немецких – "Объектом-Кама", ВИКО, ОГЕРС.

В учебную программу входили теоретический курс, прикладная часть и технические занятия. Изучались устройство и типы танков, отдельные узлы и агрегаты, конструкция моторов, оружие и боеприпасы, средства связи и стрельбы, взаимодействие и тактика боевых действий, вождение по различной местности и в различных условиях, техническое обслуживание и ремонт, или, наоборот, порча, если танк попадёт в руки противника. Кроме того, принципы ведения танкового боя – одиночно, взводом, ротой, взаимодействие танков с другими родами войск, газовая атака, подвоз боеприпасов, чтение карты, связь и др..

Подготовленная в "КАМЕ" плеяда танкистов, среди которых было 30 офицеров, облегчила создание германских танковых войск. В школе учился Гиппнер, будущий командующий 4-й танковой армией, а также будущий генерал-полковник вермахта, будущий командующий 2-й танковой армией, в 1941 г. на советско-германском фронте, будущий автор трудов о применении танковых войск Г.Гудериан и многие другие известные танковые военачальники вермахта. Биограф Гудериана Карл Вальде считал, что "обученный костяк танковых специалистов, облегчивших позднее быстрое создание немецкого танкового оружия", был подготовлен на "КАМЕ".

Был реализован и советский проект совместных КБ по разработке новых образцов танков на предприятиях СССР. В танковой школе немцы использовали шасси британского танка "Карден ЛЛойд" для первого танка вермахта "Панцер-1". В советских танках Т-24, Т-26, Т-35 и БТ использовались немецкие конструкции: подвеска, сварные корпуса, стробоскопы и наблюдательные купола, внутреннее размещение экипажа, перископические прицелы, радиооборудование, прицепы, спаренные пулемёты, электрооборудование и т.д.. Была использована немецкая методика обучения танкистов стрелковому делу и разработано "Руководство по стрелковой подготовке танковых частей РККА".

Выпускник школы генерал Вальтер Нееринг 22 июня 1941 г. руководил переправой 18-й танковой дивизии через реку Буг – по дну. Он командовал 24-м танковым корпусом на Восточном фронте. В 1945 г. вырвался из окружения с остатками своего корпуса. Посвятил себя истории развития танковых войск. Он писал, что "КАМА" дала возможность создать хорошо подготовленное ядро офицеров-инструкторов, без которых быстрое формирование учебных частей 1934–35 г.г. было бы вряд ли возможно".

Ещё один выпускник школы генерал Вольфганг Томале после "КАМЫ" командовал танковой ротой танкового полка, был в Инспекции N6". Во время войны при Гудериане был начальником штаба и генеральным инспектором танковых войск вермахта. Последний начальник танковой школы, полковник Юзеф Харпе к концу войны стал генерал-полковником, командовал группой армий "А". 4 года работы Г. Гудериана в "Инспекции N6" завершились формированием в 1935 г. трёх танковых дивизий, одну из которых он и возглавил. Генерал-лейтенант Лютц стал командующим танковыми войсками.

Согласно ст.171 Версальского договора Германии было запрещено разрабатывать военно-химическое производство.

В области военной химии, как действенного средства поражения (в первую мировую войну русские потеряли только убитыми от газовых атак 39 тысяч человек), у Советского Союза не могло быть лучшего партнёра, чем Германия с её высокоразвитой химической промышленностью, занимавшей лидирующее положение в мире. Для совместной деятельности в качестве партнёра в СССР было создано оборонное предприятие "Метахим". Техническое руководство – немецкое, административное – советское. Образцы, приборы, чертежи - всё в двух экземплярах. В обстановке строгой секретности проводилось производство и испытание боевых ОВ. До сих пор точно не известно количество полигонов в СССР и их местонахождение, за исключением Шиханы, Саратовской области (объект "Томка") и "Подосинки" (Троцкое, Оренбургской области). Немецкая сторона брала на себя обучение специалистов-химиков. В "Томку" немцы вложили около 1 млн. марок.

Школа химической войны располагалась в Саратовской области, недалеко от Вольска в непосредственной близости от территории автономной республики немцев Поволжья. Очевидно, там черпали персонал со знанием немецкого языка для этой школы и для "Камы". Школа была не только учебным центром, но и аэрохимической испытательной станцией. Здесь проводили опыты по использованию ОВ артиллерией, авиацией, газомётами, испытывались новые приборы и средства дегазации. Эта работа была признана полезной и целесообразной, и финансирование с советской стороны увеличилось вдвое: с 122 тыс.руб. в 1928 г. до 257 тыс. в 1929 г..

О своей заинтересованности в развитии химических экспериментов говорил нарком обороны К.Е. Ворошилов с генералом Бломбергом, а также начальник химвойск РККА, бывший военный атташе в Берлине Я.М. Фишман, крупный специалист-химик, видевший перспективность химических исследований и в военной области, и в области гражданской химии. Роковую роль в судьбе Я.М. Фишмана сыграла объёмистая книга "Химическая война", появившаяся в третьем рейхе в 1937 г..

В 1931 г. в артиллерии насчитывалось 420 тыс. новых боеприпасов, снаряжённых ипритом, фосгеном и дифосгеном. 420 тыс. старых химзарядов подлежали перезарядке. Авиация имела 8-кг и 32-кг бомбы, снаряжённые ипритом, 8-кг осколочно-химические бомбы, снаряжённые хлорацетофеноном (для поражения и изматывания живой силы противника). На 1 мая 1931 г. имелось 7 600 штук 8-кг бомб и до конца года предполагалось значительно увеличить арсенал химического оружия: 50-кг и 100-кг химические бомбы дистанционного действия (иприт), курящиеся (арсины) и ударные кратковременного действия (фосген). Для снаряжения химических боеприпасов имелись две разливочные станции общей производительностью свыше 5 млн. снарядов и бомб в год. В 1930–31 г.г. были испытаны и осколочно-химические снаряды, стойкие ОВ. В 1931 г. комиссия совета обороны постановила президиуму ВСНХ приравнять капитальное строительство по хлору, сере, мышьяку и ОВ к ударным. Особо усилить темпы строительства по противогазу в целях скорейшего обеспечения потребностей РККА и гражданского населения.

В марте 1929 г. Ворошилов писал в Политбюро ЦК ВКП(б) И.В. Сталину: "Прошу поставить на обсуждение Политбюро следующие вопросы, выдвинутые командованием германского рейхсвера: 1). Немцы в этом году приглашают на летние занятия и маневры рейхсвера 8 наших командиров плюс трёх товарищей из числа находящихся в Германии сейчас. Одновременно немцы просят разрешения командировать на маневры РККА такое же количество (8 человек) своих офицеров и, кроме того, 4 офицеров, в том числе инспектора инженерных войск РВ, для присутствия на полевых занятиях РККА в течение одного месяца. Командировки работников РККА в Германию в предыдущие годы дали нам весьма положительные результаты. Ввиду этого, со своей стороны, считаю целесообразным предложение немцев принять..." Ряд советских военачальников по долгу службы (с ведома Сталина) был тесно связан с немецкими военными кругами. С 1925 г. в Германии побывали Тухачевский, Уборевич, Якир, Триандафиллов, Егоров, Корк, Федько, Белов, Баранов, Дыбенко, Уиншлихт, Урицкий, Меженинов, Катков, Земберг, Дененберг, Степанов, Венцов, Калмыков, Дубовой, Примаков, Левандовский, Левичев, Лацис, Лонгва, Германович, Котов (он же Лаврентьев, Наумов) и др. Многие из них учились в Германии в Академии генштаба. Особым успехом пользовались лекции подполковника Паулюса. Уборевич (Жуков считал его самым блестящим командующим 30-х годов, обучавшимся в Германии 12 месяцев) писал: "Центр тяжести необходимо перенести на использование технических достижений немцев, главное – научиться строить и применять новейшие средства борьбы: танки, улучшения в авиации, противотанковые мины, средства связи и т.д. Немецкие специалисты, в том числе военного дела, стоят неизмеримо выше нас...". Советские представители встречались с командующим рейхсвера генералом Хейе. Генерал Кестринг писал фон Зекту в 1931 г.: "Наши взгляды красной нитью проходят через все их военные положения". Обмены делегациями высшего командования армий обеих стран были регулярными. До 1930 г. Германия была единственной страной, чьи офицеры участвовали в крупных осенних маневрах РККА. СССР имел связь с единственной европейской современной армией. Осуществлялись контакты между военными флотами обеих стран. В августе 1929 г. состоялся заход кораблей Балтфлота (2 крейсера и отряд эскадренных миноносцев) в германские порты Свинемюнде и Пиллау. В 1931 г. в Москве в Академиях Генштаба им. Фрунзе, академии ВВС проходили подготовку будущие военачальники второй мировой войны: Модель, Горн, Крузе, Файге, Браухич, Кейтель, Манштейн, Кречмер и др. К середине 30-х годов Красная Армия, как с точки зрения организации, так и количества, бесспорно, была сильнейшей. В ней насчитывалось более 1 млн. солдат и офицеров, до 14 тыс. танков, свыше 14 тыс. орудий и около 10 тыс. самолётов, она представляла могучую силу.

Вследствие того, что командный состав Красной Армии и рейхсвера нередко обучался совместно и программа военных связей включала в себя обмен разведданными, взаимное присутствие наблюдателей на военных маневрах и крупных военных учениях, стажировку в военных академиях и училищах, взгляды на ведение войны у них были идентичны – внезапность, молниеносность, война на чужой территории с применением воздушных и быстро-подвижных моторизованных сил.

В книге "Современная военная наука", изданной в 1934 г., генерал Мецш утверждает, что стратегическая цель сильно вооружённого государства заключается в перенесении военных действий на территорию противника, чтобы с самого начала войны расстроить его военную организацию. Для этой цели должны быть, прежде всего, применены воздушные, затем быстроподвижные, т.е., в первую очередь, моторизованные силы". По такому же плану, разработанному В.К. Трианфилловым в 1931 г., проводились осенние маневры 1935 г. в Киеве Красной Армией, когда она была на вершине своего могущества. Планирование и проведение глубокой операции было возможно на широком пространстве при наличии большого количества авиации, танков, воздушно-десантных войск при участии огромных масс людей и техники. В 1935 г. после блестящих маневров Киевского округа военный атташе Германии генерал Кестринг заметил: "Мы можем быть довольны... Всё-таки эти командиры и начальники – наши ученики".

Подготовка офицеров в совместных советско-германских военных школах в конце 20-х - начале 30-х годов на территории СССР оказала большое влияние на развитие кадрового состава. По опыту работы школ были написаны боевые уставы и наставления, отработаны тактические модели ведения боевых действий.

Развивая теснейшее военное сотрудничество, толчок которому был дан Рапальским договором 1922 г., обе стороны (и советская и германская), безусловно, готовились не к мирному процессу. Но вряд ли кто из советских и немецких офицеров, обучавшихся на объектах "Липецк", "Кама" и "Томка", думал тогда, что через несколько лет им предстоит встреча в жестокой и кровопролитной войне.

В середине 1933 г. с приходом Гитлера к власти и изменением экономической ситуации в СССР советско-германское сотрудничество было прекращено. Но самое главное – остался опыт подготовки офицерских кадров и почти доскональное знание германской военной машины. Не секрет, что многие наши командиры, окончившие академические курсы германского генштаба, высоко оценивали продукцию военных заводов Германии и боеготовность рейхсвера, выступали за скорейшее использование германской техники и технологии в РККА. Но именно эти передовые взгляды и погубили тысячи прогрессивно мыслящих учёных и одарённых командиров Красной Армии. Судьбы многих из них оказались трагическими. Этому во многом способствовала сфальсифицированная германскими спецслужбами акция по дискредитации руководящего командно-политического состава Красной Армии, которая (благодаря мнительности Сталина) позволила им дезориентировать политическое и военное руководство страны и руками советского правосудия лишить армию наиболее талантливых, авторитетных военачальников высшего и среднего звена.

Только с мая 1937 г. по сентябрь 1938 г. репрессиям подверглись около половины командиров полков, почти все командиры бригад и дивизий, все командиры корпусов и командующие войсками военных округов, члены Военных Советов и начальники политуправлений округов, большая часть политработников дивизий, полков, многие преподаватели высших и средних учебных заведений. Среди безвинно погибших командиров и политработников были крупнейшие военачальники М.Н. Тухачевский, В.К. Блюхер, А.И. Егоров, И.Э. Якир, И.П. Уборевич, А.И. Корк, В.М. Примаков, М.Ф. Федько, П.Е. Днебенко, Д.П. Жлоба, Р.П. Эйдеман, Я.Б. Гамарник, покончивший жизнь самоубийством, и др. Все обвинялись в антигосударственных связях с военными кругами империалистических государств, в заговоре против существующего строя и др.

Начальник управления по кадровому и начальствующему составу РККА генерал-лейтенант Шаденко 5 мая 1940 г. представил Сталину отчёт о работе с кадрами. В нём говорилось, что за 1937–1938 г.г. из Красной Армии было уволено 36 898 командиров по следующим мотивам: по возрасту, по состоянию здоровья, за дисциплинарные проступки, за моральную неустойчивость, по политическим мотивам. Арестовано, т.е. репрессировано, 9 579 человек. Приговорено к расстрелу 70, а фактически расстреляно 17 человек. Трудно представить себе, чтобы такого уровня доклады Сталину имели какие-либо погрешности.

Анализ событий тех лет свидетельствует о том, что управление по кадрам и начальствующему составу РККА учитывало только тех военнослужащих, которые были репрессированы непосредственно в кадрах Вооружённых Сил. Фактически их могло быть значительно больше. В соответствии с приказом НКО и НКВД № 82 от 21.06.1937 "Об освобождении от ответственности военнослужащих-участников контрреволюционных и вредительских фашистских организаций, раскаявшихся в своих преступлениях, добровольно явившихся и без утайки рассказавших обо всём, ими совершённом, и своих сообщниках", начались повальные аресты среди различных управленческих звеньев на основании анонимок и доносов. Достаточно было обвинить одного из командиров низшего звена, чтобы потянуть всю цепочку старших командиров, подписавших аттестацию на "врага народа". Кроме того, началась чистка армии и по политическим соображениям: людей увольняли из армии с особым шифром ОУ (особый учёт) и после увольнения из армии арестовывали, но в учёт кадровых органов Наркомата обороны не попадали как репрессированные. Сюда были отнесены те командиры, которые родились или имели родственников среди немцев, латышей, поляков, эстонцев, литовцев, финнов, корейцев, китайцев и лиц других национальностей, не входивших тогда в Советский Союз, независимо от их честности, опыта работы, партийности, участия в гражданской войне, отличий по защите Родины.

Ураган репрессий снёс практически всех, кто имел отношение к сотрудничеству с рейхсвером. Были обвинены в шпионаже в пользу Германии 8 высших военных руководителей РККА: Тухачевский, Якир, Уборевич, Корк, Эйдеман, Фельдман, Примаков, Путну. Через 10 дней после суда над Тухачевским было арестовано 980 человек командно-начальствующего состава. Из них более половины в последующем было расстреляно. История не знает примеров, когда в преддверии большой войны так ожесточённо истреблялся цвет армии.

Даже на фронтах Великой Отечественной войны за 4 года погибло 294 генерала и адмирала, т.е. почти вдвое меньше, чем в застенках НКВД.

"Чистка" армии в 1937–1940 гг. повлекла за собой отказ от взглядов Тухачевского о моторизации и механизации армии.

После расправы над Тухачевским главенствующее положение в армии при поддержке Сталина занял Ворошилов. 29 ноября 1938 г. на заседании Военного Совета Ворошилов с удовлетворением сказал: "В ходе чистки Красной Армии в 1937–1938 г.г. мы вычистили больше четырёх десятков тысяч человек". За 9 месяцев 1937 г. отмечено 659 самоубийств среди командиров в армии. Немецкие специалисты в статье "Новое лицо Красной Армии", опубликованной в журнале "Верфронт" в 1937 г., писали: "Руководство Красной Армии получило совершенно новое лицо. В противовес краткой эре Тухачевского снова выступили на первый план парадные генералы и герои гражданской войны. Восстановлен дуализм (командир-комиссар), сильно мешавший командованию".

В 1939 г. военнослужащих, делегатов XVIII съезда партии Ворошилов отправил не на аэродром или танкодром, а во главе с Будённым - в Хамовнические казармы, чтобы кавалеристы отдельной бригады комбрига Калмыкова показали им в манеже штыковой бой галопом на конях. Ибо, как считал Ворошилов, "Красная кавалерия по-прежнему является победоносной и сокрушающей силой и может, и будет решать большие задачи на всех боевых фронтах". Постановлением Главного Военного Совета от 24 ноября 1939 г. формирование танковых механизированных корпусов прекратилось. Это была грубейшая ошибка предвоенного строительства Красной Армии, которая тяжело отразилась в первом периоде Великой Отечественной войны. Немцы же использовали накопленный на маневрах опыт соединения авиационных объединений с крупными танковыми и воздушно-десантными формированиями и применили в войне совместные разработки массированных танковых ударов. "Наши взгляды в отношении танков оказались наиболее правильными и нашли себе подтверждение в действиях немецких танковых соединений в Польше и на Западе. Немцы ничего не выдумали, они взяли то, что у нас было", – сказал на декабрьском (1940 года) совещании высшего комсостава командующий войсками Западного Особого военного округа генерал-полковник Д.Г. Павлов.

ВВС были раздроблены, а воздушно-десантные войска, связанные с именами М.Н. Тухачевского, И.Э. Якира, И.П. Уборевича, Я.И. Алксниса, перестали существовать.

Между тем немцы использовали опыт применения воздушно-десантных войск в боевых действиях. Подводя итоги первого года второй мировой войны в Европе, 19 мая 1940 г. американский военный обозреватель газеты "Нью-Йорк Таймс" писал: "Сочетание парашютных десантов, захватывающих аэродромы, с посадочными десантами, использующими их, является страницей, вырванной из книги о Красной Армии, которая первой продемонстрировала эти методы в широких масштабах на маневрах 1936 г.". До 1937 г. СССР в военном строительстве был впереди других армий мира. Красная Армия с лета 1937 г. по 1940 г. утратила многое из того, что было достигнуто в предшествующие годы. Это показали бои в районе оз. Хасан, военные походы в Польшу, советско-финляндская война и тяжёлые поражения Красной Армии в 1941–1942 г.г..

В свою очередь, Германия получила хорошо подготовленные военные кадры, знания и опыт германских специалистов, как наиболее знающих местные условия, которые впоследствии были использованы в войне против Советского Союза. В книге "Дьявольский пакт" историк из ФРГ С. Хаффнер пишет: "Происходит парадокс за парадоксом: русские пустили немцев в свою страну для того, чтобы те развили своё оружие и учились овладевать им, затем, с его же помощью едва не овладели этой страной, а в той обстановке сами немцы оказались учителями своих будущих победителей". Исследование многочисленных фактов, связанных с успехами и неуспехами Красной Армии в этот сложный исторический период свидетельствует о том, что в конечном итоге многое удалось исправить ещё и потому, что в СССР была создана и постоянно совершенствовалась действенная, хорошо отлаженная система подготовки офицерских кадров, которая была неизмеримо выше, чем в любой армии мира.

Отдельные историки, пытаясь оправдать руководство страны за необоснованные репрессии в РККА, ссылаются на то, что общее количество уволенных и в том числе и репрессированных составило не более 30 процентов командного состава Вооружённых Сил.

Накануне войны был ликвидирован, отстранён от руководства наиболее талантливый и подготовленный к современной войне командно-начальствующий состав среднего и особенно высшего звена, те, от кого и зависел успех в начальный период войны. И даже меры по прекращению репрессий в РККА были малоэффективными: накануне войны удалось восстановить на командных должностях не более 10 процентов.

В январе 1938 г. пленум ЦК партии принял постановление "Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляции исключённых из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков" и потребовал прекратить огульные репрессии и тщательно разбирать каждое отдельное обвинение, выдвинутое против члена партии. В Управлении по командному и начальствующему составу РККА была создана специальная комиссия по пересмотру ответов на жалобы в соответствии с решениями пленума, в которую поступило более 100 тыс. жалоб. В результате работы комиссии к началу войны было восстановлено и направлено в войска более 13 тыс. командно-начальствующего состава. В их числе – К.К. Рокоссовский, Мерецков, Горбатов, Петровский, В.А. Юшкевич, А.А. Трубников, В.Д. Цветаев и др., и хотя репрессии в отношении командных кадров даже с началом Великой Отечественной войны не прекращались и не на поле брани, а в тюремных застенках завершилась жизнь генералов - Павлова, Штерна, Смушкевича, Рычагова, Локтионова и некоторых других, вину которых во многом могли бы разделить и другие высшие офицеры страны, волна массовых репрессий против военных кадров была прекращена. И уже на арест любого офицера требовалось разрешение или согласие вышестоящего и его непосредственного начальника.

Отсутствие опытных кадров не могло не отразиться отрицательно на общем ходе строительства армии и флота.

Надвигающаяся военная угроза настоятельно требовала увеличения численного состава армии. В период с января 1939 по июль 1941 г. он возрос в 2,5 раза, а потребность в командном составе возросла в несколько раз. Так, только в 1938 г. в армии на вышестоящие должности были выдвинуты более 38 тыс. человек. Многие из них не имели достаточного опыта и зачастую, боясь репрессий, не соглашались на выдвижение, а исполняли обязанности на этих должностях временно. К середине 1938 г. в армии накопилось столько "временно исполняющих обязанности", что Нарком Обороны вынужден был издать приказ "О ликвидации ВРИДства...). Этим приказом после двух месяцев успешного исполнения обязанностей утверждались в занимаемой должности.

В связи с большой перестановкой кадров в высшем и старшем звеньях управления, которая проводилась в разгар перевооружения и перехода к новым формам организации, выдвинутые на ответственные посты командиры и начальники оказались в трудном положении. Они не имели достаточно времени для овладения опытом и знаниями, необходимыми для работы в новых условиях.

Существенное значение имели меры по расширению подготовки офицерского состава в военно-учебных заведениях. Вдвое увеличилось число слушателей военных академий. В связи с нарастанием угрозы войны и развёртыванием кадровой армии были сформированы в 1939–1940 г.г. ещё 77 новых военных училищ и значительно увеличена штатная численность обучаемых в ранее созданных военных училищах. Все военные училища перешли с трёхгодичного на двухгодичный цикл обучения. В этот же период были развёрнуты многочисленные курсы младших лейтенантов.

Руководящие кадры Красной Армии имели накануне войны хороший опыт отмобилизования войск в короткие сроки. Этому во многом способствовали мероприятия, связанные с переходом армии от мобилизационной к кадровой системе её комплектования, а также высокий уровень мобилизационной работы в армии, и этот опыт оказал существенное влияние при отмобилизовании войск в начальный период войны. Так, объявленная 22 июня 1941 г. мобилизация позволила, несмотря на сложные условия начала войны, направить на укомплектование новых войсковых формирований 505 226 офицеров, досрочно выпущенных из военно-учебных заведений, что позволило в течение шести месяцев сформировать более 400 различных соединений, в том числе 286 стрелковых, 114 артиллерийских, танковых и др., что превысило количество соединений, имевшихся в Красной Армии накануне войны.

К началу 1941 г. командные, политические и инженерно-технические кадры готовились в 19 военных академиях, в 7 высших военно-морских училищах, на 10 военных факультетах при гражданских вузах. Помимо основных факультетов при каждой военной академии имелись заочные факультеты и курсы усовершенствования, где обучалось около 15 тысяч человек начальствующего состава.

Для обеспечения армии и флота военными кадрами среднего звена к лету 1941 года действовало 203 военных училища и 68 курсов усовершенствования, в которых обучалось более 300 тысяч слушателей и курсантов.

В 1938–1940 г.г. средние военно-учебные заведения подготовили для армии и флота около 130 тысяч человек комсостава.

К началу Великой Отечественной войны среди офицеров, генералов адмиралов 53,7 процента были членами и кандидатами в члены партии, 26,9 процента комсомольцев, 63 процента имели высшее и среднее военное образование, 24,6 процента – курсовую подготовку.

Основную часть офицерского корпуса составляли молодые офицеры – командиры, политработники, офицеры и техники. 85,6 процента имели возраст до 35 лет и только 1,4 процента были старше 45 лет. Только 26 процентов командных кадров имели боевой опыт гражданской войны, в боях на КВЖД, в Испании, Китае, у озера Хасан и реке Халхин-Гол.

Несмотря на размах работы по подготовке военных кадров, система военно-учебных заведений не успевала за темпами организационного развёртывания Вооружённых Сил. Так, например, в 1938 г. некомплект командно-начальствующего состава составил в среднем 34 процента штатной численности. Для удовлетворения потребности в кадрах в армию призывался начсостав из запаса. За 1939–1940 г.г. из запаса было призвано 174 тыс. человек. Для их переподготовки значительно расширилась сеть специальных курсов. В 1940 г. количество их расширилось до 93 (вместо 22 в 1937 г.), а ёмкость возросла в 9 раз. Несмотря на это большая часть начсостава запаса не успела пройти военную переподготовку до начала Великой Отечественной войны.

С началом войны, уже 25 июня 1941 г. Нарком Обороны утвердил разработанный Главным управлением кадров план подготовки и выпусков офицерского состава из военных вузов в 1941–1942 г.г. Предусматривалось провести выпуски досрочно, немедленно перестроить учебные программы для перехода на ускоренную подготовку, максимально сократить срок обучения.

В короткие сроки были созданы специальные военные училища и школы по подготовке офицерского состава для Сухопутных войск, войск Противовоздушной обороны, пулемётно-миномётных подразделений, парашютных частей. Количество военных училищ Сухопутных войск увеличилось по сравнению с мирным временем на 20 процентов.

С началом войны число военных училищ и школ ВВС было увеличено более чем на 10 процентов и составило к 1942 г. 223. Значительно увеличилось количество пехотных и бронетанковых училищ: с 57 до 117 в 1942 г., то есть более чем в два раза. В первые месяцы войны были сформированы 17 курсов усовершенствования, а также созданы 3-месячные курсы для подготовки офицеров с высшим образованием при 11 военных академиях со штатной численностью 14 900 человек.

В ноябре 1941 г. для подготовки командиров рот организованы центральные курсы "Выстрел", созданы аналогичные курсы в военных округах; к весне 1942 г. они действовали в 12 военных округах с общей численностью 10 500 слушателей.

Приближению подготовки командиров взводов к войскам в октябре 1941 г. при штабах армий стали формироваться курсы младших лейтенантов (по 200 курсантов), а с февраля 1942 г. – во фронтах, военных округах и флотах с общей численностью 45 000 человек. Обучение на этих курсах осуществлялось продолжительностью от двух до четырёх месяцев.

Развёрнутая сеть военно-учебных заведений в первый период войны дала армии около 1 млн. офицеров, или половину всех офицеров, подготовленных в течение всей войны.

В условиях нехватки подготовленного на должности офицерского состава большую практику получило назначение на офицерские должности солдат и сержантов, проявивших в боях умение командовать подразделениями и личную храбрость. За годы войны из числа выдвинутых на офицерские должности солдат и сержантов 267 000 получили офицерские звания, а к концу войны 126 офицеров, начавших войну рядовыми и сержантами, командовали полками.

Ставкой Верховного Главнокомандования были определены основные и постоянно действующие источники пополнения войск офицерскими кадрами. Ими явились: ресурсы офицеров запаса, военно-учебные заведения, назначение на офицерские должности солдат и сержантов, офицеры, поправившие своё здоровье после ранений. За годы войны вернулось в строй более 720 000 человек.

В 1941 г. главным источником были ресурсы офицеров запаса, использованные для отмобилизования Вооружённых Сил и формирования новых частей и соединений. Но уже к концу 1941 г. он в значительной мере был исчерпан и стал одним из дополнительных.

С 1942 г. главное место заняли военно-учебные заведения. В конце 1941 – начале 1942 г. армейские, а затем фронтовые, окружные и флотские курсы младших лейтенантов дали армии и флоту около 18 процентов офицеров.

Основное место в системе военно-учебных заведений заняли военные училища, подготовившие более 60 процентов офицеров. Военные академии и курсы при них выпустили около 5 процентов офицеров-специалистов высокой квалификации.

В военные годы большое значение приобрела работа по переподготовке и усовершенствованию офицерского состава. К этой работе привлекались все военно-учебные заведения, но главную роль играли офицерские курсы и школы, выпустившие более 16 процентов офицеров.

Всего за годы войны военно-учебные заведения подготовили свыше двух миллионов офицеров, в том числе военные академии и курсы более 90 000, военные училища и школы ВВС – около 1,3 млн., курсы младших лейтенантов – более 350 000, курсы усовершенствования свыше 320 000. Ставкой Верховного Главнокомандования большое значение придавалось созданию резервов офицерского состава. Приказом НКО N 294 от 1.09.1941 при запасных частях были организованы нештатные батальоны офицерского резерва. В 1942 г. при центральных управлениях НКО на фронтах, в военных округах и армиях были сформированы уже штатные батальоны и полки резерва офицерского состава (ОПРОСы), а в Московском военном округе – отдельная бригада.

Большое значение для расширения резервов имело Постановление ГКО от 24.06.1943 "О резерве начальствующего состава". В августе 1943 г. был создан постоянный резерв руководящего командного состава Ставки Верховного Главнокомандования, в который зачислялось по 10–15 офицеров от каждого фронта, а также лучшие офицеры после излечения из госпиталей. А с августа 1943 г. по май 1945 г. в нём находились 348 человек в группе корпусного и дивизионного звена; 538 – в группе командиров полков. Из них 88 офицеров были назначены командирами дивизий, 14 – командирами бригад и 410 – командирами полков.

Благодаря принятым мерам по обучению, воспитанию и формированию кадров офицерского состава в начальный период войны были обеспечены управляемость войсками, стабилизировано положение на фронтах, созданы условия для командного состава различных звеньев управления, проявился творческий талант, были применены полученные теоретические знания в реальной обстановке современной войны. В декабре 1941 г. в битве за Москву было очевидно превосходство советского военного искусства, полководческого мастерства командного состава, которое крепло с каждым днём войны.


Генерал-майор
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

Похожие:

Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) iconКниги о Великой Отечественной войне в библиотеке моу «Гимназия №2» Дорогой читатель! 2009-2010 учебный год посвящен Победе советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг
В нашей библиотеке ты сможешь взять любую из предлагаемых тебе книг о Великой Отечественной войне
Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) iconКонкурс «Подвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941 1945 годов на фронтах и в тылу»
«Подвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов на фронтах и в тылу»
Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) iconК. К. Грота, посвященных празднованию 65 годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг
Мероприятия по улучшению социально-экономических условий жизни ветеранов Великой Отечественной войны, а также лиц, приравненных к...
Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) iconПравославная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг
Ii. Изменение взаимоотношений Русской православной церкви и Советского государства в годы Великой Отечественной войны
Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) icon2011 – 2012 учебный год
Победы советского народа в Великой Отечественной войны 1941-1945 годов над немецко- фашистскими захватами 28 апреля у мемориала «Обелиск...
Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) iconПлан мероприятий, посвященных празднованию 65-й годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 1945 гг. Санкт-Петербург, 2010 год №
Концерты Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова согласно перечню основных мероприятий по...
Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) iconПлан мероприятий, посвященных празднованию 65-й годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 1945 гг. Санкт-Петербург, 2010 год №
Концерты Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова согласно перечню основных мероприятий по...
Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) iconПлан мероприятий, посвященных празднованию 65-й годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 1945 гг. Санкт-Петербург, 2010 год №
Концерты Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова согласно перечню основных мероприятий по...
Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) iconПлан мероприятий, посвященных празднованию 65-й годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 1945 гг. Санкт-Петербург, 2010 год №
Концерты Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова согласно перечню основных мероприятий по...
Сборник посвящён началу Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии (1941 1945 г г.) iconРуководство партизанским движением 14 «Рельсовая война»
Важнейшей составной частью борьбы советского народа против гитлеровской Германии в годы Великой Отечественной войны явилось партизанское...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org