Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг



страница4/7
Дата13.07.2013
Размер0.77 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5   6   7
втором параграфе «Реформы Аманулла-хана и афганское общество» дается характеристика некоторых реформаторских проектов и особенностей их осуществления. В данном разделе внимание уделяется лишь отдельным акциям и направлениям внутренней политики афганского государства 1920-х гг., механизмам и приемам их осуществления, характеризующим суть и стиль режима Аманулла-хана. Политическая система этого периода носила во многом декоративный характер, - одним из нововведений и в то же время слабых мест режима было само правительство, почти целиком состоявшее из представителей традиционной афганской (пуштунской) аристократии - сардарства. Этой социальной верхушке афганского общества был чужд проводимый эмиром курс реформ. Совокупность доступных документальных материалов позволяет утверждать, что, вопреки широко распространенному мнению, режим, сложившийся при Аманулла-хане, по своей политической сути не мог считаться младоафганским, хотя ряд ответственных постов занимали младоафганцы - искренние реформаторы и прогрессисты. Они являлись одной из наиболее влиятельных политических группировок, причастных к разработке, принятию и осуществлению решений по ключевым вопросам внутреннего развития и внешних связей Афганистана в годы правления Аманулла-хана. Но они не стали и не могли стать главной политической силой нового режима – “партией власти”, поскольку стремились к ограничению власти монарха, независимо от его личных качеств, и к установлению реального конституционного правления с республиканскими перспективами. В рядах этой группировки не было фигур общенационального масштаба, ее представители не предложили собственной альтернативной программы. Запоздалая идея короля учредить партию “Истиклаль ва таджаддод” (“Независимость и обновление”) не получила их поддержки. В 1928 г. младоафганцы и другие сторонники Амануллы оказались расколоты, чем и воспользовался лагерь оппозиции.

В третьем параграфе «Вызовы модернизации и нарастание социально-политических противоречий в Афганистане во второй половине 1920-х гг.» реконструируется кризисный цикл социально-политического развития Афганистана на начальном этапе независимости. Восстание летом 1925 г. в горных районах Шугнана и Рушана вдоль афгано-советской границы, как и мятеж пуштунских племен в Хосте 1924-1925 гг. были ответом на волюнтаризм и поспешность действий режима Аманулла-хана. Лояльность населения Шугнана и Рушана к СССР не смогла должным образом использовать и советская сторона, руководствовавшаяся геополитическими соображениями. Роковую роль в углублении кризиса сыграла длительная зарубежная поездка короля, а также происки его оппонентов. Возвратившись на родину, Аманулла и его окружение сосредоточились на разработке и осуществлении новой серии реформ, в рамках чрезвычайной Лоя джирги было организовано подобие общественных слушаний проекта реформ и их утверждение. Новые законы фактически изменили конституцию и обострили социально-экономический и политический кризис.
В обстановке стремительного падения рейтинга Амануллы в декабре 1928 г. на собрании мулл и влиятельных лиц Кухистана новым эмиром был провозглашен предводитель мятежных отрядов таджик Бачаи Сакао, к которому вскоре перешла государственно-политическая власть в Кабуле. К концу 1920-х гг. Афганистан стал одним из самых нестабильных государств Востока - сказалась отсталость традиционного общества, ограни- ченность его внутренних и внешних ресурсов, слабая поддержка реформ со стороны немногочисленных новых социальных слоев, излишняя амбициозность и другие личные качества самого Аманулла-хана, помешавшие ему выработать адекватную тактику буржуазно-либеральных преобразований в Афганистане. Феномен Аманулла-хана свидетельствовал о появлении на Востоке нового типа монарха-реформатора, вызвавшего к жизни “революцию” сверху, ее провал, гражданскую войну и этнополитические конфликты, затихшие лишь к середине 1930-х гг.

Падению режима Аманулла-хана способствовали и внешние факторы. Борясь против колониализма, король не сумел получить реальную поддержку даже в Азии, где только набирали силу национальные движения. Он не смог творчески использовать и опыт реформ, осуществляемых в тот же период в других странах Востока – Турции и Иране. Неоднозначно повлияли на судьбу реформаторского эксперимента Аманулла-хана и другие внешние факторы – британский, советский.

Во второй главе «Децентрализация Афганистана и гражданская война 1929 г.» рассматриваются события конца 1928-1929 гг., именуемые в афганской национальной историографии «революцией». В первом параграфе «Афганистан в начале 1929 г.: внутренние и внешние факторы конфликта и политика СССР» детально анализируется роль СССР и некоторых других стран в афганских делах, а также особенности гражданской войны в Афганистане – одного из первых конфликтов такого рода на позднеколониальном Востоке.

В декабре 1928 г. политическое руководство Советского Союза приняло решение оказать афганскому режиму военную поддержку путем продажи крупной партии оружия и предоставления гарантии неприкосновенности северной границы. Но советская сторона не сосредоточилась на одном партнере - она поддерживала контакты как с представителями новой власти, так и новой оппозиции, хотя официально был провозглашен нейтралитет и невмешательство во внутренние дела южного соседа.

В рамках центрально- и южноазиатского пространства естественным союзником Аманулла-хана выступала часть пуштунского этноса в афгано-индийском приграничье, хотя степень симпатий и антипатий отдельных пуштунских племен и родов значительно варьировалась. Реформы 1920-х гг. оттолкнули консервативно настроенных пуштунов в лагерь противников Амануллы, однако политически мотивированные националистические силы в зоне племен и Северо-Западной пограничной провинции (СЗПП) Британской Индии («движение краснорубашечников» - «Худаи Хедматгаран») оказывали ему поддержку. Внутри Афганистана сторонников Амануллы возглавил влиятельный в Афганистане клан Чархи, - сыновья Гулам Хайдар-хана, известного военачальника времен эмиров Абдуррахмана и Хабибуллы. По инициативе Гулам Наби Чархи – афганского посла в Москве – были начаты переговоры о советской военной помощи, разработана и проведена советско-афганская военная операция. Детальное описание и характеристика этой акции предприняты во втором параграфе «Советско-афганская операция Гулам Наби-хана – В.Примакова». План совместной операции, разработанный в секрете даже от советского разведывательного ведомства ОГПУ, предусматривал создание в Мазари-Шарифе опорной базы сторонников Амануллы, организацию 5-6-тысячной армии “из афганцев» и захват ею Кабула. На начальном этапе важная, но временная роль отводилась советскому экспедиционному отряду под командованием советского военного атташе в Кабуле В. Примакова. Основной принцип плана - Афганистан должны освобождать сами афганцы. Несмотря на достигнутые амануллистами военные успехи на достаточно обширной территории афганского севера, их силы, действовавшие изолированно, после отъезда в эмиграцию самого Амануллы в конце мая 1929 г. потеряли политическую перспективу. Они тоже покинули Афганистан и были интернированы при переходе советской границы. Фактическое нарушение суверенитета Афганистана обострило советско-афганские отношения, и советская сторона была близка к признанию режима Бачаи Сакао, хотя в конечном счете предпочла иметь с ним дела де-факто.

Неблагоприятный исход советско-афганской военной операции и особенно образ действий советской стороны стали серьезным моральным ударом для сторонников Амануллы, но, не имея выбора, они вынуждены были и в дальнейшем иметь дело с Москвой. Однако, столкнувшись с пассивностью советских партнеров, афганская национально-либеральная оппозиция (клан Чархи и другие амануллисты) переориентировалась на Европу и переместила свои эмигрантские центры в Германию, а также Турцию. Афганские события 1929 – начала 1930-х гг. серьезно повлияли на советскую внешнюю и даже внутреннюю политику: ослабление центральной власти в Афганистане и изменение экономической конъюнктуры в этой стране в целом и в отдельных ее регионах побудило советскую дипломатию и внешнеторговые ведомства активизировать работу в прилегающих к границе областях и провинциях. Еще одним, по сути геополитическим, последствием афганских событий и этнополитических трансформаций в Афганистане стало решение Москвы повысить уровень государственности таджиков, проживавших на территории СССР, до уровня союзной республики: причиной послужила угроза возможного вторжения остатков басмаческих отрядов под командованием лидера басмачей Ибрагим-бека в Среднюю Азию под националистическими лозунгами.

В третьем параграфе “Кабулистан” Бачаи Сакао (январь – октябрь 1929 г.): основные контуры внутренней и внешней политики)» проведен анализ действий политических сил, находившихся у власти в Кабуле на протяжении большей части 1929 г. Это измерение афганского кризиса конца 1920-х гг., а также действия лиц и групп/движений, претендовавших на власть, позволяют говорить об одной из первых серьезных попыток многоликой оппозиции выдвинуть свои собственные альтернативы общественного развития Афганистана в ХХ в. Одной из таких новых фигур стал Хабибулла - Бачаи Сакао (“сын водоноса”), а поддерживавшие и использовавшие его силы попытались построить на развалинах режима Амануллы новую государствен- ность – “Кабулистан”. Выдвижение на первые роли выходца из социальных низов и представителя национального меньшинства (таджиков) Бачаи Сакао стало солидарным следствием распада режима Аманулла-хана, формирования сразу нескольких центров социальной и политической оппозиции ему, на фоне усиливающейся маргинализации населения и роста бандитизма в стране в целом, и северных уездах Кабульской провинции, в особенности. В данном параграфе дается выборочная персональная и социально-политическая характеристика сил, претендующих на роль новой власти и реально осуществлявших ее на протяжении большей части 1929 г. Анализируется также особая роль в афганских событиях среднеазиатской эмиграции - она выступила и человеческим ресурсом, и военно-административным элементом виртуального государства «Кабулистан», хотя периодически пыталась отстаивать свои собственные интересы. Персональный состав новых руководящих структур показывает, что власть в афганской столице и некоторых других районах и провинциях страны перешла к группе ущемленных реформами Амануллы региональных кланов, довольно пестрых по своей этнической принадлежности: среди них оказались разного калибра ханы-землевладельцы таджикского происхождения и таджикизированные маловлиятельные пуштунские группы (сафи и др.). Заметную группу в рядах сторонников Бачаи Сакао составили бывшие чиновники Амануллы: те, кто остался недоволен и разочарован его реформами, либо уличен в нарушениях закона и смещен со своих постов. Наконец, еще один солидный отряд организованной антиамануллистской оппозиции, а потом и альтернативной государственно-политической структуры “Кабулистан” составили представители наиболее консервативной части духовенства – они даже пренебрегли социальным происхождением и другими, весьма существенными для Афганистана обстоятельствами жизни их ставленника Бачаи Сакао, провозгласив его новым эмиром и защитником мусульманской веры.

В четвертом параграфе «Регионализм в Афганистане: “Гератская республика” Абдуррахима» анализируется уникальный феномен политической жизни Афганистана в период кризиса конца 1920-х – начала 1930-х гг. – региональный авторитаризм в сочетании с элементами представительной (квазипарламентской) власти. Это явление возникло в западной Гератской провинции в силу действия ряда внешних и местных факторов – культурного и политического влияния Ирана, традиций сильной региональной власти. В условиях общеафганского кризиса в Герате произошла серия переворотов, верх в которых взял опытный военный Абдуррахим-хан, примкнувший к движению Бачаи Сакао. Придя к власти в стратегически важной и экономически развитой провинции, Абдуррахим проводил политику, учитывавшую традиционализм местного населения, но при этом внедрял и элементы представительной демократии (общественное мнение, парламент-маджлес и др.) с перспективой установления в Гератской провинции, а потом и во всем Афганистане республиканского строя особого (религиозно-традиционалистского) типа.

В третьей главе «Режим Надир-шаха и последствия “революции” 1929 – начала 1930-х годов» рассматриваются особенности социально-политического развития Афганистана на завершающем этапе кризиса конца 1920-х гг. и в ранний посткризисный период. В первом параграфе главы «Приход к власти клана яхьяхель. Внутренняя и внешняя политика Надир-шаха» исследованы обстоятельства очередной смены власти и главные направления политики нового режима, основные позиции которого определял семейный клан яхьяхель – Надир-хан и его братья, занявшие высшие государственные посты в Афганистане. Приход к власти Надир-хана поддержали и ведущие региональные державы, в том числе СССР, заинтересованный в сохранении целостности афганского государства. Одной из мер Надира, принятых с целью дальнейшей легитимации его режима, стало проведение в сентябре 1930 г. общенациональной джирги и созыв Национального совета – подобия законодательного органа. Меры по созданию институтов общественного участия, принятие новой конституции в 1931 г. и сбалансированная внешняя политика придали режиму умеренно-либеральный характер. Концентрация власти в руках одного из пуштунских кланов сопровождалась репрессиями и ужесточением политического режима, что вызывало противодействие, но реальную оппозицию режиму составляла весьма рыхлая в политическом и организационном отношениях коалиция, в которую входили амануллисты, национальные меньшинства, часть духовенства и др.

Во втором параграфе “...Герой мазарских событий”: события в Афганском Туркестане в конце 1929 – начале 1930-х годов и авантюра Халилуллы» рассматривается развитие ситуации в Афганском Туркестане на завершающем этапе гражданской войны, а также политические инициативы и деятели данного региона, в том числе эпизод с переходом власти к мустауфи Халилулле. Сын влиятельного чиновника, казненного по приказу Амануллы за коррупцию, стал одним из наиболее искренних и грамотных сторонников Бачаи Сакао. После падения «Кабулистана» он выдвинул план создания на севере нового государства с преобладанием узбекского, таджикского и туркменского населения. Халилулла рассчитывал на поддержку СССР, но не получил ее, поскольку его план предполагал разделение Афганистана на две зоны, - юго-восточную во главе с Надир-ханом с преобладающим английским влиянием и северо-западную под его собственным руководством и преимущественным советским влиянием. Он рассматривался Москвой лишь как «орудие в афганской игре», но не считался надежным партнером, хотя и получил на несколько месяцев убежище в Ташкенте. После указа Надир-шаха об амнистии Халилулла вернулся сначала в Герат под покровительство своего родственника Абдуррахим-хана, где целенаправленно боролся с местными прогрессистами, а потом благодаря миротворческим акциям нового режима постепенно интегрировался в его структуру

Третий параграф «Режим Надир-шаха и оппозиция. Восстание в Кухдамане (июль-август 1930 г.) и его последствия» посвящен взаимоотно- шениям нового кабульского режима Надир-шаха и оппозиции в лице амануллистов, возглавляемых группой Чархи, бывших сторонников Бачаи Сакао и других сил. Здесь же анализируются эмигрантские структуры в Британской Индии, другие группировки, составлявшие оппозицию кабульскому режиму – все они, каждая по разным основаниям, к лету 1930 г. готовились к свержению Надир-шаха. Новым крупным актом гражданской войны в Афганистане стало Кухдаманское восстание лета 1930 г. Комплекс причин, конкретных обстоятельств и поводов, приведших к вооруженному выступлению многоликой оппозиции, а также ход и результаты восстания в Кухдамане составляют основное содержание этого параграфа. Самое крупное выступление оппозиции создало реальную угрозу режиму Надир-шаха, но оно потерпело неудачу из-за разногласий в лагере восставших, пассивности рядового населения. Одним из его важнейших последствий стало поражение амануллистов как социально-политической и вооруженной силы с либерально-реформаторской идеологией.

В
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг icon«Борьба за власть в стране в 1953 г.: фавориты и победитель»
Цель: рассмотреть основные этапы политической борьбы, которая развернулась после смерти И. В. Сталина, сформировать представление...
Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг icon«Экономика СССР в 1953-1964 годах»
Определите этапы борьбы за власть после смерти И. В. Сталина и охарактеризуйте их
Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг iconО твердых ценах на крупный рогатый скот для оплаты скота, отчуждаемого в целях борьбы с эпизоотией животных, павших от предохранительных прививок
В изменение п. 13 декрета от 11 сентября 1919 года (Собр. Узак., 1919, n 46, ст. 450) и для
Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг iconУрок «Борьба Хрущева за власть. Ссср в 1953-середине 60-х годов»
Цель: показать исторические предпосылки политических перемен в стране, альтернативы развития СССР после смерти И. В. Сталина, борьбу...
Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг iconСлинкин М. Ф. Либеральная и левоэкстремистская оппозиция в Афганистане в 60-х – начале 70-х гг
Хх в была отмечена в истории Афганистана прогрессирующим обострением социальных противоречий в обществе. Это неизбежно приводило...
Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг iconЗакон о дополнительных мерах социальной поддержки инвалидов и ветеранов боевых действий
Афганистане, ветеранов боевых действий в Афганистане, членов семей погибших (умерших) инвалидов боевых действий в Афганистане и ветеранов...
Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг iconXviii-e Лотмановские Чтения Секция I россия и Франция: компаративные исследования
...
Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг iconПолитика великих держав в афганистане и пуштунские племена (1919 ­ ­- 1945)
Защита состоится 2008 г на заседании Диссертационного совета Д. 002. 042. 04 по историческим наукам в Институте востоковедения Российской...
Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг iconСовет в Филях Играет торжественная, но грозная музыка
И в этот отчаянный момент лучшие мужи Отечества собрались в Филях, дабы обсудить стратегию ведения борьбы. Политической борьбы. (пауза)...
Власть и оппозиция в афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг iconТема Византийская цивилизация
Характерные особенности византийской цивилизации (отустствие чёткого сословного деления, власть императора, особенности византийского...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org