Роман злотников и пришел многоликий… пролог



страница14/26
Дата14.07.2013
Размер3.88 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26

2
В ходовой рубке горели только экраны и синие лампы дежурного освещения над обоими выходами. Дежурный помощник капитана, дремавший в кресле за спиной старшего навигатора смены, всхрапнул и, вскинув голову, непонимающим взглядом обвел тускло освещенный полукруг центрального пульта, на котором сейчас горело всего пять экранов. Сидящий в центре старший навигатор чуть развернул кресло и покосился на него. Взгляд дежурного помощника уже прояснился. Он поморщился, помассировал затекшую шею, а затем спросил:

- Как дела, Сивый Крокодил?

Старший навигатор слегка скривил губы в гримасе, которую с одинаковым успехом можно было принять и за недовольство и за скуку.

- Второй ходовой барахлит. Дед Дуда снизил нагрузку на пятнадцать процентов.

- На сколько опоздаем? Навигатор пожал плечами.

- Черт его знает, может, и ни на сколько. У нас был запас.

Дежурный помощник капитана пару мгновений осмысливал информацию, а затем наклонился вперед и щелкнул клавишей вызова двигательного:

- Эй, Дуда, как там у нас?

В ответ из динамика раздался ворчливый голос:

- Как жа, у нас... Энто у нас... А вам-то что? Сидитя там в ус не дуете, а нам расхлебывай. Я давно уже говорил Мосластому, что сердечники пора регулировать, а он все жадится... Вот и получил...

Дежурный помощник поморщился и, повернувшись к навигатору, буркнул, приглушив голос:

- Ну, задудел, теперь на полчаса...

Старший навигатор ухмыльнулся и махнул рукой:

- А, ладно, значит, все терпимо. Вот если бы он не задудел...

И оба согласно закивали, после чего помощник убавил громкость, поскольку дед Дуда сильно обижался, если связь отключали до того, как он выговорится, сладко зевнул и, устроившись поудобней в широком кресле, прикрыл глаза. Старший навигатор смены покосился на него завистливым взглядом, потом зло огляделся по сторонам, как будто ища, на ком бы сорвать плохое настроение. Но кроме них двоих в ходовой рубке больше никого не было, поэтому он тяжко вздохнул и, вытянув руки, на мгновение остановил пальцы над клавиатурой, будто пианист перед исполнением сложной симфонии, а затем опустил их на клавиши. Спустя мгновение его пальцы шустро бегали по клавиатуре, а на экране, занимавшем всю переднюю стенку рубки, ползли длинные столбцы цифр. В отличие от всей остальной вахты старшему навигатору смены спать было нельзя ни при каких условиях. Иначе и он сам, и весь корабль могли бы однажды проснуться уже в нижних слоях короны какой-нибудь звезды или от грохота разламывающихся переборок корабля, врезавшегося на полном ходу в небольшое, на пару-тройку астрономических единиц в поперечнике, облако межзвездного газа. Впрочем, в этом случае вряд ли кто успел бы проснуться...

Бронедверь рубки распахнулась, и на пороге появился капитан. Мосластый был облачен в роскошный шелковый ниппонский халат, кальсоны и шлепанцы на босу ногу.
Редкие волосы стояли дыбом, а лицо было заспанным. Дежурный помощник отреагировал первым. Он выскочил из кресла будто черт из табакерки и отрапортовал абсолютно бодрым голосом:

- Без происшествий, капитан, второй ходовой генератор барахлит, снизили нагрузку на пятнадцать процентов.

Мосластый сморщился и, проведя ладонью по заспанному лицу, двинулся к пульту, по-старчески шаркая ногами. Добравшись до командного кресла, он опустился во вмятину на сиденье кресла, выдавленную за несколько десятков лет пребывания собственной персоной в этом самом кресле, и переключил деда на себя. Из динамика тут же понеслось:

- Да ежели так за кораблем ухаживать, то мы и до Травиньяна не доползем. Я еще когда говорил Мосластому, что компенсаторные контуры плавают, а он эвон...

Капитан еще несколько мгновений слушал это брюзжание, потом растянул губы в усмешке и, прибавив громкость, бросил в микрофон:

- Дуда, что там у тебя?

- Йи-ик?! - Динамик икнул от неожиданности и замолчал, а затем осторожно спросил: - Это вы, дон капитан?

Мосластый съязвил:

- Ну да, а ты кого ждал, портовую проститутку? Так что там у тебя?

Дуда некоторое время переваривал случившееся, потом из микрофона послышался тяжелый вздох, и дед сокрушенно пробормотал:

- Вот вляпался, - и тут же продолжил бодрым тоном: - Так ничего такого, дон капитан, фокусировка второго ходового пошаливает. Вот я и снизил нагрузочку. На пятнадцать процентов. Но ежели что, так я завсегда поднять могу, даже до ста пяти. Как положено. Поморокуем, и все будет в ажуре. Уж вы не сомлевайтесь.

Капитан усмехнулся и, буркнув: “Ладно, отбой”, - повернулся к навигатору:

- На сколько опоздаем?

- Максимум на полтора часа. Да и то если у Орлиного глаза плотность будет выше стандартной. Капитан задумался, сдвинув брови:

- Будет. У них стандартную величину вывели сто двадцать лет назад, а тогда как раз был пик отлива, так что там плотность всегда выше стандартной. - Он обвел рубку цепким взглядом, на секунду задержав глаза на центральном экране, одобрительно кивнул, встал с кресла и, с хрустом потянувшись, бросил дежурному помощнику: - Бедовый, попрощайся с половиной премии. А еще раз задрыхнешь на дежурстве - выкину пинком, как нашкодившего котенка. Понял?

- Так точно, капитан! - рявкнул дежурный помощник капитана.

Когда за капитаном закрылась дверь, помощник досадливо скривился и, посмотрев на старшего навигатора, спросил:

- Как он узнал?

Сивый Крокодил усмехнулся:

- Ты на “Изумленном мальчике” еще новичок... Помощник кивнул, но ревниво заметил:

- Но в донах я уже десять лет. Ходил на “Попрыгунчике” и “Северном ветре”. Не чета вашей лоханке.

Навигатор примирительно кивнул:

- Ну да, они побольше и поновей. Но “Изумленному мальчику” уже пятьдесят лет, а те “дрова”, скорее всего, столько не протянут.

- Это почему же?

Навигатор хитро прищурился и, лихо подкрутив ус, выдал:

- Да потому что дон Филип Нойсе только один, и он как раз капитан “Изумленного мальчика”, а совсем не “Попрыгунчика” или “Северного ветра”. Бедовый усмехнулся:

- Вот в этом ты прав. Старину Мосластого знают все. И все считают, что если он до сих пор сумел сохранить свою задницу и задницы своей команды в целости и сохранности, то ничто не помешает ему делать это и впредь. Поэтому когда я прослышал, что Мосластый ищет второго штурмана, то рванул сюда так, что пятки засверкали. Хотя на “Северном ветре” дорос уже до старпома. - Он поднял кверху указательный палец и вдруг ехидно добавил: - Хотя Мосластый это не Черный Ярл. Тому стоило только поманить пальчиком, и краса и гордость благородных донов бросил сумасшедший контракт и рванул через полгалактики, несмотря на барахлящий ходовой, - и мечтательно добавил: - Вот к кому бы в команду попасть.

Навигатор снисходительно сморщился:

- Дурень. Наш Мосластый был с Черным Ярлом, еще когда о нем никто и не слышал. Об атаке на станцию Свамбе слышал?

Бедовый удивленно присвистнул:

- Да ты что?! Вы там были? А я слышал, что Свамбе раздолбали Такано.

- Это так. Но Такано смогли раздолбать станцию только потому, что мы в этот момент чихвостили флот Свамбе. - Он сделал паузу и с сожалением закончил: -Я, правда, пришел на “Изумленный мальчик” гораздо позже, так что сам услышал эту историю от Дуды. Но все это чистая правда. Да и не только это. Поспрашивай у Дуды, он тут самый старый после капитана, дед тебе много чего порасскажет.

Дежурный помощник вздохнул, поерзал в своем кресле, устраиваясь поудобней, потом снова вздохнул и нажал на рычаг, торчащий справа от сиденья, тем самым пододвинув кресло вплотную к пульту:

- Вот черт, а спать-то хочется. Ну да ладно, не будем раздражать капитана. Ты чего, конфигурацию залпа считаешь?

Навигатор кивнул;

- Ага, при сорокапроцентном подавлении главного калибра.

- Ну так запусти что-нибудь для меня, только попроще, канонир из меня пока еще тот. Больше девяноста выдаю только при полной конфигурации.

Навигатор понимающе хмыкнул. Конечно, какому-нибудь штатному канониру с флота, скажем. Содружества Американской Конституции выдать на имитаторе девяностопроцентное поражение целей при полной конфигурации бортового вооружения, когда не подавлено ни одно орудие ни на одной батарее, вполне достаточно для того, чтобы получить высшую квалификацию. У донов же отродясь не было никаких квалификаций, во всяком случае таких, как на регулярных флотах. Квалификация канонира определялась по стоимости его контракта. От мастерства канонира зависели шкуры всего экипажа, и в том числе капитана-владельца, поэтому хорошие канониры всегда в дефиците. То есть действительно хорошие, а не “оквалифицированные”. Потому что где вы видели бой, при котором корабль сохраняет полную конфигурацию залпа хотя бы первые полчаса? Смех один.

Спустя пару минут оба уже увлеченно колотили по клавишам пульта...

Они прибыли в район сосредоточения на полтора часа позже назначенного срока. Но их ждали. За два часа до прибытия Мосластый вышел на связь, запросив соединиться с ним всех, кто его слышит. Эфир тут же заполнился голосами:

- Привет, Мосластый, это Кузнечик...

- Здесь “Баловень пророка”, приветствую благородного дона Нойсе...

- “Топтыга” с почтением от Железной Задницы... Но тут эфир перекрыл знакомый мощный рык:

- А ну всем заткнуться! - И тут же экран заполнило дородное лицо, увенчанное столь роскошными черными усами, что на ум невольно приходила мысль о том, что эта чернота не совсем естественна. Усы зашевелились, открывая взору добродушную улыбку, а затем этот же бас произнес: - Здесь Толстый Ансельм. Черный Ярл просил меня присмотреть за этим бардаком, пока он не объявится. Мосластый, как у тебя дела? Почему запаздываешь?

Дон Нойсе усмехнулся:

- Я в порядке. Немного шалит второй ходовой, поэтому и подзадержались.

- Ну и ладушки, - подытожил Толстый Ансельм. Спустя полчаса, сбросив скорость до двухсот единиц, они уже осторожно пробирались среди кораблей, висевших буквально впритирку друг к другу. Когда штурман-навигатор вывел на экран панораму района сосредоточения, капитан невольно присвистнул. Похоже, дело намечалось очень жаркое. ТАКОГО флота еще не собирал ни один адмирал донов. Самый большой флот донов до сего дня удалось собрать дону Катанге по прозвищу Усатый Боров, да и то только потому, что султан Кухрум раскрыл перед ним свой кошелек. Он насчитывал пятьдесят кораблей. Но Черный Ярл есть Черный Ярл, до сих пор он обходился существенно меньшими эскадрами. Интересно, что же им предстоит, если сам Черней Ярл посчитал, что для выполнения этой задачи им понадобятся ТАКИЕ силы.

В эфире стоял дикий базар. Если бы кому-то сейчас пришло в голову отыскать свободную “близкую” частоту, то он мог бы перебирать настройки до второго пришествия. Ну еще бы, в районе сосредоточения, имевшем всего сорок километров в поперечнике, висело почти три с половиной сотни кораблей, команды которых представляли собой дикую мешанину из старых друзей, близких и дальних знакомых, побратимов, давних недругов, а также братьев, свояков, зятьев и еще черт-те кого. Естественно, доступ к основным частотам имели только капитаны кораблей и некоторые благородные доны, отказать которым капитаны не могли, но эту проблему здесь решили быстро и привычно. Внешнюю обшивку густо висящих кораблей занимали толпы донов в скафандрах, которым для того, чтобы поболтать с побратимом, вполне хватало мощности системы связи боевого скафандра. А если бы Толстый Ансельм не объявил вторую готовность, то между кораблями уже давно сновали бы гости. Что такое для дона прыжок в два-три километра - тьфу, максимум пара коррекций.

Черный Ярл появился в районе сосредоточения как всегда неожиданно. Не прошло и минуты с того момента, как Толстый Ансельм, в очередной раз выслушав доклады сторожевого охранения, недовольно буркнул:

- Вы там повнимательнее, смотрите не опозорьтесь, а то Черный умеет подкрадываться так, что может дать пинка в дюзы.

На что Трефовый Кот, ставший капитаном всего через три года после того, как Кривоносый Дюк приложил к его левому плечу лезвие своей шпаги, гордо произнес:

- Не беспокойся, адмирал, не упустим! У нас плотность сети обнаружения не меньше ста сорока, даже зонд не пролезет.

Толстый Ансельм хмыкнул. Ходили слухи, что столь стремительный рост Трефового Кота был вызван не столько заслугами, сколько тугой мошной его старика-отца, ради сына раскошелившегося на покупку и переоборудование почти нового корвета серии 460, производства “Мэйл Годдарт компани”, но ежели дело было только в этом, вряд ли парень сумел бы набрать команду донов. В принципе, новоиспеченный капитан был прав. Но, ей-богу, если имеешь дело с Черным Ярлом, ни в чем нельзя быть уверенным. С ним все самые верные расчеты частенько идут псу под хвост.

Толстый Ансельм едва успел высказать пару фраз в развитие этих мыслей, буквально кожей чувствуя, как Трефовый Кот, чей экран связи был настроен на минимальное увеличение, отчего разглядеть выражение лица было довольно трудно, кривит губы в пренебрежительной усмешке, как вдруг за дюзами кормовых двигателей ориентации возник знакомый хищный черный силуэт. Толстому Ансельму показалось, что расстояние до дюз не превышало полуметра, чего быть не могло в принципе, поскольку, во-первых, поле отражения всегда имеет зазор с обшивкой, а во-вторых, все корабли постоянно подрабатывали двигателями ориентации, а чтобы не засечь отраженный выхлоп, надо, как минимум, намертво отрубить сенсорный комплекс. Трефовый Кот от неожиданности вскинулся в кресле и сдавленно выдавил:

- О-ё...

По эфиру пронесся стон, практически без паузы перешедший в громовой хохот. Доны ржали так, что некоторые сорвались с обшивки. Пару минут Черный Ярл молча висел на хвосте у Трефового Кота, а затем небольшим пучком точных полусекундных импульсов грациозно всплыл над ним. В то же мгновение в эфире послышался знакомый спокойный голос:

- Здесь Черный Ярл. Всем привет. Благодарю за то, что откликнулись на мой призыв, у меня есть для вас работа. Мы должны спасти несколько миллионов... детей.
3
Маршал-кардинал .Макгуин трапезничал. До Великого поста оставалось еще две недели. Епитимья, которую наложил на него духовник, закончилась в прошлый четверг, благополучно избавив маршал-кардинала от пяти лишних килограммов и приведя в порядок его желудок и кишечник. На светском языке это называлось диетой, которую кардинал как лицо духовное щедро сдобрил молитвами и покаянием. Поэтому он вполне мог сегодня немного поддаться греху, называемому чревоугодием. Конечно, этот грех принадлежал к числу смертных, но лицо, столь приближенное к Господу, могло, естественно, договориться с ним гораздо легче, чем любой иной прихожанин. А посему нынче на столе у кардинала было: печеные перепелиные яйца, соловьиные языки в остром соусе, молочный поросенок в сметане, осетровый балык, французская буженина, икра паюсная, полдюжины салатов и вдосталь солодового виски, к которому кардинал как истинный потомок гэлов питал истовую преданность. Конечно, столь роскошный стол был слишком обилен даже для никогда не страдавшего плохим аппетитом кардинала. Так что за столом собралась небольшая теплая компания со столь же крепкими зубами и не менее крепкими желудками, способными, как иногда казалось, переварить даже гвозди. Слева от кардинала сидели его личный секретарь брат Лайонс, и один из самых близких подчиненных маршал-кардинала, можно даже сказать - его любимчик, капитан-настоятель “Дара Иисуса”, боевого корабля-монастыря ордена братьев-меченосцев Иерусалимских, аббат Самуил.

Компания собралась несколько спонтанно. Двое присутствующих за столом планировали быть на этой трапезе изначально, поскольку во время ее они собирались обстоятельно обсудить некоторые важные новости, которые удалось раздобыть брату Лайонсу. Но два часа тому назад с узла связи поступило сообщение, что маршал-кардинала просит на связь капитан-настоятель “Дара Иисуса”. И кардинал, выйдя на связь, в своей обычной манере посоветовал аббату Самуилу взять ноги в руки и поторопиться, а то он может пропустить хорошую попойку. Сказать по правде, брата Лайонса не особо обрадовала перспектива делить внимание кардинала с этим наглым аббатишкой, к тому же он считал, что некоторые сведения, которые он собирался довести до ушей кардинала, совсем не предназначены для сообщения кому бы то ни было еще. Но спорить с Макгуином было абсолютно бесполезно. Если он вбил себе что-то в голову, значит, так тому и быть. За все время своего служения кардиналу брат Лайонс стал свидетелем только трех исключений из этого правила.

Первое произошло почти пятнадцать лет назад, когда маршал-кардинал был только утвержден Папой на этом посту. Кардинал Итум, могущественный Старший секретарь Канцелярии Священной конгрегации “порекомендовал” кардиналу Макгуину, своему молодому протеже, отложить подачу прошения на имя Папы о финансировании строительства очередного корабля-монастыря. В тот момент кардинал Итум опять затеял какую-то серьезную интригу, для финансирования которой срочно потребовались средства. И кардинал, по старой привычке, запустил руку в кассу Священной конгрегации. Так что прошение могло инициировать нежелательное расследование. Второй раз отказаться от своего намерения Макгуина заставил сам Папа. Конечно, ему лично было глубоко наплевать, но кардинал Эмилио сумел убедить Наместника Господа в том, что, если он не вмешается в их спор с маршал-кардиналом, это вызовет слишком большие потрясения. Папа ужасно не любил, когда изощренные интриги и подковерные баталии выходили наружу и начиналась открытая свара. А кардинал Эмилио намекнул, что в том случае, если он поддержит главу военной епархии, вероятность открытой свары будет гораздо выше, чем при обратном развитии событий. Третье исключение из правил произошло совсем недавно. Когда маршал-кардиналу пришлось согласиться дать аудиенцию одному незначительному провинциальному аббату. Его звали аббат Ноэль... Трапеза началась в мрачном молчании. Кардинал Макгуин последнее время пребывал в не очень добром расположении духа. Еще два года назад он фактически был самым влиятельным лицом на Новом Ватикане. Папа, дряхлый стосемидесятилетний старичок, избранный в результате компромисса между двумя влиятельнейшими группировками кардиналов, одна из которых представляла Землю, а другая Ватикан, в дела военной епархии практически не вмешивался, как, впрочем, и в дела остальных епархий. А две группировки, занятые извечными интригами друг против друга, как-то упустили момент, когда крепкий, но по их меркам недалекий кардинал, выходец с дальнего провинциального мира, основным достоинством которого было дикое патологическое упорство, до поры до времени не ввязывавшийся ни в какие интриги, мало-помалу обрел такое влияние, что и для тех и других оказалось гораздо разумней не раздражать этого упрямого быка и предоставить ему полную свободу действий, чем, выступив против, толкнуть его в объятия соперников и тем самым их усилить.

Такое положение дел более чем устраивало Макгуина. Но пару лет назад все как-то незаметно, но неуклонно начало идти наперекосяк. Сначала откуда-то выполз этот змей Эмилио. Первое время Макгуин даже не воспринял его всерьез. Так, очередная мелкая, честолюбивая шавка, пытающаяся поднять свое реноме визгливым лаем на слона. Но тот, неизвестно отчего, начал внезапно набирать силу. Его предложения в Священной канцелярии встречали более чем благожелательно. Его дурацкие пацифистские идеи находили понимание у все большего числа кардиналов. А раз или два его даже поддержал сам Папа. В принципе, это было вполне объяснимо. Похоже, здесь все разыгрывалось по тому же сценарию, каковой разыграл он сам. Некто, не принадлежащий ни к одной из наиболее влиятельных группировок, начинает делать нечто, соответствующее подспудным желаниям обеих, в то же время предоставляя им возможность как бы остаться в стороне. Тем более что в случае с кардиналом Эмилио все оказывалось гораздо проще, чем с ним самим. Так как в случае победы над “слоном” у него за спиной совершенно неоткуда было взяться могучим кораблям-монастырям и сотням тысяч братьев-храмовников в боевых скафандрах и с плазмобоями в руках и влиятельность кардинала Эмилио должна была окончиться сразу же, как только его могучий противник был бы повержен.

Впрочем, в это никто не верил, да и по большому счету не хотел. Маршал-кардинал Макгуин в качестве главы военной епархии обе стороны вполне устраивал. Ибо если бы это место освободилось, то становилась неизбежной кровавая схватка за вакансию, потребовавшая бы гигантского напряжения и изрядно ослабившая бы обе группировки, поскольку ни одна из них не могла позволить себе роскоши уступить столь высокий и влиятельный пост. И все это могло бы привести к тому, что те группировки, которые сейчас послушно выполняли функции сателлитов и младших партнеров, усилились бы настолько, что попробовали бы выйти на первые роли... Но нужно было слегка ограничить влияние этого зарвавшегося ирландца, поставить его на место. И кардиналу Эмилио отводилась роль узды, которую набросили на маршал-кардинала и иногда слегка натягивали.

Все это кардинал раскусил довольно быстро, и сие его совершенно не беспокоило. Но одно было непонятно. Откуда вообще свалился кардинал Эмилио? Аббатство на Убийне, захолустной планетке, лишь однажды попавшей на главные страницы и таблоиды мировых сетей новостей в связи с делом полковника Эронтероса, затем кардинальская шапочка на Новом Куско и, наконец, кресло кардинала-секретаря Священной конгрегации по вопросам инорасовой теологии. Пост скорее умозрительный и не имеющий никакого реального влияния, который создавался больше для того, чтобы кардиналы с других планет не так уж чувствовали себя обделенными и лишенными каких бы то ни было перспектив карьерного роста. То есть абсолютное ничто, пустое место. И тут появился НЕКТО, сумевший виртуозно ввести его в игру, превратить битую шестерку в шестерку козырную. Для этого ему необходимо было заручиться поддержкой солидной части кардиналов, причем принадлежащих к обеим соперничающим группировкам. А это было очень непросто. И маршал-кардинал абсолютно не представлял, КТО обладает возможностью сделать это. Более того, большинство этих мыслей ему даже не приходило в голову. До последнего времени...

Наконец, когда вторая бутылка доброго ирландского виски улетела в угол, посланная туда мощной дланью аббата Самуила, которого кардинал назначил виночерпием, Макгуин почувствовал, что его немного отпустило. Он откинулся на кресле: по телу разливалась сытая тяжесть, взгляд приятно затуманился, голова, наоборот, приобрела необычайную легкость. Маршал-кардинал любил это состояние. Впрочем, в этом он был неодинок. Брат Лайонс наклонился вперед, привлекая внимание к своей особе и как бы намекая, что пора перейти к делу. Макгуин добродушно покосился на него и рыгнул, после чего, ничуть не смутившись столь откровенного выражения удовольствия своей утробы, махнул рукой и приказал:

- Расскажи-ка старине Самуилу все, что мы с тобой уже знаем. У него иезуитски изощренные мозги, так что, может, чего умного скажет.

Брат Лайонс огорченно вздохнул. Он намеревался ограничить участие аббата Самуила в трапезе исключительно ролью собутыльника, справедливо полагая, что его мозги не менее изощренные, но раз кардинал сказал... Он отер губы салфеткой из чистого хлопка скромного серого цвета и повернулся к аббату:

- Как вы знаете, последнее время военная епархия начала испытывать некоторые трудности в области понимания наших усилий со стороны Святого престола. Сначала мы связывали эти трудности с деятельностью кардинала Эмилио. Но в последние месяцы это непонимание достигло такого уровня, что стало ясно - влияния кардинала Эмилио для создания нам подобных трудностей явно недостаточно. - Он остановился и бросил многозначительный взгляд на маршал-кардинала, давая понять, что, по его мнению, углубляться в детали происходящего было бы неразумно. Но его преосвященство со скучающим видом цедил сквозь зубы содержимое очередного стакана. Брат Лайонс еле заметно пожал плечами и решил, что подобное равнодушие означает, что он может поступать по своему разумению. - Так вот, когда этот факт выяснился со всей очевидностью, его преосвященство поручил мне осторожно выяснить, кто оказывает кардиналу Эмилио столь значительную поддержку. Должен признаться, это оказалось чрезвычайно сложной задачей. Более того, мы так и не нашли лицо, стоящее в конце цепочки. Но даже та фигура, до которой нам удалось добраться, вызвала чрезвычайное удивление. - Брат Лайонс снова сделал паузу, но на этот раз его многозначительный взгляд был направлен на аббата Самуила, а затем продолжил: - Это оказался ничем не примечательный провинциальный аббат...

Но капитан-настоятель не дал ему закончить. Он оторвался от поросячьей ноги, которую неустанно атаковал все это время, оскалился и хрипло произнес убежденным тоном:

- Аббат Ноэль! - и, заметив изумление, мгновенно нарисовавшееся на физиономии брата Лайонса, зло рассмеялся и отбросил обглоданную ногу.

Брат Лайонс несколько мгновений ошеломленно смотрел на аббата, не замечая кривой ухмылки маршал-кардинала, и очнулся только после фразы его преосвященства:

- Видишь, старина Лайонс, я не зря говорил тебе, что у нашего аббата изощренные мозги.

- Да... да, вы, как всегда, оказались правы. - Секретарь его преосвященства согласно кивнул и, после короткой заминки, поинтересовался у капитана-настоятеля: - Если вас не затруднит, уважаемый аббат, не поделитесь ли, на основании чего вы пришли к этому выводу?

Аббат Самуил, который, как оказалось, оставил поросенка только для того, чтобы как следует промочить горло, сначала покончил с виски, поставил стакан на стол, бросил в рот источающую жир пластинку осетрового балыка и только потом повернул голову в сторону брата Лайонса:

- Я уже сталкивался с ним. Этот... книжный червь слишком хорошо умеет вертеть людьми по своему желанию. К тому же его глаза... Черт возьми, временами из него прет такой властностью, что невольно начинаешь подыскивать место, чтобы грохнуться на колени и попросить благословения или отпущения грехов.

Брат Лайонс едва заметно поморщился. Семинария, в которой воспитывался круглый сирота Лайонс Теккерей, славилась строгими порядками, и, хотя он уже давно не был тем наивным и чистым подростком, какой вышел из ворот семинарии, поминание всуе имени нечистого до сих пор вызывало у него сильное неодобрение. Однако капитан-настоятель был абсолютно прав. О подобной реакции ему рассказывала как минимум половина его собеседников. Имеющихся сведений было вполне достаточно, чтобы сделать некоторые выводы. Во-первых, аббат Ноэль является представителем чрезвычайно могущественной светской группировки, которая по каким-то неясным пока причинам предприняла серьезные шаги к тому, чтобы активно влиять на политику Святого престола. И стоило признать, что эти действия увенчались успехом. А во-вторых, сам аббат Ноэль - фигура чрезвычайно загадочная и обладающая гораздо большими возможностями, чем им показалось на первый взгляд.

Все это брат Лайонс сжато изложил аббату Самуилу. А его преосвященство добавил:

- Мне представляется, то, что он тогда напросился на аудиенцию, с его стороны преследовало только одну цель. Он решил, что нам стоит наконец познакомиться, встретиться, так сказать, лицом к лицу. - Макгуин на мгновение замолчал, а затем продолжил: - И наша основная задача - определиться, как нам с ним себя вести.

Аббат Самуил оскорбление вскинулся:

- То есть как? Мы должны поставить этого выскочку...

Но кардинал прервал его резким взмахом руки:

- Брат Самуил - ты дурак. Неужели ты считаешь, что я могу испытывать к этому типу хоть какие-нибудь добрые чувства? Но всегда надо знать пределы своих возможностей. Ибо, если его влияние уже достигло такого уровня, что он может напрямую выходить на личную канцелярию Папы, нам в отношении его следует быть крайне осторожными, - он хмыкнул, - язва желудка - вещь крайне неприятная, но я больше предпочитаю жить с ней, чем умереть в попытке от нее избавиться.

Аббат Самуил презрительно улыбнулся:

- Ну, ваше преосвященство, по-моему, вы сильно преувеличиваете его возможности.

Макгуин пожал плечами:

- Не исключено. Но в этом деле лучше перебдеть, чем недобдеть. Повторяю, нам надо быть очень осторожными и хорошенько все продумать, перед тем как решиться на какой-либо ход.

В трапезной на некоторое время повисла тишина, прерываемая только хрустом костей, трещавших на крепких зубах да чавканьем его преосвященства. Но глаза всех троих выдавали усиленную работу мысли. В этот момент за приоткрытой дверью кабинета маршал-кардинала послышалась звонкая трель вызова консоли связи, немедленно перешедшая в знакомую мелодию молитвы. Макгуин вскинул голову и раздраженно сморщился, но из кабинета торжественно неслись величественные звуки “Те Deum”. Это означало, что вызов идет из личной канцелярии самого Папы. Одним движением запихнув в рот оба печеных перепелиных яйца, которые только закончил чистить, и; торопливо вытерев руки и лицо о полотенце, засунутое за пояс, перетягивающий просторный подрясник, Макгуин подхватил рясу, небрежно брошенную на спинку свободного кресла, и быстро прошел в кабинет, не забыв тщательно закрыть дверь за собой.

Он на мгновение остановился перед массивной ширмой из резных дубовых досок, заслонявшей вделанную в стену консоль, заглянул в большое овальное зеркало, висевшее на стене рядом с дверью, расправил складки рясы и решительным движением отодвинул ширму. С экрана на него смотрел аббат Дженовезе, личный секретарь его святейшества. Увидев Макгуина, он, ни слова не говоря, перекинул тумблер, и в следующее мгновение поле экрана занял сам Папа. Маршал-кардинал остановился в шаге от кресла пульта и низко поклонился.

Папа воздел сухонькую, дрожащую руку и осенил преклоненную фигуру благословением. - Садись, сын мой.

Макгуин занял кресло и замер в напряженной позе. Внезапное появление на экране его святейшества выбило его из колеи. Этого он никак не ожидал. Конечно, звонок из личной канцелярии и так не мелочь, но он ждал, что на экране появится постная рожа секретаря канцелярии по военным делам кардинала Мельенкура, ну уж в крайнем случае аббата Лемнтора, личного казначея, но Папа... Между тем Папа молча смотрел на него кротким и ласковым взглядом, от которого маршал-кардиналу вдруг сделалось не по себе. Он вдруг осознал, КОГО напоминает ему этот взгляд...

- Итак, сын мой, у нас есть для тебя поручение. Макгуин склонил голову в вежливом поклоне, но от внутреннего напряжения в горле у него застрял комок. Папа никогда не начинал вот так сразу...

- Я весь внимание, ваше святейшество!

- Не так давно мы узнали, что нечестивый Враг человечества измыслил нечто более страшное и непотребное, чем все, что он творил до сих пор. - Папа сделал паузу, вновь сфокусировав на маршал-кардинале свой подавляюще-кроткий взгляд, а затем продолжил: - На одной из планет, ранее принадлежавшей людям, прислужники Врага собрали женщин и заставили их рожать нечестивых воинов...

Глаза Макгуина расширились, и он удивленно пробормотал:

- Но это невозможно! У нас совершенно разная генетическая основа, метаболизм...

Папа прервал его излияния, вновь воздев свою сухонькую ручку, затем покачал головой, выражая неодобрение подобной несдержанностью, вздохнул и продолжил:

- Это так, сын мой, но рождаемые ими создания вовсе не потомки воинов Врага. Генетически - они чистые потомки людей, внешне похожие на прислужников Врага. А насилие над женщинами - всего лишь гнусная подлость Врага, который таким образом зарождает в сердце женщин ненависть к собственному чаду, выглядящему в ее глазах уродливым порождением нечестивой связи. - Папа тяжко вздохнул, скорбно покачал головой и закончил: - Сын мой, мы должны спасти этих женщин и их детей.

Макгуин склонил голову:

- Я готов, ваше святейшество. Сколько у меня времени для подготовки кампании? Папа скорбно улыбнулся:

- Один день.

- Один?! Но это невозможно!! Я должен... собрать корабли, выслать разведку, штаб должен разработать план... - Маршал-кардинал продолжал сумбурно перечислять вещи, которые были известны любому послушнику, прекрасно понимая, что все это напрасно. Папа уже принял решение, и повлиять на него нельзя. А это могло означать только одно - вся эта операция обречена на провал, вину за который должны возложить на него. И это должно стать концом кардинала Макгуина. Но сколько людей и кораблей будут брошены на верную смерть ради удовлетворения чьих-то амбиций... Он не мог этого допустить! - Ваше святейшество, я не могу выполнить вашу волю столь быстро. Если для того, чтобы время подготовки этой кампании было увеличено до раз... м-м-м... более отвечающих скромным способностям ваших слуг пределов, необходимо, чтобы я ушел в отставку, я готов немедленно отослать вам свое прошение.

На лице Папы мелькнула тень удовлетворения, отчего душа Макгуина ушла в пятки. Похоже, он оказался абсолютно прав. Маршал-кардинал упрямо стиснул челюсти, ну что ж, значит, так тому и быть, и протянул руку к клавише отключения связи. Но тут Папа заговорил вновь:

- В этом нет необходимости, сын мой. Я понимаю ваши опасения. Но в них нет нужды. Я знаю, что сейчас на парковочной орбите над Ватиканом висит “Дар Иисуса” - один из ваших любимых кораблей, а большинство находятся в пределах сорока дней хода. Срок в один день был назначен лично вам. Что касается остальных кораблей - назначьте точку рандеву. К моменту прибытия туда флота вас уже будут ожидать транспорты и танкеры с необходимыми запасами. Планом ваш штаб займется во время выдвижения к точке рандеву. Все необходимые разведывательные данные вам вручит мой личный представитель, которому я доверяю право окончательно одобрить план именем Святого престола.

Макгуин перевел дух. Это уже было похоже на что-то разумное. Вот только что за новый прихвостень появился у Папы? Впрочем, наплевать, он сумеет поставить на место любого. Маршал-кардинал облегченно откинулся на спинку кресла и поинтересовался:

- Когда лицо, облеченное вашим доверием, будет у меня?

Папа кротко улыбнулся:

- Об этом вы договоритесь сами. Я сейчас вас познакомлю.

Макгуин небрежно кивнул, едва сдержав брезгливо-раздраженную усмешку. Изображение Папы начало отдаляться, открывая более широкую панораму его кабинета... И тут маршал-кардинал содрогнулся от мысли, внезапно пришедшей ему в голову. Наконец на экране появился человек, сидящий в легком гостевом креслице. Выражение на его лице было образцом кротости и смирения, но глаза смотрели спокойно и в то же время уверенно, с каким-то странно ощущаемым намеком на усмешку. Макгуин до боли закусил губу. Это был ОН. Аббат Ноэль.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26

Похожие:

Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconРоман Валерьевич Злотников и пришел многоликий Вечный – 3
Необходимо похитить детей-мутантов, поместить их на отдаленную планету и передать под опеку церкви. Таким способом Вечный предлагает...
Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconРоман Злотников Война
С искренней благодарностью историку и писателю Борису Юлину за помощь и консультации при написании этой книги
Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconРоман Валерьевич Злотников Виват Император!
Оказывается, на свете кроме нас, смертных людей, есть еще и бессмертные. Они стареют, как и мы, но не умирают, а просто меняют свое...
Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconЯзык Пролог Пролог (Prolog)
Пролог декларативный язык, который основывается на исчисление предикатов и при работе с которым необходимо описать ситуацию (правила...
Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconВасилий Орехов, Роман Злотников Миссия невыполнима
Погибших и тяжелораненых не было, но если бы пассажиры не принялись отстегивать ремни и беспечно вставать с мест, едва только шасси...
Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconГенрих Аверьянович боровик (Боровик Генрих Авиэзерович) пролог роман-эссе журнал «роман-газета», №2 (1080), 1988
...
Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconЮзефович Леонид Абрамович Ассистент Роман Сенчин Поэзия «Пролог» Ковальджи Кирилл Владимирович Седых Галина Ивановна Переводная литература

Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconРоман Валерьевич Злотников Последний рейд Вечный – 4
На планете Тронный мир, где издавна правят женщины, готовится заговор. Истинные организаторы заговора – посланники Могущественных,...
Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconРоман Злотников генерал-адмирал
Открыл глаза, несколько минут лежал, глядя в потолок, а затем повернулся на бок и протянул руку к смартфону. И лишь коснувшись своего...
Роман злотников и пришел многоликий… пролог iconРоман Злотников генерал-адмирал
Открыл глаза, несколько минут лежал, глядя в потолок, а затем повернулся на бок и протянул руку к смартфону. И лишь коснувшись своего...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org