Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2



страница8/27
Дата28.07.2013
Размер3.92 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

ГЛАВА 8

МИССИЯ
От костра остались одни угольки. В помещении заметно похолодало, и полуголые игроки стали подумывать об одежде.

— Внуки Ворона решили извести своего деда, — продолжал повествование Полярная Лиса. — Они разожгли его любопытство до такой степени, что Ворон подослал к ним шпиона в облике полуптицы получеловека. В ответ каббалисты наслали злые чары сначала на своего деда, а затем и на Солнце. Смерть Солнца положила начало гибели Земли. Но каббалисты не учли, что, когда Земля погибнет, это принесет смерть и им самим.

— Мартин, — обратился кто то к старцу. — А что это был за металлический предмет?

— Это могущественный талисман, который я нашел в юности. Он упал с неба в Канаде, — Полярная Лиса помолчал. — Каббалисты выкрали его у меня.

— Но это не метеорит.

Эвиана узнала голос Орсона Сэндса.

— Да, это не метеорит. Это деталь механизма, который прилетел из России еще до моего рождения. Талисманы всегда несут в себе энергию той земли, где были созданы. Я выяснил, что диск оторвался от штуки, которая день и ночь летала вокруг Земли, пока что то не заставило ее свалиться в канадскую тайгу. Там я и нашел свой талисман, а каббалисты с его помощью собрались задушить само Солнце.

— Они хотят превратить весь мир в сплошную тундру, — вступила в разговор Эвиана. — Вечный холод, ни единого растения, одни лишь хищные животные. Мы должны научиться тому, чтобы…

Мысли Эвианы набегали одна на другую, и она не успевала облечь их в слова.

— Да, вам нужно учиться, — кивнул Мартин. — Ахк Лут заставит постичь эскимосский образ жизни и белых, и желтых, и черных людей. Те, кто окажется плохими учениками, быстро погибнут от голода. Мы узнали это на своей собственной шкуре. Теперь нам неизвестно, почему каббалисты не хотят, чтобы мы позаботились о Седне.

— Седна… — задумчиво произнес Орсон Сэндс. — Нельзя ли узнать о ней побольше?

140

— Да, я забыл. Всякий, кто живет на краю мира, знает Седну. Ее еще называют Нулиад жук, или Трапезное Блюдо. Седна заботится о морских обитателях, которые дают нам жизнь, стол, кров, тепло. От людских грехов она заболевает, и тогда некому позаботиться об океане. А если погибнет океан, то умрет вся земля и умрут люди. Ваш народ сейчас голодает и будет голодать до тех пор, пока Ахк Лут не убедится, что голод выкосил большую часть ваших людей.

— А что же этот Торнгарсоак? — спросил Кевин.
 — Почему он не поможет Седне, ведь он, кажется, ее друг?


— Он охотник и скитается по земле, — ответил Мартин. — А охотники иногда уходят от порога родного дома на долгие месяцы. Торнгарсоак может и не знать о бедах Седны.

— Да, грехи… — неожиданно вставил Пегас. — Миссионерское понятие. Что вы понимаете под словом «грехи»?

Мартин ненадолго задумался, а потом, чуть шевеля губами, еле слышно произнес:

— Например, аборты.

— Вы знаете, что такое аборты? — удивился Пегас. — Эскимосы практикуют аборты?

— Вы не понимаете, — стал объяснять старик. — Аборт — это такой же тяжкий грех, как убийство плоти или души. Седна страдает от убийства каждого кита или тюленя, даже рыбьей икринки. Каждый такой грех прилипает к ее волосам в виде мерзкой слизи и вызывает неисчислимые страдания. Лишь ангакок, придя к Седне и расчесав ей волосы, может унять боль. Вы же знаете, что сама она не может этого сделать.

— Но ведь это устроили новые люди? — не унимался Пегас. — Кажется, вы вернули эскимосов к исконному образу жизни? Не от пришельцев ли страдает эта странная женщина?

— И да, и нет, — горько ответил старец. — Седна выздоравливала, но затем заболевала снова. Наши дети… Им невозможно было объяснить. Как они могли поступить так? У нас до сих пор нет ответа. Мы молились Ворону, мы заботились о Седне, но клика Ахк Лута испортила все дело. Из за их черной магии мы теперь вообще не можем добраться до Седны. Тогда мы оставили их в покое. А некоторые из нас даже думают, что каббалисты все делают правильно.

— Что — правильно?! — вспылил Орсон. — Правильно, что каббалисты морозят Землю?!

— Возможно, они хотят покончить с грехопадением, заставив вас принять наш образ жизни. Мы не можем им помешать. Каббалисты слишком могущественны, а главное, у них есть талисман, который упал с неба. Хуже всего то, что Ахк Лут затребовал к себе Снежную Лебедь. Он думает, что, женившись на сестре, он породит детей, чья кровь будет близка к крови Ворона, что дети, когда вырастут, смогут править миром. Я отказался. Тогда Ахк Лут натравил своих молодцев на моих воинов. Его люди использовали ружья белых людей, а я к этому не был готов. Из за моей глупости банда Ахк Лута перебила всех моих воинов. Макс Сэндс подался вперед.

— Но чем мы то можем вам помочь?

— Мы уже посылали наших верных воинов во владения Силумкадчлука, но никто оттуда не вернулся. Вы молоды и сильны, а Ахк Лут не ожидает встретить в мире духов белых людей. Возможно, вы добьетесь успеха там, где нас преследуют одни неудачи. Необходимо позаботиться о Седне, но мы больше не можем добраться до нее с помощью нашего сознания. Более того, Ахк Лут держит в неволе самого Ворона, и мы обязаны найти способ освободить его из заточения, — глаза Мартина заблестели ярким огнем, он с трудом подбирал слова. — Мы с вами — два племени. Одно племя должно наблюдать за каббалиста ми, а другое — позаботиться о Седне и вылечить ее, пока голод не выкосил всех белых людей и половину моего народа. Что вы выбираете?

— Что значит позаботиться о Седне? — поинтересовался Пегас.

— Надо найти ее в глубинах океана, а для этого придется пройти через царство грез. Успокойте Седну и вычешите всех паразитов, грязь и слизь с ее волос. Если она способна говорить, надо узнать, почему она больна.

— Куда заманчивее бороться с каббалистами, — заметил Макс Сэндс. — Должны же мы как то развлечься.

— Развлечься? — с горечью переспросила Эвиана. — Убийство людей, каким бы оно ни было, вы называете развлечением?

Макс открыл было рот для ответа, но тут вспомнил игру «Сланцевая шахта», вспомнил, как вела себя эта маленькая женщина. Эвиана была настоящим игроком, и к ее словам стоило прислушаться.

— Мы многого не знаем, — вступил в дискуссию Пегас. — Мы усвоили лишь то, что нас ждет нелегкая жизнь.

— К сожалению, это так, — подтвердил Полярная Лиса. — Прежде чем схватиться с каббалистами, я предлагаю выведать у Седны все, что она знает об этой секте и что ей известно о Вороне.

Макс покачал головой.

— Но почему нельзя выследить Ахк Лута? Он вывел бы нас прямиком к Ворону. В конце концов, у нас есть оружие. Как, Мартин, насчет прицельной стрельбы в потустороннем мире?

— Голосуем! — ожил Боулз. — Кто за то, чтобы отправиться к Седне?

Руки подняли Пегас и еще пять игроков. Орсон долго колебался, но в конце концов присоединился к шестерке, став, таким образом, седьмым.

— Кто за то, чтобы броситься в погоню за Ахк Лутом?

Первыми подняли руки Макс и Эвиана, затем Шарлей и еще трое. Боулз и Трианна воздержались.

Значит, игрокам предстоял визит к Седне в морскую пучину.

Игроки и эскимосы ожили. Невесть откуда появились традиционные эскимосские инструменты: флейты из моржовой кости, немыслимые ударные и трещетки, вырезанные из бивней мамонтов и, конечно же, бубен. Вся эта музыка сопровождалась дружным эскимосским улюлюканьем.

— Вы, — Мартин тыкал пальцем в каждого игрока в отдельности. — Вы, кто молод и здоров, должны идти и исправить великую несправедливость.

— А что случилось с вашими людьми? — поинтересовался Макс.

Мартин опустил глаза.

— Они перешли владения Силумкадчлука, где небо соединяется с морем. Дальше некоторые отправились к Седне, а другие — на поиски Ахк Лута. Но самый могущественный из ангакоков забрал силу наших талисманов, и мои воины не возвратились назад.

Кевин фыркнул и достал карманный суперкомпьютер.

— Это не предвещает ничего хорошего, — выдал он, посоветовавшись с умной машиной.

— Но вы могущественнее, — уверенно произнес Мартин. — Возможно, там ангакоки станут вашими друзьями.

Эвиана оглядела своих товарищей. Толстые, мягкотелы, рыхлые… Кроме, может быть, Робина Боулза, человека, который спас их в терпящем бедствие Сан Франциско. В глазах игроков царило воодушевление. Но справятся ли они с неведомыми воинами, осененными самим сатаной?

От костра остались лишь холодные угольки. Один за другим старые инуиты пустились в пляс вокруг кострища. Чадили сальные свечи. На стенах иглу в такт ударам бубна резвились крупные расплывчатые тени танцующих эскимосов.

Старый престарый дед обошел кострище на четвереньках, видимо, символизируя охотника на тюленей, крадущегося за добычей. За ним, потрясая невидимым копьем, кострище обежал другой ветеран.

Полярная Лиса швырнул в угасающий костер горсть порошка, и с совершенно холодных угольев —поднялись высокие языки пламени. Костер вновь разгорелся, осветив стены изумрудно зеленым светом.

Эскимосы вернулись на прежние места. Только Снежная Лебедь, оставшаяся в нижней сорочке, стояла в сторонке и покачивалась в такт бубну. Глядя на девушку, Эвиана с трудом удерживалась на месте.

Первым не вытерпел Макс. Он решительно встал и составил компанию эскимоске. Трубы, трещетки и бубен выдавали ритм, который мог легко выдержать любой танцор новичок.

Встала и Эвиана. Слегка смущаясь своей наготы, она присоединилась к танцующим. Следом вскочили и другие игроки. Полуголые, они принялись отплясывать вокруг костра.

Эвиана поняла, что таким образом, без официальной церемонии, без лишних слов, инуиты приняли ее и остальных игроков в свою дружную семью.

Извивались и корчились огромные тени на стене, с игроков градом катил пот, горели глаза. Эвиана и ее товарищи испытывали тот особый подъем, даже экстаз, который им был доселе незнаком.
ГЛАВА 9

КРЕЩЕННЫЕ В ОГНЕ
Первого выбравшегося из касгика человека, Макса Сэндса, встретил ослепительно яркий снежный мир. Локти и колени больно упирались в ледяную корку тоннеля. Следом за Максом, щуря от ослепительного света глаза, появились остальные искатели приключений.

Выбравшись из тоннеля, игроки несколько минут постояли в неподвижности, привыкая к снежному безмолвию. С низкого бледного неба на них с любопытством смотрело водянистое солнце. В морозном воздухе сверкали микроскопические льдинки.

Внезапно где то недалеко послышался собачий лай, и вскоре, описав полукруг, перед касгиком остановились тяжелые нарты. Почуяв жилье, собаки протяжно завыли. На нартах лежал большой контейнер, а на нем гордо восседала старая престарая эскимоска.

Не сговариваясь, Боулз и гвардеец помчались к невесть откуда взявшейся поклаже. Гвардеец на ходу вытащил длинный нож и, едва добежав до нарт, вонзил его в кожаный контейнер. Кожа заскрипела и поддалась. Контейнер, к общей радости, оказался полон оружия.

— Вот это подарок! — застонал Макс, вертя в руках автоматическую винтовку.

Когда контейнер был опустошен, гвардеец поднял над головой свою собственную винтовку и спросил:

— Есть ли те, кто не умеет обращаться с оружием?

Несколько человек подняли руки.

— Тогда давайте учиться, — сказал гвардеец и начал урок: — В нашем распоряжении полуавтоматические помповые карабины тридцать четвертого калибра системы Ремингтона.

Макс подошел к Эвиане и предложил ей свою помощь. Однако женщина от его услуг отказалась. Внимательно слушая гвардейца, она в точности выполняла все его указания. На Макса Эвиана старалась не смотреть.

Урок гвардейца не прошел даром, и вскоре Эвиана орудовала винтовкой, как заправский рейнджер.

— Не знаю, как нам добраться до Седны, — вздохнул гвардеец, — но путь нас ждет долгий и опасный, и мы не должны потерять никого из нас.

Игроки согласно закивали, лишь Эвиана остекленевшими глазами смотрела на далекий туманный горизонт. На ее лице застыла дьявольская решимость: уж если она схватилась за ружье, то не выпустит его до конца.

Игроки стали собираться в дорогу.

— Вам помочь? — спросил Эвиану Макс, показывая на ее рюкзак, лежащий на снегу. — Давайте я подержу вашу винтовку.

Поколебавшись, Эвиана неохотно отдала оружие. Затем она проворно забросила на спину рюкзак и крепко затянула лямки.

— Проверьте, все ли нормально, — посоветовал Макс.

— Вроде бы все цело. Лямки лежат ровно. Может, вы сами проверите?

Макс Сэндс робко провел пальцами по плечам Эвианы, будто бы поправляя лямки.

Едва сдерживая смех, женщина заметила:

— Мистер Сэндс, вы неотразимы. Надеюсь, что таким вы будете всегда.

— Постарайтесь не отходить от меня, — посоветовал Макс покровительственным тоном. — Я смогу защитить вас в любой ситуации.

Эвиана скептически улыбнулась и, взяв из рук мужчины свое оружие, кокетливо удалилась.

«Нет, эту женщину голыми руками не возьмешь», — вздохнул Макс и понуро побрел в другую сторону.
* * *
Снежная Лебедь, опустившись на колени перед собаками, ласкала коренника, мускулистую светло серую лайку с рыжими пятнами по бокам. К эскимоске подошел Макс и, машинально почесав собаку за ушами, уныло уставился за горизонт. Погода стояла ясная, но далеко за холмами виднелась снежная завеса, похожая на приближающуюся пыльную бурю где нибудь в Аризоне.

— Эту лайку зовут Такука, — пояснила Снежная Лебедь, — или Рыжий Медведь.

— Подай ка голос, Медведь.

Макс склонился над собакой и стал гладить ее по могучей спине. Рыжий Медведь равнодушно обнюхал незнакомца и вернулся в объятия эскимоски.

— Такука и Оттэр — наши последние коренники, — грустно произнесла девушка. — Остальные куда то исчезли, бесследно пропали.

Словно поняв слова эскимоски, Рыжий Медведь задрал морду и безутешно завыл.

— Ничего, мы вернем их назад, — пообещал Макс. — Мы всех вернем назад.

К удивлению игроков, нарты, кроме оружия, были нагружены другими необходимыми и полезными вещами. Теплая одежда, провизия, антибиотики, мотки тонкого, но прочного каната — все было аккуратно уложено и обернуто непромокаемым брезентом.

Наконец из снежного тоннеля выполз Полярная Лиса. От прожитых лет и бесчисленных испытаний его суставы, казалось, покрылись ржавчиной. Когда старик осматривал игроков, было отчетливо слышно, как скрипят его шейные позвонки.

Оглядев всех, Полярная Лиса вновь засунул руку в тоннель и вытащил оттуда большой мешок. Из мешка он извлек множество мешочков поменьше, каждый из которых был обвязан кожаным ремнем.

— Привяжите к своим шеям по мешку, — сказал Мартин. — Теперь вы все ангакоки.

Покопавшись в мешке, он вскоре извлек на свет божий большую птичью лапу. Лапа была бережно передана Максу.

. — Это волшебные предметы. Мешочки дают силу и бесстрашие, а лапа совы делает крепкими кулаки.

Боулзу Мартин передал ухо карибу.

— Это ухо позволит услышать самые тихие, неслышные звуки.

Боулз скептически улыбнулся, но благодарно поклонился.

Вытащив из мешка мятую закопченную полоску кожи, Полярная Лиса протянул ее Кевину.

— Возьми, юноша. Закопченная кожа придаст тебе силы.

Для Шарлей у Мартина нашелся кусок шкуры тюленя.

— Завернись в эту шкуру, дочка. Тебе будет еще теплее, — загадочно произнес он.

Мартин шествовал от игрока к игроку до тех пор, пока мешок не опустел, а Кевин все слова старца заносил в свой походный компьютер.

Когда все предметы были розданы, Полярная Лиса обратился ко всем игрокам сразу:

— Вы, пришедшие к нам из теплых краев, — наша последняя надежда. Если вы не добьетесь победы, то это будет конец. Но я верю, что духи вам помогут. Отыщите Птиц Грома. Только они покажут вам дорогу в потусторонний мир.

Грант занял место каюра на нартах, достал длинным тонким шестом спину ведущей собаки, и вся упряжка тронулась в путь. Медленно сдвинувшись с места, нарты вскоре разогнались и довольно быстро заскользили по белой пустыне в сторону спрятавшегося за снежной пеленой горизонта. За нартами, стараясь не отставать, шли остальные игроки и Снежная Лебедь.

Идти было нелегко, однако никто из игроков не падал. Макс, в отличие от остальных, легко шел вровень с нартами. Не отставала от него и Снежная Лебедь.

— Что же дальше? — спросил Макс. Лебедь загадочно улыбнулась.

— Мы направляемся к Силумкадчлуку, месту, где небо встречается с морем. Отец нам открыл путь.

Макс бросил взгляд вокруг себя. Бескрайняя пустыня казалась недвижной и совершенно безжизненной.

— Какой путь? На многие мили вокруг нет ни одного ориентира. Разве что далекие горы…

— Скоро увидите.

— Да? — не поверил Макс. — А что именно? Я до сих пор не понимаю, что конкретно мы планируем делать дальше.

Снежную Лебедь и Макса нагнали Шар лен с Пегасом.

— Отец рассказал вам все, что известно мне самой. Седну обидели. Она больна, и мы должны ей помочь. В этом и состоит наша миссия.

Запыхавшись, к ним присоединился Орсон Сэндс.

— Знаете, — произнес Макс, — для эскимоски вы слишком развиты и грамотны.

— Вы думали, что в моем лексиконе не более пяти дюжин слов? — рассмеялась Лебедь. — К вашему сведению, я защитила степень магистра по этнографии и антропологии в Аляскинском Государственном Университете в Номе.

Воспользовавшись минутной паузой, эскимоска взяла роль каюра на себя, но предпочла идти рядом с нартами, а не сидеть на них, уже и без того тяжелых.

Придя в себя от изумления, Макс пробормотал:

— Степень магистра… Ну и ну …

— Пусть это вас не пугает, — улыбнулась Снежная Лебедь. — Кому же еще заниматься этнографией? Я с младенчества слышала о духах, Вороне, Седне и множество других легенд и мифов. Когда я стала читать книги, то вычитала столько нелепицы про эскимосов, что уже тогда, в восемь лет, твердо решила посвятить своему народу всю жизнь. Когда пришли вы, отец ни секунды не колебался, отправляя с вами меня. На прощанье он мне так и сказал: «Только ты можешь помочь этим людям остаться в живых». Я была единственным вариантом, хотя вы, конечно, можете действовать по своему усмотрению.

В беседу вступил Орсон:

— Я заметил, что с вашим отцом что то не в порядке.

— Да, он болен, — задумчиво ответила Снежная Лебедь. — А бедный Ахк Лут… Он окончательно сошел с ума. И многие из первого поколения детей Ворона тоже. Наверное, они что то не так делали…

Вдруг Орсон хлопнул себя по лбу и воскликнул:

— Макс! Я кое что вспомнил! Отец Лебеди что то говорил про талисман. Как я понял, эта штука упала вместе со спутником на Канаду в восьмидесятых годах.

— Ну и что? — не понял Макс.

— В те годы на борту русских военных спутников уже могли находиться ядерные энергетические установки. А если Мартин и Ахк Лут…

— Попросту облучились, — продолжал мысль брата Макс. — Черт возьми, Орсон!

— Возможно, именно отсюда вся их магия и волшебство!

— Все может быть, — Макс на мгновение задумался и обратился к эскимоске: — Значит, мы ищем леди Седну? А что потом? Или это секрет?

— Мы должны расчесать ей волосы.

— Но это, должно быть, не очень трудно?

— Как сказать… — задумчиво произнесла девушка. — Седна очень привередлива.

— Великолепно! — воскликнул во всеуслышанье Орсон. — Эй! Нет ли среди нас косметолога?

Неожиданно в окружающей природе произошли изменения.

— Взгляните на солнце, — произнес Макс. — Оно стало ярче. К чему бы это?

Небо очистилось. От ветра и снегопада не осталось ни следа.

Макс вспотел, и в толстой меховой парке без пуговиц ему было очень неудобно.

— Странно. Куда же девался снегопад? — недоумевал он.

— Хорошо… Мы расчешем этой леди волосы… — Орсон задыхался. — А потом то что?

Снежная Лебедь окинула Орсона удивленным взглядом.

— Знаете, мне кажется, вам будет куда спокойнее, если вы будете жить настоящим.

Под лапами собак хрустел снег, над упряжкой поднималось облачко пара. Внезапно откуда то послышались птичьи крики.

Макс поднял голову и увидел гусей, высоко летящих в бесцветном небе.

— Branta Canadensis, — улыбнулась Снежная Лебедь. — Канадские казарки, или туутан гайяк. Мой брат… Ахк Лут… много рассказывал мне о животных. Это было так давно…

— Но ведь он, кажется, намного старше вас, — заметил Орсон.

— Да. У отца было три жены.

Птицы повернули на юг и вскоре исчезли за далекими облаками. Снежная Лебедь проводила их печальным взглядом.

Максу стало необыкновенно легко и спокойно. Захотелось покрасоваться перед камерой и сыграть запоминающуюся роль. Он успокаивающее положил руку на плечо девушки.

— Все будет прекрасно. Не стоит беспокоиться.

— Беспокоиться нужно вам, — грустно усмехнулась девушка. — Ведь это ваш мир вот вот разлетится в щепки.

Грант, вновь взявший бразды управления упряжкой в свои руки, прошелся шестом по спинам собак и прибавил шагу.

Внезапно перестал хрустеть снег под снегоступами. Появились первые проталины.

— Грязь! Я вижу землю! — изумленно воскликнул Макс. — А я думал, что никогда уже ее не увижу!

Собаки с трудом волочили тяжелые нарты. Снега становилось все меньше и меньше. Тогда Снежная Лебедь с помощью мужчин сменила полозья на колеса.

Вскоре из под мерзлой земли пробились первые крохотные росточки. Макс сорвал один, с любопытством растер несколько листочков между пальцев и поднес к носу.

— Ничего особенного, — буркнул он и пошел дальше.

Солнце заметно стало пригревать. Становилось все теплее, и Макс с удовольствием подставлял солнечным лучам свое лицо. Постепенно согревались не только его щеки, но и душа.

Остановившись, Макс подождал Эвиану. Женщина шла вперед, прищурив глаза и глядя на окружающий мир с настороженностью тигрицы.

— Почему вы все время молчите? — спросил Макс. — У вас плохое предчувствие? Вы устали?

Эвиана улыбнулась:

— Просто я хочу выжить, как и все остальные.

— А меня до сих пор не покидает ощущение, что я должен быть все время рядом с вами. Вы не против?

Эвиана замедлила шаг.

— А вы?

— Конечно, нет.

— Ну и прекрасно.

От этой фразы Эвианы в душе Макса все перевернулось. Он почувствовал необыкновенный прилив сил. Все: и природа, и спутники, и зеленые ростки, и солнце — теперь радовало Макса Сэндса.

Однако вскоре радость сменилась бескрайним удивлением, граничащим с ужасом: неожиданно Макс почувствовал, что в его карабин вцепилась какая то невидимая сила, и с оружием начались необъяснимые превращения. Ствол карабина вытянулся и заострился, а коробка и приклад превратились в длинную полую трубу. Через несколько мгновений Макс держал в руках уже острый зазубренный гарпун.

Сзади послышались испуганные крики. Игроки с ужасом наблюдали, как их оружие на глазах превращается в гарпуны, копья и дубины.

Карабин Пегаса стал кремниевым ружьем.

— Смотрите! — воскликнула Шарлей и указала на какой то блестящий предмет, лежащий на земле перед Пегасом.

Пегас поднял неизвестную вещицу и, рассмотрев ее, недоуменно пробормотал:

— Похоже на волшебную пороховницу… Магическая трансформация произошла и с игроками. Усталые, подавленные и не на шутку испуганные, теперь они совершенно успокоились.

— И вы верите в волшебство? — усмехнулся Кевин, похожий в своей просторной парке на огородное пугало.

Вместо ответа к нему сзади подкралась Трианна. Она обхватила юношу за талию и быстро закружила его в танце. Орсон смотрел на эту пару с непониманием и долей зависти.

Неожиданно Макс обратил внимание, что карабин Эвианы не изменился. Осталось прежним оружие и у некоторых других игроков. Почему? Неужели духи уже предвидят ситуации, когда могут понадобиться не только гарпуны и дубины, но и карабины?

Гвардеец, в силу своей профессии самый неравнодушный к оружию, бегал от игрока к игроку и давал советы. Его собственный карабин превратился в колючую булаву, и это обстоятельство вызвало у Орсона приступ гомерического смеха.

То ли из за потепления в природе, то ли из за долгого утомительного путешествия Макс начал задыхаться, чего с ним никогда не случалось. Попросить же сделать короткий привал ему было стыдно.

Неожиданно помощь пришла от брата.

— Лебедь! — взмолился Орсон. — Ради Бога, давайте передохнем!

Девушка, обозревавшая горизонт, думала о чем то своем и долго не отзывалась.

— Отец говорил, что где то впереди нас ждет замерзшее озеро, — наконец сказала она. — Но в царстве Силумкадчлука стало тепло, и если озеро растаяло, то это очень хорошо.

Зеленые пятна молодой травки, потеснив снежные шапки, царствовали на всех окрестных холмах. Полярный заяц, с любопытством взглянув на незваных гостей, дал стрекача вверх по склону.

На игроков вновь навалилась усталость. Все думали о скором привале, отдыхе, свежей воде и вкусной пище. Макс задумчиво поглядывал на мешки и ящики, аккуратно разложенные на нартах. «Интересно, что в этих ящиках? — гадал он. — Мясные консервы? Пакеты с выпечкой? Хорошо бы сейчас подкрепиться постным мясным бульоном с листьями салата и лапшой. И пива бы еще… И пирожных…»

— Нет, без пирожных я как нибудь обойдусь, — тихо сам себе сказал Макс.

— А также лазаньи, бифштекса и макарон, — неожиданно добавила оказавшаяся рядом Трианна.

Ее голос звучал как музыка. Пышная блондинка Трианна была самой красивой и самой сексуальной из женщин игроков.

— Когда очень хочется есть, я тоже перебираю в памяти тысячи меню и рецептов, — призналась она. — Не переживайте. Будет привал, там и перекусим.

Подтолкнув Макса и весело подмигнув, Трианна сбавила шаг и вскоре оказалась в хвосте колонны.

Где то далеко закричали птицы. Небо оставалось девственно чистым. Но вот на горизонте показалась маленькая точка, которая быстро увеличивалась в размерах и вскоре превратилась в гигантскую крикливую птичью стаю, закрывшую полнеба. Появились легкие золотистые облака. Они медленно, словно с большой неохотой, ползли над холмами. Солнце, по прежнему низкое, светило и грело, как летом.

Макс представил, как это красиво смотрится с экрана: бездонное небо, изумрудная трава среди снегов и искатели приключений, облаченные в аборигенские парки и вооруженные карабинами, копьями и устрашающего вида дубинами. Для полноты картины не хватало только большой авантюры.

Вскоре игроки стали подниматься на холм, то там, то здесь усеянный остатками снежной шубы. Кое где встречались прожилки льда — свидетельство вечной мерзлоты, царящей под оживающим дерном.

На одной из таких хрустальных прожилок Макс поскользнулся. Он кубарем катился бы до самой равнины, если бы не проворные руки Эвианы, схватившие его вовремя за локоть.

Встав на безопасное место, Макс с безопасностью посмотрел на спутницу, но Эвиана быстро отвела взгляд в сторону. Продолжив путь, Макс пытался понять, почему ему так нравится эта женщина. Может, потому что она очень загадочна? Да, загадок в этом путешествии хоть отбавляй.

С вершины холма открылся прекрасный вид на обширную долину и озеро. Уже стало настолько тепло, что некоторые игроки сняли верхнюю одежду и теперь несли ее в руках. Собак отвязали от упряжи, и они, наполнив долину веселым лаем, понеслись вниз, к далекому озеру.

Поманило озеро и людей. Побросав одежду, поклажу и оружие, они устремились к водному зеркалу, окруженному со всех сторон камышом и высокой травой.

Но не успели игроки сделать и пятидесяти шагов, как раздался тревожный голос Гранта:

— Подождите! Здесь что то не то!

Все послушно остановились, даже Орсон, на лице которого было написано возмущение. Не отрывая взгляда от озера, игроки стали пятиться назад.

— Что вы заметили? — спросил Гранта Кевин, первым добравшийся до нарт.

— Я чувствую, что здесь подстерегает какая то опасность, но я не знаю, какая именно.

Снежная Лебедь опустилась на колени и внимательно, как заправский следопыт, исследовала небольшой участок травяного покрова. — Недавно здесь прошло огромное существо, — заключила она.

Действительно, трава кое где была примята, заметные вмятины виднелись и в грунте. Игроки собрались на вершине холма и молча вслушивались в завывания поднявшегося ветра. В водах озера играло яркое солнце, поднятые ветром волны ласкали камышовые заросли. Ничто не предвещало беды.

— Фу, черт, — нарушил молчание Грант. — Наверное, я просто параноик.

Внезапно озеро ожило, и над поверхностью появилось исполинское чудовище. С его спины с грохотом обрушился многотонный сверкающий водопад. Затряслась земля, и округа наполнилась невообразимым воем. Несколько секунд чудовище смотрело на опешивших игроков, а затем плюхнулось в озеро, подняв над собой огромный водяной фонтан.

— Ну и шуточки, — пробормотал Макс. — Ну и дела. Нам не хватало только лохнесских чудовищ…

От места падения монстра во все стороны покатились штормовые волны.

Не успело озеро успокоиться, как гигантский серебристый кит появился вновь, теперь уже ближе к людям. Вновь затряслась земля, и вновь на берег обрушились гигантские волны. Вскоре на прибрежной отмели появилось и само чудовище.

Извиваясь, китообразное выползло на сушу. По его бокам игроки заметили пару конечностей толщиной в ствол дерева, которые оканчивались пальцами, оставляющими в прибрежной жиже глубокие борозды.

— Боже мой! — воскликнул Грант. Собаки, к несчастью, уже впряженные, рванули с места и во весь опор понеслись навстречу верной смерти. Недалеко от монстра, повинуясь инстинкту самосохранения, лайки бросились в разные стороны, но было поздно. Чудовище, сверкая рядами острых зубов, уже подобрались к Рыжему Медведю и Оттэру.

Первой, прицелившись, выстрелила Эвиана, и из раны на теле монстра забил фонтан крови.

— Стреляйте! Стреляйте же! — выйдя из оцепления, заорал Грант.

Опустившись на одно колено, он произвел несколько точных выстрелов. Чудовище же, как ни в чем не бывало, доедало последнюю лайку.

Покончив с собакой, окровавленный монстр с непостижимой скоростью понесся прямо на пилота. Выстрелам не было конца. Вся туша чудовища покрылась кровью. Оно извивалось, корчилось, но не замедляло своего бега.

Навстречу монстру причудливым зигзагом бежал Пегас. В его старинном кремниевом ружье была всего одна пуля, и он берег ее для верного, убийственного выстрела.

Грант бросился наутек, но было поздно. Чудовище, раз в тридцать превышающее размеры человека, сомкнуло свою огромную, нашпигованную зубами саблями пасть и перекусило Гранта пополам.

Стало ясно, что огнестрельное оружие никакой пользы не принесет. «Нужно убираться, пока не поздно», — решил про себя Макс. Неожиданно подбежала и дернула его за рукав Снежная Лебедь:

— Гарпун! Используйте свой гарпун! Не медля, Макс поднял над головой эскимосское оружие. «Докину ли? Успею ли я подойти к этой твари до того, как она меня сожрет?» — пронеслось у него в голове.

Дальнейшие действия монстра покончили с нерешительностью и колебанием. Чудовище высоко подняло голову и, издав леденящий душу рев, двинулось на игрока.

Макс выждал, когда монстр приблизится к нему на расстояние двадцати пяти — тридцати футов, и отчаянно швырнул гарпун в гигантскую голову. Гарпун вонзился китообразному прямо между глаз.

Чудовище остановилось и издало крик, похожий на предсмертный. Вздрогнув всем телом, оно отпрянуло назад.

Игроки, улюлюкая и громко ругаясь, помчались к отступающему монстру.

В него полетели гарпуны и копья. Наконец то выпалил из своего древнего ружья долго выжидавший Пегас. Его нуля попала монстру в бок, и неожиданно из того места, откуда все китообразные выпускают фонтан воды, забила какая то черная жидкость.

Отступая к озеру, чудовище, то ли обессилев, то ли пытаясь стряхнуть с себя копья, перекатилось по склону. Гарпуны и копья попадали на залитую кровью траву. Не сбавляя скорости, монстр плюхнулся в озеро, подняв фонтан воды и наделав грохота на всю долину.

Вскоре от чудовища не осталось и следа, будто его никогда и не было. Стих ветер, успокоилось озеро, исчезли кровавые пятна на воде.

Игроки разбрелись по склону в поисках своего оружия. Всеобщее молчание нарушил победный клич Боулза.

Подбросив свою дубину высоко вверх, Робин закричал:

— И все таки мы его одолели!

— Пусть только сунется! — вторил Боулзу Орсон, потрясая над головой своим гарпуном, гораздо более длинным, чем оружие Макса.

Всеобщее веселье было нарушено тихим голосом Снежной Лебеди:

— И все таки я не понимаю…

Орсон с удивлением посмотрел на девушку: Лебедь была проводником, а проводники должны понимать все.

— Чего вы не понимаете?

— Это был сухопутный кит убийца, и сейчас мы все должны быть мертвы. Да, у нас есть талисманы отца, но это всего лишь жалкие остатки; это самые слабые талисманы. И я не понимаю, как нам удалось…

Девушка задумчиво покачала головой и замолчала.

Внезапно земля вновь затряслась. От неожиданности Макс упал на четвереньки и с ужасом увидел, как всего лишь в двенадцати футах от него разверзлась почва и из расщелины показалось лохматое, похожее на червя существо. Снежная Лебедь побледнела и прошептала: — Боже мой… Это же Когухпук… Макс вскочил на ноги и взял наизготовку свой чудесный гарпун. Змея не поражала своими размерами, ее тело было длиной не более трех метров.

Земля продолжала дрожать, и из ее недр доносились глухие трубные звуки. Расщелина немного увеличилась, ее края осыпались, и из нее, к неописуемому ужасу игроков, появилась огромная косматая слоновая голова. С помощью хобота существо расширило расщелину, и в считанные минуты на поверхности вырос настоящий мамонт. Его бурая шерсть свисала до самой земли, а круто закрученные бивни были едва ли короче хобота.

Отряхнувшись и что то протрубив, мамонт двинулся на Эвиану. Женщина встретила доисторическое животное плотным огнем. Не обращая внимания на выстрелы, животное продолжало упрямо идти вперед.

В последний момент, сообразив, что карабин не поможет, Эвиана бросилась бежать. Однако ей не удалось сделать и пятнадцати шагов, когда мамонт ее настиг. Через мгновение Эвиана исчезла в пыли под толстыми слоновьими ногами.

Две или три секунды мамонт топтал бедную женщину, а затем, победно протрубив, погнался за следующей жертвой.

Выбора не было. Макс зашел к мамонту с левого бока и со всей силы швырнул в него гарпун, метясь в самое сердце. К всеобщему удивлению, гарпун пронзил тело животного насквозь и вылетел наружу. Мамонт закачался и вдруг, словно потеряв остатки разума, завертелся на месте.

Подоспевший Боулз изо всей силы огрел животное по ноге своей булавой. Мамонт покачнулся, упал на колени, и вскоре многотонная туша медленно завалилась на бок.

Через пару секунд мамонт на глазах игроков стал разлагаться, превращаясь в кости и труху. Через какую то минуту другую от огромного жителя тундры осталась только пыль.

Исчезло все, что хоть как то напоминало бы о странном событии. Не осталось следов и от Эвианы.

— Проклятый рок, — прошептала Снежная Лебедь. — Она мертва.

— Что? — Макс не мог смириться с происшедшим. — А где же следы?

— Да, она мертва, — Лебедь печально посмотрела на игроков. — Когухпук призвал ее к себе. Нам предстоит оплакивать ее всю сегодняшнюю ночь. Я думаю, что здесь надо разбить лагерь. Теперь мы в безопасности.

Неожиданно раздался голос гвардейца:

— Нет, это переходит все границы. Как мы умудрились ее потерять?

Макс пристально взглянул на гвардейца. Актер он или нет? Наверное, нет, решил Макс: выражение скорби и досады на лице гвардейца было самым настоящим.

Со смертью Эвианы в душе Макса Сэндса что то оборвалось. Что за странная смерть… Слишком уж мрачно началась эта игра. Что же все таки произошло: несчастный случай, сбой в компьютерной программе, или все подстроено специально?

Как бы там ни было, актеры и проводники были потрясены случившимся почему то больше, чем сами игроки.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

Похожие:

Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 iconЛарри Нивен. Дырявый Ларри Нивен
Пожалуй, он прав. Поскольку вина в этом будет только его. Но Лир говорит еще, что пока до этого дойдет, могут пройти годы, а то и...
Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 iconЛарри Нивен. Человек-мозаика Ларри Нивен. Человек-мозаика
А, В, ав и о по совместимости. Впервые стало возможно сделать пациенту переливание крови с некоторой надеждой, что это его не
Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 iconЛарри Нивен. Реликт империи Ларри Нивен. Реликт империи
Он завис над одним из растений, с собственническим интересом разглядывая необычное пятно в его
Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 iconЛарри Нивен. Дождусь Ларри Нивен. Дождусь
На Плутоне ночь. Линия горизонта, резкая и отчетливая, пересекает поле моего зрения. Ниже этой изломанной линии серовато-белая пелена...
Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 iconРассказы Ларри Нивен Прохожий прохожий
Был полдень, горячий и голубой. Парк звенел и переливался голосами детей и взрослых, яркими красками их одежд. Попадались и старики...
Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 iconЛарри Нивен. В безвыходном положении
Объединенных Наций, с возможностью обогатить свой кругозор новыми изысканными впечатлениями вещь редкая для человека в возрасте более...
Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 iconРассказы Ларри Нивен Воители
Я не сомневаюсь в том, что они заметили наше появление, — настаивал Сит — советник по инопланетным технологиям. — Вы видите вот то...
Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 icon0. Ларри Нивен. Защитник и сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из
...
Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 iconЛарри Нивен. Как умирают на Марсе
Только беспредельная жестокость могла позволить ему вырваться живым из поселка. Толпа за спиной у Картера даже не пыталась охранять...
Ларри Нивен, Стивен Барнс Проект «Барсум» Парк грез – 2 iconСтивен Д. Левин и Стивен Дж. Дабнер фрикономика мнение экономиста-диссидента о неожиданных связях между событиями и явлениями
Следует заметить, что Стивен Д. Левитт — вовсе нетипичный экономист, а исследователь, который изучает всевозможные загадки повседневной...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org