Диалог культур и цивилизаций



страница12/127
Дата03.08.2013
Размер7.69 Mb.
ТипДокументы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   127

А.И. Тимофеева

Российский госпедуниверситет, студентка




«СИБИРСКИЙ СТИЛЬ» В РОССИЙСКОМ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ ХХ в.



11 сентября 2008 г. в Государственном Русском музее открылась выставка работ сибирских художников XX – XXI вв. под названием «Сибирский миф. Голоса территорий». В составе экспозиции насчитывалось шестьдесят шесть живописных работ, более тридцати произведений графики, скульптура и фотография. Выставке предшествовала огромная работа, проделанная ее организаторами: в течение нескольких лет отбирались работы из фондов различных сибирских региональных музеев. В результате «география» выставки оказалась обширна: Омский музей изобразительных искусств им. Врубеля, Тюменский музей изобразительных искусств, Иркутский областной художественный музей, а также частные коллекции и самих художников. Для временной экспозиции Мраморного дворца были отобраны произведения, наиболее полно отражающие региональную этнокультурную специфику современного искусства Сибири (К. Панков, Г. Райшев, В. Уза, Л. Пастушкова, Д. Намдаков, Н. Рыбаков, В. Владимиров, Л. Арбачакова и многие др.).

Очень показателен ставший достоянием истории факт: первое знакомство петербургского (да и российского) зрителя с искусством Сибири произошло также в залах Государственного Русского музея в 1929 г. Выставка «Искусство народностей Сибири» представляла творчество студентов Северного факультета Института живых восточных языков. Выставка стала сенсацией в среде зрителей, критиков, художников. Интерес к этому событию был связан с «желанием обновления творческих сил через соприкосновение с простым и могучим искусством».

Интерес к региональному искусству сегодня, на наш взгляд, вызван несколькими факторами. В частности, в условиях глобализации возрастает интерес к этнической самобытности, сохранению национальной идентичности и традиционной культуры. Художественное своеобразие культуры Сибири, «многонаселенного» в этническом отношении региона, складывается из слагаемых образов эпически мощной природы и архаически-синкретичной слитности с ней человека, проявляющейся в формах мифотворчества, в том числе, современного. Еще на первом съезде художников-сибиряков в Новониколаевске (ныне Новосибирске), в 1927 г. руководитель студии-мастерской из Иркутска И. Копылов говорил: «Искусство, прикасаясь к корням народного творчества, всегда возрождалось. Живописец Гоген, ища опоры, уехал из Франции на девственную почву Таити. За границей (художники) мечтают съездить в Африку: там тяга к негритянскому, первобытному, там усталость от однообразия европейской жизни. А у нас здесь, в Сибири, мы имеем близко под руками все первобытное, азиатское… Я думаю, Сибирь даст в будущем и Венецию, и Флоренцию, и Мюнхен» [3. С. 52].

Ещё в начале XX в.
в ленинградском Институте Народов Севера наблюдался необычный феномен. Мастера, прибывшие в Ленинград из Сибири и погрузившиеся в творческую атмосферу института, шагнули далеко вперёд в своём творчестве, в их произведениях всё чаще стали появляться этнические мотивы, связанные с культурой сибирских коренных народов (ненцев, ханты, манси, эскимосов и др.). Их произведения несут в себе мифологические мотивы сибирских этносов. В настоящий момент Институт Народов Севера трансформировался в институт народов крайнего севера Российского Государственного Педагогического Университета имени А.И. Герцена, который, в качестве студентки представляет автор данной статьи. Герценовскую школу прошли в свое время и талантливые выпускники университета – Константин Панков и Геннадий Райшев, на творчестве которых остановимся особо.

Этническое направление в региональноим искусстве Сибири активно развивается еще с начала XX в. Понятие «сибирского стиля» в современном изобразительном искусстве многовекторно, самобытно и сочетает в себе как традиционные европейские приёмы в живописи, так и методы творчества коренного населения Сибири. Проблема поиска «сибирского стиля» волновала не только художников, но и археологов, историков, искусствоведов и этнографов, культурологов, писателей и музееведов. Искусствоведческие споры и о термине «сибирская неоархаика», завоевавшем внимание исследователей на рубеже тысячелетий, не утихают до сих пор.

Феномен «сибирского стиля» включает невероятные сочетания древнего и современного, возможные с помощью соединения традиционных и модернистских приёмов в искусстве. Это обращение наших современников к своим корням, которое происходит через изучение быта, духовной жизни, культуры пращуров. Эта культура передаётся в современном искусстве через мифологические сюжеты. Таким образом, художниками создаётся свой новый мир, который можно было бы назвать «современной древностью». Этим объясняется и появление термина «сибирская неоархаика». Для неё характерны: использование архетипов, архаических символов, элементов древней культовой практики народов Сибири. Неоархаический образ формируется в результате использования мифологии для создания новой символической конструкции, метафоры. Современная неоархаика приобрела такие черты, как универсализм, постмодернистские технические приёмы и яркую цветовую экспрессию. Это объясняется качественно новым подходом к мифологии и культуре сибирского региона, новыми жизненными принципами и ценностями в современном обществе.

Процесс творчества для многих художников Сибири соотносим с процессом создания творцом Вселенной. В основе воплощения многообразного и знакомого художнику Севера мира лежит мифологический мотив первотворения Вселенной. Отсюда – любовь к примитиву, составляющая специфику изобразительного языка северных мастеров. Хантыйского художника Константина Панкова не случайно называют «северным Пиросмани». Своим творчеством он ведёт своеобразное повествование о жизни северян, наивно-простой и фольклорной. Главный сюжет Панкова – путешествие рыбака, оленевода, охотника. На своих полотнах художник показывает жизнь этнического сибиряка вкупе с красотой родной местности. Во многих картинах повторяется сюжет дерева, взятый в особом масштабном измерении. В художественном мире Панкова всё растёт, течёт, движется, а жизнеутверждающая цветовая гамма объединяет и усиливает многообразную картину бытия. Особая пластичность изобразительного языка придаёт ландшафтам в картинах Панкова характер подвижного, живого, дышащего организма.

Основы особого, «экологического» сознания сибирских художников также следует искать в космогонических мифах, повествующих о происхождении человека из земли, дерева, глины, животного, травы. «Такие анимистические представления служат камертоном этического поведения коренных народов и до настоящего времени. Оно обеспечивает в местах их локального поселения уважительное отношение ко всему живому, что окружает человека, и дозирует запасы человека ровно таким количеством, которое бы обеспечивало им нормальное существование. Нарушение этого закона грозит смертью предков и их родственников, ведь в каждом, к примеру, сверхнормы срубленном дереве, убитом животном, пойманной рыбе невинно умирает душа человека» [1].

Геннадий Райшев – еще один представитель этнического направления сибирского искусства (ханты). Его творчество не только эмоционально, но и глубоко продуманно, философично, неотрывно от сложных художественных исканий XX в. Образы Райшева сочетают реалистическую достоверность с яркой метафоричностью. Порой они приближаются к символическому знаку, и вся композиция обретает орнаментальный характер. Сам художник говорит: «Национальный характер как целое связан с бытовыми предметами. Я нашел пластическую формулу хантыйского характера: это острый угол наших скульптурных тонгхов. Русский характер – нечто более округлое, для меня воплощенное в дуге» [3].

Орнаментальная символика угла, распространенная у обских финно-угров, раскрывается как первоначало творения. Проявление данного знака можно видеть во многих природных формах: гора, ель, кедровая шишка, рыба, птица. Угол же является уникальной формой человеческого творения: в своем объемном воплощении он лежит в основе конструкции юрты. Благодаря пирамидальной форме в жилище северных народов сохраняется тепло в суровые зимы и прохлада в жаркий летний период. Таким образом, форма угла является универсалией, воплощающей различные образы проявления мира.

Но художник не заимствует народные узоры, а находит их в природных ландшафтах. Он пытается повторить путь, проделанный поколениями его предков. Живописные серии «Болото» (1976 г.), «Морошка-кашка» (1976 – 1978 гг.), «Ягода-морошка» (1980 г.) – попытка мифологизации жизненных впечатлений и наблюдений. Популярные в хантыйском фольклоре духи-покровительницы – «дочь земли», «хозяйка воды», «травяная женщина» – воссозданы средствами живописи. Короткие фигуры с большими головами и прижатыми к маленькому телу руками охвачены многослойными контурами, с которыми смыкаются по цвету и структуре вибрирующие горизонтали земли. Цветовой контраст фона и фигур, обратная перспектива усиливают эффект присутствия образов чувственных и одновременно условных. Фантастические идолы, олицетворяющие таинственные силы природы, маняще глядят раскосыми глазами реальных женщин, имеющих даже имена. Женское начало персонифицируется у Райшева в образе болота, поросшей березами согры, где рождаются «Хантыйские Венеры» (серия работ 1982 г.).

На современном этапе своей истории Западная Сибирь – динамично развивающийся регион с богатейшими природными и человеческими ресурсами. Но в прогрессивно растущей, стремительно урбанизирующейся сибирской культуре по-прежнему актуальной остаётся проблема поиска «сибирского стиля» в изобразительном искусстве. И по-прежнему эти поиски связаны с обращением к первоистокам, реконструированием мифа как «памяти земли», как «культурного кода» регионального сомосознания, устойчивым стержнем которого остаются древние истоки традиционной культуры.
1. Кубанова Т.А. Изобразительное искусство современной Сибири: этнический компонент// Поликультурная Россия в истории и современности: Учебное пособие для магистров. / Под ред. Л.М. Мосоловой. (Рукопись, находится в печати).

2. Лазарева Е.Г. Страна Югория в творчестве Геннадия Райшева. Ханты-Мансийск, 2003.

3. Северный изобразительный стиль. Константин Панков: Альбом. М., 2002.

4. Сибирский миф: голоса территорий. Каталог выставки. Омск, 2008.

5. Тугендхольд Я.А. Изобразительное искусство СССР/ Искусство народов СССР: Сборник статей. М.-Л., 1930.

6. Федорова Н.И. Вселенная Г. Райшева // Геннадий Райшев. Живопись. Графика: Альбом. Москва, 1998.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   127

Похожие:

Диалог культур и цивилизаций iconВ греции начался «Диалог цивилизаций»
На греческом острове «Родос» сегодня открылось пленарное заседание Второго Международного общественного форума «Диалог цивилизаций»....
Диалог культур и цивилизаций iconПрограмма проведения 24 – 25 сентября 2009 года
Смоленске – Гнездово Международной научно–практической конференции: «Диалог культур, народов и цивилизаций»
Диалог культур и цивилизаций iconРабочая программа учебной дисциплины (модуля) б в. 02. 2 История древнего востока трудоёмкость (в зачётных единицах) 4
Истории Древнего Востока с историей первобытности и историей античных цивилизаций, а также исключительной важности диалога культур...
Диалог культур и цивилизаций iconСеминаре юнеско «Диалог цивилизаций»
Об XI всемирном русском народном соборе и позиции рпц на семинаре юнеско «Диалог цивилизаций»
Диалог культур и цивилизаций iconIii. Материалы научно-практических конференций
Диалог культур и цивилизаций. Материалы X всероссийской научной конференции молодых историков.  Тобольск: тгпи им. Д. И. Менделеева,...
Диалог культур и цивилизаций iconСта­тья опуб­ли­ко­ва­на в из­да­нии: Диалог культур и партнерство цивилизаций: IX международные Лихачевские чтения, 14-15 мая 2009 г. Спб.: Изд-во Спбгуп, 2009, стр. 292-299

Диалог культур и цивилизаций iconЗаметки Реплики Отклики
«Диалог культур и парт­нерство цивилизаций». Впервые одна из секций — «Человек и культура в литературоведении xix—xx веков» (выступления...
Диалог культур и цивилизаций iconДиалог цивилизаций: восток-запад
Кризис современной философской компаративистики. Логика истории и будущее современных цивилизаций
Диалог культур и цивилизаций iconМероприятия Литературного института в рамках социально-культурной деятельности Ноябрь 3 ноября (четверг) – в рамках проекта «Диалог культур»
В рамках проекта «Диалог культур» вечер Армянской культуры в Литературном институте ауд. №3 в 17: 00
Диалог культур и цивилизаций iconБ. Т. Койчуев «Персидские мотивы» С. А. Есенина: диалог культур
К. 59 «Персидские мотивы» С. А. Есенина: диалог культур Учебно-научное пособие. – Б.: Крсу, 2011. – 118 с
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org