Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования



страница12/15
Дата05.08.2013
Размер2.1 Mb.
ТипДокументы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

Библиографический список


  1. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977.380 с.

  2. Батырева С.Г. Старокалмыцкое искусство. Альбом. Элиста. 1991,127с.

  3. Батырева С.Г. Старокалмыцкая живопись в фольклорной традиции калмыков//Калмыцкий фольклор. Элиста. 1985. С. 65-83.

  4. Вебер А.Б. Устойчивое развитие как социальная проблема. М. 1999.

  5. Выготский Л.С. Т. VI. С. 5-56.

  6. Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. СПб., 1996.148 с.

  7. ГасановЗ.Т. Педагогика межнационального общения. М., 1999. С. 276-277.

  8. Григорьев С.И. Основы построения социологической теории жизненных сил человека: контекст развития культуры социальной жизни на пороге XXI века//Социология на порогеXXI века. М. 1998.

  9. Имкенова А.Б. Этническая идентичность калмыков, Элиста. 1999. С. 45-77.

  10. Каган М.С. Философия культуры. СПб., 1996.414с.

  11. Ландшеер де В. Концепция «минимальной компетентности» // Перспективы. 1988. № 1. С. 27-37.

  12. Лихачев Д.С. Прошлое - будущему. Л., 1985. С. 66.

  13. Митиров А.Г. Об особенностях ламаистской культовой практики калмыков//Вопросы истории ламаизма в Калмыкии. Элиста. 1987. С. 50-70.

  14. Наднеева К.А. Буддизм махаяны в Республике Калмыкия. Элиста. 1999. 76 с.

  15. Овшинов А.Н. Этнокультура и гармония будущего (теоретический аспект) // Межнациональные отношения в Республике Калмыкия. Элиста, 2002: С. 34.

  16. Панькин А.Б. Формирование этнокультурной личности. М.,2004.272с.

  17. Покровский М.Н. От кризиса ценностей к обретению нравственных ориентиров. Россия: поиск пути. М. 1999.

  18. Пюрвеев Д.Б. Культовое зодчество калмыков в XV11-X1X вв.// Вопросы истории ламаизма в Калмыкии. Элиста. 1987.

  19. Сериков В.В. Образование и личность. Теория и практика проектирования педагогических систем. М., 1999.272 с.

  20. Эрдниев У.Э. Калмыки (к. Х1Х-нач. XX вв.). Историко-этнографические очерки. Элиста. 1970.

  21. Ядов В,А. Социальный тип личности//Коммунист. 1988. № 10. С. 96-104.

  22. Rokeach M. The Nature of Human Values. N.Y., 1973, p. 22.

  23. Hofstede G. Cultures and Organizations. Sofware of the Mind. McGRAWHILL, N.Y., 1997.


Л. В.Намруева

к.с.
н,


доцент КИГИ РАН
Этнокультурная идентичность калмыков

(по итогам опроса 2010 года)
В постсоветский период, когда обострились проблемы в духовно-нравственной сфере жизни общества, актуальным стал поиск новой мировоззренческой, культурной, гражданской, этнической идентичности. В период кардинальных преобразований, социальной нестабильности внимание общества обращается к культурному наследию, этнозащитной функции культуры. Элементы культуры, не утратившие своей актуальности и ценности, занимают в жизни современного человека весьма значительное место. Они способствуют формированию и развитию этнокультурной идентичности, осознания индивидом, группой своей принадлежности к конкретной общности на основе разделяемой культуры, психологического переживания этого единства.

В последнее десятилетие понятия «этническая идентичность», «этнокультурная идентификация» широко используются, ими оперируют многие российские ученые: член-корреспонденты М.К. Горшков, Ю.В. Арутюнян, известные социологи В.А. Ядов, Л.М. Дробижева, Ю.Г. Волков, З.В. Сикевич и др. Идентичность   наиболее интенсивно употребляемая категория в анализе социального взаимодействия, социальной коммуникации. «Человеку приходится постоянно балансировать между нормативным, социально-ролевым и индивидуальным, уникальным. Человек нуждается в уверенности, безопасности, предсказуемости: акт самопричисления к определенной социальной группе, социальной общности можно рассматривать как выбор «во имя чего-то» и «для чего-то» [Волков 2006: 13].

Этнокультурная идентичность зависит от способности и готовности индивида интегрироваться в социум: чтобы сохранить себя, индивид включается посредством этнической социализации в мир этнической общности. Наша статья позволяет проследить, осмыслить проблемы самоопределения представителей калмыцкого этноса, который вместе со страной переживает сложные процессы социальных трансформаций.

Далее проанализируем отдельные результаты анкетного опроса, проведенного в республике отделом социально-политических и экологических исследований Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН (КИГИ РАН) в 2010 г. В нем участвовало 283 человека калмыцкой национальности, из них мужчины составляют 47,7 %, а женщины   52,3 %. Большинство опрошенных являются студентами калмыцких филиалов московских вузов (МАЭП, МГГУ, МОСУ) очного и заочного обучения.

Одна из задач исследования заключалась в определении основных видов идентичности. С этой целью была использована методика, применяемая учеными из Института социологии РАН. Анализ строится на ответах респондентов на вопрос: «Как часто Вы ощущаете близость, единство с перечисленными ниже людьми, о ком вы могли бы сказать «Это – мы?» (варианты ответов: «часто», «иногда», «никогда», «затрудняюсь ответить»). Суммарные данные по позициям «часто», «редко» рассматриваются как свидетельство позитивной идентификации [Козырева 2008].

Позитивная идентификация с этническим сообществом зафиксирована в ответах 91 % опрошенных мужчин и 87 % опрошенных женщин. Наши многолетние исследования свидетельствуют, что этническая идентичность является доминирующей для представителей титульного этноса, при этом она может совпадать с региональной (республиканской), локальной (город, село), конфессиональной. Не стало исключением и рассматриваемое анкетирование. Наряду с этнической и региональной принадлежностью к наиболее устойчивым идентификациям относится локальная (у мужчин она занимает первое место) и конфессиональная идентификации.
Таблица 1

Сравнение различных видов социальной идентичности

Виды идентичностей

Мужчины

Женщины

положительная идентификация

ранг

положительная идентификация

ранг

С людьми своей национальности

91,0

2

87,1

1

С жителями того же города или села

91,8

1

86,5

2

С людьми своей веры

82,8

4

79,8

3

С жителями республики

83,6

3

78,4

4

С людьми, близкими по политическим взглядам

63,4

5

53,4

5

Со всеми гражданами России

61,9

6

55,4

6


Этническая идентичность означает не только ощущение людьми своей принадлежности к тому или иному этносу, но и еще то, как они представляют свою республику и как они себя соотносят с ней, насколько происходящие в регионе процессы понятны и близки им» [Анайбан 2003: 181]. Вопрос: «Без чего этнос не существует?» позволил определить этноинтегрирующие факторы. Результаты показали, что одни и те же факторы являются составляющими этнической принадлежности у мужчин и женщин, но они несколько различаются в количественном отношении. По мнению респондентов этнос не существует без традиций и обычаев своего народа (мужчины   32,1 %; женщины   35,1 %), языка (мужчины   24,6 %; женщины   27,0 %), исторического прошлого (мужчины   17,2 %; женщины   13,5 %), общей территории (мужчины   8,2 %; женщины   7,4 %), общей религии (мужчины  6,7 %; женщины  5,4 %).

Базовые символы этничности (культура, история, язык, родная земля) способствуют культурной консолидации в пределах конкретной этнической группы, причем «этнокультурное символическое поле предшествует другим символическим полям, обретаемым вследствие вхождения в различные статусные и формальные группы» [Сикевич 2008: 86].

Социально-экономические и политические реформы, проводимые в современной России, в значительной мере изменили статусные позиции жителей республики, их социально-психологическое самочувствие. В преобразованиях всех сфер жизнедеятельности общества есть как явно положительные, так и отрицательные стороны. Несмотря на доминирование у исследуемой группы таких видов идентичности, как этническая, локальная, республиканская, один из вопросов высветил одну из актуальных социальных проблем региона, трудовую миграцию. На вопрос: «Возникает ли у вас желание выехать за пределы республики?» утвердительно ответило большинство опрошенных (мужчины   66,5 %, женщины   75 %). Только чуть более четверти мужчин (29,9 %) и пятая часть женщин (20,9 %) признались, что подобное желание у них не возникает. Следует обратить внимание на тот факт, что четверть анкетируемых мужчин (25,4 %) и треть женщин (33 %) испытывают потребность выехать за пределы страны. Возможно, эта часть опрошенных перестала ждать счастливых перемен в стране, находится в состоянии безысходности, и единственный выход им видится в выезде из страны. Наши земляки успешно осваивают не только города нашей необъятной родины, но и пространства дальнего зарубежья благодаря таким качествам как трудолюбие, работоспособность, целеустремленность, хорошее образование. Многие из них, к сожалению, уже не задумываются о своем возвращении на родную землю, которая остро нуждается в их знаниях, опыте, креативности, социальной активности, деловой устремленности.
Таблица 2

Распределение ответов на вопрос «Возникает ли у вас желание … »


№ п/П

Варианты ответов

Мужчины

Женщины

1

Выехать за пределы республики, в соседние регионы

11,2%

10,1%

2

Выехать за пределы республики в столицу

29,9%

31,8%

3

Выехать за пределы страны

25,4%

33,1%

4

Такое желание не возникает

29,9%

20,9%


Социальная мобильность, неограниченные контакты с представителями разных этнических групп, культур приводят к увеличению межэтнических семей, которые являются распространенным явлением в республике. В отношении межэтнических (смешанных) браков существуют разные взгляды, порой весьма противоречивые. С одной стороны, они рассматриваются как фактор этнокультурного сближения, сращивания этнических культур разных народов. А с другой стороны, они оцениваются как явление, вызывающее ассимиляционные процессы, так как в смешанной семье подвержены изменениям сами основы жизнедеятельности этноса: образ жизни семьи, потребности, личные отношения мужа и жены. В смешанных семьях претерпевают определенные трансформации преемственность поколений, воспроизводство историко-этнокультурного кода, в основе которого заложены этнический характер, материнский язык [Намруева 2008: 95].

Закрытый вопрос «Как вы отнеслись бы к тому, что кто-либо из ваших ближайших родственников вступил бы в брак с представителем другой национальности?» позволил определить отношение респондентов к межэтническим семьям. Сравнивая результаты в гендерном разрезе, обнаруживаем, что мужчины в большей степени, чем женщины, не воспринимают смешанные браки. Так, каждый пятый опрошенный калмык (20 %), что в три раза больше, чем калмычек (6,8 %) считает такие браки нежелательными. Эти результаты свидетельствуют, что мужчины склонны сильнее, чем женщины, к этноцентризму, к предубеждениям по отношению к представителям других групп, уклонению от контактов с ними, нетерпимости в социальном взаимодействии» [Сикевич 2008: 50].

А женщины, соответственно, в большей мере, чем мужчины, положительно воспринимают межэтнические браки. Суммированный результат показывает, что 69,6 % калмычек и 50,8 % калмыков считают, что национальность в браке не имеет значения. Главное в создании союза для женщин (48 %) и мужчин (39,6 %) чувства и индивидуальные качества будущего супруга. Опрошенные женщины (21,6 %) в два раза чаще мужчин (11,2 %) указывают, что важным условием межэтнического брака является знание мужем/женой культуры, к которой принадлежит супруг, соблюдение обычаев другого народа. Из этого результата следует, что мужчины-калмыки потенциально не готовы приобщаться к культуре, к которой относится его будущая жена.

Двойственная (амбивалентная) установка характерна для 25,4 % мужчин и 18,9 % женщин, когда предпочтение отдается избраннику своей национальности, при этом нет возражений против смешанного брака близких родственников. Представители этой группы имеют моноэтническую идентичность, которая носит позитивный характер и наполнена патриотизмом, чувством национальной гордости, высокой самооценкой. Вместе с тем положительный образ своей этнической группы сопровождается позитивным ценностным отношением к другим этническим группам [Сикевич 2008: 50].

В 50-60-е гг. в смешанные браки вступали преимущественно мужчины-калмыки. Если в эти и предшествующие годы процент женщин-калмычек, вступавших в смешанные браки, был почти нулевой, то на протяжении 70-80-х гг. ХХ в. он значительно вырос [Ванькаев 1984: 84]. В 90-е годы он продолжал расти. Однако весьма затруднительным является определение точного количества межэтнических семей, их характеристик, численности метисов, детей, рожденных в таких семьях, т.к. в ходе переписи населения 2002 и 2010 гг. была отражена лишь этническая идентификация субъектов, а не их происхождение. И в материалах ЗАГСа также не фиксируется этническая принадлежность брачующихся. Отсутствие такой информации осложнило анализ современных семейно-брачных процессов, реальных межэтнических отношений на микросоциальном уровне (семья), постановку прогнозов относительно развития этнокультурного взаимодействия в республике.

Таблица 3

Распределение ответов на вопрос «Как вы отнеслись бы к тому, что кто-либо из ваших ближайших родственников вступил бы в брак с представителем другой национальности?» (в % по группе)

№ п/п

Варианты ответов

Мужчины

Женщины

1

Национальность в браке не имеет значения, если муж/жена знает культуру, соблюдает обычаи другого народа

11,2

21,6

2

Национальность в браке не имеет значения, главное - личные качества человека, любовь

39,6

48,0

3

Предпочел бы человека своей национальности, но возражать против такого брака не стал бы

25,4

18,9

4

Считаю такие браки нежелательными

20,1

6,8

5

Затрудняюсь ответить

3,7

4,7


В Калмыкии, как и во всем российском государстве, становление новых социальных идентичностей происходит в условиях быстрых изменений всех сфер жизнедеятельности общества, когда рушится привычный мир, когда исчезают опоры социальной уверенности. Полностью разделяем мнение Ю.Г. Волкова о том, что «современная ситуация … создает уникальную возможность для формирования и принятия идентичности, основанной на духовно-нравственных, гуманистических идентификационных основаниях. Общество быстрее преодолеет период «разрухи в головах», если идентичность будет интерпретироваться, осмысливаться через структуру «образов и смыслов» культуры, проявление коллективного «Мы», как общности, утверждающей и реализующей проект гуманистического преобразования» [2, С.56-57].

В процессе этнокультурной идентификации в республике мобилизуются интеллектуальные, культуротворческие силы с целью сохранения этноса, его идентичности, исторической судьбы, культурного наследия. Этнокультурная идентификация способствует поиску идей, формированию взглядов, систем ценностей, направленных на становление человека и эффективное развитие региона в новых социальных условиях.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

Похожие:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «карачаево-черкесский государственный университет имени У. Д. Алиева» (фгбоу впо «кчгу им. У. Д. Алиева») утверждаю
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconИстория развития вычислительной техники
Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования icon«Проблемы привлечения инвестиций в экономику России»
Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования icon«Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПрограмма дисциплины по специальности 22. 00. 03 «Экономическая социология и демография»
Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Одобрено кафедрой «Прикладная математика», протокол № от 2010 г
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПрограмма дисциплины по специальности 08. 00. 05 «Экономика и управление народным хозяйством»
Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org