Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история



страница1/4
Дата05.08.2013
Размер0.61 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2   3   4


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

_____________________________________________________________
На правах рукописи


Штейн Михаил Гиршевич

Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России
07.00.02 – отечественная история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук
Санкт-Петербург

2007

Работа выполнена на кафедре истории России и зарубежных стран Республиканского гуманитарного института

Санкт-Петербургского государственного университета
Научный консультант:

член-корреспондент РАН, доктор исторических наук Ганелин Рафаил Шоломович
Официальные оппоненты:

заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор исторических наук, профессор Ирошников Михаил Павлович

доктор исторических наук, профессор Измозик Владлен Семенович

доктор исторических наук Островский Александр Владимирович
Ведущая организация:

Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств


Защита состоится «      »             2008 года в 15 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.232.52 по защите диссертация на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199155, Санкт-Петербург, пер. Декабристов, д. 16. Зал заседаний Ученого совета.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М.Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан «    »             2007 г.

И.о. ученого секретаря

диссертационного совета

доктор исторических наук, проф.
Крапивин М. Ю.

Общая характеристика работы
Актуальность исследования.

Отмечая особую роль, которую играют в истории руководители государств и политические лидеры, и определяя значение в этом их личностных качеств, следует изучать роль их социального и национального происхождения, семейной и родственной среды, ее этнических характеристик, общественных и психологических традиций. Это подтверждает весь ход развития отечественной истории.

На протяжении более чем семидесяти лет отечественная историческая наука социологизировала людей, лишала их личностных качеств, описывала их жизнь и деятельность в строго политизированном ключе отвечавшим требованиям момента. При всей несопоставимости значения рассматриваемых в диссертации родов, случайно оказавшихся связанными друг с другом, история каждого из них представляет собственный общественный интерес.

О роде Ульяновых, в частности о его всемирно известном представителе В. И. Ульянове (Н. Ленине), написаны сотни воспоминаний, статей, брошюр, художественных произведений, научных работ, диссертаций. Но все они обходят вопрос о том, что род Ульяновых благодаря службе стал дворянским (служилое дворянство).
Корни этого рода уходят в крестьянско-мещанский род Ульяновых, мещанско-чиновный род Бланков, купеческо-чиновный род Гроссшопфов и мещанско-чиновный род Эстедтов. В то же время род Ульяновых интернационален по своему происхождению. Он является представителем социокультурной интеграции этнических меньшинств, что представляет значительный научный интерес. Тем более что эта проблема продолжает оставаться актуальной для нашей страны.

В семье Ульяновых воспитание, культурные традиции и ценности, следование принятым в этой среде поведенческим и бытовым нормам играли большую роль в формировании личности детей. Отсюда необходимость рассмотрения вопросов, связанных с этическими нормами взаимоотношений с родственниками, выполнения требования сохранения родства, обязанностей по отношению к членам семьи, родителям и другим близким по крови людям.

Родословная Ульяновых убедительно показывает изначально заложенное в них интернациональное начало. Среди их предков встречаются люди разных национальностей, разных вероисповеданий. Их родословная ломает примитивное представление об этнической чистоте русского народа, убедительно свидетельствует о межнациональных связях представителей разных поколений рода, терпимости к различным вероисповеданиям. В связи с этим необходимо придерживаться того, что национальная принадлежность человека должна определяться исходя из его самосознания.

Между тем вопросы происхождения и генеалогии рода Ульяновых в сущности не рассмотрены исторической наукой. Материалы для изучения данных проблем, а также истории появления псевдонима «Н. Ленин» у В. И. Ульянова, были не доступны для исследователей в годы советской власти.

В диссертации рассматриваются вопросы, связанные с историей древнего дворянского рода Лениных, который, в отличие от рода Ульяновых, является моноэтническим. Также проведен персонифицированный анализ из группы родственников Ульяновых и Лениных на протяжении нескольких поколений, обеспечивающий максимальный учет индивидуальных особенностей различных представителей этих родов.

Историография проблемы. Род Ульяновых, давший России и миру В. И. Ульянова (Ленина), привлекал отечественных и зарубежных историков на протяжении всего ХХ в. В связи с этим литература о них имеет два периода — досоветский и советский.

В досоветский период были написаны воспоминания о семье Гроссшопфов А. А. Веретенниковой,1 опубликованные лишь в 1991 г., о К. И. Гроссшопфе В. П. Бурнашова,2 о И. Н. Ульянове В. Н. Назарьева,3 П. Ф. Филатова,4 а также некролог о нем.5

Из перечисленных выше работ только в воспоминаниях А. А. Веретенниковой содержатся сведения о родословной Ульяновых, характеристика их ближайших немецко-шведских предков. Остальные работы дают личностные характеристики К. И. Гроссшопфа и И. Н. Ульянова.

В. И. Ульянов впервые упоминается в энциклопедиях, энциклопедических и других словарях, начиная с 1900 г. Имеется в виду упоминание псевдонимов: В. Ильин и Н. Ленин. Нас интересует второй. Впервые он упоминается в 1907 г. и это продолжалось до 1916 г.1 Кроме того, краткая справка, лишенная всякой научности, об Ульянове (Ленине) была опубликована в учебнике Ф. С. Рожанова.2

Советские ученые были обязаны описывать членов этой семьи в определенном идеологическом ключе, лишая их во многих случаях индивидуальных черт.3 Это хорошо видно из созданных в советское время биографий В. И. Ульянова (Ленина).4 Основания для того, чтобы в официальных биографиях не указывались достоверные сведения о происхождении В. И. Ульянова (Ленина), были следующие. За годы советской власти В. И. Ульянов (Ленин) заполнил восемь анкет. В семи из них были вопросы о национальности и родном языке, на которые был дан ответ — русский.5 Только в одной анкете для Всероссийской переписи членов РКП(б) вопросы были построены несколько иначе, чем в предыдущих. В частности был восьмой вопрос о разговорном языке, ответ — русский. На девятый вопрос: На каких языках, кроме того, свободно говорите — ответ: свободно ни на одном.1 Но наибольший интерес представляет табл. II «Социальное и национальное происхождение». В ней необходимо было ответить на вопросы о том, какой была профессия или занятие, должность, чин деда (с отцовской стороны). Ответ В. И. Ульянова (Ленина) — не знаю. На тот же вопрос об отце следовал ответ: Директор народных училищ. Но чин И. Н. Ульянова — действительный статский советник — не указывался. Мать, по вполне понятным причинам, в этой графе имела прочерк. Но вот колонку «национальность» В. И. Ульянов (Ленин) не заполнил.2 На наш взгляд, это объясняется тем, что он хорошо знал национальность деда, отца и матери, но не считал нужным сообщать об этом посторонним. Так же поступали и другие члены семьи Ульяновых.

Публикация биографий В. И. Ульянова (Ленина) началась вскоре после его возвращения в Россию в 1917 г. Первая биография В. И. Ульянова (Ленина) была написана Н. К. Крупской и опубликована 13 мая 1917 г. в «Солдатской правде» под названием «Страничка из истории социал-демократической рабочей партии». 26 мая 1917 г. в московской газете «Социал-демократ» появилась статья М. С. Ольминского «О т. Ленине». В отличие от Н. К. Крупской, рассматривавшей только революционную деятельность В. И. Ульянова (Н. Ленина), М. С. Ольминский пишет о том, что В. И. Ульянов (Ленин) является сыном чиновника. В первой официальной биографии Председателя Совнаркома В. И. Ульянова (Ленина), напечатанной в главном государственном органе страны газете «Известия», сообщалось, что он был сыном директора народных училищ. О матери не было сказано ни слова.

В биографиях В. И. Ульянова (Ленина), увидевших свет в 1918 г. и написанных в пропагандистском духе: «В. И. Ульянов (Ленин)» (автор не указан) и Е. М. Ярославского «Вождь рабочей революции Владимир Ильич Ульянов-Ленин», нет не только намека на его родословную, но и на освещение его как человека.

Наибольшую известность приобрели биографии В. И. Ульянова (Ленина) М…ва А. (А. Х. Митрофанова)3 и Г. Е. Зиновьева.4 В своей работе А. Х. Митрофанов пишет о дворянском происхождении отца В. И. Ульянова, что, как известно, не соответствовало действительности. В отличие от А. Х. Митрованова, Г. Е. Зиновьев утверждает, что И. Н. Ульянов был родом из крестьян. Подобное утверждение вызывает удивление, так как Г. Е. Зиновьев был в хороших отношениях с В. И. Ульяновым (Лениным) и знал, что И. Н. Ульянов был выходцем из мещанской семьи. Заявление Г. Е. Зиновьева о крестьянском происхождении И. Н. Ульянова свидетельствует о том, что о деде В. И. Ульянова (Ленина) ему было известно.

В 1920 г. вышла в свет книга В. И. Невского,1 в которой было описано социальное происхождение И. Н. Ульянова. Ответом на работы А. Х. Митрофанова, Г. Е. Зиновьева и В. И. Невского была статья Г. Л. Шидловского.2 В ней он рекомендует спросить у самого В. И. Ульянова (Ленина) о том, кем являлись его родственники, а не создавать о нем мифы.

В октябре 1924 г. начала печатать свои «Воспоминания об Ильиче» А. И. Ульянова-Елизарова.3 В них она в общих фразах очень аккуратно рассказывает о своих родителях, тщательно обходит вопрос об их происхождении, не сообщая читателям имена и отчества своих бабушек и дедушек. Об отце, Илье Николаевиче Ульянове, она пишет, что он «был родом из бедных мещан города Астрахани. Семи лет лишился отца».4 Рассказывая о матери, Марии Александровне Бланк, подчеркивает, что она «была дочерью врача — очень передового по своему времени человека».5

В 1924 и 1925 гг. дважды выходит брошюра Е. М. Ярославского о В. И. Ульянове (Ленине).6 В ней он утверждает, что деды В. И. Ульянова (Ленина) — крестьяне.

Наиболее объективные данные о предках В. И. Ульянова (Ленина) содержались в докладе заместителя директора Института Ленина А. Я. Аросева.7 В нем он сообщил, что дед В. И. Ульянова (Ленина) со стороны матери, А. Д. Бланк, родился в г. Староконстантинове Волынской губернии. Был указан не только размер поместья в Кокушкино Казанской губернии, но и количество находившихся в его владении крепостных. В отношении же И. Н. Ульянова А. Я. Аросев допускает ошибку. Если верить А. Я. Аросеву, то И. Н. Ульянову помогает поступить в университет директор Казанской гимназии, хотя хорошо известно, что И. Н. Ульянов окончил Астраханскую гимназию. Более полно и точно о предках В. И. Ульянова (Ленина) А. Я. Аросев рассказывает в своей книге.1

Сведения об А. Д. Бланке, опубликованные А. Я. Аросевым, использовал в своей книге И. С. Зильберштейн.2 При ее написании автор неоднократно обращался за советом к сестрам Ульяновым. Тем не менее, когда в 1929 г. книга вышла в свет, по требованию сестер Ульяновых, она была немедленно запрещена и весь тираж был практически уничтожен.3 К началу 1990-х гг. сохранилось всего три экземпляра книги.4

М. И. Ульянова обвинила И. С. Зильберштейна в некритическом подходе к помещенным в книге воспоминаниям. Ему официально были предъявлены претензии в игнорировании общественно-политической обстановки в России в годы молодости В. И. Ульянова (Ленина).5 По нашему мнению, причина уничтожения книги И. С. Зильберштейна заключалась в том, что в ней конкретно указывались архивы, в которых можно было заняться поиском документов о семье Бланков. Выявление этих документов было крайне нежелательно для И. В. Сталина, о чем хорошо знали сестры Ульяновы и руководство Института Ленина.

В начале 1930-х гг. появились работы, написанные сестрами Ульяновыми о своей семье, включая книгу, объединившую также ранее опубликованные материалы. Но не все воспоминания были опубликованы в те годы. Только в 1964 г. увидел свет очерк М. И. Ульяновой «Мать Владимира Ильича — Мария Александровна Ульянова»,6 а в 1992 г. — А. И. Ульяновой-Елизаровой «Александр Дмитриевич Бланк».7

Очень аккуратно обходит вопрос о месте рождения А. Д. Бланка Н. К. Крупская в своей статье «Детство и ранняя юность Ильича»,8 в которой пишет, что он родился на Западной Украине.9

В 1930-е гг. появились написанные по уже сложившимся канонам три официальных биографии В. И. Ульянова (Ленина). Их авторами были В. Г. Сорин, П. М. Керженцев, Е. М. Ярославский. Затем наступила очередь биографий (полных и кратких), созданных коллективом авторов Института Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП(б) (впоследствии ИМЛ при ЦК КПСС). В них также не содержалось никаких сведений о родителях, а предки не упоминались вообще. Впервые сведения о деде, Н. В. Ульянове, были включены в 4-е издание биографии В. И. Ульянова, вышедшее в 1970 г.

Особое место среди работ, посвященных истории семьи Ульяновых, занимают произведения М. С. Шагинян: очерк «Предки Ленина» и роман «Билет по истории (Книга 1-я «Семья Ульяновых»)». Именно М. С. Шагинян ввела в своем романе в научный оборот сведения о немецких, шведских и калмыцких предках В. И. Ульянова (Ленина). Вскоре после выхода в свет произведений М. С. Шагинян геббельсовская газета «Der Angriff» на своих страницах опубликовала статью, в которой в нацистском духе допустила крайне оскорбительные выпады по поводу калмыцких корней В. И. Ульянова (Ленина).1 Реакция И. В. Сталина последовала незамедлительно. За упоминание сведений о калмыцком происхождении матери И. Н. Ульянова роман был запрещен Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 августа 1938 г. и отправлен в спецхран.2 11 октября 1956 г. это Постановление Политбюро было отменено Постановлением ЦК КПСС.3 В 1957 г. роман М. С. Шагинян в переработанном и расширенном варианте под названием «Семья Ульяновых» вновь увидел свет.4 В отличие от первого издания, где говорилось, что А. Д. Бланк по национальности украинец,5 в новом издании национальность А. Д. Бланка не указывалась. В 1958 г. издательство «Молодая гвардия» дважды выпустило новый вариант романа отдельной книгой.

В том же году М. С. Шагинян опубликовала переработанный очерк «Предки Ленина с отцовской стороны (Наброски к биографии)».6 Дополнительную авторскую правку очерка она сделала для вышедшего в 1959 г. сборника своих работ.1 В новый вариант М. С. Шагинян включила фразу: «Есть документ о том, что отец Анны Алексеевны (матери И. Н. Ульянова) крещеный калмык».2 Ее она сохранила без изменений во всех переизданиях очерка. Это был ответ тем, кто, начиная с 1938 г., отрицал калмыцкое происхождение матери и деда И. Н. Ульянова. При этом она указывает источник: архивные выписки бывшего заведующего астраханским архивом П. И. Усачева, а также его статью об отце В. И. Ульянова (Ленина), которую она прочитала в личном архиве П. И. Усачева. Работая в астраханских архивах, М. С. Шагинян ознакомилась с имеющимися там документами о Смирновых, Захаровых и других родственниках Ульяновых.3

Параллельно с М. С. Шагинян над сборниками о В. И. Ульянове (Ленине) работал А. И. Иванский.4 Его сборники были построены в том же ключе, как и работа И. С. Зильберштейна «Молодой Ленин в жизни и за работой. По воспоминаниям современников и документам». В отличие от И. С. Зильберштейна, А. И. Иванский в сборниках, посвященных молодым годам В. И. Ульянова (Ленина), говоря о его предках, не использует работы А. Я. Аросева, несмотря на то, что работы, как и сам автор, были реабилитированы после ХХ съезда КПСС.

Необходимо отметить, что еще в 1954 г. Н. Валентинов опубликовал статью «Ленин в Симбирске».5 В ней он писал, что, по его сведениям, в архиве ИМЭЛ при ЦК ВКП(б) (ныне РГА СПИ) имеются документы о рождении А. Д. Бланка на Волыни (Украина) и о его еврейском происхождении. Но если он был евреем, то несомненно крещеным. Иначе А. Д. Бланк не смог бы купить имение в Казанской губернии и стать помещиком. Но говорить с уверенностью о национальности А. Д. Бланка Н. Валентинов не берется. Об этой статье Н. Валентинова зарубежные историки забыли на шесть лет.

Новое дополненное и расширенное издание романа М. С. Шагинян «Семья Ульяновых» вызвало в 1960—1961 гг. дискуссию в русскоязычной печати США по поводу национального происхождения А. Д. Бланка, деда В. И. Ульянова (Ленина) со стороны матери. Инициатором дискуссии был Н. Валентинов. В своей статье «О предках Ленина и его биографиях»,1 в отличие от статьи «Ленин в Симбирске», Н. Валентинов высказывает предположение, что А. Д. Бланк по национальности немец, так как его женой была немка, А. И. Гроссшопф. Интересно отметить, что в журнале, поступившем в Библиотеку Академии наук в Ленинграде, страницы с напечатанной статьей были аккуратно вырезаны. Так поступила цензура.

Ответом на статью Н. Валентинова было письмо «Историка».2 В письме был рассказ об одессите Александре Давидовиче Бланке, но этот Бланк никакого отношения к деду В. И. Ульянова (Ленина) не имел. В этом же номере журнала была помещена статья известного меньшевика Д. Н. Шуба,3 содержавшая пересказ воспоминаний историка российского еврейства, эмигрировавшего в США из Ленинграда в начале 1930-х гг. С. М. Гинзбурга. Он рассказал о документах, выявленных им в ленинградском Центрархиве, в которых говорилось об одесском фельдшере Александре Давидовиче Бланке. 9 апреля 1961 г. было опубликовано письмо А. М. Бургиной по поводу статьи Д. Н. Шуба, где она акцентировала внимание на том, что не все люди, носившие фамилию Бланк, являлись евреями.4 Высказанные «Историком», Д. Н. Шубом и А. М. Бургиной точки зрения побудили Н. Валентинова дать ответ.5

Спустя три года Д. Н. Шуб критиковал книгу Р. Пейна «Ленин. Жизнь и смерть».6 В своей книге Р. Пейн объяснял многие черты ленинской политической философии тем что у В. И. Ульянова (Ленина) отсутствует русская кровь — мать — немка, отец — чуваш.7 Подобные рассуждения Р. Пейна не выдерживают критики. Не кровь определяет философские взгляды человека. Не ясно также на основании каких источников Р. Пейн утверждает, что И. Н. Ульянов является чувашом по национальности.8

Точку в дискуссии, начатой Н. Валентиновым, поставил Л. Фишер. В своей книге «Жизнь Ленина» он подчеркивает: «националистическое содержание коммунизма требует того, чтобы Ленин изображался этнически чистым великороссом. Поэтому тот факт, что у него были нерусские предки, остается скрытым от всех, за исключением самых любопытных… Из всего этого можно вывести только одно заключение: достоверных сведений о национальном происхождении д-ра Бланка никогда не оглашали. Соответствующие документы, несомненно, имелись в раздутых русских архивах, но большевики сочли нужным, чтобы они не увидели света. Это только подкрепляет подозрение, что в них есть что скрывать».1

В 1990 г. эти документы были опубликованы автором настоящего исследования.

В 1959 г. роман М. С. Шагинян «Семья Ульяновых» вышел на немецком языке в Берлине.2 Книга подтолкнула немецкого ученого Г. фон Рауха к поиску документов о любекских предках В. И. Ульянова. В основу его статьи, опубликованной в 1960 г., легли выявленные им материалы.3

В связи с подготовкой к 100-летию со дня рождения в 1970 г. В. И. Ульянова (Ленина) в Германии, Швейцарии и Швеции был разработан международный проект по исследованию его родословной. По данному проекту в архивах Германии работали А. Брауэр и Г. фон Раух. В 1970 г. в ленинградских архивах проводил исследования немецкий ученый Э. Н. Амбургер. Официально его тема называлась: «Прошлое окрестностей Ленинграда и северо-западной части Ленинградской области с 1703 г.». Особое внимание он уделил XIX веку.4 Им был собран уникальный материал о немцах, проживавших в регионе, в том числе о семье Гроссшопфов — предках В. И. Ульянова (Ленина).

В 1982 г. К работе над проектом присоединились дальний родственник Ульяновых шведский ученый из Упсалы профессор А. Мартинссон и его жена К. Бакман. Они изучили шведские архивы и выявили много интересных документов.

Итогом работы ученых, участвовавших в международном проекте под руководством швейцарского федерального архивариуса Л. Хааза, стали публикации Э. Н. Амбургера,5 К. Бакман,6 А. Брауэра,7 У. Виллерса,8 А. Ермолаева,1 Г. фон Рауха, Л. фон Хааза.2 Упомянутые статьи дали возможность зарубежным читателям проследить немецко-шведскую линию родословной В. И. Ульянова (Ленина), начиная с 1362 г. Однако в советском Союзе эти работы оказались в спецхране.

Много ошибок содержится в книгах зарубежных авторов о предках В. И. Ульянова: А. Гильбо,3 Р. Пейна, Л. Фишера, Д. Н. Шуба.4 Исключение составляет вышедшая в 2000 г. Книга Р. Сервиса «Ленин: биография». В ней автор ввел в научный оборот письмо А. И. Ульяновой-Елизаровой, написанное в октябре 1901 г. В нем она впервые рассказывает о том, что в 1897 г. ездила в Швейцарию под фамилией Бланк. От швейцарских студентов ей стало известно, что фамилию Бланк в Швейцарии носят евреи. Вернувшись в Россию, А. И. Ульянова-Елизарова узнала от родственников матери о еврейском происхождении А. Д. Бланка. Документальное подтверждение она получила в 1924 г., когда в ЛО Центрархива были выявлены документы об этом.

В 1964 г., после изучения романа М. С. Шагинян «Семья Ульяновых», у автора настоящего исследования возникли вопросы, связанные с жизнью и деятельностью А. Д. Бланка и шведско-немецких предков В. И. Ульянова. В 1965 г. началась его работа в ленинградских архивах, вскоре прерванная партийными органами из-за выявления документов о еврейской национальности братьев Бланков и о переходе их из иудаизма в православие. Власти немедленно организовали поиски документов о Н. В. Ульянине-Ульянинове-Ульянове в астраханском архиве. Такие документы были выявлены там научным сотрудником архива Р. М. Мостовой. Статьи об этой находке в астраханской печати опубликовала Е. В. Шнайдштейн.5

Находки в астраханском архиве послужили толчком к поискам в Горьковском (ныне Нижегородском) архиве. Здесь были обнаружены документы о крепостных помещика Брехова, уроженцах села Андросова Никите Ульянине и его потомках. Точку в этой работе поставил В. А. Могильников, проследивший родословную Ульяниных-Ульяновых с середины XVII в.1 Итогом исследований астраханских и горьковских архивистов стала статья Т. А. Житовой.2 Истории родины Ульяновых — села Андросово Нижегородской губернии посвятили свои статьи С. Шуртаков3 и В. Шуткевич.4 В это же время А. С. Марков активно опровергал выявленные П. И. Усачевым и использованные М. С. Шагинян сведения о том, что бабушка В. И. Ульянова (Ленина) — А. А. Смирнова — из крещеного калмыцкого рода.5

После публикации первой статьи автора настоящего исследования о родословной семьи Ульяновых появилась статья В. В. Цаплина.6 Вопросов родословной семьи Ульяновых касался в своей книге Д. А.  Волкогонов,7 но допустил ряд серьезных ошибок. Книга авторов О. А. Абрамовой, Г. А. Бородулиной и Т. Г. Колосковой содержит некоторые отклонения от истины и некорректные методы полемики.8

Особое место в литературе, посвященной семье

Ульяновых, занимают произведения А.  А.  Арутюнова,9

Л. Н. Васильевой,1 воспоминания Н. Н. Матвевой, а также интервью А. П. Кутенева.2 Все эти публикации содержат сплошной вымысел и оскорбляют честь и достоинство лиц, которых они касаются.

Говоря о проблемах изучения родословной и истории рода Лениных, необходимо отметить, что никаких исследований по данному вопросу не проводилось. Исключение составляют работы, посвященные освоению Восточной Сибири русскими первопроходцами, среди которых был основатель рода Лениных Посник Иванов по прозвищу Губарь. О судьбе его усть-сольских потомков рассказала в своих статьях А. Сивкова.

Вслед за этими материалами в 1998—1999 гг. В «Морских сборниках» появились публикации А. Першина,3 В. Лобицына и В. Дядичева.4 Но еще за год до появления статьи в «Морском сборнике» В. Лобицын и В. Дядичев опубликовали статья о моряке А. В. Ленине.5

После смерти В. И. Ульянова (Ленина) историки, литераторы и просто интересующиеся люда в течение 67 лет пытались ответить на вопрос: почему В. И. Ульянов взял себе псевдоним «Н. Ленин»? Авторы многочисленных статей высказывали различные предположения. Ближе всех к разгадке оказался ленинградский ученый И. Н. Вольпер, автор вышедшей двумя изданиями (1965 и 1968 гг.) книги «Псевдонимы Ленина». В ней он высказал предположение, что появлению псевдонима «Н. Ленин» послужило знакомство В. И. Ульянова с трудами видного деятеля Вольного экономического общества С. Н. Ленина. На эти работы В. И. Ульянов ссылался в своей книге «Развитие капитализма в России».

В начале 1970-х гг. автор настоящего исследования предложил редакции журнала «Нева» статью, в которой была высказана доказательная версия появления самого знаменитого псевдонима В. И. Ульянова. Но цензура не пропустила статью. Только 5 ноября 1988 г. Статья «Знаменитый псевдоним» появилась на страницах «Ленинградской правды».

Вскоре состоялась встреча с потомками Н. Н. И С. Н. Лениных, которые подтвердили причастность их рода к появлению у В. И. Ульянова псевдонима «Н. Ленин», уточнив ряд деталей. Началась кропотливая исследовательская работа по истории рода Лениных в архивах. В результате в апреле 1991 г. В газете «Литератор» появилась статья «Его именем назван наш город».

До революции были изданы книги, сборники официальных документов и справочная литература, где упоминались представители рода Лениных.1

В начале 1920-х гг. в нашей стране фактически были прекращены все исследования родословных и истории семей. Исключение было сделано в отношении семьи Ульяновых. В ноябре 1924 г. А. И. Ульяновой-Елизаровой было поручено написать историю семьи Ульяновых. В Ленинградском отделении Центрархива были выявлены документы о еврейском происхождении А. Д. Бланка. По просьбе А. И. Ульяновой-Елизаровой, эти документы были направлены в Институт Ленина в Москву. Руководство института рекомендовало их не публиковать. По указанию И. В. Сталина, документы были засекречены и их публикация запрещена. Доступ исследователей к документам был открыт только после краха СССР.

В 1920—1930-е гг П. И. Усачев в Астраханском архиве выявил документы об Ульяновых и их родственниках — Смирновых и Захаровых. О своих находках он сообщил М. И. Ульяновой и ознакомил с ними писательницу М. С. Шагинян. М. С. Шагинян использовала их, наряду со своими архивными находками и воспоминаниями А. А. Веретенниковой, при написании статей и работе над книгой о семье Ульяновых и их предках.2 Спустя шесть месяцев после выхода в свет роман был запрещен, а исследователям рекомендовалось не заниматься родословной Ульяновых. Только в конце 1980-х гг. у исследователей появилась возможность работать в архивах по выявлению документов о предках и членах семьи Ульяновых и публикации отвечающих исторической истине работ по данной теме.

Иное положение сложилось в Германии, Швейцарии и Швеции, где в начале 1960-х гг. был создан международный проект, в рамках которого ученые работали по составлению родословной В. И. Ульянова (Ленина). В соответствии с данным проектом в архивах этих стран проводились исследования, в результате которых появились научные статьи, посвященные родословной В. И. Ульянова. В СССР статьи зарубежных ученых по данной теме поступали на специальное хранение в Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

В советское время были опубликованы сборники документов, посвященных освоению Восточной Сибири, и отдельные работы об этом.1 В них упоминается основатель рода Лениных енисейский казак Посник Иванов Губарь, хотя его принадлежность к этому роду осталась исследователям не известной.

В 1990—1991 гг. появились газетные публикации о роде Лениных и его представителях журналистки А. Сивковой и диссертанта.2 В эти же годы нами была опубликована первая статья о родословной Ульяновых.3

В течение всех лет Советской власти изучение родословной рода Ульяновых фактически было запрещено. Попытка А. И. Ульяновой осветить вопрос о происхождении деда Ульяновых со стороны матери — А. Д. Бланка в начале 30-х гг. ХХ в. была пресечена И. В. Сталиным. Он же был инициатором Постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 августа 1938 г., осуждавшего роман М. С. Шагинян «Билет по истории» за упоминание сведений о калмыцком происхождении матери И. Н. Ульянова. Взыскание получила и Н. К. Крупская. Постановление было отменено в 1956 г. Постановлением ЦК КПСС от 11 октября.

В 1965 г. была пресечена попытка исследователей выяснить происхождение А. Д. Бланка. Работники архивов, оказывавшие исследователям помощь в работе, были строго наказаны, вплоть до снятия с работы. Запрет на исследования по данной теме был снят только в конце 1989—начале 1990-х гг.

Жизнь и деятельность членов семьи Ульяновых описывались в строго идеологизированном ключе. Зарубежные историки по данной проблеме строили только догадки. Серьезные исследования стали проводиться ими в связи с подготовкой к 100-летию со дня рождения В. И. Ульянова-Ленина. Но их публикации в СССР попадали в спецхран ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС (ныне РГА СПИ) и долгое время исследователям не выдавались.

Историей рода Лениных в нашей стране не занимались. По вопросу появления у В. И. Ульянова псевдонима «Н. Ленин» строились только догадки. Члены семьи Ульяновых в основном хранили молчание.

Объектом исследования являются родословные и место в истории дворянских родов Ульяновых и Лениных в основных их ответвлениях.

Предметом исследования является изучение вклада представителей этих родов и лиц, связанных с ними кровными и свойственными узами, в историю России и других стран; установление общего значения каждого из этих родов в историческом процессе в целом, а также деятельность отдельных членов этих родов, взаимоотношения В. И. Ульянова и Н. К. Крупской с О. Н., Н. Н. и С. Н. Лениными.

Цели настоящего исследования — написание научной родословной Ульяновых и Лениных.

Задачи настоящего исследования — выявление ошибок и домыслов в биографиях некоторых членов рода Ульяновых;

уточнение причин, связанных со смертью В. И. Ульянова (Н. Ленина) и Н. К. Крупской;

определение жизненного пути представителей рода Ульяновых, а также лиц, связанных с ними кровными и свойственными узами, их роль в истории России, Германии, Швеции, США и ООН;

освещение жизненного пути отдельных представителей рода Лениных и их место в истории России;

установление обстоятельств появления у В. И. Ульянова самого знаменитого псевдонима «Н. Ленин».

Хронологические рамки исследования охватывают период с середины XVII в. до 40-х гг. ХХ в.

Географические (территориальные) рамки исследования охватывают Россию (Астрахань и Астраханскую губернию, Витебскую, Вологодскую и Волынскую губернии, Екатеринбург и Екатеринбургскую губернию, Литву, Москву и Московскую область, Нижегородскую, Новгородскую, Оренбургскую (г. Златоуст), Пермскую губернии, г. Пензу, С.-Петербург-Ленинград, Самару и Самарскую губернию, Смоленскую губернию, Балтийский и Черноморский флот, Якутию, Ярославскую губернию0, Германию, Канаду, Швецию, Швейцарию, США, ООН.

Источниковая база диссертации. Основными источниками, используемыми в диссертационном исследовании, являются архивные материалы и публикации XVIII—XX вв. В частности исследователь использовал материалы 830 дел 72 фондов из 12 архивов: Архива Президента РФ (АП РФ), Государственного архива РФ (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГА СПИ), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), Российского государственного исторического архива (РГИА), Российского государственного архива военно-морского флота (РГА ВМФ), Центрального государственного архива С.-Петербурга (ЦГА СПб.), С.-Петербургского филиала архива РАН, Архива Государственной инспекции по охране памятников истории и культуры С.-Петербурга (ГИОП), архива отдела кадров Всероссийкого научно-исследовательского института разведочной геофизики (ВИРГ) (С.-Петербург), Отдела рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ), Государственного архива Смоленской области (ГАСО).

Были использованы ответы на запросы диссертанта из документов Астраханского, Нижегородского и Житомирского государственных архивов, Центрального государственного архива Татарстана, Всероссийского государственного института кинематографии, а также архивов ФСБ Архангельской, Астраханской и Ярославской областей.

Многие архивные документы впервые введены в научный оборот. Это дало возможность по-новому осветить широкий круг вопросов, имеющих отношение к предмету исследования, не допустить произвольную трактовку событий, обеспечить основательность и достоверность полученных выводов. Вместе с тем необходимо констатировать, что ряд документов, имеющих важное значение для более глубокого изучения исследуемой темы, безвозвратно потеряны в связи с их уничтожением.

Методологическая основа исследования. В исследовании широко использованы методы комплексного критического анализа источников, принципы объективности, историзма и системности, а также специальные методики, применяемые в источниковедении и вспомогательных исторических дисциплинах: палеографии, хронологии, генеалогии.

Научная новизна исследования состоит не только в постановке темы, осуществляемой впервые. Новаторство в самом подходе, в пересмотре традиционных принципов рассмотрения истории рода Ульяновых и разработки истории рода Лениных.

Это осуществлено на основе разнообразного круга источников и таким образом восполнены имеющиеся в историографии пробелы. Подробно освещается жизненный путь ряда представителей родов Ульяновых и Лениных, их кровных родственников и свойственников, не получивший отражения в исторической литературе. При этом решается ряд спорных вопросов: даты жизни, точное количество детей, служебной, общественной и революционной деятельности Ульяновых, Лениных, их родственников и свойственников. Наконец дан ответ на вопрос: почему В. И. Ульянов взял себе псевдоним «Н. Ленин»?

Практическое значение исследования состоит в том, что она найдет свое применение не только при написании работ, посвященных истории России XVII—XX вв., но и при создании учебников и учебных пособий, специальных курсов, а также в области вспомогательных исторических дисциплин, главным образом, генеалогии.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования были доложены на международной генеалогической конференции (1992 г. С.-Петербург), межвузовских научных конференциях «Элита российского общества XIX—начала ХХ вв.: состав, отдельные судьбы, деловые и родственные связи» (1994, 1995, 2000 гг. С.-Петербург), семинарах Русского генеалогического общества 1995, 1998, 2003 гг. С.-Петербург), научно-практических конференциях «Судьбы русской интеллигенции» (1999, 2005 гг. С.-Петербург), Всероссийской конференции с международным участием «Санкт-Петербург в судьбах народов мира» (2003г. С.-Петербург), научной конференции «Государственная власть и общественность в истории центрального и местного управления Россией» (2003 г. С.-Петербург), круглом столе «Генеалогия рода Ульяновых: проблемы, поиски, открытия» (2005 г. Ульяновск).

Структура исследования. Диссертация построена в соответствии с поставленными целями и задачами. Она состоит из введения, десяти глав, разбитых на параграфы, заключения, списка источников и литературы, приложений, списка сокращений.
Основное содержание работы
Введение включает обоснование актуальности, научной и практической значимости, целей, задач и основных положений исследования. Подчеркивается, что история является зеркалом, в котором отражаются жизнь любой страны, любого народа как с внешней, так и с внутренней стороны. Рассматривая историю народа, мы обращаем внимание на все стороны его жизни, во всем их многообразии. В итоге от глобального понятия — история жизни народа — переходим к его частям: история отдельного рода, отдельной семьи, конкретного человека — личности. Именно личность является началом исторического прогресса и носительницей идей, которые циркулируют в семье. Поэтому исследование деятельности отдельных семей и личностей помогают связать разрозненные факты и события в неразрывное целое.

Отдельная личность — это атом государства. Отдельная семья, род являются прототипом государства. Это значит, что необходимо изучать историю тех семей, члены которых сыграли значительную роль в истории страны.

Но при этом следует помнить слова основателя аналитической психологии К. Г. Юнга о том, что психология показывает, чем является ребенок благодаря влиянию родителей. Но ребенок — отличная от родителей индивидуальность. Можно предположить, что не родители, а скорее генеалогии родителей (деды и прадеды, бабки и прабабки) являются подлинными породителями детей и больше объясняют их индивидуальность, чем родители. Так же и подлинная душевная индивидуальность ребенка есть новое в сравнении с родителями явление. Она образует комбинацию коллективных факторов, присутствующих в психике родителей. Не только тело ребенка, но и его душа происходит из ряда предков. В настоящей диссертации исследуется история дворянских родов Ульяновых и Лениных, судьбы отдельных членов этих родов, генеалогия родов. Все это в совокупности позволяет понять их как людей, а некоторых из них и как политиков и общественных деятелей.

В первой главе «Исследование родословной Ульяновых» освещаются вопросы, связанные с работой членов семьи Ульяновых по данной проблеме. Первой статьей на эту тему является «Ответ т. Шидловскому» А. И. Ульяновой, опубликованный в журнале «Пролетарская революция» № 3 за 1921 г. Статья была согласована с В. И. Ульяновым (Лениным).

После возложения на А. И. Ульянову-Елизарову обязанностей по написанию истории семьи Ульяновых в архивы страны были посланы запросы. Особое внимание архивистов обращалось на поиски документов, связанных с жизнью и деятельностью А. Д. Бланка и И. Н. Ульянова. Но открытие в Астрахани документов о калмыцких корнях И. Н. Ульянова прервало работу астраханских архивистов.

В конце 1924 г. в ЛО Центрархва были выявлены документы о еврейском происхождении А. Д. Бланка. Документы свидетельствовали о том, что А. Д. Бланк родился в г. Староконстантинове и проживал в Житомире. Однако запросы в архивы этих городов не были сделаны. Видимо, чтобы не акцентировать внимание архивистов на еврейском происхождении А. Д. Бланка. Институт Ленина рекомендовал не публиковать эти документы. В дальнейшем И. В. Сталин их засекретил.

В 1926 г. выходит в свет книга А. И. Ульяновой-Елизаровой «Воспоминания об Ильиче». Вслед за ней последовали «Воспоминания об Александре Ильиче Ульянове» и «В. И. Ульянов (Ленин). Краткий очерк жизни и деятельности». В очерке А. И. Ульянова-Елизарова использует сведения, открытые П. И. Усачевым, о специальности Н. В. Ульянова. Она пишет, что дед Владимира Ильича был портным, а Илья Николаевич по национальности был русским с примесью монгольской крови, на что указывали несколько выдающиеся скулы, разрез глаз и черты лица. В воспоминаниях А. И. Ульяновой-Елизаровой нет сведений о бабушке Анне Алексеевне, дяде Василии Николаевиче и тетушках Марии Николаевне и Федосье Николаевне. Правда, видела она их всех вместе в пятилетнем возрасте, но в семье были фотографии Василия Николаевича и однажды в Симбирск в гости к брату приезжала Федосья Николаевна. В это время А. И. Ульянова-Елизарова была уже гимназисткой. Трудно поверить, что, зная о находках П. И. Усачева о калмыцком происхождении своей бабушки, она ставила их под сомнение. Причина, почему она не написала об этом в своих воспоминаниях, понятна.

Осторожно пишет А. И. Ульянова-Елизарова о своем деде со стороны матери, Александре Дмитриевиче Бланке. Вслед за А. Я. Аросевым сообщает, что он владел имением — деревней Кокушкино в Казанской губернии. Упоминает об имении деда и М. И. Ульянова, но ни слова не говорит о его национальном происхождении. Так же она поступает, говоря об отце И. Н. Ульянова, но подчеркивает, что он был портным, а дед — крестьянином. Зато А. И. Ульянова отмечает, что бабушка со стороны матери была немка, и мать воспитывалась в немецких традициях.

Среди многочисленной корреспонденции необходимо выделить письмо Д. И. Ульянова в редакцию журнала «Красная новь», которое не было в нем опубликовано (оно написано в конце 1937 г., опубликовано без даты в сборнике его статей). В нем он молчаливо соглашается с тем, что у М. А. Ульяновой были немецкие и шведские корни, но возражает против изображения деда Александра Дмитриевича Бланка чудаком и самодуром. Д. И. Ульянов дает, и с этим можно с ним согласиться, высокую оценку А. Д. Бланку как врачу. Он правильно подчеркивает, что Мария Александровна была действительно «дочкой своего отца» и оказала огромное влияние на своих детей.

В то же время, по мнению Д. И. Ульянова, М. С. Шагинян слишком категорична, утверждая, что И. Н. Ульянов по происхождению потомок калмыков. Но тут же поясняет, что в период татарского ига во многие семьи попала монгольская кровь, особенно в таком полутатарском городе, как Астрахань. С Д. И. Ульяновым можно согласиться, что вопросам чистокровности и кровности не стоит придавать большого значения. Тем не менее в стране были люди, которые думали иначе. В итоге появилось известное августовское постановление 1938 г., которым роман Шагинян был запрещен вопреки тому, что 25 марта 1938 г., в день пятидесятилетия М. С. Шагинян, Д. И. Ульянов опубликовал в газете «Известия» 24 марта 1938 г. статью, в которой высоко его оценил.

Однако тогда же высказывая свое мнение о рассказе М. С. Шагинян «Володя Ульянов», Д. И. Ульянов писал о том, что образ юного В. И. Ульянова-гимназиста создан неверно, в студенческие годы он не был вожаком молодежи, так как не придавал важного значения студенческому движению, считая его стихийным и неклассовым. Так же отрицательно отнеслась к рассказу М. С. Шагинян и Н. К. Крупская, о чем она сообщила в редакцию журнала «Молодая гвардия» 28 марта 1938 г. Рассказ опубликован не был.

Как указывалось выше, некоторые страницы истории рода Ульяновых Н. К. Крупская рассматривала в статье «Детство и ранняя юность Ильича», в которой наряду с указанием района, где родился А. Д. Бланк, вслед за А. И. Ульяновой-Елизаровой пишет о том, что мать М. А. Ульяновой была немкой. О ее шведских и тем более еврейских корнях она умалчивает. Пройдет чуть более полутора месяцев и в принятом 5 августа 1938 г. постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) Н. К. Крупская будет осуждена за то, что поощряла М С. Шагинян, консультировала ее, давала о романе положительные отзывы, а не воспрепятствовала его появлению в свет. Мы же отметим, что роман получил положительную оценку в печати. Среди тех, кто положительно отозвался о романе, были двоюродный брат В. И. Ульянова (Ленина) Н. И. Веретенников и видный деятель международного рабочего движения Ф. Я. Кон.

В. З. Швейцеру поручили написать сценарий фильма «Юность Ленина». в основу должен был лечь роман М. С. Шагинян. Но этой идее не суждено было осуществиться.

В феврале 1965 г. автор данного исследования еще до того, как ему была запрещена работа в ленинградских архивах по этой теме, запросил Житомирский архив о наличии там документов о братьях Бланках. Был получен положительный ответ. Вскоре директор архива Д. В. Шмин и научный сотрудник Е. З. Шехтман были сняты с работы. М. С. Шагинян, доложившей о ленинградских находках в ИМЛ при ЦК КПСС, запретили использовать их при переиздании романа. Выявленные в Ленинграде и Житомире документы были изъяты из архивов без оставления копий. В настоящее время они хранятся в архиве Президента РФ. Но так как лица, изымавшие в 1965 г. документы, никаких собственных исследований не проводили, то Г. М. Дейчу и автору настоящего исследования удалось выявить ряд документов о Бланках.

Доктор исторических наук М. Е. Бычкова, чтобы опровергнуть сведения о еврейском происхождении А. Д. Бланка, в своем интервью газете «Поиск», № 37 за 1993 г. заявила, что обнаружила в архиве Татарстана документы о двух Александрах Бланках (отчество не указано). По ее утверждению, один из них был русским по национальности. Он и был дедом Ленина. Другой — крещеным евреем, к Ленину отношения не имеет, и документы этих людей кем-то умышленно перепутаны. М. Е. Бычкова делает вид, что ей неизвестны опубликованные в журнале «Отечественные архивы» за 1992 г. статья В. В. Цаплина (№ 2), подборки материалов «Изъятие… произвести без оставления… копий» (Где хранились и куда переданы документы о предках Ленина)» и «Вы распорядились молчать… абсолютно» (Неизвестные письма А. И. Елизаровой-Ульяновой И. В. Сталину и набросок статьи А. И. Ульяновой о выявленных документах по их родословной) (№ 4).

После получения ответа из архива Татарстана автор настоящего исследования обратился к М. Е. Бычковой сначала с личным, а затем с открытым письмом, опубликованным в журнале «Клио» № 2 за 1999 г. В письмах содержались пять вопросов, показывающих несоответствие ее утверждений истине. Ответа на письма не последовало.

Активно ссылается в своих публикациях на М. Е. Бычкову О. Д. Ульянова, отрицающая еврейское происхождение А. Д. Бланка. Оправдывая эту позицию, О. А. Абрамова, Г. А. Бородулина и Т. А. Колоскова утверждают, что в этой позиции выражен протест против практики использования родословной В. И. Ульянова (Ленина) для его дискредитации. Подобное объяснение не выдерживает критики. Национальность, какой бы она ни была, не может позорить человека. Это понятие фактическое и историческое.

При этом необходимо отметить, что указание на национальность А. Д. Бланка впервые было опубликовано в антисоветской русскоязычной книге Ф. В. Винберга «Крестный путь», вышедшей в Мюнхене в 1922 г. В ней приводился список состава Совнаркома РСФСР с указанием национальности каждого наркома. Открывает список Председатель Совета Ульянов (Ленин) — русский (со стороны матери — еврей). Откуда у автора брошюры эти сведения не известно.

Во второй главе «Бланки в Волынской губернии» дан анализ обнару­женных другими исследователями, а также найденных самим автором доку­ментов о жизни и связях семьи Бланков в Волынской губернии. В результате многолетнего изучения диссертант установил следующее:

Прадедом В. И. Ульянова (Ленина) по материнской линии был мещанин города Староконстантинова Волынской губернии Мойша Ицыкович Бланк (1763 или 1764—после 1857).

Прабабушкой В. И. Ульянова (Ленина) по материнской линии была Марьям Бланк (урожденная Фроимович) (1764—1834 или 1844).

М. И. Бланк на протяжении многих лет (1805—1826) находился в кон­фликтных отношениях с членами еврейской общины городов Староконстан­тинов, Житомир, а также с членами собственной семьи. В результате М. И. Бланк в 1809  г. переехал с семьей в г. Житомир. Обвинения М. И. Бланка в умышленном поджоге домов в г. Староконстантинове в сентябре 1808 г. были сня­ты с него решениями Сената и Департамента гражданских и духовных дел Государственного Совета.

Именно М. И. Бланк был инициатором перехода своих сыновей Абеля (Дмитрия) и Израиля (Александра) в православие и желал, чтобы они посвя­тили себя изучению медицины.

М. И. Бланк трижды (в 1826, 1845 и 1846 гг.) обращался с письмами к императору Николаю I. Первое письмо, в августе 1826 г., опровергало обви­нения, выдвинутые против М. И. Бланка членами еврейской общины г. Староконстантинова, и требовало наказания его обидчиков. Второе и третье письма содержали предложения по поводу обращения всех российских евре­ев в православие. В частности, особое внимание уделялось обязательной мо­литве за Государя и императорскую фамилию в ходе еврейского богослуже­ния, а также запрещению евреям носить национальную одежду. Эти предло­жения были внимательно рассмотрены и обрели законодательную силу в1846—1850 гг. постановлениями Комитета для определения мер коренного преобразования евреев в России.

В третьей главе «Братья Бланки в Петербурге» автор рассмат­ривает материалы о пребывании братьев Абеля и Израиля Бланков в столице Российской империи в 1820—1830 гг. Обнаружение ряда архивных докумен­тов, а также их источниковедческий анализ, в соединении со справочными и уже публиковавшимися материалами позволяет реконструировать следую­щую последовательность интересующих нас событий и их содержание:

К моменту приезда в Петербург братья Бланки закончили Житомирское поветовое училище.

При отъезде из Житомира Абель Бланк (1794—1831) развелся со своей женой Малкой Потцой, отказавшейся от запланированного перехода в право­славие.

С высокой долей уверенности можно утверждать, что братья Абель и Израиль Бланки прибыли в Санкт—Петербург в мае 1820 г.

10 (22) июля 1820 г. в церкви преподобного Сампсония Странноприимца (Сампсониевский проспект, 41) был совершен обряд крещения братьев Блан­ков в православную веру. В соответствии с ним Абель Бланк был наречен Дмитрием, а Израиль Бланк — Александром. Крестным отцом Абеля (Дмитрия Дмитриевича) Бланка являлся сенатор Д. О. Баранов, а крестной матерью — Елизавета Осиповна Шварц, жена дейст­вительного статского советника. Восприемниками Израиля (Александра Дмитриевича) Бланка были дей­ствительный статский советник граф А. И. Апраксин и жена Д. О. Баранова В. А. Баранова, родная сестра жены графа А. И. Апраксина.

После крещения, 20 июля (1 августа) 1820 г. братья Д. и А. Бланки пода­ли на имя министра духовных дел и народного просвещения князя А. Н. Го­лицына прошение о приеме их в Медико-хирургическую академию. Во время предварительных испытаний, которым они подверглись в Ме­дико-хирургической академии, братья Бланки показали слабые знания в ла­тыни.

Несмотря на это, князь А. Н. Голицын 31 июля (12 августа) 1820 г. на­правил конференции Медико-хирургической академии письмо с предложе­нием принять братьев Бланков в число студентов. Такое отношение к братьям А.(Дмитрию) и И.(Александру) Бланкам со стороны представителей тогдашней элиты Российской империи вполне укла­дывалось в тогдашнюю официальную политику, приветствовавшую и поощ­рявшую переход из иудаизма в православие. Крестники становились как бы членами семей своих восприемников, так как при этом переходе они отказы­вались от родителей и официально считались сиротами.

В июне 1824 г. братья Бланки спешно выдержали публичные выпускные экзамены в Медико-хирургической академии и в августе 1824 г. получили вместе с другими выпускниками свидетельства об ученых званиях.

Одновременно братья Бланки были исключены из староконстантиновского еврейского общества Волынской губернии и из податного мещанского со­словия.

Д. Д. Бланк был направлен на работу в медицинскую часть Санкт-Петербургской полиции частным врачом Рождественской части. Одновре­менно он служил некоторое время в Литейной части, а также врачом для бедных Каретной части. В сентябре 1828 г. он получил звание штаб-лекаря. Летом 1830 г. он стал владельцем двухэтажного дома во втором квартале Ка­ретной части.

Младший брат А. Д. Бланк с сентября 1824 г. по июнь 1825 г. служил уездным врачом в г. Поречье (ныне Демидов) Смоленской губернии. Затем он был переведен в штат петербургской полиции на должность частного врача 2-й Адмиралтейской части. В 1828 г. получил звание штаб-лекаря, а затем«признан акушером».

26 августа (7 сентября) 1828 г. в соборе Святителя Николая чудотворца (Морском Богоявленском соборе) состоялось его венчание с А. И. Гроссшопф. У них родилось шестеро детей: сын Дмитрий (1830—1850), дочери Анна (1831—1897), Любовь (1832—1895), Екатерина (1833—1883), Мария (1835—1916), Софья (1836—1897).

В главе четвертой «Судьба Александра Бланка» прослеживается его биография, а также пятерых его дочерей и их потомков. Изучение огромного корпуса документов, многие из которых впервые введены в научный оборот, позволило диссертанту с высокой точностью восстановить реальную жизнь А. Д. Бланка и его родных. Одновременно в ходе источниковедческой крити­ки опровергаются различные ошибочные, недостоверные суждения, касаю­щиеся данной темы. В результате установлены следующие факты:

Старший брат, Д. Д. Бланк, штаб-лекарь Каретной части, погиб 26 июня (8 июля) 1831 г. в ходе холерных бунтов в Петербурге, проходивших с 20 июня (2 июля). Д. Д. Бланк был выброшен из окна третьего этажа Центральной (Таировской) холерной больницы озверевшей толпой. Его жена, Александра Гавриловна (урожденная Иванова), умерла бездетной в 1852 г.

С января 1832 г. по апрель 1833 г. А. Д. Бланк находился вне службы по собственному прошению, указав в качестве причины «расстроенное здоро­вье».

С апреля 1833 г. по февраль 1841 г. А. Д. Бланк служил ординатором в больнице Св. Марии Магдалины (Васильевский остров, 1 линия, д. 57). В ча­стности, в апреле—мае 1838 г. он проводил лечение поэта Т. Г. Шевченко, бо­левшего брюшным тифом. Одновременно с июня 1833 г. по апрель 1837 г. по совместительству он служил врачом 1-го ластового экипажа Морского ведомства (Галерная га­вань).

А. Д. Бланк занимался также частной практикой. В частности, с конца августа 1834 г. он стал личным врачом князя А. Я. Шаховского, полковника лейб-гвардии Семеновского полка и бывшего адъютанта графа А. А. Арак­чеева.

Он продолжал совершенствоваться в своей профессиональной деятельности. В июне 1838 г. после сдачи экзаменов А. Д. Бланк получил звание ин­спектора врачебной управы и медико-хирурга. Звание медико-хирурга дава­лось врачам, успешно сочетавшим терапевтическую и хирургическую дея­тельность; сделавшим не менее трех сложных операций в присутствии меди­цинского начальства и подробно описавшим эти операции.

В декабре 1840 г. умерла жена А. Д. Бланка А. И. Гроссшопф.

В марте 1838 г. А. Д. Бланк начал добиваться места инспектора врачебной управы в провинции. Его просьбы поддерживают граф Ю. П. Литта и князь А. Н. Голицын. В феврале 1841 г. А. Д. Бланк дал согласие на работу ин­спектором Пермской врачебной управы.

В апреле 1841 г. А.Д. Бланк с шестью детьми и своей гражданской женой Е. И. Эссен, родной сестрой его покойной жены, выехал в Пермь.

С июня 1841 г. до конца 1847 г. А. Д. Бланк трудился на различных должностях в Пермской губернии. В октябре 1842 г. решением министра внутренних дел Л. А. Перовского он был уволен от должности инспектора Пермской врачебной управы. Главной причиной этого стал конфликт с начальством. Одновременно с 21 октября (2 ноября) 1841 г. по 13 (25) марта 1843 г. А. Д. Бланк был первым врачом Пермской гимназии и уездного учи­лища. С марта 1843 г. по сентябрь 1845 г. он занимал должность заведующе­го Юговским заводским госпиталем в поселке Юг Пермской губернии. Здесь он организовал первую на заводском Урале водолечебницу и охватил при­вивками против оспы всех работников завода и членов их семей. С сентября 1845 г. А. Д. Бланк был врачом Златоустовской оружейной фабрики, которую возглавлял до середины 1846 г. известный металлург П. П. Аносов. В июне 1846 г. А. Д. Бланк был произведен в надворные советники (чин VII класса)со старшинством с января 1843 г. В конце 1847 г., не дослужив трех лет до срока, дававшего право на пенсию, равную окладу, он вышел на пенсию, возможно из-за конфликта с новым директором оружейной фабрики В. А. Бекманом.

Незадолго до выхода на пенсию А. Д. Бланк, взяв ссуду в Дворянском земельном банке, купил у дворянина П. А. Веригина деревню Янысалы (Кокушкино) Черемышевской волости Казанской губернии. Имение А. Д. Бланка имело 462 десятины (503,6 га) с 39 лицами мужского пола. Имение было продано в 1896 г. наследниками последней владелицы из семьи А. Д. Бланка Л. А. Пономаревой. Надо отметить, что подавляющее большинство советских историков, члены семьи Ульяновых и их родственники при описании Кокушкино стремились скрыть истинные размеры имения и даже отрицали его при­надлежность А. Д. Бланку.

4 (16)
  1   2   3   4

Похожие:

Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история icon«Исследовательская деятельность педагога: Воронов А. Н. Дворянские роды Матвеевской волости». О представленном опыте
«Исследовательская деятельность педагога: Воронов А. Н. Дворянские роды Матвеевской волости»
Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история icon3 Introduction 8 Часть I. Сапожниковы – дворянские роды Российской империи

Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история iconУчебная программа по дисциплине «Отечественная история» Тема Исторические источники и историография
Понятия и классификация исторического источника. Отечественная историография о прошлом и настоящем. Методология и теория исторической...
Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история iconВопросы вступительного экзамена в аспирантуру по истории России. Специальность «07. 00. 02. – Отечественная история»

Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история iconИстория России. Всеобщая история История России Древняя и средневековая Русь Что изучает история Отечества
Что изучает история Отечества. История России — часть всемирной истории. Факторы самобытности российской истории. История региона...
Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история iconПрограмма вступительных экзаменов по истории (история россии) Особенности истории России. Киевская Русь Тема История России часть всемирной истории
Особенности становления и развития российской цивилизации. Роль и место России в мировом историческом развитии. Источники по истории...
Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история iconДинастия Романовых
Фёдор Иванович Шевляга — родоначальник нескольких боярских родов (см. Трусов, Трусовы — боярский и дворянские роды). У андрея Ивановича...
Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история iconЭкзаменационные вопросы по курсу «Отечественная история» История как наука. Источники изучения истории

Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история iconВопросы к экзамену. Предмет и задачи курса Отечественная История. Периодизация Отечественной Истории. Этапы изучения Отечественной истории. Восточные славяне в Древности Киевская Русь
История – это наука о развитии человеческого общества. Предметом изучения истории явл действия личностей, человечества, совокупность...
Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России 07. 00. 02 отечественная история iconИстория немецкой диаспоры Центрального Казахстана в ХХ в. 07. 00. 02 Отечественная история (История Республики Казахстан)
Работа выполнена на кафедре археологии, этнологии и Отечественной истории исторического факультета Карагандинского государственного...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org