Виталий Пшеничников записки полярного летчика



страница1/26
Дата11.08.2013
Размер4.85 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26



Виталий Пшеничников


ЗАПИСКИ
ПОЛЯРНОГО ЛЕТЧИКА



Детективно-приключенческий роман



ББК 84Р7

П 93

П 93 Пшеничников, В Записки полярного летчика. – Красноярск, 2007. – 360 с.

Детективно-приключенческий остросюжетный роман «Записки полярного летчика», шестая книга Красноярского писателя Виталия Пшеничникова.

В основу положены реальные факты из жизни летчиков гражданской авиации необъятного Красноярского края от южных границ до Северного полюса.

ББК 84Р7




© В. Пшеничников, 2007

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ОРЛЯТА УЧАТСЯ ЛЕТАТЬ
– Здравствуйте, товарищи курсанты! – громко поздоровался с застывшими в строю курсантами третьего курса Бугуруслановского авиационного училища его начальник Мурысин Петр Иванович. Он за свою долгую и богатую приключениями жизнь много лет провел в воздухе, но оставался подтянутым, в меру строгим и справедливым начальником и прекрасным педагогом. За эти качества его любили курсанты. Сотня глоток в едином порыве выдохнула: «Здравия желаем, товарищ начальник училища!». Все видели, что ответ стоявших на плацу курсантов понравился начальнику, на его лице появилась улыбка.

– Товарищи курсанты, я рад поздравить вас с окончанием теоретического обучения и переходу от упражнений на тренажерах к полетам на самолетах!

– Ураааа! – стройно ответила шеренга.

– Командирам отделений после построения прибыть в штаб, получить направление к летчикам-инструкторам. На десять курсантов один инструктор и самолет. Беспрекословно выполнять распоряжения и приказы инструктора как на земле, так и в воздухе! Иначе выгоню из училища с позором! Будет обидно в двух шагах от государственных экзаменов, которые состоятся через шесть месяцев, оказаться на улице.

Стоя в строю, курсант Дикунов Валерий Викторович улыбался, слушая речь начальника училища. Отчисление не грозило ему. Он родился в Красноярске, был сибиряком, всю жизнь мечтал о небе. Помня наказ отца, учился отлично, был хорошим товарищем, пользовался авторитетом среди курсантов, был назначен командиром отделения. Он улыбался мысли о том, что через шесть месяцев сядет на место второго пилота самолета АН-2 и будет летать! Сбудется мечта, когда он, как и все мальчишки, завидовал летчикам, сидевшим в кабинах пролетавших над ним самолетов, считал, что только особенные люди могут управлять этими серебристыми рукотворными птицами. Окончив школу ударником, без троек, твердо сказал родителям, что поедет поступать учиться на летчика. Они не стали его отговаривать.

– Езжай, сынок, мы с мамой давно знали, что мечтаешь о небе. В нашем роду еще не было летчиков, мы надеемся, что ты будешь первым. Смотри, не позорь нашу фамилию, учись отлично! – напутствовал его отец.
Полный радужных надежд, юноша приехал в город Бугуруслан, подал документы в училище Гражданской авиации.

Сдав документы приемной комиссии, Валера узнал, что путь в большую авиацию, в кресло пилота пассажирских реактивных и турбореактивных лайнеров, которые за несколько часов могли пролететь расстояние от родного Красноярска до Магадана или Москвы, лежит через училище пилотов малой авиации.

Только налетав определенное количество часов на самолете АН-2, показав себя хорошим, грамотным летчиком, можно было попасть в большую авиацию. Но это мало волновало его, он даже во сне видел себя в кабине самолета и не допускал мысли, что можно избрать другую профессию. Экзамены сдал на отлично, получил только одну четверку, и видел себя в хорошо отглаженной курсантской форме, в фуражке с высокой тульей и кокардой с крылышками.

Приемная комиссия оказалась очень строгой, в училище были зачислены только те, кто на вступительных экзаменах получил пятерки. Валера на построении абитуриентов не услышал своей фамилии в списках принятых в училище.

Раздалась команда:

– Курсантам два шага вперед марш!

Стоявшие в общей шеренге молодые люди со счастливыми улыбками на лицах, стараясь печатать шаг, вышли из строя. Их построили в другую шеренгу.

Юноша завороженно смотрел на счастливчиков, слезы обиды на себя навернулись на глаза, его мечта рушилась, и он уже ничего не мог изменить. «Все, отлетался! Какой позор будет дома, среди друзей! Не смог сдать экзамены, не хватило для зачисления одного балла! Что делать? Что делать?». Он в своих горестных думах не слышал, о чем говорил начальник училища, обращаясь к шеренге абитуриентов:

– Я повторяю еще раз. Те, кому не хватило одного балла для зачисления в училище, могут быть приняты кандидатами на зачисление в штат курсантов без предоставления места в казарме и стипендии. Когда это случится, не знаю, но ежегодно происходит отсев курсантов, их место занимают кандидаты. Подумайте, товарищи абитуриенты, для вас это возможность летать! Кто согласен, два шага вперед марш!

У Валерия радостно забилось сердце, боясь опоздать, он первым сделал эти два шага к своей заветной мечте. Следом шагнули другие, но он был первый, это оценил начальник училища: «Этого высокого стройного юношу надо обязательно принять, шагнул не раздумывая. Он хочет лететь, надо его научить!».

Так сбылась мечта простого красноярского парня, он был зачислен кандидатом на место курсанта. Стараясь не беспокоить родителей, написал, что благополучно сдал экзамены и зачислен, будет учиться на летчика.

Три месяца жил на частной квартире, по ночам ходил на товарную станцию, разгружал вагоны, утром бежал на лекции. Никто из курсантов и преподавателей не знал о том, что юноша по ночам работает, недосыпает, стремясь получить знания. Однажды по железной дороге в адрес училища пришел срочный груз. Заместитель начальника училища по хозчасти Петров приехал на грузовой двор железнодорожной станции. Случилась какая-то неувязка и вагон загнали в другой тупик. Перегнать его на товарный двор можно было только в ночное время, когда интенсивность движения поездов по железнодорожной магистрали спадает. Ему сказали, чтобы он приезжал за грузом в двенадцать часов ночи. Когда водитель подогнал машину к вагону под погрузку, Петров долго присматривался к одному из молодых грузчиков. Он вместе с другими таскал мешки с мукой, крупами, поступившими в адрес училища. «Где я видел этого парня, где? Я его видел в училище, интересно, что он здесь делает?» – подумал он.

– Молодой человек, постойте. Я вас видел в училище, что вы здесь делаете?

– Работаю, меня зачислили кандидатом. За квартиру надо платить, да и на питание нужны деньги, вот я и работаю по ночам.

–Ты откуда приехал? Родители знают, что не получаешь стипендии?

– Я приехал из Красноярска, родителям не писал, зачем расстраивать, все равно я стану курсантом, сколько бы ни пришлось мне этого ждать! – упрямо сказал опустивший глаза парень.

– Как тебя зовут? – спросил Петров.

– Дикунов Валерий.

Утром Петров доложил начальнику училища о ночном разговоре с кандидатом.

– Дикунов, говорите, высокий стройный юноша? – спросил Мурысин.

– Да, Петр Иванович, Дикунов Валерий Викторович.

– Похвальное стремление, я на него обратил внимание при зачислении, он, не раздумывая, шагнул первым, когда я сказал о кандидатах. Из таких упрямых парней вырастают хорошие пилоты. Я буду его иметь в виду.

Через полмесяца в училище Валерия нашел посыльный.

– Тебя вызывает сам начальник училища! Это плохая примета. Он очень строг, сразу отчисляет. Подумай, что ты натворил? – округлив глаза, заговорщическим тоном сказал он.

– Ничего! – удивился кандидат.

–Что ты мне заливаешь? Начальник по пустякам вызывать не будет! – настаивал курсант. Валера пожал плечами, не зная, в каких грехах, будет его обвинять Мурысин.

– Здравия желаю! По вашему приказу кандидат Дикунов явился! – доложил он, переступив порог кабинета и вытянув руки по швам. В училище была военная кафедра и дисциплина была, как в войсковой части.

– Вольно, Дикунов! – улыбаясь, сказал Мурысин, поднимая голову от бумаг.

– Мне доложили, что ты с начала учебы работаешь по ночам грузчиком на товарной станции железной дороги.

– Так точно, ночью зарабатываю на жизнь, днем учусь, я зачислен кандидатом, стипендия не полагается.

– Родители знают об этом?

– Нет, я им не писал. Все равно я стану курсантом. Я приехал сюда учиться летать! Я буду летать!

– Откуда такая уверенность?

– Сибиряки народ упрямый, – просто ответил парень.

«Да, такого надо зачислять в штат, упрямо идет к своей цели, когда успевает отдыхать? И учится на отлично, и отзывы преподавателей о нем только положительные!» – глядя на молодого сибиряка, думал начальник.

–Я рад, курсант Дикунов, что у меня в училище учатся такие упрямые парни, которые мечтают о небе.

– Петр Иванович, вы ошибаетесь, я кандидат, – несмело поправил его юноша.

– Нет, не ошибаюсь. Сегодня я подписал приказ о твоем зачислении в штат курсантов, с чем тебя и поздравляю! – поднимаясь и протягивая руку, сказал начальник. Оглушенный такой радостной вестью, Валерий не сразу догадался, что произошло. Придя в себя, он подскочил к столу, крепко пожал руку начальника, сказал:

– Я оправдаю ваше доверие, Петр Иванович!

– Я в этом не сомневаюсь! Учись, из тебя должен вырасти хороший летчик. Для этого надо учиться всю жизнь.

Видя потерянный взгляд вышедшего из кабинета парня, посыльный участливо спросил: – Что, выгнал?

– Нет, принял, я зачислен курсантом! – громко и радостно сказал Валера, гордо подняв голову, вышел из приемной.

Через полгода за успехи в учебе ему присвоили звание командира отделения. Прошло два с половиной года напряженной учебы с того дня, как он впервые переступил порог училища. Теперь предстоял важный этап освоение самостоятельных полетов. Всем курсантам надоели «полеты» на тренажерах, все стремились сесть за штурвал и взлететь в необъятное небо.

Отделение Дикунова закрепили за инструктором Пенкиным, пожилым опытным командиром корабля, который всю жизнь отлетал на самолетах малой авиации, «кукурузниках», как их ласково называли жители России. Валерий привел свое отделение к самолету, на фюзеляже которого была нарисована огромная цифра 10. Из открытой двери выпрыгнул инструктор, от хвостового оперения подошел механик.

– Отделение, смирно! Равнение налево! – Подойдя к инструктору строевым шагом, доложил: – Товарищ инструктор, отделение для прохождения летной подготовки прибыло!

– Вольно! – скомандовал инструктор. – Запомните курсанты, я для вас на практических занятиях Борис Павлович! Только в присутствии высокого начальства – товарищ инструктор, запомните это и цените. Вас ко мне прислали для того, чтобы вы научились летать, расправили свои крылья и оперлись ими о воздух. Но это сложная наука, только тот, у кого есть большое желание, может научиться сливаться с кораблем, чувствовать его так, как будто он является продолжением вашего тела. Только эти качества отличают истинных асов от простых летчиков, которым не дано это понять. Учитесь этому исскуству сейчас, это спасет вас и пассажиров от неприятностей, поломки техники, а самое главное – катастроф.

«Как емко и доходчиво говорит этот старый летчик о навыках пилотирования. Я научусь так летать, стану настоящим летчиком!» – думал Дикунов, слушая инструктора.

Шло время, курсанты освоили пробежки по земле, торможение, остановки, рулежку на полосе, подлеты и посадки с высоты четырех-пяти метров. Настал день, когда инструктор объявил, что завтра они будут совершать полеты:

– В самолете вместе со мной будет находиться один курсант, остальные – наблюдать полеты товарищей с земли. По окончании будем производить разбор ошибок. Все смотрят внимательно, запоминают ошибки других, учатся, а сейчас разойтись! – приказал Пенкин.

Как лучшего курсанта в отделении Валерия инструктор первым пригласил в полет. Когда он занял место второго пилота, пристегнул привязные ремни, надел фурнитуру, начал волноваться. Вся теория тотчас вылетела из головы, он потерянным взглядом посмотрел на инструктора.

– Отставить волнение, курсант Дикунов, возьмите себя в руки, вы отвечаете за жизнь экипажа и пассажиров, помните это! – громко стальным голосом сказал Борис Павлович. Его голос отрезвил курсанта.

– Приготовиться к взлету, закрыть дверь, экипажу занять места! Диспетчер, разрешите десятому запуск? – включив связь с диспетчерской, сказал Валера.

– Десятый, запуск разрешаю! – услышал в наушниках голос диспетчера. Включив зажигание, он открыл форточку кабины и крикнув: – От винта! – нажал на кнопку «пуск», мотор завелся с пол-оборота. Подождав некоторое время, подумал: «Двигатель работает ровно, значит прогрелся». Взглянув на приборную доску, увидел, что прибор показывает рабочую температуру масла, вновь включил связь и сказал в микрофон: – Десятый просит разрешение на взлет.

– Десятому взлет разрешаю, ветер встречный, северный, пять метров в секунду, полет по кругу, высота триста, зона десять! – ответил диспетчер.

– Вас понял, начинаю рулежку. Прибавляя обороты двигателю, стал плавно отодвигать сектор газа от себя, самолет начала бить мелкая дрожь, он стремился вперед, но его не пускали тормозные колодки, заблокировавшие колеса. Набрав нужные обороты, курсант плавно отпустил гашетку тормоза, и машина послушно покатилась по рулежной дорожке к краю посадочной полосы. Повернув перо руля поворота ножными педалями, лихо развернувшись, сказал диспетчеру: – Десятый просит взлет!

– Взлет разрешаю! Счастливого полета! – услышал в наушниках.

Плавно прибавляя обороты, не смотрел на приборную доску, стараясь уловить тот миг, когда мотор наберет нужные для старта обороты. «Нет, еще рано, мало оборотов!» – стараясь устоять от соблазна, взглянуть на приборы думал курсант. Самолет дрожал от нетерпения полета. «Вот теперь пора», – подумал Валерий, взглянув на тахометр, увидел, что мотор набрал необходимые для взлета обороты, отпустил гашетку тормоза. Машина, прыгнув вперед, начала набирать скорость. Все его внимание было сосредоточено только на полосе, глаз беспрерывно фиксировал квадраты бетона, которые мелькали за стеклами кабины. «Только бы не съехать с полосы, удержать самолет до отрыва на осевой линии!» – думал курсант, инстинктивно втягивая голову в плечи. Наконец почувствовал, что крылья обрели подъемную силу, тронул штурвал на себя, самолет послушно оторвался от полосы и начал плавный набор высоты. «А ты молодец, классический взлет!» – мысленно похвалил себя Валерий, его переполняло счастье! Он сам впервые в жизни взлетел в синее небо! Самолет, послушный его воле, набрал триста метров, выполнив поворот вправо, направился к зоне полетов. Подлетев, доложил диспетчеру: – Вышел в зону, разрешите приступить к выполнению задания?

– Десятый, выполнение задания разрешаю! – ответил диспетчер. Не глядя на инструктора, Валера тронул ногами педали руля поворота, одновременно довернул штурвал вправо. Самолет, послушный его воле, завалился на правый бок и стал выписывать большой круг. Душа готова была выпрыгнуть из груди от радости и гордости за себя. Он выполнял первый самостоятельный полет по кругу, и инструктор не вмешивался в его действия. «Значит я делаю все правильно!» – думал он, не переставая следить за приборами. В центре внимания был креномер, или авиагоризонт. Круг будет выполнен правильно только тогда, когда на всем маршруте полета пилот не будет менять угол наклона самолета. Тогда он выпишет в небе правильный круг и замкнет его в той же точке, в какой начал. Это считалось в курсантских разговорах «высшим пилотажем». Глянув в очередной раз за борт, он увидел, что самолет подлетает к одинокому дереву, стоящему в поле, от которого начал свой полет. Волна радости вновь прокатилась в сознании курсанта, он выполнил правильный круг, инструктор не сделал замечания, не поправил его. Подлетев к одиноко стоящему дереву, перевел машину в горизонтальный полет и сказал в микрофон:

– Диспетчер, десятый задание выполнил, просит посадки! – только сейчас почувствовал, что на губах у него соль, увидел, что по лицу текут капли пота.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconДорогами «полярного кольца»
Дорогами «полярного кольца»: Записки путешественника. – Саратов: Приволжское кн изд-во, 2007 – 204 с
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconКомандиры крылатых линкоров: Записки морского летчика
Ной воины, в период подготовки и проведения операции по освобождению Северного Кавказа, города-героя Новороссийска. В центре изображаемых...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconИван Сергеевич Тургенев «Записки охотника». Вы воздвигли себе прочный памятник … «Записки охотника»
Лучшее, что он написал – «Записки охотника». Несмотря на определенную идеализацию крестьян, в книге попадаются исключительно правдивые,...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconВиталий, ты кем себя больше чувствуешь кавээнщиком или певцом?
Виталий Гасаев родился 31 декабря в 23. 40. Из-за этого, по его словам, толком ни дня рождения, ни Нового года
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconСоколов Виталий Иванович Выпускник 1942 года
Виталий Иванович родился в д. Иванковице Островского района в 1924 году 12 декабря
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconКомандование вооруженных сил США на Тихом океане 19 октября возглавил адмирал Роберт Уиллард, сыгравший в 1986 году советского летчика- истребителя в голливудском блокбастере "Топ ган"
Заголовок = Адмирал, сыгравший в кино советского летчика, возглавил Тихоокеанское командование США
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconВиталий Борисович Бакалдин
Виталий Бакалдин человек удивительно яркой судьбы. И, наверное, не может быть иначе, коль отпустили ему небеса большой поэтический...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconВиталий Петров стартует в Ле Мане!
Виталий Петров громил соперников в чемпионатах России. Год назад – добивался красивых побед в серьезной международной серии Евро3000...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconВиталий гитт
Виталий Демьянович Гитт – чародей. Он творит чудеса, делает невозможные вещи. Причем, каждый день. Чудо, которое постоянно находится...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconЦветовая палитра в произведении и. С. Тургенева «записки охотника»
«записки охотника» как одно из великих произведений автора и их влияние на литературу россии 25
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org