Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви



страница7/17
Дата13.08.2013
Размер1.9 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17
он! Мне действительно хотелось только спать, но никак не возбуждаться от всепоглощающей страсти. К счастью, он был в похожем настроении, поэтому мы просто прижались друг к другу — и все, пока не появилась моя мать и не топнула ногой, воскликнув: «Нет!» — совсем как в прошлый раз, когда мы с ним обнимались.

Проснувшись, я обнаружила, что мама стоит надо мной, демонстративно скрестив руки на груди. «Маке- да, ты не можешь позволить этому роману продолжаться!» — произнесла она.

«Но, мам, это всего лишь сон! Это происходит не на самом деле!»

«Все реально, Македа. Или ты забыла об этом ключевом элементе природы джиннов?»

«Но, мама, мне ничего не известно о своей природе джинна!»

Мама тяжело вздохнула и посмотрела вниз. Кажется, она искала удобное место, где могла бы присесть. Я похлопала рукой рядом с подушкой, как будто приглашая ее сесть и помириться.

Мама села рядом и взглянула мне прямо в глаза. «Это изменит всю твою жизнь, Македа», — сказала она.

«Что изменит, мама? Я не понимаю».

«Обучение мастерству джиннов», — торжественно произнесла она.

Тон ее голоса заставил меня задуматься о том, что не лучше было бы для меня оставаться в неведении относительно всех этих секретов джиннов? Но я слишком явно ощущала, как мои ноги цепляются за одеяло: Сарахиль не имела возможности как следует побрить их и умастить маслом — с тех самых пор, как мы покинули родные края несколько месяцев назад. Поэтому я спросила:

«Мама, почему наши ноги должны выглядеть так ужасно? Разве джинны не могут принимать любую форму, какую захотят?»

Мама с любовью погладила мои ноги и поставила свои рядом с моими: они выглядели совершенно одинаковыми.

«Но почему же, дорогая? Твои ноги прекрасны! Они великолепны! Они в совершенстве созданы для того, чтобы передвигаться по любой местности, карабкаться по деревьям и кустам или переносить тяжелые предметы. В нашем мире они — символ красоты», — улыбалась мама.

«Но не в мире людей, мама!» — вздохнула я и прикрыла свои ноги одеялом.

«Ну, хорошо, я могу научить тебя влиять на человеческое восприятие таким образом, чтобы люди не замечали их», — предложила мама.

Я с благодарностью согласилась. Сложив руки чашечкой, она поднесла их к моим ногам. Я ощутила сначала тепло, а затем жар; начала подергиваться, чтобы уйти от этого ощущения, но мама приказала мне стоять спокойно. Вскоре энергия, которую она посылала моим ногам, распространилась вокруг, как легкие, похожие на дымку лучи, порождающие миражи в песках пустыни. Мама продолжала сосредоточенно дышать, и ореол тепла трансформировался в свет, который совершенно скрыл мои ноги.
Я больше не видела их; все, что можно было разглядеть — это два световых шара!


Я стала умолять маму открыть мне секрет, и она сложила мои руки вместе, чтобы большие пальцы располагались параллельно, а кончики указательных соприкоснулись, а ладони оставались открытыми. Мама показала, что мне нужно поднести сложенные в форме чаши руки вниз, к стопам, и начать глубоко вдыхать и выдыхать, представляя себе огонь. «Дыши прямо в языки пламени! — наставляла она. — Затем сделай так, чтобы они вошли в тебя и выходили через руки».

Мои ладони сильно горели, поэтому я потрясла ими, чтобы немного остудить. Но мама снова собрала их вместе и сказала: «Сконцентрируйся!» — таким тоном, что я поняла: мне стоит воспринять этот урок всерьез.

Я возобновила глубокое дыхание, визуализируя один из ярких костров в лагере Тамрина. Затем ко мне пришло осознание того, что солнце намного жарче, чем обычный костер, поэтому я тихонько попросила Альмаках о настоящем жаре. «У-уф!» — вскрикнула я. Мой призыв сработал слишком хорошо!

«Сосредоточься, Македа, — повторила мама. — Не старайся заставить что-то произойти. Просто сконцентрируйся на огне, как если бы ты находилась рядом с ним. Почувствуй его жар, вдохни его дым, особенно обращай внимание на его яркость, цвет и движение».

Я увидела желтые и голубые язычки пламени, танцующие в моем теле и выходящие через мои руки. Я направила все свое внимание на огонь, как подсказала мне мама.

«А теперь, Македа, удерживай мысль о том, чтобы свет огня переместился в ноги и сделал их невидимыми. Больше ничего не нужно делать. Просто дай команду огню в твоем теле, сказав ему, чего ты от него ждешь».

Неужели все это так просто? Я всегда считала, что магия джиннов довольна сложная и управляется формулами. Как только в голове возник вопрос, я потеряла связь с центром огня, и мои ладони стали остывать.

«Сконцентрируйся!» — резко прервала мои размышления мама.

Я сделала вдох и начала все сначала, вызывая в сознании образ, ощущение и запах лагерного костра. Я дышала прямо в этот образ, чтобы собрать квинтэссенцию пламени. Затем я сказала, что хочу сделать невидимыми свои ноги. Ладони мои стали разогреваться, а затем заметно накалились. Я продолжала держать их в нужном положении и концентрировалась на образе и намерении. Медленно открыв глаза, я пронзительно вскрикнула, увидев два световых шара, паривших там, где находились мои ступни: «У меня получилось, мама!»

«Ну конечно, разве у тебя могло не получиться, дорогая моя. Я никогда не сомневалась в твоих способностях», — ответила она.

Каждый вечер, когда все остальные ложились спать, мама продолжала обучать меня работе с энергиями света и огня. Ей не нужно было таиться, чтобы встречаться со мной, поскольку я была единственным взрослым, кто мог видеть и слышать ее. Однако мы продолжали держать наши встречи в тайне, чтобы мои разговоры с ней не выглядели со стороны как галлюцинации.

Постепенно я перестала обижаться на маму за то, что она умерла. Я почувствовала, что ко мне вернулась та половинка моей души, которой являлась моя мама, и мы снова стали с ней близки. Мама была прекрасным учителем, и я даже научилась у нее увеличивать шар света так, чтобы становиться совсем невидимой, — необходимый навык, позволявший мне избегать бдительных глаз Тамрина и Сарахиль, повсюду следивших за мной.

Я спросила маму, почему мы так много работаем с огнем. Она удивила меня, рассказав, что, оказывается, джинны были созданы из огня.

«Все существа происходят из одного из четырех основных элементов: Земли, Воздуха, Воды или Огня — и соединены пятым элементом — Духом, — сказала она. — Люди созданы из элемента Земли, и это значит, что они зависят от материальных потребностей; их энергия плотнее и тяжелее. Морские существа, обитающие в океанах и реках, созданы из энергии Воды. Ангелы состоят из энергии Воздуха».

Тамрин как-то вскользь упоминал ангелов, когда рассказывал о царе Соломоне, но я все еще до конца не понимала, кто же они такие, поэтому я попросила маму объяснить мне. Она пробормотала что-то невнятное по поводу того, что совсем скоро я узнаю все, что мне нужно знать об ангелах. Мне было хорошо известно, что вытягивать из мамы информацию, когда она не хочет говорить, совершенно бесполезно, но мне очень хотелось узнать об этих существах, состоящих из воздуха, поэтому я решила выяснить у Тамрина, что он знает об ангелах. Кроме всего прочего, он путешествовал по всему миру и многому научился во время своих путешествий.

  • Хм, ангелы? — Тамрин покосился на меня, и свет от костра, разведенного на привале, отразился на его лице зловещей тенью.

Тамрин молчал так долго, что я уже успела пожалеть, что спросила об ангелах, очевидно, столь секретных, что даже моя собственная мама отказывалась говорить на эту тему. Но вдруг я услышала:

  • Ну, единственное, что я слышал об ангелах, это то, что царь Соломон очень плотно с ними работает. Как же зовут того ангела, с которым он состоит в особенно тесных отношениях?.. Ах, да — Михаил.

Михаил. Это имя дрожью отозвалось в моем теле, как будто мои клетки знали о чем-то, извлеченном из долговременной памяти.

  • Что этот ангел Михаил делает для царя? — спросила я, не вполне уверенная в том, что именно это я и хотела спросить, но, точно желая вдохновить Тамрина на дальнейшую беседу.

  • Как я понял, Михаил помогает Соломону советами, — медленно произнес Тамрин. — Мои познания об ангелах довольно скудны, если можно так выразиться, и понимание иврита — языка, на котором, как ты вскоре услышишь сама, говорит большинство людей в Иерусалиме, — тоже ограничено.

Иврит! Я почти ничего не знала об этом языке! И очень переживала: не станет ли путешествие, в которое мы отправились, ошибкой?

Отвечая на мой незаданный вопрос, Тамрин уверил меня в том, что царь Соломон свободно говорит на сабейском:

  • Мы не испытывали никаких проблем в общении. И потом, помни, что бог Израиля наградил царя Соломона абсолютной властью над людьми, животными, птицами, ангелами и демонами, чтобы управлять ими и общаться с ними. Я даже слышал, что ангел Михаил подарил царю Соломону особенное кольцо, с помощью которого он контролирует тех семьдесят двух демонов, что строят ему храм! Он направляет на них свой перстень, и демоны оказываются полностью подконтрольными царю!

  • Демоны! Эго же унизительный термин для обозначения джиннов! — Я возмутилась, даже не стараясь контролировать свои интонации и скрывать обиду.

Похоже, этот царь Соломон — очень нечуткий человек! Возможно, после всего, что я узнала о нем, я вообще не смогу с ним общаться, независимо от того, на каких языках он говорит!

Я не предполагала, как много Тамрин знал и о моей матери, и моем джинновом наследстве. Мы никогда не говорили с ним на эти темы. Это казалось мне запретной темой, и из нас редко кто упоминал об этом, даже Сарахиль, ухаживающая за моими ногами. Это обстоятельство сильнее всего заставляло меня стыдиться своего происхождения.

Как будто с ним что-то было не так! И стоило кому-то при мне произнести слово «демон» — я сразу же съеживалась: джиннов так часто воспринимают неверно!

Тамрин слегка обнял меня, чтобы успокоить и приободрить. Ему лучше других было известно, что, когда начинал проявлять себя мой темперамент, я становилась импульсивной и могла действовать сгоряча, как маленький ребенок. Мама всегда обращала мое внимание на то, что мне необходимо научиться контролировать себя, когда я гневаюсь, контролировать свои эмоции, чтобы, как она говорила, «не метать» в окружающих «огненные шары». Я все еще продолжала работать над собой в этом направлении, и мама мне помогала.

В конце концов, Тамрин заговорил так мягко, что почти перешел на шепот. Его голос был очень мелодичен, со следами наречий тех стран, в которых ему довелось побывать. Я искренне восхищалась им и любила всем сердцем.

  • Теперь ты знаешь, что, когда люди используют этот термин (он не стал произносить слово «демоны»

Material com direitos autor

вслух, опасаясь снова меня расстроить) — они имеют в виду другой вид джиннов, — напомнил мне Тамрин. — Практически все знают, что джинны — это наимудрейшие, наичистейшие из всех джиннов, заслуживающие наибольшего доверия. Те же, кто не знает об этом, — всего лишь простые обыватели, на мнение которых не стоит даже обращать внимания!

Тамрин был прав. Джинны — один из видов, входивших в семейство джиннов. Остальные — источник сплошных неприятностей очерняющие своими безобразиями весь наш род. Об этом мало кто знает, но и джинн Шайтан тоже происходил от нашего любящего джинна.

Пришло ли время для того, чтобы мы сменили свое имя и отдалились от всего семейства джиннов в целом? Я вздохнула в изнеможении, представив себе всю эту грандиозную социальную кампанию. Лучше пусть эта идея пока остается в моей голове. Мама говорила, что мы не в силах контролировать чужие мысли, так зачем же тратить на это бесполезное занятие свое время и энергию?

Этой ночью мама спала рядом со мной, не давая мне никаких указаний или уроков на будущее. Должно быть, она почувствовала, насколько я устала, находясь в пути вот уже три полных лунных цикла. В каждой складке моего паланкина находился песок, и его частички постоянно скрипели у меня на зубах. Я стала капризной, мне хотелось вернуться домой, чтобы спать в своей постели, с любимой кошкой и есть пищу, в которой не было бы песка!

Очевидно, мама сочла, что наилучший способ успокоить меня — это войти в мой сон. Вскоре после того, как я заснула, мы встретились с ней в моем любимом дворе на территории дворца в Саба. С побережья веял

легкий бриз, принося с собой аромат цветов. Мама объясняла мне, что главную задачу своей жизни мне предстоит исполнить в Иерусалиме. Мне было необходимо встретиться с царем Соломоном. Однако при этом она подчеркивала: важно — не поддаваться эмоциям, которые моіут увести меня от цели включая мое влечение к мужчинам).

Во сне она подробно разъяснила мне мое жизненное предназначение, но, проснувшись, я вспомнила лишь некоторые фрагменты ее слов. Я попросила маму повторить еще раз некоторые детали, но сначала она намеренно игнорировала мои просьбы, а потом все же сказала: «Наши сновидения содержат информацию четырехмерного пространства, которое не поддается логической обработке нашего трехмерного сознания!» Я поняла, что пришло время затронуть и эту тему.

Все, что я знала, это то, что моя мама и некая, неизвестная мне сила сообща вели меня в Иерусалим к царю Соломону, его ангелам и его джиннам.







И снова у меня была бессонница. Чувствовала я себя скверно: с одной стороны — мысль о предстоящей встрече с царем Соломоном меня возбуждала, и я была заинтригована рассказом о его ангелах, о которых мне хотелось знать больше, с другой стороны — дискомфорт путешествия весьма негативным образом сказывался на моем теле. Как бы я ни пыталась устроиться удобнее, мне никак не удавалось это сделать, сколько бы подушек я ни подкладывала — ничто мне не помогало! Мужчина из моих снов не посещал меня, и я лишилась даже этого спасения.

Я не знала, сколько еще дней смогу вынести и это путешествие, и это палящее солнце, и эту бесконечную пустыню. Все остальные в караване были так же изнурены дорогой, были чумазыми, уставшими и голодными. Нам явно не хватало воды и нищи. Что было делать?

Однажды ночью возлюбленный бог Астар милосердно послал нам проливной дождь. При этом установленные нами тенты сдуло ветром, и мы насквозь промокли, но это никого не волновало: все, включая осликов и верблюдов, блаженно плескались в дождевой воде, пока выставленные сосуды наполнялись живительной жидкостью. Теперь мы были уверены: всем — и людям, и животным — в нашем караване хватит воды до конца путешествия.

Мама продолжала давать мне уроки магии джиннов.

Я научилась направлять энергию огня таким образом, чтобы дезинфицировать воду, пищу и раны, а также все то, что требует стерилизации. Я перестала «ме

тать» в людей огненные стрелы, когда выходила из себя, а вместо этого научилась использовать энергию гнева, управлять им, изменяя ситуацию, нацеливаясь на достижение нужного результата.

Например, как-то ночыо я проснулась от того, что люди Тамрина смеялись и громко пели. Я кипела от негодования! С одной стороны — меня сильно беспокоил этот шум, но с другой — мне не хотелось никому портить веселье. Это негодование, как рассказала мне мама, было подобно метанию огненных стрел в их направлении (я ничего не знала об этом).

На следующее утро все мужчины стали жаловаться на боль в спине. Вот тогда мама объяснила мне, что мой гнев превратился в огненные стрелы, поразившие спины веселившихся ночью мужчин. Мой гнев поразил их спины!

Мама научила меня нейтрализовывать огненные стрелы, представляя себе водяной пар в виде прекрасного голубого света. Мама сказала, что я должна вдыхать это голубое излучение, а затем направлять его из ладоней и пальцев в спины пострадавших, чтобы охладить жестокую боль, терзавшую их, — как если бы вода гасила огненные вспышки.

Многие уроки по магии джиннов были именно такими, во время которых мама учшіа меня брать на себя ответственность за свои чувства. «Эмоции — это энергия в чистом виде, Македа, — много раз повторяла она. — Направляй эту чистую энергию в желаемом направлении, и ты больше никогда не почувствуешь себя жертвой!»

Мне хотелось найти лазейки в этой философии, но всякий раз мама показывала мне, как я могу управлять своей визуализацией огня и объединять ее с силой эмоций, чтобы создать желаемый эффект. Однажды, когда у Тамрина никак не получалось разжечь огонь, я отправила ему на помощь энергию огня, и костер разгорелся. Тамрин так никогда и не узнал об этом, а я так и не смогла признаться, что это я заставила костер разгореться.

Когда я испытывала жалость к себе, мама напоминала мне о том, что я должна взять ситуацию иод контроль и преобразовать ее. С маминой помощью я научилась превращать негодование и фрустрацию в позитивные состояния. Однако оставались ситуации, с которыми не могла бы справиться даже магия джиннов.

«Например?» — спросила мама.

Проклятье! Как же я могла забыть, что она может читать мои мысли! С другой стороны, почему бы мне не попробовать объяснить ей, что со мной происходит в этом путешествии?

Мама с сочувствием выслушала мой рассказ о том, что у меня нет никакого ощущения приближения к Иерусалиму, о том, насколько за время этого монотонного путешествия я уже стала состоять из песка...

«Дорогая, я жду, когда ты превратишь свои жалобы в Утверждение Могущества!» — напомнила она мне.

«Опять эта фраза!» — подумала я. Мама все время повторяла, что любое беспокойство, жалобу или проблему можно перефразировать в то, что она называла
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17

Похожие:

Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconДорин Вёрче – Земные ангелы
Вы чувствуете некую нереализованность и все еще не нашли свое место в жизни? Вас не покидает странное ощущение, будто бы вы не такой,...
Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconДорин Вёрче – Забота о детях индиго
Перевод с английского Сергея ВажненкоМ: ООО издательский дом «София», 2005. 272 с
Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconОды соломона
Притчи Соломона, Песнь Песней Соломона, а также неканоническая Книга Премудрости Соломона и апокрифические, т е не библейские вовсе,...
Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconАрс Паулина
Здесь начинается Третья Часть этой Книги, которая зовется Искусство Паулина Царя Соломона, она разделена на две части: первая Ангелы...
Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconПоэт и любовь ( Литературно-музыкальная композиция к 115-летию со дня рождения С. А. Есенина ) История любви-вдохновительницы, история любви-соперничества, история любви-обмана, история любви, шагнувшей в Вечность
Работа участника всероссийского интернет-проекта «Педагогический опыт. Инновации, технологии, разработки»
Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconАнгелы Хранитель и падший Апостол Любви Иоанн Богослов

Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconЧеловек может быстро продвинуться по пути духовного роста и самореализации благодаря почитанию Богини Гаятри высшей созидательной энергии Бога. Она наделяет своего преданного истинной мудростью
Богини Гаятри – высшей созидательной энергии Бога. Она наделяет своего преданного истинной мудростью. Тонкий, непрерывный поток божественной...
Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconАнгелы в исламском вероучении
В двух аятах, следующих за этим, подчеркивается, что ангелы и все иные существа
Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconКнига Песнь Песней Соломона. О книге песнь песней соломона
Библии, в латинской Вульгате и в славянской и русской Библии книга Песнь Песней занимает место в ряду учительных книг после двух...
Дорин Вёрче Ангелы Соломона. Неповторимый опыт истинной Божественной любви iconЗавещание соломона
...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org