Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006



страница3/49
Дата26.10.2012
Размер4.73 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

19

Эллинизм и христианство. «Октавий» Минуция Феликса

язычник не понимал иудейское вероучение, сколь бы омерзительными не представлялись ему некоторые обряды иудейства, он все-таки не мог отказать ему в одном признании — в признании за ним положительной формы богопочитания. Иудейство в глазах язычника было и оставалось религией в собственном смысле; в нем он находил все признаки, присущие действительной религии, и если иногда негодовал на иудея за его презрение к языческим богам, то все же помнил, что иудей имеет своего Бога, молится Ему и этим обеспечивает для земли долю небесного благоволения. Не то открылось языческой религиозной мысли, когда она встретилась с христианством. Христианство не содержало в себе ни одного из тех признаков, какими в сознании язычества определялось понятие религии, отрицало это понятие и отвергало его. Все другие религии укладывались в определенные национальные и территориальные рамки, учили о богах известного народа и известной местности, имели, так сказать, свой определенный национальный и территориальный паспорт. В христианстве же ничего подобного не наблюдалось: оно не принадлежало одному народу, не допускало пространственного ограничения и учило о Боге (Христе), о Котором ничего не знала древность. Все другие религии владели материальным культом или, точнее сказать, воплощались в нем; у христиан же (на первых порах) не было ни храмов, ни жертв, ни воскурений и никакого изображения Божества, т. е. не было того, в чем язычники и полагали сущность религии. Обычная просьба язычника к христианину: «Покажи мне своего Бога», выражала собой не одну только наивность религиозного сознания; она свидетельствовала о глубокой религиозной розни, разделявшей язычество и христианство, показывала, что христианство несовместимо с языческими религиозными понятиями, не подходило под ту мерку, какая прилагалась в язычестве к религиям. Эта радикальная противоположность, наблюдаемая в самой концепции понятия о религии, вырывала более глубокую пропасть между эллинизмом и христианством, чем ненависть его к христианскому имени, которая По самому существу дела должна была оказаться явлением скоро преходящим. Внутреннее содержание христианства как религии долгое ремя оставалось сокрытым перед языческим миром во всей своей , елигиозной цельности, пока сама христианская Церковь не приняла формы, родственные эллинизму.

20

А. А. Спасский

Все боги Рима и Греции имели свою генеалогию, крайне несложную, всем понятную и близко напоминающую собой процесс человеческого происхождения. Откуда же получило начало христианство, кто был его основателем и как нужно думать о нем — вот вопрос, который наиболее занимал собой эллинских полемистов, так как личностью основателя религии определяется и достоинство созданной Им религии.
Породив собой сначала ряд легенд и мифов, он затем привлек к себе лучшие силы эллинистического духа и сделался исходным пунктом в решении самого вопроса о сущности христианской веры.

2. Второй век христианской эры в истории Римской империи открывается годами, которые всеми историками единогласно признаются одними из самых счастливых и самых цветущих. Если бы кого-нибудь спросили, говорит Гиббон, в течение какого периода всемирной истории человечество наслаждалось наибольшим миром, то он без малейших колебаний должен был бы назвать тот промежуток времени, который прошел от смерти Домициана до восшествия на престол Коммода (92-180 гг.).1 По фамильному имени императоров, занимавших трон Империи за это время, и самый период получил в истории название эпохи Антонинов. Все правители династии Антонинов (Нерва, Траян, Адриан, Антонин Пий и Марк Аврелий, за исключением последнего из Антонинов Коммода) оставили по себе у позднейших поколений память лучших, несравненных императоров, optimi caesares. He имея потомства, они ввели в действие систему усыновления, причем замечательнейшим образом выбор их в общем падал на достойных. Своей целью они поставили поддержку старых традиций, оживление древних учреждений, не исключая и сената, и управляли подвластными Риму народами на началах гуманности и справедливости. Под благотворным влиянием этих императоров римская общественность испытала сильный подъем во всех направлениях. Сами Антонины были людьми вполне интеллигентными, умевшими высоко ценить блага цивилизации и поощрявшими все, клонившееся к общественной пользе и развитию. Наука, искусство, литература и законодательство еще раз расцвели при них пышным цветом на классической почве — расцвели
1 Gibbon. The history of the decline and fale of Roman Empire, ed. Bury. London, 1900. T. I. P. 78.

21

Эллинизм и христианство. «Октавий» Минуция Феликса

последний раз, чтобы потом надолго увянуть.1 Народы любили своих гуманных и справедливых правителей; приветствуя новопоставленного императора, римляне до IV в. употребляли такую фразу: «Будь счастливее Августа и добрее Траяна».2 Таково было значение эпохи Антонинов в истории Римской империи.

И во внутренней истории христианской Церкви она оставила по себе глубоко знаменательные следы; при Антонинах Церковь пережила события великой важности, положившие основание к дальнейшему ее развитию. Общее оживление умственных интересов, наблюдаемое в эпоху Антонинов, сказалось и в христианстве появлением ряда гностических учений — замечательного порождения религиозно-философского творчества древности. Из церковной среды выходят знаменитейшие апологеты, как Иустин, Татиан и Афинагор, которые не только на философских основаниях защищают права христианской религии, но и делая оценку всей языческой культуре, систематизируют христианское веро- и нравоучение. В Церкви зарождается богословская наука, намечаются основные направления ее и полагается фундамент к построению догматики. Богатые задатки, хранившиеся внутри христианских общин, развиваются во всех направлениях, поражая своей свежестью и энергичностью. Выдающиеся люди христианского мира предпринимают далекие путешествия с целью ознакомиться с прошлым и настоящим состоянием христианства. Егезипп обходит восточные и западные Церкви, собирая предания для своего исторического труда; малоазий-ский еп. Поликарп является в Рим, чтобы засвидетельствовать братское общение. Начинается разработка чисто церковных вопросов по поводу монтанизма. На эту богатую содержанием эпоху падает первая церковная история, первые соборы и первая попытка установления канона священных книг. Христианство сбрасывает с себя пелену иудейства, скрывавшую его от взора наблюдателей в течение всего первого века, и восстает перед языческим миром во всем своем росте, как новый и самостоятельный религиозный факт, требующий себе определенного отношения от государства и общества. Вот почему и первые полемические труды, направленные против христианства, падают именно на это
1 Ср.: Ibid. I. Ch. 1-11.

2 Ibid. I, 1. p. 75.

22 А. А. Спасский

время — на эпоху Антонинов, и — замечательный факт! — именно теперь выступают на историческую сцену разом и почти одновременно три писателя: Фронтон, Лукиан и Цельс, и каждый из них обсуждает христианство со своей точки зрения. Установить какое-либо внутреннее сродство или связь между ними или зависимость одного от другого невозможно; даже хронологическое взаимоотношение их не поддается точной датировке. Обэ1 определяет смерть Фронтона 170, 168-172 гг., Бэниг2 относит к 175 г. по Р. X., Любкер3 — к 170 г., и, наконец, Бэр4 — к 164-165 г. Хронологическое затруднение увеличивается еще тем, что время жизни автора диалога «Октавий», в котором Фронтон выступает под именем Цецилия, не поддается точному определению. Все сведения, какими обладает наука о Минуции Феликсе, сводятся к тому, что рожденный в язычестве, он обратился в христианство, получил считаемое в то время достаточным образование и исполнял в Риме должность адвоката, так что и определение времени его жизни зависит от датировки диалога. К некоторым более или менее прочным заключениям может вести надпись, найденная Dessau в Цирте (Нумидии), в которой между 210 и 217 гг. по Р. X. значится praefectus quinquennalis Marcus Caecilius Quinti filius Natalis (префект Марк Цецилий, сын Квинта Наталия),5 а так как и Цецилий Наталий, ведущий разговор в диалоге Минуция Феликса, происходил родом из Цирты и носил имя Квинта, то отсюда легко было бы префекта Цецилия отождествить с фигурирующим в «Октавии» язычником, потом обратившимся в христианство, но при этом предположении диалог должен будет иметь место после 210 г. Тертуллиан, во многих частях своей апологии воспроизводящий Минуция Феликса и составивший этот свой труд около 200 г., не мог бы пользоваться диалогом Минуция. На более верный путь встает издатель диалога Bahrens (Leipzig, 1886), утверждающий, что бывший префект М. Цецилий На-
1 Aube. Histoire des persecution de l1eglise. La polemique pa1ienne a latin du II siecle. 10 edition. Paris, 1878. P. 74, 91.

2 Baenig. Herzog-Hauck. Real-Encycl. 3 Aufl. Bd, 13. S. 87.

3 Любкер. Реальный словарь классической древности (перевод Модес-това). СПб.;М., 1884. С. 412.

4 Bern. Geschichte romische Literatur. 4 Aufl. 2, 15. Carlsruhe, 1869. S. 624.

5 Dessau. Uber einige Inschriften aus Citra//Hermes. XV. 1880. S. 471 — 474.

23

Эллинизм, и христианство. «Октавий» Минуция Феликса

талий не сам вел беседу с Минуцием и не был отцом этого диспутанта, но является сыном Цецилия, беседовавшего с Октавием и обратившего его в христианство. Отсюда и время составления Минуцием Феликсом своего диалога может быть определено 180-200 г.1 — Лукиан родился около 120 г. и жил еще при императоре Коммоде (180-190);2 литературная же деятельность Цельса и время появление его «Истинного слова против христиан» падает на 177-188 гг. правления Марка Аврелия.3 Хотя хронология и налагает на историка непреодолимые узы, тем не менее, существуют вопросы, которые очень трудно вмещаются в хронологические рамки, так как они стоят выше всяких физических измерений — это вопросы мысли и научного творчества: два литературных деятеля могут создавать свои труды в одно и то же время, но возможна, так сказать, логическая хронология мысли, дающая некоторое право историку мысли распределять ее продукты по мере углубления их в изучаемый вопрос. Мы предпочитаем такой порядок: Фронтон, Лукиан и Цельс.

Фронтон в роли противохристианского полемиста выступает перед нами в диалоге «Октавий», дошедшем под именем Минуция Феликса. Действующими лицами здесь являются Октавий, уже умерший друг Минуция Феликса, сам автор, скрывающийся под именем Марка, и Цецилий, несомненно заменяющий здесь Фронтона.

3. Детальное изучение диалога Минуция Феликса давно уже показало, что он создался под сильным воздействием двух важнейших литературных деятелей I в. — Цицерона с его сочинением «О природе богов», предопределившим не только внешнюю форму его, но и значительную часть содержания, и под влиянием Сенеки с его разнообразными творениями.4 Уже самая внешняя конструкция его пред-
1 Ср.: Болотов В. В., проф. Лекции по истории древней Церкви. Введение в церковную историю. СПб., 1907. С. 110.

2 Harnack A. Herzog-Hauck. Real-Encycl. Bd. XI. S. 610. 1 Neumann. Op. cit. Bd. III. S. 773. См. основательную старую диссертацию Le Nourry, мавританского монаха, приложенную к изданию Минуция Феликса, сделанному в Migne. PL. T. III. Col. 371-652; Behr. Der Octavius Minucius Felix in seinem Vehaltniss iceron1s de natura deorum. Gera, 1870; Burger. Minucius Felix und Seneca. Wiinchen, 1904.

24

А. А. Спасский

восхищена диалогом Цицерона; здесь рассуждают между собой о природе богов трое: академик Котта, эпикуреец Веллий и стоик Бальб, причем Цицерон присутствует при начавшемся споре в качестве молчаливого слушателя.1 Окончательный результат, к какому приходит диспут, формулируется Цицероном. Веллий присоединяется к мнению академиков, Цицерон высказывается в пользу стоических воззрений Бальбы.2 На сцене диалога Минуция Феликса действуют три лица: Фронтон защищает язычество и нападает на христиан; Октавий — адвокат христианства, а Марк молча выслушивает прения диспутантов и, наконец, в качестве третейского судьи высказывает приговор. Далее: Цицерон встречается в Риме в праздничный день (feria Latina) со своим другом Коттой, видя его диспутирующим с эпикурейцем Вел-лием и стоиком Бальбом, и избирается в качестве беспартийного зрителя в судьи.3 Почти то же наблюдается и в рассказе Минуция Феликса. Марк в наставшие свободные часы после судебных занятий прогуливается по берегу моря вместе с Октавием в Риме и Цецилием. Последний, заметив статую Сераписа, поднес руку к губам и запечатлел на пальцах поцелуй (Oct. Cap. I—IV). Октавий тотчас же предложил начать обсуждение по делам веры. И здесь, таким образом, совершенно случайное совпадение вещей дает повод к диспуту, причем Марк здесь играет ту же роль, что и Цицерон в диалоге «О природе богов». Несмотря на то, что Цецилий в конце диспута заявил о полной победе над своим собственным убеждением (т. е. в готовности отречься от язычества и принять христианство), он испрашивает еще день отсрочки (Сар. 41). И у Цицерона стоик Бальб требует у академика Котты день отсрочки, чтобы затем еще продолжить диспут.4

В диспуте, описываемом Минуцием Феликсом, первым выступает на сцену Фронтон, которого в диалоге, несомненно, заменяет Цецилий.5
1 М. Tulii Ciceronis Opera, quae supersunt omnia et cet., ed. /. Orellius. T. IV, pars 2. Turici, 1828. 110, I, 6. P. 12.

2 Ibid. 106, III, 40. P. 121.

3 Ibid. P. 12.

4 Ibid. HI, 40. P. 121.

5 Octav. Cap. X: об этом говорят все; об этом свидетельствует речь цир-тинского оратора; ср.: Сар. XXXI, Октавий по адресу Цецилия: «Об этом и твой Фронтон».

25

Эллинизм и христианство. «Октавий» Минуция Феликса

фронтон, происходивший из Цирты (в Нумидии),1 прибыл в Рим при императоре Адриане и последовательно прошел курс высших должностей, состоял триумвиром, квестором (эдилом),2 два раза консулом и сенатором:3 в конце жизни ему предназначалось проконсульство в одной из азиатских провинций, но неожиданная болезнь задержала его в Риме, где он и скончался.4 Родившись в царствование Домициана, он при Марке Аврелии сам называет себя стариком, утомленным продолжительной жизнью. Самым блестящим временем его жизни и деятельности явились те годы, когда он был приглашен императором Адрианом в Рим состоять воспитателем при Антонине Пие, тогда бывшим еще мальчиком,5 где он и оставался учителем и воспитателем Антонина Пия и Марка Аврелия. Сохранившиеся до нашего времени письма императора-философа и отчасти Антонина Пия достаточно ясно показывают не только их дружеское, чисто братское взаимообщение, но и то уважение и почтение, какое питал Марк Аврелий к своему учителю и наставнику. Любовь и почет, какими он стремился окружить Фронтона, выразились наглядно в том, что он сам ходатайствовал перед сенатом о постановке Фронтону статуи на улицах Рима. Известно также, что из всех многочисленных своих учителей он предпочитал Фронтона.6

Прекрасно образованный, но не совсем чуждый честолюбия, Фронтон, как оратор и придворный учитель, в истории латинской литературы занимает выдающееся место. Он не только в течение своей жизни
1 М. Cornelii Frontonis et M. Aurelii imperatoris Epistulae. L. Veri et Antonini Piireliquiae etc. с ed. Angelo Majo. Romae, 1823; Nieburgius. Cornelii Frontoni reliquiae et M. Aurelii. Berolini, 1816; Naber. M. Cornelii Frontonis et M. Aurelii epistolae (L. Veri et Antonini Pii et Appiani epistolarum reliquiae) (переработанное издание Май). Lipsiae, 1867. (Считаем своим долгом выразить свою благодарность многоуважаемому профессору Сергею Ивановичу Соболевскому за доставку мне этих необходимых изданий из Университетской библиотеки.) Bern. Geschichte romischen Literatur. Carlsruhe, 1869.3 Aufl. S. 628-646; Nicolai. Geschichte d. romischen Literatur. Magdeburg, 1881.

2 Aube. Op. cit. P. 74.

3 Nieburgius. Op. cit. P. XXIII.

4 Ibid. P. XXII.

5 Ibid. P. XII.

6 Julii Capitolini Vita M. Aurelii philosophi. P. 45.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

Похожие:

Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 iconКнига первая. Остров Амазонок»: Издательство «Крылов»; Санкт Петербург; 2006
«Одиссея полковника Строганова. Книга первая. Остров Амазонок»: Издательство «Крылов»; Санкт Петербург; 2006
Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 iconДоговор № XXXХX г. Санкт-Петербург XX xx. 2010 г
ОЮ, паспорт: 40 07 077809, выдан: 2 отделом милиции Адмиралтейского района Санкт-Петербурга 13. 12. 2006, код подразделения: 782-002,...
Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 iconИнформационно-аналитический обзор Ноябрь Санкт-Петербург 2006 г
Приложение: Основные показатели, характеризующие социально-экономическое положение Санкт-Петербурга и Ленинградской области за 9...
Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 iconВолгоградское научное издательство
Физиология адаптации: Материалы 1-й Всероссийской научно-практической конференции, г. Волгоград, 7-10 октября 2008 г. / Науч ред....
Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 iconС. А. Николаев Эволюционный круговорот материи во Вселенной Новая космологическая теория
Николаев Семён Александрович. Эволюционный круговорот материи во Вселенной. 4-е издание, переработанное и дополненное. Санкт-Петербург....
Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 iconОтчет судейская коллегия Смирнова Анна (Санкт-Петербург) Соловьев Григорий (Санкт-Петербург)
Стиль Санкт-Петербург (Пушкин), Аргус-ТанцКласс – Москва, Танцуй Со Мной – Ярославль
Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 icon191023 Санкт-Петербург, наб р
Санкт-Петербург. Санкт-Петербург- ское отделение Математического института им. В. А. Стеклова ран
Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 iconДоктор Рудольф Штейнер. Теософия и социальный вопрос. Издательство «Духовное знание». Москва. 1917. Сохранены издательские обложки книга
Гай Саллюстий Крисп. Полное собрание сочинений. Перевел и объяснил В. Рудаков. Санкт-Петербург. Издание Я. И. Либермана. 1894г. Издательский...
Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 icon-
«Филипп Янси, Иисус, которого я не знал»: Издательство «Кайрос»; Санкт–Петербург
Научное издание издательство Ол ега Абышко Санкт-Петербург 2006 iconЗакон санкт-петербурга настоящий Закон Санкт-Петербурга направлен на обеспечение дополнительных мер социальной поддержки детей и молодежи в Санкт-Петербурге. (с изменениями на 11 мая 2006 года)
Законом Санкт-Петербурга от 24 апреля 2006 года n 173-24 (Вестник Законодательного собрания Санкт-Петербурга, n 6, 10. 05. 2006)
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org