Поэтическая летопись времени



страница2/8
Дата28.08.2013
Размер0.8 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8

Поэзия от века в век все сильнее и сильнее отпочковывалась от общетюркского мира, все глубже уходя в национальную почву. Творчество Габдрахима Усмана (Утуз Имани), оставившее глубокий след в татарской и башкирской литературах, сделало важный шаг по приближению поэзии к народу. Это о нем писал Риза Фахретдинов: «Его усыновил башкир деревни Мрясово Стерлитамакского уезда Лукман Ибрагимов вместо своего пропавшего без вести сына Габдрахима. Поэтому Утуз Имани родился на свет мишарином, ушел в иной мир башкиром”.
Бог мой, я спокоен

Если выполнишь четыре условия:

Одно — рай, другое — драгоценности,

Третье — яства, четвертое — вера...
«Мунажат», из которого взяты эти строки, стал поистине всенародным произведением. Поэт, обратившийся с такой просьбой к Аллаху, перечисляет и то, чего он не хотел бы видеть в этой жизни:
Не дай увидеть четыре вещи

На этом нашем свете, Господь:

Одно — бедность, другое — долги,

Третье — болезнь, четвертое — тюрьма.
В сборнике “Важные приметы времени” каждая глава посвящена вопросам нравственности и морали. К примеру, “Сказ о согласии” (“Не бей скотину соседа, если она придет к тебе; если придут дети его, не ругай!”), “Сказ о том, что не следует быть злым” («Если придет беда к одному, не говори: «Пусть!»; если кто-то оскорбил тебя, не говори ему: «Умри!»), «Сказ о наставлении» («Не станет черный камень белым, сколько не три, таковы и люди, не слушающие наставлений») и др.

Таким образом, поэтическое слово постепенно сближалось с народной речью.

Творчество каждого большого поэта — это незабываемое событие в истории литературы. Но у поэтов разные судьбы; даже если они дети одного времени, рок ведет их разными тропами. Салават Юлаев (1754 — 1800) и Габдрахим Усман (1754 — 1834) — современники, к тому же ровесники. Но при этом как несхожи они в своих судьбах, как несхожи выпавшие на их долю страдания!

В то время как Салават в оренбургских степях воевал вместе с Пугачевым, недалеко от него в медресе Каргалы Габдрахим Усман внимал ученым мужам. Затем он учился в Бухаре, путешествовал по Афганистану, вернулся в Башкортостан - прожив долгую жизнь, умер в восемьдесят лет.

В это же время Салават Юлаев был узником на далекой Балтике, не дожив до пятидесяти, ушел из этого мира...

Судьбы поэтов... У одного — призыв к битве, у другого — наставления и поучения. Поэзия одного — сама жизнь, поэзия другого — религиозна, много в ней ученой мудрости. Но слова обоих поэтов вошли в народную речь.

Не только поэты, но и акыны, и ашуги боролись за справедливость. У башкир эта ответственность лежала на сэсэнах. Их память хранила драгоценное наследие народного творчества, к нему добавляли они собственное творчество, передавая из поколения в поколения. В башкирской истории известны имена таких сэсэнов, как Еренсе, Кубагуш, Карас, Баик и др.
Творчество сэсэнов дало образцы высочайшего мастерства в поэтической ораторской школе. Кубаиры могут соперничать с самыми совершенными образцами подобного жанра в мировой литературе:
Смерть горы высокой —

Когда вершину скроет туман;

Смерть луны и дня —

Во время их заката;

Смерть черной земли —

Когда ее покрывает снег;

Смерть мужчин и юношей —

Когда враг нападет на родину...
Если протянешь руку хану,

Словно постелишь ему перину;

Если слезешь с коня своего,

То поклонишься его власти;

Если меч засунешь в ножны,

Будешь рабом хана,

Если будешь молчать во время войны,

Будешь прислужником хана.
Отчизна бывает светла,

Когда родится батыр;

Отчизна бывает печальной,

Когда враг топчет ее.

Яростно батыры

Пойдут на них.

Пока не впитает кровь врагов попона,

Пока не прославят воинскую доблесть,

Не снимут седла с коня,

Не вложат меч в ножны.
В кубаирах слова сэсэнов, обличающих злых владык, резче, острее, чем в восточных дастанах. Видно, была у восточных поэтов надежда отыскать в шахах человеческие черты, пробудить в них милосердие. Сэсэн же не тратил время на поучения и наставления хану, он бросал обвинения ему в лицо, категорично разговаривая с сильными мира сего, предъявляя им высокие требования. Все это возводит творчество сэсэнов в ранг особой школы поэтического мастерства, способствовавшей в том числе и воспитанию личности, борющейся со злом и защищающей свое отечество, верящей в правое дело.

Историческое значение Салавата Юлаева для развития башкирской поэзии можно определить так: в его произведениях письменные литературные традиции и народное творчество, поэтика кубаиров естественным образом сплелись друг с другом, и литература, вдохновленная великими событиями сурового времени, стала ближе к народу, отразив его чаяния и надежды. Это проявилось и в языке, и в поэтике произведений. Поэзию Салавата Юлаева можно определить как поэзию любви и мужества. Когда полыхала народная война за землю и свободу, в творчестве поэта и полководца становиться все меньше слов о нежной любви, все сильнее звучат мотивы подвига и мужества.

В душе народа Салават остался как поэт-воин. В истории тюрков известны яркие примеры сочетания и полководческих, и поэтических способностей в одном человеке. Один из них - это Загретдин Бабур, основавший в Индии Великую Могольскую империю.

В “Антологию башкирской поэзии”, изданную в 2001 году, вошли стихи Асана Кайги, Казтугана, Дусмамбета, Шалгиза, творчество которых приходится на XV -XVI века. Эти поэты были выходцами из военной аристократии, некоторые из них умерли от боевых ран. Их произведения были изданы в 1982 году в Алма-Ате в книге “Алдаспан. Поэзия казахов с XV — по XVII века”, а также перепечатаны в первом томе двухтомника “Антология татарской поэзии” (Казань, 1992 г.).

Их произведения есть кубаиры в чистом виде. Приведем некоторые примеры:

Тот, кто бесчестен,

Разве знает цену чести!

Кто не кочевал,

Разве знает цену земле!

(Асан Кайги)

Линяющий молодой жеребенок

Дает начало бурлящему табуну

На этой земле!

Слабенький ягненок

Становится прародителем тысячи овец

На этой земле!
(Казтуган)

Если два льва выйдут биться,

Сольются в битве, как лук и стрела,

Кровь потечет, словно из раздавленных плодов.

То, кто будет биться и умирать у Желтой арки —

Тот никогда не пожалеет об этом.
(Дусмамбет)

А теперь вспомним кубаир Салавата “Соединившись с Пугачевым”:
Сова, что летает туда-сюда,

Кому только не бывает спутницей?

Дикое поле со стелящейся травой

Кому только не было периной?

Птица, свившая гнездо на плече,

Множество комаров на щеке —

Где только не умирают мужчины?

Так что в башкирских кубаирах поэтические тропы, кочующие из одного из одного произведения в другое, имеют общие корни с теми, что были широко распространены на просторах кипчакской степи, в сообществе Золотой Орды. Даже если в других регионах кубаиры канули в Лету, на башкирской земле они продолжали жить; и в нынешние времена они не сходят с поэтической арены. Салават придал кубаирам новую мощь. В систему его поэтических образов естественно вплетены воинский дух, любовь к отчизне и многое другое.

Вторая отличительная черта этих стихов — восславление воинского духа. И с этой точки зрения творчество Салавата является новым шагом в развитии поэзии. В систему его поэтических образов естественно вплетаются воинская доблесть, любовь к отчизне, военный быт и так далее.

Героический дух песен Дусмамбета получил новое рождение в поэзии Салавата, башкирский сэсэн и батыр взметнул его ярким пламенем. Но если копать глубже, то выясниться, что мотив принесения своей жизни в жертву во имя отчей земли, мотив воинского долга известны очень давно, — эти образы восходят к глубокой древности.

В “Словаре тюркских языков” Махмута Кашгари есть таки строки:
И были званы батыры,

Посмотрели они друг на друга исподлобья,

Взяв оружие, бились они,

Еле влез меч в ножны.
О том, какой беспощадной и кровавой была эта битва, не говорится ни слова. Но если на мечах затвердела кровь, так они еле-еле влезали в ножны, нетрудно понять, что случилось на самом деле.

Таким образом, еще одно великое достижение творчества и жизни Салавата Юлаева таково — он стал примером мужества, примером бесстрашия и верности долгу.
* * *
Поэзия не всегда развивается по восходящей. Времена резких подъемов сменяются периодами застоя.- Конечно, даже в самые трудные времена развитие поэзии не прекращается, в любом случае происходит накопление нового опыта. Но творческий потенциал народа порою не раскрывается в полную мощь, не появляются новые яркие таланты, новые яркие произведения.

После Салавата, когда движение за свободу было потоплено в крови, в башкирской поэзии народный дух, дух защитников отечества, ревнителей воинского долга был сильно подорван. После той войны башкиры еще долгое время не поднимались на битву за землю и свободу. В загоне оказалась и поэзия. Известно, что в это время Манди Кутуш Кипчаки писал сатирические стихи, но его творчество так и не стало вехой в развитии поэзии.

Если бы родившиеся в пламени боев поэтические начинания Салавата, его сподвижников и последователей не были так безжалостно пресечены, башкирская поэзия достигла бы невиданных высот. Когда думаешь об этом, захватывает дух. Тем не менее, все мы понимаем, что историю изменить невозможно.

В XIX-м веке башкирскую поэзию представляют поэты-суфии — Абельманих Каргалы, Хибатулла Салихов, Шамсетдин Заки, Гали Сокорой. В то время по всему Востоку гремела слава башкирских медресе. И в народе, и высших слоях общества велика была потребность в знаниях, в просвещении. Свою роль сыграло и то, что еще в 1789 году Уфа стала официальном центром мусульман России.

Немудрено, что поэзия Башкортостана испытала тогда сильнейшее влияние ислама, и в частности суфизма, как одного из мощнейших течений исламской мысли. Все поэты-суфии — глубоко верующие, высокообразованные мусульмане, проходившие обучение в самых известных медресе. Что говорить, если и Абельманих Каргалы, и Шамсетдин Заки нашли свой конец во время хаджа, на пути в священную для всех мусульман Мекку.

Однако не следует считать, что это были книжные поэты, замкнутые в своем мирке, оторванные от реальной жизни, от радостей и горестей большого мира. В центре их произведений страстное желание улучшить человека, помочь обрести веру, призыв к знаниям. Все это, разумеется, далеко от суфийского, аскетического отношения к жизни.
Нужен глаз, глаз нужен,

Не внешний глаз, а глаз души,

Без размышлений не увидишь

Облика мысли.
Так говорит поэт-слепец Шамсетдин Заки.

И в этих строках его же стихотворения «То есть, то нет” много ли следов суфизма:
Пока конь под тобой, скачи,

Найди всем дорогам предел,

Ведь конь у тебя - то есть, то — нет.
Сокол в руке, так охоться за милую душу,

Ведь сокол на призыв твой то придет, то - нет.
Говори, пока можешь.

Если ангел смерти придет,

Сможешь ли что-то сказать, или же — нет.
Это отнюдь не призыв уйти от реальной жизни, наоборот, это призыв дорожить каждым моментом жизни, каждым часом. Вот он, оказывается, каков, слепой поэт-суфий!..

Или вот строки из стихотворения Хибатуллы Салихова, что печатались в многочисленных сборниках, а затем переписывались и передавались из рук в руки:
В теле моем душа только гостит, а я и не знал,

Все уныло, и жизнь почти что прошла, а я и не знал...
Эти строки традиционно называют упадническими. Но вернее будет воспринимать их как философию бренности бытия.

В стихотворении “Как палка...” этого же поэта есть размышления, способные поддержать любого, помочь воспрять духом:
Как палка, которая путнику друг,

Стань в пути словно душа или голова,

Словно палка, будь безногому ногой,

Сбившемуся с пути стань маяком.
Будь, как палка, в обещаньях тверд,

И работай упорно, словно ученый.
И если раньше творчество этих поэтов оценивалось как религиозно-клерикальное, то теперь, при более внимательном подходе оказалось, что в их произведениях большое место занимает прославление жизни, жажда жизни, а не уход от нее. Вот на что мы должны обращать больше внимание, оценивая их литературное наследие. Мы должны донести их творчество до современных читателей в наиболее полном виде.

Конечно, основные мотивы их поэзии — религиозные, суфийские. Абельманих Каргалы в стихотворении “Просторы” утверждает, что даже птицы придерживаются суфийской философии: «воробьи-суфии». Но этот же поэт, опираясь на образы арабской поэзии, пишет стихотворение “Три составляющие прекрасного вечера”. По мнению Каргалы, три вещи определяют красоту бренного мира: зеленое поле, прохладная река, красивая женщина.

В творчестве этих поэтов, воспитанных в духе ислама, очень слаба связь с родной землей. Редко- редко услышишь из их уст обращение к Уралу, Агидели.

И здесь особняком стоит Гали Сокорой. Он искренне гордится своим происхождением. В своей поэтической родословной “История рода нашего” он пишет о том, какой долгий путь прошли его деды из племени Кара-табын (“Дед наш кара-табынец”) в поисках новой родины, как они через Тобол и Иртыш вышли к Миассу, затем “Оставив Урал позади”, “Плывя в лодке”, “Вышли к северу”. Берега Зея, Сунь, Танып, Бурай, Гайна, Иректе, Уран, Зилан, Тазлар — эти названия вошли в произведения Гали Сокороя, творившего в тот же период, что и поэты-суфии. В его стихах больше национального, чем религиозного, и это стало своеобразной подготовкой важных преобразований и нововведений в башкирской поэзии.
***
Творчество Мухаметсалима Уметбаева и Мифтахетдина Акмуллы, поэтов XIX века, пронизано идеей просветительства. Но для них было важно донести идеалы нравственной чистоты, духовного совершенства, порядочности и просвещенности до всего народа. “Башкиры мои, надо учиться!” — восклицал Акмулла, и этот призыв к знанию и учению есть сердцевина многих его стихотворений. Разделяя этот пафос, Мухаметсалим Уметбаев вместе с тем выступал против великой несправедливости — безжалостного расхищения башкирских земель:
Не видно скота, что мирно пасся.

Деревья уплыли, отправились в Астрахань.

Вслед за ними исчезли рои пчел,

Нет штабелей древесины, что высились, словно гора.

В многогранном творческом наследии Мухаметсалима Уметбаева поэтические произведения занимают достаточно скромное место, тем не менее они характерны для башкирской поэзии как пример возрастания интереса к национальной тематике, к реалиям жизни. То обстоятельство, что башкирский просветитель первым в тюркском мире перевел “Бахчисарайский фонтан” А. С. Пушкина, опубликовал статью к столетию великого русского поэта, стало признаком того, что башкирская литература, традиционно связанная с Востоком, обратила свое внимание на русскую поэзию, расширяя, таким образом, связи с миром.

Итогом развития башкирской поэзии девятнадцатого века стало творчество Мифтахетдина Акмуллы. Доведенные до совершенства стихи, меткость слова, талант импровизации — именно это послужило тому, что в конце девятнадцатого — самом начале начале двадцатого веков ему в поэзии не было равных. Значение его творчества подчеркивает сам факт того, что Акмулла близок и казахам, и татарам. Не часто выпадает, чтобы поэт стал родным для сердец нескольких народов.

Акмулла смотрел на мир незашоренным взглядом, к чему призывал он и своих современников:
Если силы есть, хорошо знать науки всякие,

Хорошо быть равным среди просвещенных.

Не только надо русский знать,

Если силы есть, хорошо бы знать и французский.
Акмулла, как и Мухаметсалим Уметбаев, обращал внимание народа на изменения, которые происходили на Западе.
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Поэтическая летопись времени iconГоголь н в. Художественная летопись времени
...
Поэтическая летопись времени iconЛетопись Факультетских ссо
К юбилею «50 лет ссо» составляем летопись студенческих строительных отрядов физического факультета мгу. В этой летописи планируем...
Поэтическая летопись времени iconЛетопись знаменательных дат развития математики
Точно датировать возникновение важнейших по­нятий — целого числа, величины, фигуры — невозмож­но. Когда возникла письменность, представление...
Поэтическая летопись времени iconКрещение руси: сплетение загадок змея и летопись
На каждой полке лежат документы, написанные именно в том самом времени, которым датированы. Задача же ученого трудолюбиво овладев...
Поэтическая летопись времени iconАндрей Гусев, учитель, Москва «Прочитать “Архипелаг гулаг”»
Литература — это художественное отражение времени. «Архипелаг гулаг» — его мрачная констатация, мрачная летопись крупнейшего геноцида...
Поэтическая летопись времени iconА. Афанасьев // Летопись Севера. М., 1985. Вып. 11. С. 23-33
...
Поэтическая летопись времени iconПоэтическая серия новые стихи
Союзом писателей России на Рязанском пленуме, посвященном 110-летию со дня рождения С. А. Есенина
Поэтическая летопись времени iconУниверсальная схема анализа поэтического текста поэтическая "заставка"
П. Тихонов "Баллада о гвоздях"); драматический (А. Ахматова "Сероглазыйкороль", Н. Заболоцкий "Журавли"); романтический
Поэтическая летопись времени iconМузыкально поэтическая композиция по произведениям современных поэтов
Но у каждого человека есть ещё и свой родной край, где он живёт, работает, учится
Поэтическая летопись времени iconПриложение 7 Музыкально – поэтическая композиция «Нет вредным привычкам!»
Звучит бравурная мелодия. На сцену выходит огромная сигарета. Исполняет танец и произносит
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org