Александр Сергеевич Пушкин



Скачать 456.24 Kb.
страница2/5
Дата28.08.2013
Размер456.24 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5
И изумленные народы
Не знают, что им предпринять
— Ложиться спать или вставать.

«Не только в часы отдыха от ученья в рекреационной зале, на прогулках, но нередко в классах и даже в церкви ему приходили в голову разные поэтические вымыслы, и тогда лицо его то хмурилось необыкновенно, то прояснялось от улыбки, смотря по роду дум, его занимавших, — рассказывал один из товарищей Пушкина. — Набрасывая же мысли свои на бумагу, он удалялся всегда в самый уединенный угол комнаты, от нетерпения грыз обыкновенно перо и, насупя брови, надувши губы, с огненным взором читал про себя написанное».
Лицеисты были очень горды, когда в 1814 году в журнале «Вестник Европы» появилось первое напечатанное стихотворение Пушкина «К другу стихотворцу», обращенное, вероятно, к Кюхельбекеру. Стихотворение это Пушкин подписал так: Александр Н.к.ш.п.
Весной этого года в Петербург переехала семья Пушкиных, и теперь родители иногда навещали сына, даже как-то на праздники брали его домой. Брат Левушка поступил в Благородный пансион при Лицее, и с ним Пушкин видался еще чаще. Левушка очень любил старшего брата, знал наизусть все его стихи и был очень доволен, когда узнал, что к Саше в Лицей приходил сам Жуковский.
Жуковский действительно пришел познакомиться с Пушкиным и писал об этом поэту Петру Андреевичу Вяземскому: «Я сделал еще приятное знакомство! с нашим молодым чудотворцем Пушкиным. Я был у него на минуту в Царском Селе. Милое, живое творение! Он мне обрадовался и крепко прижал руку мою к сердцу. Это надежда нашей словесности...Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастет». С тех пор Жуковский приходил иногда один, а как-то пришел с писателем Карамзиным, в другой раз — с Вяземским. Он любил читать свои стихи Пушкину, и те строки, которые Пушкин не мог сразу запомнить, Жуковский уничтожал или переделывал.
В январе 1815 года, когда лицеисты переходили на старший курс, состоялся публичный экзамен. Пушкин читал новое свое стихотворение — «Воспоминания в Царском Селе». На экзамене присутствовал поэт Гаврила Романович Державин; стихи его хорошо знали и любили в Лицее.
«Державин был очень стар... Экзамен наш очень его утомил...— вспоминал позднее Пушкин. — Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился... Наконец вызвали меня. Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояния души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом... Не помню, как я кончил свое чтение; не помню, куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять... Меня искали, но не нашли...»
Отечественная война кончилась. Русский народ победил. С надеждой на лучшую жизнь возвращались на родину русские солдаты, все те крепостные крестьяне, которые забыв свои крепостные цепи, самоотверженно сражались за Россию.
Что же их ожидало на родине? Цепи еще более жестокие, жизнь еще более тяжелая. «Мы избавили родину от тирана, а нас опять тиранят господа», — говорили они. Россией управлял Аракчеев - царский любимец. Но чем труднее жилось народу, чем больше свирепствовал Аракчеев, тем шире разливалась волна крестьянских восстаний по всей стране, тем чаще отказывались крестьяне работать на помещиков. Для борьбы с самодержавием и крепостничеством лучшие люди из передового дворянства организовывали первые тайные политические общества.
В те годы в Царском Селе стоял гусарский полк, вернувшийся с войны. Среди офицеров этого полка было много образованных, передовых людей. Служил здесь Петр Яковлевич Чаадаев — писатель, философ, человек очень образованный, будущий член тайногo политического общества.
Лицеистам старших курсов разрешалось посещать знакомых в Царском Селе, и Пушкин бывал у Карамзиных, которые обычно жили здесь летом. У них познакомился он и сблизился с Чаадаевым, который пригласил его к себе в полк. Вместе с друзьями - Пущиным, Кюхельбекером — Пушкин стал бывать у Чаадаева в кружке гусарских офицеров. Буйная, веселая пирушка часто сменялась здесь вольными разговорами о политических событиях, чтением запрещенных книг, горячими спорами. Юноша Пушкин жадно ко всему прислушивался, но он не знал, что товарищи его по Лицею, Вольховский и Пущин, уже вступили в Союз спасения - первоначальную организацию будущих декабристов.
В стихах, которые Пушкин писал в эти годы, нашли свое отражение и эти споры, и вольные мысли, и мечты о счастье и свободе родины. Так, в шестнадцать лет Пушкин написал стихотворение «Лицинию», в котором есть такие строки: «Я рабство ненавижу...»; «Я сердцем римлянин; кипит в груди свобода; во мне не дремлет дух великого народа».
Правда, в стихотворении говорилось о древнем Риме и древних римлянах, но главная мысль его заключалась в том, что государство может жить только тогда, когда у граждан есть свобода, и что гибнет оно от рабства и деспотизма. Ясно, что так чувствовал и так думал сам молодой поэт о своей родине, о России.
Подходили к концу лицейские дни. Открывая Лицей для детей из дворянских семей, царь Александр I хотел подготовить их для будущей государственной службы, воспитать верных себе слуг. Но он жестоко ошибся. Лицей не оправдал его надежд.
Подрастая, лицеисты все больше интересовались вопросами общественно-политической жизни, все больше набирались вольного духа. В стенах Лицея выросли будущие декабристы: Пущин, Кюхельбекер, — люди «с душою благородной, возвышенной и пламенно свободной».
Наступил день выпуска лицеистов.
Разлука ждет нас у порогу,
Зовет нас дальний света шум,
И каждый смотрит на дорогу
С волненьем гордых, юных дум...

Расставаясь, лицеисты решили встречаться каждый год 19 октября — в день открытия Лицея. И никогда потом Пушкин не забывал отметить этот день. В будущем со многими товарищами разошлись у Пушкина пути, но навсегда крепкая дружба связала его с Пущиным, с поэтом Дельвигом, с Кюхельбекером.
В характере Пушкина, как говорили, «была одна удивительная черта — умение душевно привязываться к симпатичным ему людям и привязывать их к себе». С этим уменьем душевно привязываться к людям, с душой открытой, взволнованной и мятежной вступил Пушкин в жизнь. Он был уже признанным поэтом не только в Лицее. Стихи его часто переписывались и распространялись в списках. Незадолго до окончания Лицея он вступил в литературное общество «Арзамас», которое объединяло наиболее передовых писателей того времени. Здесь каждому члену общества давали какое-нибудь прозвище; Пушкина прозвали «Сверчком».
Заботливо, бережно относились к Пушкину с самого начала его творческого пути русские писатели — все те, которым дорога была русская литература. Они следили за его успехами, радовались его славе. Пушкин часто называл своими учителями в поэзии Державина, Жуковского, но очень рано нашел он свой, особый путь.
По окончании Лицея Пушкин поселился в Петербурге у своих родителей. Они жили в отдаленной части города, у Калинкина моста, в небольшой квартире. Пушкину выделили маленькую, невзрачную комнату, и он не любил приглашать к себе гостей. Очень скоро поступил он на службу чиновником в Коллегию иностранных дел и получил чин коллежского секретаря. Он сшил себе широкий черный фрак по тогдашней моде и купил шляпу с прямыми полями. Служба мало интересовала его. Он увлекался театром, балами, завел много новых знакомств, стал членом разных литературных обществ и тогда же вступил в кружок «Зеленая лампа».
Кружком тайно руководили члены политического общества, будущие участники восстания 14 декабря. Здесь, так же как и в кружке гусарских офицеров, читалась запрещенная литература, велись споры о будущем устройстве России, о свободе. Нередко Пушкин читал в кружке свои стихи.
Хочу воспеть свободу миру,
На тронах поразить порок.
- говорил он в оде «Вольность», написанной в первый год после окончания Лицея. В пламенных строках своей оды он призывал бороться с тиранами, восстать против них:
Тираны мира! трепещите!
А вы мужайтесь и внемлите,
Восстаньте, падшие рабы!
Увы! куда ни брошу взор—
Везде бичи, везде железы,
Законов гибельный позор,
Неволи немощные слезы...

В другом стихотворении, «Деревня», восхищаясь русской природой, тишиной ее полей, светлыми ручьями, холмами и нивами, он говорит о том, что он, «друг человечества», не может всем этим наслаждаться:
Но мысль ужасная здесь душу омрачает
Среди цветущих нив и гор
Друг человечества печально замечает
Везде невежества убийственный позор.
Не видя слез, не внемля стона
На пагубу людей избранное судьбой,
Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца

Тверже, определеннее в этих стихах мысли, мечты молодого Пушкина. Страстно восстает он против самодержавия и крепостничества, против того, что было в то время самым большим злом в России, с чем начинали бороться члены первых тайных обществ — будущие декабристы.
О, если б голос мой умел сердца тревожить! — говорил Пушкин. И, может быть, не совсем еще ясно понимал, как глубоко тревожит его голос сердца всех лучших русских людей, с какой надеждой и верой в будущее повторяют они строки из его послания «К Чаадаеву»:
Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

Понятно, что политические стихи Пушкина, в которых с такой силой звучали свободолюбивые, гневные строки, никто бы не разрешил печатать. Но эти стихи знали по всей России, заучивали наизусть, составляли даже целые рукописные сборники, несмотря на то что за переписку и хранение пушкинских стихов людей преследовали. Якушкин, будущий декабрист, как-то прочел Пушкину одно из ненапечатанных его стихотворений. Пушкин очень удивился, откуда он его знает, и Якушкин сказал ему, что многие пушкинские стихи, такие, как «Деревня», «Кинжал», послание «К Чаадаеву» и другие, известны очень широко, а в армии нет ни одного грамотного прапорщика, который не знал бы их наизусть. Пушкин очень радовался этому, и, когда однажды ему попалось рукописное собрание собственных стихов, он, как рассказывают, целую неделю носился с ним и всем показывал.
Многие стихотворения Пушкина и при его жизни и много позднее запрещали помещать в учебниках и хрестоматиях. Грузинский поэт Акакий Церетели вспоминал, что когда на уроке русского языка один из учеников спросил, что писал Пушкин, кроме того, что помещено в учебнике, то «учитель до того перепугался, что вскочил с места и, заткнув уши, стал кричать: «Меня тут не было, я ничего не слышал, и ты ничего не говорил...» — И выскочил за дверь».
Но наряду с такими преподавателями были в царской России и честные, хорошие учителя, которые рассказывали детям правду о жизни крепостной России, учили их любить и понимать русскую литературу, читали им стихи Пушкина, Рылеева.
Писатель Панаев, например, рассказывает, как в гимназии, где он учился, учитель русского языка читал Пушкина, но при этом говорил: «Вы, однако, господа, не рассказывайте о том, что здесь говорится, вашему начальству». И, конечно, никому из учеников и в голову не пришло доносить.
В год окончания Лицея друг Пушкина, Иван Иванович Пущин, вступил в тайное политическое общество, и первой его мыслью было сказать об этом Пушкину, но и он и другие друзья Пушкина не сделали этого. Они знали, что впереди ждет их суровая участь, и слишком дорожили жизнью поэта, чтобы подвергать ее такой опасности. Все они хорошо понимали, что он с ними и что стихи его выражают их чувства и мысли.
«Пушкина надобно сослать в Сибирь: он наводнил Россию возмутительными стихами; вся молодежь наизусть их читает»,— сказал царь Александр I, которому его шпионы доносили о все растущей популярности Пушкина.
Пушкину грозила ссылка в Сибирь. Друзья хлопотали за него; наказание было смягчено: Пушкина отправили в маленький глухой городок Екатеринослав (теперь Днепропетровск) на службу в канцелярию генерала Инзова — наместника Бессарабии.
Ранним майским утром 1820 года Пушкин уезжал в ссылку. У подъезда стояла дорожная коляска. Старый слуга Никита Козлов вынес чемоданы и сел на козлы рядом с ямщиком — он уезжал вместе с Пушкиным.
Пушкин велел ехать не к заставе, а на Мойку, в Демутов трактир, где жил Чаадаев, — он хотел проститься с ним. Но Чаадаев спал, и Пушкин не стал его будить...
«Мой милый, я заходил к тебе, но ты cпал; стоило ли будить тебя из-за такой безделицы», — писал он потом. Поехали дальше за Дельвигом и вместе с ним выехали за заставу. Дельвиг проводил их до Царского Села, где они еще так недавно жили и учились. Здесь они молча обнялись и простились.
В это время в петербургской типографии печаталась первая большая поэма Пушкина, «Руслан и Людмила», которую он начал еще в Лицее.
В толпе могучих сыновей,
С друзьями, в гриднице высокой
Владимир-солнце пировал;
Меньшую дочь он выдавал
За князя храброго Руслана
И мед из тяжкого стакана
За их здоровье выпивал.

Как легко, как свободно ложатся строки одна за другой, как весело читать эту поэму, в которой так много жизни, радости, которая написана таким простым, сильным и ясным русским языком и вся пронизана русским духом. До Пушкина никто так не писал. «Он ввел в употребление новые слова, старым дал новую жизнь»,— говорил позднее Белинский. А Жуковский, который с восхищением следил за развитием чудесного таланта Пушкина и нежно любил его, подарил ему свой портрет с надписью: «Победителю-ученику от побежденного учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил свою поэму «Руслан и Людмила».
Наконец путь окончен — и Пушкин в Екатеринославе. Не успел приехать, как поехал кататься на лодке по Днепру, выкупался и схватил жестокую лихорадку. В это время через Екатеринослав на Кавказ прoезжала семья героя Отечественной войны 1812 гoдa генерала Николая Николаевича Раевского. Сыновья Раевского знали Пушкина, были дружны с ним. Узнав, что он в Екатеринославе, они разыскали его в дрянной избенке, на дощатом диване, бледного и худого. С разрешения генерала Инзова, Раевские увезли поэта с собой на Кавказ, и там Пушкин стал быстро поправляться. Он был счастлив; ему нравилось милое семейство Раевских, свободная, беспечная жизнь, южная природа, горы, море.
Но надо было возвращаться к месту службы. За время путешествия Пушкина по Кавказу канцелярия генерала Инзова переехала в Кишинев — маленький городок в Молдавии, куда в сентябре прибыл и Пушкин.
Опять новые места, новые люди.
Около трех лет пробыл Пушкин в Кишиневе. Жил он в доме своего начальника Ивана Никитича Инзова, человека доброго, прямого, честного. Инзов полюбил его, как сына, и Пушкин тоже привязался к нему. Службой Инзов его не обременял, Пушкин многo ездил, навещал знакомых; однажды несколько дней провел в цыганском таборе в молдавских степях. Он присматривался к жизни молдавского народа, записывал молдавские песни, сказания, занимался историей, философией, много писал. Здесь, в Кишиневе, были созданы такие стихи, как «Песнь о вещем Олеге», «Узник», стихотворение «Кинжал», в котором он прямо призывал к борьбе самовластием. Здесь же написаны поэмы: «Кавказский пленник», «Братья разбойники», «Бахчисарайский фонтан», начата поэма «Цыганы», роман в стихах «Евгений Онегин».
И, еще не напечатанные, эти южные поэмы Пушкина расходились, как и стихи его, в списках. Долгие годы во многих домах хранились заветные тетради пушкинских стихов. Об этом мы узнаем по воспоминаниям разных людей.
Так, поэт Полонский рассказывает, как однажды — это было за несколько лет до смерти Пушкина — он нашел в книжном шкафу у одних знакомых небольшую рукописную тетрадь, озаглавленную: «Братья разбойники». «Я стал читать:
Не стая воронов слеталась
На груды тлеющих костей,
За Волгой, ночью, вкруг огней
Удалых шайка собиралась.

Пораженный увлекательностью и новизной стихов, я все забыл. Это было мое первое знакомство с Пушкиным».
На юге шире и крепче стали связи Пушкина с будущими декабристами. Он познакомился с руководителем тайного Южного общества полковником Пестелем, бывал на собраниях, принимал участие в беседах и спорах, все еще не зная о существовании тайного общества. Члены его и здесь, так же как в Петербурге, не хотели подвергать опасности жизнь любимого поэта. А Пушкин был по-прежнему резок и неосторожен, смело и откровенно высказывал свои мысли, писал эпиграммы. «Пушкин ругает публично и даже в кофейных домах не только военное начальство, но даже и правительство», — доносил царский шпион.
Друзья в Петербурге выхлопотали ему разрешение на перевод в большой приморский город — Одессу. Новый начальник Пушкина, граф Воронцов, невзлюбил его за независимость, с которой он держался. Для него Пушкин был мелкий чиновник, сосланный для исправления, а не поэт, имя которого все передовые люди произносили с любовью и уважением. Но надежды на исправление не оправдывались. Воронцов доносил об этом в Петербург и просил избавить его от Пушкина.
А Пушкин писал одному из друзей: «Он воображает, что русский поэт явится в его передней с посвящением или с одою, а тот является с требованием на уважение». Да, Пушкин являлся с требованием на уважение. Так было всегда, всю жизнь. И пусть он сейчас в изгнании, пусть труден его путь, но требование на уважение — это его право, право гражданина, поэта, писателя.
Пушкин не раз встречался с людьми, которые знали множество его стихов, не раз видел свои стихи в рукописных списках, и каждый раз его волновал и радовал вид истрепанной тетрадки или небольшого клочка бумаги, исписанных разными почерками.

Однажды ехал он за город в гости по большой дороге. Кучер не знал дороги, свернул в сторону к военной батарее. Возле орудий ходил молодой человек. Пушкин спросил о дороге, офицер ответил, потом вдруг сказал:
«Извините за нескромность, я желал бы знать, с кем имею удовольствие говорить?»
«Пушкин...»
«Какой Пушкин? ..»
«Александр Сергеевич Пушкин...»
«Вы Александр Сергеевич Пушкин, вы наш поэт, наша гордость и слава?! Вы сочинитель «Бахчисарайского фонтана», «Руслана и Людмилы»?! — Офицер в восторге замахал руками и вдруг крикнул: — Орудие! Первая, пли... — и вслед за тем раздался выстрел. — Вторая... пли», — и опять выстрел.
На выстрелы из палаток выбежали солдаты и офицеры.
«Что случилось? Почему стрельба?»
«Во славу нашего знаменитого гостя Александра Сергеевича Пушкина»,— торжественно объявил офицер, отдавая честь Пушкину.
В это время забили тревогу, прискакал батальонный командир и за нарушение дисциплины отдал приказ посадить офицера под арест. Никакие просьбы Пушкина не помогли.
Это огорчило его, но в то же время так хорошо было думать, что где-то в дороге, неожиданно, встретил он молодых незнакомых друзей его поэзии и что такие друзья есть у него по всей стране.
Летом 1824 года пришел приказ царя отправить Пушкина под надзор властей в Псковскую губернию в имение родителей — Михайловское. И вот он снова в дорожной повозке вместе с верным своим дядькой Никитой Козловым. Дорога дальняя, только на двенадцатый день подъехали к Михайловской усадьбе. Вот и небольшой господский дом на берегу тихой, голубой и неширокой речки Сороти.
С каким чувством тревоги и радости взбежал Пушкин по ветхим, шатким ступеням Михайловского дома! Здесь жила его семья — родители, брат, сестра. Первый раз был он в Михайловском, когда только что окончил Лицей. Все тогда в деревне радовало его и казалось очаровательным. Через два года он снова был в Михайловском, и уже другие чувства тревожили его, — он писал тогда в стихотворении «Деревня»:
1   2   3   4   5

Похожие:

Александр Сергеевич Пушкин iconПушкин а с. Пушкин александр сергеевич
Пушкин александр Сергеевич (1799-1837), русский поэт, родоначальник новой русской литературы, создатель современного русского литературного...
Александр Сергеевич Пушкин iconАлександр Сергеевич Пушкин Медный всадник
«Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература; Москва; 1959
Александр Сергеевич Пушкин iconАлександр Сергеевич Пушкин Незавершенное, планы, отрывки, наброски Серия: Поэмы «Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература
«Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература; Москва; 1959
Александр Сергеевич Пушкин iconАлександр Сергеевич Пушкин Домик в Коломне Серия: Поэмы «Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература
«Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература; Москва; 1959
Александр Сергеевич Пушкин iconАлександр Сергеевич Пушкин Бахчисарайский фонтан Серия: Поэмы «Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература
«Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература; Москва; 1959
Александр Сергеевич Пушкин iconАлександр Сергеевич Пушкин Граф Нулин Серия: Поэмы «Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература
«Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература; Москва; 1959
Александр Сергеевич Пушкин iconАлександр Сергеевич Пушкин Цыганы Серия: Поэмы «Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература
«Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература; Москва; 1959
Александр Сергеевич Пушкин iconАлександр Сергеевич Пушкин Монах Серия: Поэмы «Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература
«Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная литература; Москва; 1959
Александр Сергеевич Пушкин iconПушкин александр Сергеевич (1799-1837)
Пушкин александр Сергеевич (1799-1837), русский поэт, родоначальник новой русской литературы, создатель современного русского литературного...
Александр Сергеевич Пушкин iconБиография пушкин александр Сергеевич (1799 — 1837)
Пушкин александр Сергеевич (1799 — 1837), поэт, прозаик, драматург, публицист, критик, основоположник новой русской литературы, создатель...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org