Леонид саксон



страница1/26
Дата26.10.2012
Размер5.41 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
ЛЕОНИД САКСОН
А С Ф О Д Е Л Ь , часть III

Аксель, Кри и фея

Фэнтэзи-роман
Памяти Ники Турбиной
Искренность похожа на сон.

Уистен Оден
ГЛАВА I. АКСЕЛЬ СЛЫШИТ ГОЛОСА
— Вот и вы. Я ждал вас! Сюда, прошу к огню...

— Вам разве бывает холодно? — Этот голос был странным, не мужским и не женским. А может, он был просто чем-нибудь приглушён?

— Мёрзну я, конечно, для уюта. Но, помнится, у вас во дворце тоже есть камины?

— Я редко их зажигаю. — Пауза. — Почему вы вспомнили обо мне?

— А вы не изменились! Сразу о деле... Куда спешить? Выпьем чаю, не будем ворошить прошлое...

— Кажется, я не о прошлом говорю — меня беспокоит будущее. И я не хочу, чтобы в моём будущем были вы!

— Не получится, — отрезал старческий голос. Волна ледяных пузырьков словно пробежала по коже спящего.Он пошевелился и задрожал, но проснуться не мог. — Мы связаны слишком многим. И, вспомните, я ведь никогда не воевал с вами! Сумел вовремя остановиться... Я хочу быть за это вознаграждён. Цель у нас одна, и вы идёте к ней даже быстрей меня...

— Надеюсь, мне не придётся жалеть об этом.

— И я надеюсь. Раз уж мы пошли одной дорожкой на такой тесной, маленькой планетке, как вон та, давайте говорить дружески. И потом... он ведь не любил вас. Его смерть не может нас поссорить!

— Хорошо ли вы подумали, Штрой, говоря мне это?

— О! Я словно слышу его голос. В нём появлялось что-то змеиное, когда он злился. Даже мне становилось страшно... Но как бы вы ни смотрели на меня, повторяю: ваш брат не любил вас. А значит, он вас не стоил!

— Не вашего ума дело!

— Может, и моего... И он не просто не любил вас — он занял ваше место. Место, которое теперь принадлежит вам!

— Только поэтому я и здесь.

— Но раз уж вы здесь, почему бы вам не отведать вот это крохотное пирожное, которое я недавно создал? Называется «Китайский дворец», и все его двенадцать крыш — из разных сортов шоколада.

— Ну, и что тут нового? Это уже было...

— А вы вот сюда взгляните, в кремовый прудик. Видите, просвечивают отражения всех крыш, каждое — из особого сорта вишен!

— Хм... — Пауза. — Да...Такого мне и впрямь не случалось пробовать.

— А вы превзойдите меня в следующий раз! Задайте мне перцу хоть так...

— Попробую. Итак, в чём причина нашей встречи?

— Люди, всё те же люди!

— Но ведь я работаю над этим. И вы, кажется, довольны...

— Дослушайте меня до конца. Я, как вам известно, звёздный дух, меня они всерьёз не беспокоят. Но они уже мешают моим подчинённым — подземным духам всех Пяти Ярусов.

— Из-за ослабления волшебного поля Земли?

— Да. Нам нужно место на её поверхности, чтобы иметь всесторонний доступ к полю, и мы её уже слегка...очистили.
От малых волшебных народцев. Но основной хозяин всё ещё не покинул дом!

— Может, вы с людьми всё-таки как-то уживётесь? Ведь большинство из них не умеет колдовать! А значит, и поля не истощает...

— Я вовсе не ищу себе хлопот, и охотно согласился бы с вами. Но законы такого поля на Земле по-прежнему для нас непонятны! Когда-то мой заместитель, Главный Диспетчер Кья, самовольно расшиб об эту чудную планету метеорит, чтоб истребить динозавров и дать развиться людям. Он надеялся, если помните, что среди них окажутся волшебники, и поле станет ещё мощней, как бывало на других, «нормальных» планетах. Увы, Земля решила отомстить, образно говоря: волшебники-люди появились, поле же со временем ослабело так, что без антенн-усилителей моим подземным уродцам почти ничего нельзя делать! Да, мы не знаем, виновны ли в этом люди. Однако теперь интересны не причины, а нужное нам пространство. То жалкое удовлетворение, которое я получил, превратив Кья в полусгнившего рака, не может перевесить ущерба, нанесённого им прогрессу...

— А знаете, у меня есть одна мысль!

— Только одна? Но она, наверное, стоит миллионов! Давайте, посоветуйте, что нам делать.

— Сварите из него раковый суп.

— Из прогресса?

— Из Кья.

— Идея хорошая, однако сперва пусть поможет нам истребить людей.

— Он ведь, кажется, и прежде помогал?

— Не сразу. Сперва я попробовал Заклятие Семи Смертей.

— Как мило звучит это «попробовал!» Вы могли уничтожить не только нас — на мой народ вам наплевать — но заодно и ваших собственных подземных духов!

— Ну и что? Привёз бы новых. Но, верите вы мне или нет, вас я бы защитил. Я вас ценю, и вот, видите... наколдовал вам ещё пирожных в надежде, что, поедая их, вы дадите мне закончить. Тем более, что сейчас пойдут новости.

Да... Заклятие Семи Смертей... — Старческий голос сделал паузу, и на сей раз его никто не перебил. — Оно ужасно, не спорю. Может, и хорошо, что не получилось. Но я в принципе не люблю, когда кто-то срывает мои планы.

— И вдобавок угощает вас ударом меча?

— Вот-вот. Вижу, вы уже сполна насладились этой историей. Так, может, мне уже и рассказывать дальше не о чем?

— Нет. Это всё, что мне известно.

— Хорошо. Тогда представьте себе маленькую, капризную девчушку, которую в её восемь природа наградила замечательной (по людским понятиям) красотой, и которая мечтала стать фотомоделью. Знаете, что это такое?

— А как же!

— Ну ещё бы. Можно не знать, что такое «поезд» или «ракета», но уж тут... И вот, значит, эта пигалица... назовём её Кри и поселим в Германии, в славном городе Мюнхене — вытащила своего старшего брата, одиннадцатилетнего Акселя, погулять в Нимфенбургский парк, надеясь, что кто-нибудь её сфотографирует.

— Её мечта сбылась?

— Да! Больше того, её не только сфотографировали, но даже украли. И сделал это мой биоробот, гигантский летающий пудель по кличке Шворк. Я велел покойному профессору Фибаху, скользкому человечку и гениальному биологу, создать его с помощью нашего колдовства из обычного домашнего пса. Чтобы пёс мог доставить в космос, на околоземную орбиту, группу моих духов.

— Для Заклятия Семи Смертей?

— Естественно. Заклинаемое тело — то есть Земля — должно быть в ряде случаев видно целиком, как сейчас вот в это окно. Но старина Фибах скверно обращался со своим псом, хотя тот не стоил ему теперь ни одной мясной косточки, и тот удрал из моего замка в Альпах. А удрав, отправился искать новых хозяев, ибо все истинные собаки сентиментальны. Стоит ли удивляться, что этот бедняга, обладающий мощнейшим волшебным полем, почуял и выхватил из толпы гуляющих именно юную Кри...

— Которая тоже была волшебницей?

— Вот именно! Только она об этом ещё не знала. И она, и её брат Аксель — внуки знаменитого Гуго Реннера, которого мы, звёздные духи, прозвали «Реннер Упрямец». То есть, он у нас знаменитый, а вы вполне могли его и не знать.

— Спасибо за разрешение, но это имя мне известно. Не забывайте, чем я сейчас занимаюсь!

— Честно говоря, я так и надеялся. Ну, тогда вы знаете, чем он кончил... не успев начать. Вернее, не захотев. Мы привыкли к тому, что бывают очень сильные волшебники-поэты, но лишь недавно начали догадываться о подлинной связи двух понятий. Гуго колдовал стихами, сам того не замечая, и даже не подозревал о своём волшебном даре, считал его сновидением. «Мне не понять, почему я пишу во сне», — говорил он по поводу оживающих вокруг него чудес, которые он перед тем придумал на бумаге. «Но я-то для вас не сон?» — спросил я его при первом знакомстве. — «Не знаю. Знаю только, что мне пора вставать».

— И тогда вы помогли ему уснуть навеки?

— С огромной неохотой, заметьте... Мы сделали его звёздным духом, да только поторопились. Гуго ещё не был готов и не мог понять, что жестокость — как раз то, чего ему не хватало для полного понимания жизни. На первом же собрании он восстал против наших планов, и если бы вздумал защищаться, когда его убивали, то меня бы сейчас здесь не было. И не одного меня... Он один мог убить нас всех! А ведь стоило ему захотеть, и со временем мы провозгласили бы его первым духом Лотортона —нашей Вселенной. Потом подмяли бы всех соседей, всех врагов...

— А его внуки были не хуже?

— Почему «были»? К сожалению, они и сейчас есть. Боюсь, что не хуже, да... Но в день похищения Кри они знали о дедушке лишь то, что на этой жалкой Земле он служил страховым агентом!

— Кем-кем?

— После! Для нас главное то, что пудель Шворк унёс Кри в своё логово, куда-то в Альпы, и будь сентиментальность достоянием одних собак, всё бы ладно... Увы, её братец решил или умереть, или найти сестрёнку. И ведь нашёл! Не сам, конечно. Малютка Кри живо прибрала пса к рукам, послала его за братом, а болван Шворк и не думал спорить: был только рад ещё одному хозяину. Он угождал любым прихотям детей — чтобы не просились домой... Но им как раз одного этого и хотелось!

— Необычная история!

— Xудшее впереди... И тогда они вновь спровадили Шворка в Мюнхен — украсть полицейского служащего Отто Хофа, который расследовал похищение Кри. Такой служащий в ряде случаев называется «комиссаром», запомните слово. Дети надеялись, что тот поможет им вырваться из Альп. А пока Шворк летал за Хофом, попытались сбежать сами...

— Cтойте! Ведь если б им это удалось, каково же пришлось бы комиссару?

— Видите ли, они считали, будто у них одних ничего не выйдет — пошли как бы на разведку. Далеко уйти им и вправду не удалось: Шворк и Хофа принёс, и беглецов легко догнал. К несчастью для них и для меня чудный профессор Фибах оказался тут как тут и с большого ума доставил всю честную компанию назад в Потусторонний замок. Вместо того, чтоб угостить прислуживающих ему птерокуриц тремя отличными порциями мяса!

— Что же было потом?

— Я вижу, в вас проснулся интерес?

— Значит, не только Гуго Реннеру из-за вас хочется проснуться...

— Тогда ещё чаю?

Пауза.

— А теперь, когда я выдержал театральную паузу, разразится самая настоящая трагедия!

— Постараюсь не умереть со страху...

— Этим вы и отличаетесь от нашкодившего Фибаха. Гнев мой был ужасен! Пёс, с которым мы оба так возились, которого оснастили наисовременнейшей волшебной техникой, перестал подчиняться своему создателю и принёс к нам каких-то чужаков, да ещё вдобавок волшебников... накануне решающего дня — Заклятия Семи Смертей! Однако наш слизняк всё же вывернулся: именно потому, что я распознал в этих детях внуков великого Гуго Реннера, профессору Фибаху ненадолго удалось обмануть судьбу. Не лучше ли, думал я, поручить столь смертоносное для людей Заклятие не духам, а Акселю и Кри? Тогда неудача будет исключена!

— Да они же были зелёными новичками!

— Но они были людьми. Эльфа вернее всего погубит эльф, фею — фея... точно так и тут. Ясно теперь?

— Продолжайте.

— К сожалению, брат и сестра оказались умней, чем я думал, и раскусили мой дальновидный замысел. А теперь, если уж поминать трагедию — вам когда-либо приходилось уподобляться филину, застигнутому в лесу рассветом? Застрявшему в собственном дупле?

— Мне бы, пожалуй, и впрямь стало жалко такую птицу.

— Но не меня? А что, если и вас когда-нибудь некому будет пожалеть? Короче, я пошёл в открытую — предложил Акселю, Кри и даже умнице Хофу стать звёздными духами или умереть. Им предстояло повторить выбор деда. И они его повторили!

— Отказались?

— Да. А потом угостили меня ударом волшебного меча, который ухитрились где-то раздобыть — интересно, где? — и сбежали на Шворке вместе с этим Хофом. Но они не просто сбежали: полетели в космос и уничтожили моих лучших духов, которых я послал вместо них, чтобы наложить на Землю то Заклятие! Спасибо, хоть Фибаха заодно прикончили... Представляете, они отвлекли от планеты все Семь Смертей и сумели от них уйти, когда те погнались за ними.

— Не может быть!

— Верили же вы почему-то, что одиннадцатилетний мальчик рассёк пополам звёздного духа. А это, между прочим, не многим легче...

— Вообще-то мне и такое казалось невероятным. Но раз уж идёт молва...

— Хотите, небось, адрес детишек — послать им торт и цветы?

— Да!

— Вы его получите — только не для этого... Мне осталось сказать немногое. Я, разумеется, свёл бы счёты с наглой оравой, вторгшейся в Потусторонний замок — тем более, что пострадал мой авторитет. Сколько опытных духов, пытаясь убить меня, рассталось с собственной жизнью... а тут человеческий ребёнок, неведомо где укравший волшебный меч, чьей из ряда вон выходящей силы он, конечно же, сам не понимает! Но, развалив мой труп, поганец Аксель тут же защитил себя и всех своих друзей и родных неуязвимыми заклятиями — да с такой молниеносной быстротой, словно был, как и я, Великим Звёздным... Ему, безусловно, помогал дед, Гуго Реннер, из мира мёртвых духов. И когда я залечил рану, пришлось отложить наведение порядка. Я только поручил Кья не выпускать этих птенцов из виду. Все упомянутые события произошли в июле две тысячи четвёртого года.

Через год я опять столкнулся с теми же детьми — но на сей раз за ними стоял не случай, а серьёзный противник. Мой старый друг Франадем, хозяин Вселенной Хас, соскучился и решил меня убить. Надо вам сказать, что в те минуты, когда он склонен к крайностям, он зовёт себя навыворот — Меданарф, предостерегая всех, кто об этом знает.

— Неужто он натравил на вас детей?

— Нет, он только хотел, чтоб они лишили меня моего лучшего охранника. Мы часто похищаем детей с магическими целями; естественно, не кого попало, а тех, кого прокляли родители. Что и создаёт вокруг ребёнка нужное нам волшебное поле.

— А...

— Что «а»?

— Ничего. Начинаю понимать цель нашей встречи.

— Ну вот видите, а как спешили уйти... Вам помогают, вам, цените! Однажды я похитил мальчугана по имени Октавио де ла Крус, португальца по отцу и испанца по матери. По матери он даже дворянин... Я усыпил его и превратил в живой автомат.

— Простите, но... автомат, если я не путаю — людское огнестрельное оружие?

— У этого слова есть более общее значение: механизм. Пёс Шворк, например, в каком-то смысле — автомат. Стоило, кстати, и с ним проделать то же — отключить самостоятельный разум... Именно Октавио воскресил меня после удара волшебным мечом, который наверняка выковали альпийские белые гномы. Я ведь когда-то истребил их, а оружие убитого обладает особой магической силой против убийцы. Интересно всё же, где Аксель Реннер мог заполучить такой клинок?

— Ну, спросите его при случае. Наверное, он правдивый мальчик.

— Спрошу. Да, так вот, Октавио — или Белая Маска, как его прозвал Франадем — мигом вернул меня к жизни заклинаниями, которые я в него «вложил». Но он был нужен мне не только для этого... Я заключил в нём те человеческие качества, которыми наградило меня моё людское происхождение и которые лишь мешают звёздному духу: жалость, ненужные сомнения, отзывчивость... Он сам должен был быть очень отзывчивым и прекрасно «чувствовать» людей. Иначе он не годился бы для моих исследований. Но я не смог довести их до конца! Франадем сперва заманил семью Реннер отдыхать на остров в Средиземном море, где умер отец Октавио. А потом пригласил к себе Акселя и Кри и начал рыдать, что без них Белая Маска будет вечно томиться в рабстве. Ведь заклятие с очарованного человека могут снять только люди, не считая самого заклинателя — меня. Детишки размякли, им стало жаль Октавио, тем более, что они его у меня когда-то видели, и согласились его выручить. К ним также присоединилась подружка Кри, Дженни Винтер. Тогда Франадем показал им потайной ход в мой Подземный Мир и свёл со своим шпионом — одним из моих лучших Библиотекарей с Третьего Яруса по имени Титир... Эти книжные черви всегда ненадёжны. У вас среди них тоже есть шпионы?

— Может быть, и найдутся.

— Титир познакомил ребят с «Индексами» о проклятых и похищенных нами детях, и в конце концов три изыскателя догадались, кто же из них — Белая Маска, хоть и не без труда...

— Но почему он заставил их гадать?

— Разве вы не знаете, что прямая помощь человека — для духа позор? Иначе я уже давно подослал бы к этим негодникам самых обыкновенных киллеров (так у людей модно называть наёмных убийц). Но я никогда настолько не унижусь. Что им известно. Вероятно, они до сих пор не защитили себя от чисто физических угроз... никому не хочется чувствовать себя биороботом.

— Понимаю. Дальше!

— Аксель, Кри и Дженни оказались достойным выбором и оправдали ожидания Франадема. Правда, мой верный Кья прирезал Титира за измену, но дело было сделано: дети ускользнули из Подземного Мира, можно сказать, у него под носом. Аксель Реннер нашёл на острове заброшенный дом, где умер отец Октавио и где, следовательно, можно было снять проклятие с его сына. На сей раз Кья подоспел вовремя и сам заманил туда мальчишку! Тот ведь не знал, что в проклятом месте магическая защита исчезает... Так что Кья скормил бы его своей свите из голодных тарантулов — он любит пауков с доисторической родословной, — но в дело вмешалась Смерть.

— Какая и почему?

— Региональная. Старшая Смерть Средиземноморья и Северной Африки. Формальная причина налицо: участок её, а Кья, конечно, не имел права убивать в проклятом месте. Он мог вызвать большое магическое бедствие... И всё-таки что-то тут нечисто, в таком заступничестве. Я, правда, лично просил в своё время эту Смерть последить за Акселем, Кри и Дженни. Но разве я посмел бы обратиться к столь высокому начальству, если б... — старческий голос помедлил, — она сама не напросилась?

— Я сплю, или вы и впрямь сказали это?

— Сама, говорю вам! Слово духа! И сама потом, не предупредив, сложила с себя эту миссию. А зачем появился в Подземном Мире одновременно с детьми какой-то Смертёнок? Не её ли сын? И не он ли вывел их оттуда после казни Титира? Откуда, наконец, появились у ребят детекторы, распознающие духов, которые есть только у Смертей? Помяните моё слово, здесь не обошлось без Гуго Реннера! Он и мёртвый вредит нам. Ну, естественно, при такой заступнице Кья позорно отступил, получил увечья и потерял любимого тарантула. А мальчишка благополучно расколдовал Октавио и упросил своего отца взять его в семью...

— Признаться, у меня голова кругом идёт... Но...вы же любите сильных противников. Говорят, что большего удовольствия для вас не бывает. А главное, при чём тут всё-таки я?

— Отвечу по пунктам. Голова кругом давно уже идёт не только у вас. Далее. Я, как и все, люблю сильных противников до тех пор, пока они мне по зубам. Поражение от Смертей я стерпел бы, и даже сам извинился. Но тот удар мечом всё решил! Дети должны погибнуть как можно скорее, кто бы им ни помогал на том и на этом свете! Хватит... А вы тут при том, что Аксель Реннер, как и его дед, стал поэтом.

— О-о-о!

— Да. Во всех этих передрягах он колдовал не заклинаниями — откуда ему их знать без магического образования? Он, как и Гуго... а я так думаю — вслед за Гуго мгновенно сочиняет стихи, действующие как неснимаемые заклятия.

— Так что же вы меня раньше не позвали?!

— Старческое самолюбие. Вы и так обогнали меня в этом направлении. У вас ведь нет стольких врагов, вас никто не отвлекает... И я до сих пор надеялся, что справлюсь сам.

— Ясно. Мне пора понять, что я сильнее вас, и возгордиться.

— Даже если и вы не справитесь с нашими четырьмя героями — ведь к ним теперь присоединился юный Октавио де ла Крус, бывший Белая Маска — вы, может статься, используете их в ваших и наших целях, заметите и поймёте то, чего не понял я. А там уж и я приду на помощь! Но заслуга этой победы будет принадлежать вам. Вашему народу!

— Какая забота о моём народе! Если не знать, как вы уже о нём позаботились, можно впрямь подумать...

— Вот и подумайте. Докажите, что от него больше проку, чем мне казалось, и я в долгу не останусь! Да, и вот что... Та Старшая Смерть, допрашивая Кья в проклятом доме, упомянула о Фамагусте. Она была очень недовольна.

— Но вы же знаете, кто тут виноват!

— Великая Смерть не станет копаться в том, что я знаю, а чего не знаю. Её слова были переданы Кья: духи-убийцы, мол, совсем обнаглели в Средиземноморье... Мы все сейчас висим на волоске. И вы тоже!

Пауза.

— Ну хорошо...Думаю, мне пора. Спасибо за угощение.

— Минутку! Форма прежде всего, даже если моё магическое поручение останется мечтой. Вот точный список жертв, который я датирую текущим по человеческому времени июлем две тысячи седьмого года. Подпишите его, прошу вас. Уничтожение перечисленных лиц желательно производить именно в том порядке, в каком они здесь названы:
«ОБЯЗАТЕЛЬНО:

  1. Кристине Реннер, 11 лет

  2. Аксель Реннер, 14 лет

  3. Октавио Реннер, в прошлом де ла Крус, 13 лет


ЖЕЛАТЕЛЬНО:


  1. Отто Хоф, 55 лет

  2. Дженни Винтер, 12 лет»


Спасибо... Нет ли у вас вопросов, пожеланий?

— Есть. Почему Кристине Реннер стоит на первом месте? Вы её назвали пигалицей, и мне казалось, что самым опасным вы считаете её брата. К тому же, он нанёс вам тот удар...

— Почему? Потому что я, как уже было сказано, ценю вас. Эта пигалица вас оскорбила!

— Да я её знать не знаю!

— А вот взгляните... — Долгая пауза. — Ну, как вам картинка прошлого? Жаль, я сразу не заметил и с ужасом узнал много позже. Я покарал бы её немедленно! Ваша обида — моя обида...

— Да. Это оскорбление! И нешуточное... Но слова? Я не слышу слов!

— Разве они что-нибудь изменят? Вам пора уже наконец поверить в моё уважение. Тем более, что я не хотел говорить об этом сам, и только отвечая на ваш вопрос... Есть ещё неясности или просьбы?

— Ещё... Хочу предупредить, чтоб ваши духи, включая Кья, не путались у меня под ногами. Я в таких случаях ничуть не приятней, чем мой покойный брат, так что пусть потом не жалуются!

— Учтём, учтём... Теперь всё?

— Последнее. Если все собаки сентиментальны, то все кошки честны. Среди моих подданных немало кошачьих, и я не хочу опуститься ниже их. А кошка перед нападением всегда предупреждает врага...

— Пожалуйста! Только себя не раскрывайте. А в остальном... Можете послать слепок этого разговора Акселю Реннеру. Ничего особенного он не услышит.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Леонид саксон iconЛеонид Саксон аксель и кри в потустороннем замке фэнтэзи-роман
Жили они на длинной улице, упоминать название которой мы пока не будем (а может, и вовсе не будем, этому району от туристов и так...
Леонид саксон iconЛеонид саксон аксель, кри и белая маска
Надо будет обтянуть его защитной плёнкой Жаль, что до приезда сюда он не додумался заколдовать переплёт, но теперь уже поздно. Впрочем,...
Леонид саксон iconРеприза со скрипкой
Леонид Енгибаров (1935 1972) цирковой актер, клоун-мим. Обладая неповторимой индивидуальностью, Леонид Енгибаров создал уникальный...
Леонид саксон iconРезюме. Телелейко Леонид Фёдорович
Телелейко Леонид Фёдорович, родился 12 сентября 1959 года в п. Лазаревское г. Сочи, Краснодарского края
Леонид саксон iconАбалкин Леонид Иванович
Абалкин Леонид Иванович (род. 5 мая 1930, Москва) российский экономист, доктор экономических наук, академик ран (избран академиком...
Леонид саксон iconЛеонид Витальевич Канторович
Русский экономист Леонид Витальевич Канторович родился в 1912 г в Санкт-Петербурге
Леонид саксон iconАнализ проведения школьных олимпиад в 2011-2012 учебном году
Леонид, 7 класс), физическая культура (Смирнов Леонид, 7 класс). Учащиеся 3-8 классов принимали участие в Интернет-олимпиаде Форт...
Леонид саксон iconСергеев Леонид Александрович
Леонид Александрович Сергеев родился в 1953 г в Бресте, живет в Москве, Радиожурналист. Окончил Казанский гос ун-т (1975). Член Союза...
Леонид саксон iconКнига рекордов Гиннесса 2008
Украинец Леонид Стадник, чей рост составляет два метра 54 сантиметра, признан новым обладателем титула самого высокого человека в...
Леонид саксон iconЛеонид Михайлович Млечин Служба внешней разведки
Иностранного отдела вчк и заканчивая нынешним директором Службы внешней разведки. Среди них есть и такие известные люди, как Владимир...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org