Милый, милый ребенок!



Скачать 418.73 Kb.
страница3/3
Дата03.07.2014
Размер418.73 Kb.
ТипДокументы
1   2   3

На последнем этапе, на Пушкинской улице – стоп ребятки, налево трехэтажный дом, направо – решетка забора перед прокуратурой.

Теснится толпа перед грузовиками, люди прибывали, напирали, старались продвинуться вперед, стиснутым со всех сторон колыхающейся толпой им становилось тяжело дышать. Вот знакомый Федя Файзулин, он росточка небольшого, повис между плечами соседей, голова в лохматой собачьей шапке поникла, его держала толпа со всех сторон, упасть он уже не мог.

Шеренга здоровенных солдат, в затылок друг другу вклинилась в людскую массу, расталкивая, разгребая, по одному оттеснили толпу от машин, отодвинули назад. Только несколько десятков человек успели проскочить в щель между машинами, среди них были Славка, Володя и Толик. И им удалось попасть в Дом Союзов уже глубокой ночью. Тепло и сумрачно в зале, льется траурная музыка, пахнет хвоей. Прожекторы направлены на постамент, в отблесках прожекторов выступают лица, скорбные, плачущие. Гроб на постаменте, медленно проходят сограждане, видны лишь усы вождя и кончик носа, вокруг гроба цветы и многочисленные красные подушечки с наградами.

– Осторожно порожек! Осторожно порожек! – уже на выходе предупреждает офицер с красной повязкой.

Федю Файзулина хоронили всей школой, его могила недалеко от могилы отца Толика. Были цветы, оркестр, прощальные речи. Когда разошлись провожавшие Федю в последний путь, родные перезахоронили его по мусульманскому обычаю, сидя.

В классах писали сочинение на тему «Тяжелая утрата». Гетка тоже писала сочинение и не преминула внести в него долю цинизма: "Когда вошла в траурный зал, то слезы невольно навернулись на глаза, и я не знаю, отчего плачу, может от сознания тяжелой утраты или от боли в груди после отчаянной давки в толпе".

Ее исключили из комсомола.
8.

Народные гуляния Первого мая и седьмого ноября, а в Новый год вокруг елки были традиционными у молодежи небольшого городка. Собирались на площади, ходили стайками до вокзала и обратно, пели песни, знали друг друга в лицо, а если нет, то пытались познакомиться. Под звуки музыки из репродуктора устраивали танцы.

По красным праздникам обязательно проводилась демонстрация. Впереди идут учащиеся школ, сначала говорливые малыши с ольховыми ветками в зеленых листочках, их специально выращивали в ведрах с водой за две недели до праздника, потом старшеклассники несли плакаты, транспаранты, портреты и громче всех орали ура, проходя мимо трибуны. На трибуне отцы города.

В праздник можно и поозоровать, удивить всех. Железный мост дугой прогнулся над рекой. Зачем на него взбираться? К чему испытывать страх, захватывающий дух? Почему нужно рисковать? – Внизу девчонки, они смотрят и ахают, переживают.

Первым полез Толик по наклонному двутавру, цепляясь за его ребра и ступая по заклепкам, за ним Славка и Колян. По вершине дуги можно пройти в полный рост, до воды метров пятнадцать, вода серая и холодная, отблеск свинца на срезе волны.
Спускаться труднее, ползти задом наперед унизительно, значит мелкими шажками на корточках по заклепкам и снова держась за ребра двутавра.

А Володя решил искупаться в день Первого мая, с азартом бултыхнулся в воду, нырнул, проплыл метров пять – и на берег. Потом признался, что в воде, когда нырнул, нестерпимо захотел кашлянуть, но удержался, а то бы хана.

На площади группируются по интересам, образуя своеобразные пятачки. Скрытно явилась шпана из Заречья, Володю оттеснили в сторону от ребят.

– Пойдем поговорим! – предложил категорично парень в кепке, надвинутой на брови.

Его узнали, это был некто Холин, еще недавно угрожавший пришить, если Володя не оставит Нинку.

Холин был выдворен из школы еще в седьмом классе за любопытство. После одной из перемен встал в дверях класса и у девочек задирал палкой подолы, подсчитывал, сколько трусов у них синего цвета, а сколько сиреневого.

Разговор состоялся в городском саду. Шпана напала толпой, Володю ударили между ног, потом били ремнем по спине, Холин боксерским приемом ударил в подбородок. Толик и Славка бросились на выручку, Колян побежал за милицией.

Славку встретили ударом палки по голове, и он на время отключился. Холин достал складной нож, развернул лезвие, правой рукой Толик пытался отвести нож в сторону и почувствовал укол с тыльной стороны на сгибе локтя. Холин чиркнул ножом по лицу Володи от носа до уха.

Намокла от крови рубаха у Толика, Володя зажимал рану на лице. Еще работала дежурная аптека, там их перевязали. У Толика порезана вена, кровь остановили и отпустили домой, Володю увезли в больницу. У Славка на голове шишка. Когда появился милиционер, шпана уже скрылась.

Вести летят быстрее событий: хулиганье порезало на площади Володю и Толика, об этом узнали их матери. Врать, что травмы были случайными, не приходилось. Все было очевидным. Слезы, упреки – никуда не денешься.

– Ну, мам, не плачь. Больше не буду, – как в детстве уговаривал Толик.

Дознания не было, потому что не было заявления в милицию.

По вечерам с тревогой ждали матери своих сыновей. Володькин отец не ругался, не бегал по комнате, узнав о случившемся, а забрал на лето сына к себе на стройку. В селе Высоком строили плотину для межколхозной электростанции.

В один из майских дней не пошли ребята в школу, а сговорившись с девчатами, навестили Володю в больнице. Учителя всполошились, полкласса отсутствовало на занятиях, кто-то предположил, что отправились ребята мстить хулиганам за товарища. В городе было тихо, в Заречье спокойно. Под окнами палаты сгрудились одноклассники.

Володя подошел к окну, половина лица была в повязке, но он улыбался одними губами. Больничный халат явно был не по росту, полы халата распахнулись, и показался петушок. Девочки застенчиво отвернулись, парни заржали. Смеялся и Володя, придерживая марлевую повязку, не совсем понимая причину смеха. Колян заботливо запахнул полы халата у Володи.

После встречи с Холиным ребята поняли, что нужно учиться драться и записались в секцию бокса спортивного общества "Спартак".
9.

Психологи предложили тесты учащимся на вопрос «Что вам нравится в школьной жизни?» - ученики ответили:

– интерес к учебе – 5%;

– общение с учителями – 5%;

– отношения в коллективе – 40%;

– возможность повысить образование после школы – 35%;

– неформальные встречи – 15%.

Так обстоит дело с учащимися выпускных классов, а если учатся еще в девятом?

Была создана корпорация взаимодействия по выполнению домашних заданий. Славка сечет по математике, он решает задачи по алгебре, Володя силен в физике, задания по физике проходят через него, Толик пишет болванки для сочинений, а Колян – мастер подсказки, недаром сидит на первой парте и умеет говорить, не шевеля губами. На этом сэкономили уйму времени. Но на экзаменах спрос строго индивидуальный, идут на экзамены через каждые два дня на третий. Экзаменов было столько, сколько в перечне изучаемых дисциплин.

Славка педантично повторяет пройденный материал по билетам, его любимое место на крыше сарая. Он загорает на солнце и краснеет, как медный тазик

Толик откладывает подготовку на последний день, даже зубрит ночью перед экзаменом.

У Володи велосипед, он ездит в Заречье и занимается с Нинкой. Чем они там занимаются? На всякий случай Володя носит в заднем кармане стартовый пистолет. Из него не убьешь, но напугать шпану можно, его не остановила угроза, не заставил отступиться нож.

– За что тройка? – недоумевает Толик после экзамена по физике.

Этот вопрос задал учительнице по физике. Оказывается, не она поставила тройку, а ассистент. Ассистент – долговязый молодой учитель оправдывается:

– Ваша учительница физики посоветовала больше тройки не ставить.

– Во, дают, кто кого?

Зато с русским и литературой – полный порядок. В сочинение о Василии Теркине вложил свои стихи, получил отлично. Потом стихи напечатали в районной газете. С любовью можно признать – Антонина Михайловна – лучшая из учителей.

Две лодки рыскают по извилистым протокам. В лодках мальчишки и девчонки гуляют после очередного экзамена. Пристали к берегу, пошли по оврагу через заросли черемухи. Черемуха в цвету, запах ее кружит головы. Растянулись по оврагу, одни ушли вперед, другие отстали и кричат: подождите.

В сумерках он дал первую неуверенную очередь, но, смутившись от своего одинокого голоса, замолчал. Соловей дал начало, за ним последовал обвал голосов, приступили с высоких нот, на миг умолкли, затем, как дробь по сухому дереву, короткие повторы и, наконец, разлив длинной трели.

Сидели на бревнышках, смотрели на костер, летели вверх огоньки и исчезали в темноте. Для всех была весна, для каждого своя.

Рядом с Володей Нинка, с Толиком Татьяна, с Геркой гитара, со Славкой – костер. Он сегодня костровой, тепло и свет приносит людям. А Колян заготовитель дров.

Недавняя размолвка оставила свой след, и уже не было прежнего восторга, нетерпеливого ожидания встреч. Теперь они сидели рядом, а мысли были неодинаковыми. Толик думал, что она еще станет дорогой, он ее полюбит по настоящему, эту обычную девушку с широко расставленными глазами. Она не позволит стать самодовольным эгоистом.

– Неужели у вас всегда так скучно? – подступил с вопросом Славка, подойдя к сидевшим Толику и Татьяне.

– Развесели! – ответил Толик.

– Разве что пятки вам почесать? – и свалил с бревна Толика.

Теперь смеялись, лупцуя друг друга.

Герка играет на гитаре и поет. Вообще его зовут по-настоящему Игорь, а имя Герка прицепилось как кличка.

Я помню счастливые дни

И образ твой нежный и милый,

Как шли мы с тобою одни,

Тебя называл я любимой.

Две последние строки повторяют все вместе. Поют девочки на голоса: «Сорвала я цветок полевой, приколола на кофточку белую…»; «Мы с тобой два берега у одной реки…»; «Рожь стоит, качается, не видать конца…». Звонко раздавались песни в стынущем воздухе наперекор соловьям, уже тоненькая полоска утренней зари покрыла горизонт.

Возвращались на лодках, водянистый туман стелился по реке. Надо же было девчатам сцепиться бортами и отнимать друг у друга черпак. Одна лодка черпанула бортом воду, сидящие в ней кинулись к противоположному, лодка черпанула другим бортом и стала медленно погружаться в реку. Ошеломленные ребята барахтались в воде, веером распахнуты пальто и держат на плаву, пока не намокли. Татьяну затащили в соседнюю лодку, она не умела плавать. Нинка плыла, выпучив глаза от напряжения, Володя схватился за воротник ее пальто и стал буксировать к берегу. Славка выбрался первым на берег, протянул руку, помог выбраться. Толик еще плавал, собирал вещи на воде.

Промокшие бежали к шоссе, пролегающему вдоль реки. Помог случай: Васька-Цыган вел полуторку, он увидел ребят и довез до города. Он улыбался, отвесив нижнюю губу. Наверно, вспомнил молодость.
10.

Толик в Ленинграде, в гостях у тети Ани. Она живет в бельэтаже шестиэтажного дома на Петроградской стороне. Квартира принадлежала когда-то одному хозяину, теперь в ней семь семей, у тети Ани десятиметровая комната с голландской печью в углу. Живет здесь и Митька.

Каждый день переполнен впечатлениями, Митька вещает:

– Пока ноги не сносишь до задницы, Ленинграда не узнаешь!

Когда был свободен, то водил Толика по музеям, ездили в пригород. В Русском музеи впервые увидел в подлиннике Репина и Айвазовского; каскад фонтанов в Петергофе завораживает, как в сказке; бронзовые лошади в полный рост в Эрмитаже; пыточные камеры инквизиторов в Казанском соборе; эмбрионы в стеклянных банках Кунсткамеры вызывают невольное неприятие; с Исаакиевского собора очаровывающий вид города, перед ним Петр I в сторону Невы, за собором Николай I.

– Дурак умного догоняет, лишь Исакия мешает! – прокомментировал Митька.

Угрюма и молчалива Петропавловская крепость, пустые дворики и окна казематов в решетках.

Дождь внезапный и обильный в одно мгновение опрокинулся на город, пролился холодными струями и убежал дальше, и опять солнце, дымится асфальт от испарений.

Вы, конечно, помните картину Репина про казаков, что пишут ответ турецкому султану? Там несколько сбоку прописан старик с маленькой сухонькой головкой на жилистой шее, изо рта у него торчит прямая трубка. Или багровое лицо толстяка, глаза у него сплющились в узкие щелки, сам он трясется от внутреннего, беззвучного смеха. Чем дольше на них смотришь, тем больше заражаешься их весельем, по-настоящему начинаешь смеяться.

Холодная стеклянная глыба "Девятого вала" выпирает из рамок картины Айвазовского, нависает над тобой, появляется ощущение, что находишься где-то внутри, в пузе этой волны.

Картины Рериха выставлены по случаю юбилея, большинство из них написаны вдали от родины, в горной Индии. Контраст цветов, резкие переходы красок дают ощущение воздуха, неба, нетленного духа. Если смотреть на полотна издали, то контрасты рождают нежные цветовые переходы. Позже Толик видел картины Рокуэлла Кента, но это был уже повтор.

Перехватило дыхание и вздрогнуло сердце, когда увидел ее. Как она похожа на Антонину Михайловн! Почему-то идет к нему навстречу и улыбается.

– Какой приятный юноша! – воскликнула она и поцеловала Толика в веснушчатый нос. За спиной девушки улыбался Митька.

– Знакомься, Толик, это Римма, – и обнял ее за плечи.

Значит она была Митькиной подругой, разочарованно подумал Толик.

В последние дни пребывания в Ленинграде гидом для него стала Римма. Она весела и разговорчива, звенит, звенит, звенит приятным голоском.

Как она похожа на Антонину Михайловну! – постоянно восхищался Толик. Та же осанка, тот же плывущий шаг, та же чуть снисходительная улыбка женщины, которая знает, что нравится.

– Почему же, почему же все старше меня? – спрашивал себя Толик с огорчением.

Римма рассказывала о школьных годах, о том как мальчишки обманывали их, а потом и они научились наказывать обманщиков.

Она смеялась, вспоминая, как однажды мальчишки из соседней школы (обучение было раздельное) пригласили девчат на ситцевый бал в дом культуры Первой пятилетки. Готовились тщательно, шили платья из ситца, сами, конечно. И в назначенный день и в назначенное время явились на бал, поднялись по ступенькам дома культуры и с ужасом увидели объявление: "Прощание с тов. Занкиным с 12.00 до 14.00 ч. Вынос тела состоится в 14.00 ч. Администрация".

– Тогда и мы им отплатили! – Сжимая кулачки, по доброму сердясь и выпятив губки, продолжала Римма.

Каждая из обманутых дур назначала свидание, перед этим обещая неземные наслаждения. Каждый бы клюнул на такой соблазн. Но! Ухажер, непременно с цветами, стоял у какого-нибудь памятника, ждал часами, но все напрасно.

Городские игры удивили Толика, он пытался уверить себя, что только сейчас они кажутся непонятными неискренними, а вскоре станут обыденными. Может, как в голодные годы хлеб был недоступен и желанным, но пришло время, и пропала охота так же, как страсть, а остаются только любовные игрища с ужимками обезьян. Татьяна – это тоже игра?

Римма лежала на диване, поджав ноги, и чуть приоткрыла глаза, когда вошел Толик.

– Сегодня никуда не пойдем, – проговорила медленно, устало, потерлась щекой о подушку и добавила:

– Давай лучше полежим валетиком.

Домой Толика провожал брат и на прощанье, щелкнув пальцем по шляпе, сказал:

– Ну, ты даешь! За ней все ребята на курсе бегают, а приглянулся ты. Ухватил щуку, как в детстве, – и сверкнув глазами, жестко добавил, – Близко не подходи! Шею сверну.

Толик, естественно удивился, потом оправдывался – ничто не могло разубедить Митьку.

Толик остался один и смотрел на убегающие столбы в вагонном окне. Лучистое тепло разливалось по телу, затомилось сердце, он улыбался.
11.
Глубокое лето, ночи еще коротки, хотя зори заката и восхода разделились. Бледным пятном висит луна. Легкий ветерок свивает тонкие волокна из ваты тумана. Туристы в пути, их в деревнях называют мешочниками.

Известно, что река Сестра впадает в Дубну, а река Дубна впадает в Волгу чуть выше Ивановской гидростанции. До Волги надо пройти пешком с рюкзаками за спиной (мешочники), по Волге на пароходе до Углича. Обратно через Талдом домой. Таков маршрут предстоящего пути.

Пристрастие и навыки ходить по земле, смотреть и познавать передавалось от старших к младшим. Еще Митька со товарищами сначала стихийно, потом организованно любили бродить по окрестностям с ночевками, брали с собой Толика, Коляна, Славку, Володю и других пацанов. Кому-то надо было выполнять приказания: «поди, подай, пошел вон».

Теперь Толик за старшину, в его заботы входят питание и транспорт. Транспорт – это велосипед, прозванный «тяни-толкаем»; за то, что груженный мешками, ведрами, инструментом его вел за рога руля один путешественник, а другой толкал велосипед сзади.

Походные группы собирались из старшеклассников 8 – 10 классов, руководил Лев Петрович, учитель рисования.

Жизнь у Льва Петровича сложилась необычно. В сорок первом попал в окружение гаубичный полк, снаряды на исходе, связь со штабом потеряна, горючее кончилось. Немецкий десант обложил полк в небольшом перелеске, артиллеристов взяли в плен, среди них был и восемнадцатилетний Лев Петрович. Только в сорок четвертом его освободили из концлагеря и призвали снова служить в Красной Армии. Войну закончил в Кенигсберге. Он рассказывал, что в плену часто били за длинный нос с горбинкой и допытывались:

– Юде? – спрашивали и хлестали плетью.

– Нет, украинец! – и держался тем, что хорошо пел и умел плясать.

Пел украинские и русские песни, все, что знал, даже комсомольские и пионерские: "Там вдали за рекой", "Орленок", "Взвейтесь кострами синие ночи". На нарах плакали, палачи смеялись.

Он был разносторонне талантлив, умел и учил рисовать. И была у него неотвратимая тяга к детям.

До Волги от родного города два перехода в междуречье Сестры и Дубны. Ночевали в классах сельских школ, постелив на пол тоненькие одеяльца. Завтрак, обед, ужин не отличались по составу блюд: пшенная каша, сваренная на костре в ведре, рыбные консервы – банка на двоих и кусок черного хлеба, а сверху чай от пуза с сахаром, но сахар по кусочку. – И вперед цепочкой или толпой, позади "тяни – толкай". Ноги увязают в сыпучем песке, солнце припекает, летают слепни. Если большой, то не страшно, больно кусают маленькие серые прилипчивые. Привал, ноги вверх, голову на мешок. Ручей рядом, значит можно освежиться.

Алька из восьмиклашек самая задиристая, неуемная, глазки горят, щеки от солнца покраснели, губки пухлые раскрыты от бега. Она то забежит вперед, то отстанет, то подставит ножку и убежит, скорчив гримасу. Схватит Славкину кепку с головы и отмахивается от слепней. Вокруг Славки вьется, здесь ей больше нравиться, а Славка тащит и ее рюкзак. Уж совсем вывела его из себя, когда повисла у него на спине. Он скинул мешки и Альку прижал к дереву. Она неподвижно стояла, расширив свои карие глаза, обомлела, ожидая неизвестного, потом забилась, забарабанила руками и ногами, добилась свободы, вырвалась, и все повторяется сначала

На Альку нельзя было обидеться.

Путешественников пустили на верхнюю палубу парохода, где можно было сидеть в шезлонгах или просто стоять у борта. Колесный пароход шлепал плицами, медленно наплывали и уходили дальние огни деревень, подсвеченные буи надвигались быстрее, неподвижными оставались только звезды. Пассажиры спят, ребята не шумят, чувство восторга первого путешествия на пароходе переходит в умиротворение и сознание малости твоей в этом мире.

Во всех турпоходах стоят задачи:

– помощь в колхозах;

– знакомство с хозяйством и промышленностью района;

– доложить отчетом о проделанной работе.

Первые две задачи выполнялись по ходу, хотя первая с небольшой охотой. Отчет готовили после похода всем отрядом. Отчет представлялся в горком комсомола и Москву в Дом творчества детей. Лев Петрович мог сам делать и мог убедить в полезности наших трудов. Наградой за коллективное творчество были поездки в Москву, а там концерты, посещение театров, поездки по знаменательным местам и награждение значком "Турист СССР".

Оставался последний переход туристского маршрута, когда случилась беда. За хлебом нужно было ехать в соседнюю деревню, уже вечерело. Толик послал Славку, Лев Петрович разрешил взять велосипед, со Славкой увязалась Алька и села на раму велосипеда. Вдвоем на велосипеде – прогулка по грунтовке на пять километров.

В те годы грузовые машины считали по штукам, и надо же случиться, что именно здесь на их пути попалась одна из них. Обгоняя велосипед, шофер кузовом выбил руль из рук Славки, велосипед свалился в кювет. Алька ушиблась, Славка сломал ногу. На этой же машине их отправили в больницу.

Поход закончился, началось расследование. Вызывали повестками каждого члена группы в горком комсомола, шили дело на Льва Петровича. Вопросы задавали одни и те же: "Кто разрешил взять велосипед?" "Почему поехали в позднее время?"; "А может, развлекались на дороге?"; "Вы знаете, что Лев Петрович был в плену?".

Последний вопрос был самым важным. Все ребята отрицали вину Льва Петровича, но выговор за халатное отношение к обязанностям руководителя отряда, приведшее к травматизму двух участников турпохода, он получил и был уволен с работы школьного учителя рисования.

После увольнения Лев Петрович поступил в художественную мастерскую, оформлял выставки, рисовал рекламы.

Под его благотворным влиянием воспиталось несколько десятков ребят, среди них Митька, который серьезно занялся художественным ремеслом.
12.

"Отзвенело лето песней недопетой", последнее лето отрочества, предстоит смена смысла жизни и целей.

Последний десятый класс, дорога накатана, кто есть кто- известно учителям, не утаишь и от учеников. Случайность исключена, условные и безусловные правила учебы и поведения соблюдаются с обеих сторон. Мальчишки ходят в школу с тетрадками за пазухой, девочки по-прежнему зубрят на переменах по учебникам.

У Толика все в порядке, даже очень сплошной порядок. Когда тебе хорошо, хочется, чтобы и другим было хорошо. Если от однообразия тихо, иногда пусто в душе, то большое желание взорвать тишину, закричать, сокрушить, переделать. – Что переделать? Еще не осознано, но надо! Но есть долги, по ним нужен расчет.

Первый долг. Запастись топливом на зиму, обычно печи топили торфом. В Гортопе выправлен документ, оплачены счета и Васька-Цыган на полуторке везет Толика, Славку и Володю на торфоразработки. Васька рулит и смеется, скалит белые зубы, он всегда веселый и всегда рад друзьям. На разработках куча торфяных брикетов и никого нет, ни сторожа, ни кладовщика, ни нормировщика. Васька показывает на часы, надо поторапливаться. Загрузились брикетами, по форме напоминающими банки из-под американской тушенки, отвезли. Приехали второй и третий раз, по количеству семей в доме заготовляли топливо. Некому отдать документы, а Васька ждать не хочет, мы для него левый заработок. Решено, сунули платежные документы, квитанции в дверную щель склада и уехали.

За всякий труд полагается вознаграждение, не то труд не будет иметь цены. Что будем пить?! – вот в чем вопрос. Шампанское никто в жизни не пробовал, а хотелось узнать, что це таке. Устроились у Славки вокруг стола, принесли кастрюлю. Сказывали знатоки, что шампанское брызжет во все стороны, когда открываешь бутылку, а не хотелось проливать ни капельки. Доверили Володе откупоривать бутылку, он осторожно развязал проволоку и, слегка пошевеливая, потащил пробку и потом спокойно наполнил до половины граненые стаканы. Напиток зашевелился в стаканах, как на дрожжах поднялась пена, а внизу на донышке скопилась влага с золотистым оттенком. В голове закружилась легкая карусель, когда выпили за исполненный первый долг.

– Так это и есть шампанское! – воскликнул Толик разочарованно и стал трясти закрытую бутылку над столом.

Хлопок, пробка в потолок и пенная струя, как из огнетушителя, полоснула по стене. Удалось перехватить малую долю шампанского с помощью кастрюли, а Толик получил по шее. Не шали!

Серьезный долг. Секция бокса выпускала своих учеников, на стадионе устраивались показательные выступления. Хотя и были учебные бои, но без зрителей и того ажиотажа, который присущ всяким соревнованиям.

Осенняя спартакиада начиналась с легкой атлетики. Честь школы защищал Герка в прыжках в высоту, у него был юношеский разряд. Колян был востер в беге на восемьсот метров, он мог пробегать и больше, в этом ему не было равных. Он всегда убегал от ожидаемых неприятностей, убегал, мелко перебирая ногами, но ритмично и спокойно. А было от чего убегать, если кого-нибудь толкнешь случайно или подставишь ножку невзначай.

Бокс был последним видом соревнований на спартакиаде, Володя против Холина – предводителя Зареченской шпаны. Это он оставил след от ножа на лице Володи, от носа до уха был различим шрам. И все из-за красавицы Нинки.

На трибуне Толик и Славка с Алькой, Славка подружился с ней после похода и того происшествия, что приключилось на сельской дороге.

Холин держится свободно, руки в перчатках у пояса, голову и грудь не прикрывает, уходит от удара, закрывшись плечом или отклоняясь всем корпусом назад, при этом очень подвижен.

Володя топтун, стойка у него классическая, как учили, удар принимает двумя перчатками. Вот пропустил хуг слева. Очки набирает Холин. Шрам у Володи багровеет.

Во втором раунде Холин идет в атаку, он не поднимает рук к голове, а наоборот сам нагибается к рукам. Зареченская шпана ревет, стучит ногами, показывает кулаки. Толик поглаживает запасные перчатки, Славка выставил вперед свою палку, Алька затаила дыхание, Колян сопит.

Нужно знать Володю, хоть он и не скор на руку, но расчетлив, на фу-фу его не возьмешь, недаром делал его строитель-отец. Он проводит обманный прямой правой и в мгновенье апперкот левой в подбородок Холину, тот запрокинул голову, последовал удар ему в лоб. Холин сел на зад, затем опрокинулся на спину, из носа пузырилась зеленая сопля.

Победа нокаутом. Шпана злобствует. Друзья Володи торжествуют. Со стадиона шли гурьбой, потом разделились по парам. На прощанье Алька сказала Славке

– Больше меня не провожай.

Славка с ожесточением хлестал крапиву на обочине дороги палкой. Алькина мать не разрешала дружить, это он чувствовал по ее высокомерному тону при разговорах с ним. Знали, что Алька из благополучной офицерской семьи.

– Мамка не любит нищих-то, – прокомментировал событие Колян.

– Любовь одна, а объектов любви много, – утешил друга Толик.
13.

Главный долг оставался неоплаченным. В сей долг входило окончание школы, после чего необходимо было менять ориентиры, ставить новые цели.

Мало кто догадывался, что будут они до конца дней своих должны и родителям, и детям, и близким, и сообществу людей.

Постановление партии и правительства весной пятьдесят четвертого всколыхнуло город. Готовился десант на освоение целинных земель. Это не был десант сорок четвертого, шли только добровольцы, а среди них неприкаянные и неустроенные, желающие начать жить сначала; хитрованы, польстившиеся на большие подъемные, и комсомольцы по путевкам горкома.

– Нет, нет! – родители были категоричны.

– Даешь целину! – звучало по радио и с плакатов.

"Десятый класс школа № . . . в городе М. в полном составе отправляется в Казахские степи", – писали газеты.

Выбор был сделан, пусть видима цель, но смысл для юношей затаенный – самоутверждение, действие во благо не только для себя, но и для других. Сопричастность в общем деле, игнорируя личные интересы, приобретение собственного смысла жизни влекло мальчиков из 10"Б" на Восток, в степи.

Едут Толик, Славка, Володя, Колян, Герка вперед заре навстречу.

– Дурак! – Митька в своем письме Толику был краток.

Плакали молодые подруги и пожилые матери. Татьяна обещала ждать, Антонина Михайловна поцеловала Толика в лоб. Нинка не пришла на проводы, не было среди отъезжающих и Володи.

"Сиреневый туман над нами проплывает . . ." – поет Герка, аккомпанируя себе на гитаре, он стоит в тамбуре, слова песни предназначены провожающим, – "над тамбуром горит полночная звезда . . ."«.

В сумерках едва различимы лица. Поезд тронул осторожно, в окне густое облако надвигающейся ночи.

Нинка ответила Володе:

– Нет, и не думай! – отказ от совместной поездки. Напряженный поворот головы выдавал, что она ждет удара. Володя не дрался, но надрался и угодил в милицию за хулиганство, сломал пару пролетов забора в городском саду. Только через сутки он уехал догонять товарищей.

Теперь лежал на верхней полке вагона и курил, стряхивая пепел в спичечный коробок. Некуда было деться от неприятных воспоминаний:

". . . Видел себя как бы со стороны: затылок, уши . . . Различал лица, повернутые к нему. Сначала одно возвышалось над другими, с шевелящимися губами подвижного лица, как в пантомиме. Затем другое, улыбчивое, мягкое. Третье было обращено в сторону. Он видел выпуклый глаз очков и блестящий полумесяц лысины. Четвертое. Пятое . . . Он не слышал, но знал, что они говорят: « Не оправдал доверия, опозорил комсомольскую организацию, должен понести строгое наказание». Володя смотрел упрямо перед собой и твердил про себя: "Пожалуйста, пожалуйста говорите. Буду сидеть вот так". Потом посмотрел на выступающих и думал: "Неужели не понимают, что все было намного проще? Ну сломал забор, сопротивлялся, когда задержала милиция . . ."

Можно было оглохнуть от тишины! . . . Слово предоставляется Володе. Нужно говорить. Встал. Собираясь с мыслями смотрит в глаза одному, другому … Глядят на него строго, осуждающе. Медленно, трудно складываются слова: "Доверие оправдаю …" Товарищи не простили, выговор занесли в учетную карточку. Было предложение отобрать комсомольскую путевку. Но поверили. Наказали, но поверили.

Мимо шумных станций и глухих разъездов проносился веселый поезд. А Володя был один. Закроешь глаза и сразу же наплывом ее лицо, смеющиеся с лукавой улыбкой.

– Зачем мне эта целина? – задавал вопрос Володя, – сойти на первой остановке и назад, готов был решиться, но что-то удерживало.

Уплывало любимое лицо, образ становился неотчетливым, уже силуэт вдали колеблется, четкие очертания пропадают. Знакомый запах. Ее духи, кто-то смеется внизу в купе заливистым знакомым смехом. Разливают водку по стаканам, говорят, спорят. Спустился вниз и принял протянутый стакан. Выпил и отпустило в груди, стало легче дышать.
14.

Бледно-лимонная заря с розовыми подпалинами начинала день. Налетевший ветерок схлестнул прутья молодых деревцев, выдул искры из папиросы, завихрился, закрутил обрывки газеты около вагончика. Поднимется солнце и встанет неподвижно в центре неба, и плотные полосы пыли будут стегать по земле при каждом вздохе знойного воздуха. И так захочется домой, где за штыками заборов проснулась сирень, на суставчатых ветках лопнули почки. Сквозь густой ольховник ведет тропинка в лес, босые ноги чувствуют каждый камешек на дороге, стеклянные капли росы на обочине и солнце ласкает, нежит спину…Ностальгия. – Это сравнение настоящего и прошлого, сравнение живой жизни не с идеалом, напетым в кино, радио, книгах, а с реальными прожитыми событиями. Сравнение реального с идеалом вызывает разочарование. Сравнение реального с прошлым приводит к ностальгии.1

Первый визит в школу. Приветливо встретили учителя, Анна Михайловна расцеловала парней, при этом потрепала волосы Толика, а ему так захотелось прижаться к ней, ощутить тепло и почувствовать ответную ласку, он даже зарыл глаза.

– Мальчики, вечером жду к себе на чашку чая, – пригласила она.

Вроде все знакомо в школе, классы и коридоры, парты и столы, а все же не то, как-то мельче, отчужденней , будто смотришь на вещи в перевернутый бинокль. Когда-то знакомые лица стали неузнаваемы, улица стала уже, а деревья выросли, дом покосился, и окна потемнели.

Нинка вышла замуж и уехала в Воронеж

– Хрен теперь догонишь! – сморозил Колян и прикрыл ладонью рот, блеснув косыми глазами из под очков.

– Да ну! – Притворно удивился Володя, а про себя сказал, – стерва!

Татьяна была приветлива и смущена, но также смеялась, слегка изгибая стан и подаваясь вперед. Она смотрела вопросительно, и, казалось, чего-то ждала. А Толик не мог ответить на ее немой вопрос. Да, было мгновение возврата утраченного чувства, но в остальное время равнодушие и пустота вытесняли все эмоции.

Алька уехала из города к новому месту службы отца, кажется на Кавказ.

Для ребят была открыта дорога в любой институт. С медалью "За освоение целины" брали без конкурса. Славка пошел в Московский энергетический институт, Володя сохранил семейные традиции и подался в инженерно-строительный, Толик решил переждать годик, осмыслить и подумать, кое-что написать, но осенью его призвали в армию.

Незаметно исчез Колян, ребята знали, что он поступил в семинарию.

После реабилитации отца, Гетку приняли в университет. Что примечательно, они часто встречались со Славкой в Москве, их дружба тянулась долгие годы, хотя она вышла замуж, а он женился.

Герка был уже на втором курсе военно-морского инженерного училища, учился в Ленинграде и, приезжая в отпуск, смущал морской формой местных девиц.

Это были уже не муравьи, наличие цели дает возможность обрести смысл жизни. Этот смысл линяет, утрачивает свою значимость в процессе достижения цели, в повседневной работе, в надоевших нуждах, неуверенности и нищете. Смысл обретает новое звучание, когда пройдут годы.

15

Приложение
Я помню счастливые дни

И образ твой нежный и милый.

Как шли мы с тобою одни,

Тебя называл я любимой.
Как пламя, сжигала любовь.

Куда подевалась усталость?

Теперь не вернуть ее вновь,

Лишь память о ней мне осталась.
Напрасно возврата я жду,

Она навсегда позабыла.

Счастливые дни не придут –

Так значит, совсем не любила.
Я знаю, что ты не придешь

В заветное место у сада.

Другими мечтами живешь

И мне позабыть тебя надо.

***
Сгорел закат, зажглись на небе свечи,

Затихло на ветвях дыханье ветерка,

Спустилась ночь безмолвна и строга

И я спешу к подруге в этот вечер.

Я жду, когда прохожие уйдут,


Пустеет улица за новою оградой.

Мои часы минутами бегут,

Теперь хожу один среди деревьев сада.

Я обещал себе, что не приду,

Напрасно больше ждать не буду,

На следующее утро все забуду,

А вечером опять до ночи жду.

***
Если он идет тебе навстречу,

Если ты смущенно смотришь вниз,

А когда пройдет, то губы шепчут:

Нет не уходи, вернись, вернись.

Если грусть сама к тебе невольно


Вдруг порой придет, когда одна,

Если сердцу нестерпимо больно,

Значит ты сегодня влюблена.

***
Роняет парк последнюю листву,

Ушло за море солнечное лето,

А я еще по-прежнему живу.

Теплом Любви твоей согретый.
Но почему не думал при прощании,

Что ты та самая, о ком давно мечтал?

Лишь только здесь вдали, на расстоянии.

Понятно стало мне: кого я потерял!

Кружится лист в раздумье над тропой


В скупых лучах холодного заката.

И грусть уселась на скамью со мной,

Шепча, что лету нет возврата.

***
Забыть ли ночи лунные,

Туманы по утрам,

Когда с тобой не мерили

Мы время по часам?

Хочу сквозь расстояния


Я слышать голос твой,

Хочу все время чувствовать,

Что я любим тобой.

***
Снова и снова осень.

Вот уж который год

Ветер безжалостно носит листья


А дождь все идет

Пыльные мутные стекла


Бьет монотонная дрожь.

Осень до нитки промокла,

Дождь, бесконечный дождь.

***
Ты не знаешь,

Как стынет осень,

Раздарив по ветрам свой покров.

Ты не слышишь,

Как жалобно просит

Ветер о чем-то среди проводов.

***

Четырехугольно


Писем полотно,

Но досадно в пятом –

Все заключено

***
Может над Вами безбрежная синь,

Золото света вокруг океан,

Вас не печалит осенняя стынь

И не тревожит холодный туман
Так вот представьте: потоки дождей,

Сумрачных туч замогильную тень,

Лист одинокий средь голых ветвей


Держит последний осенний день.



1 К сожалению, либретто оперы отличается от содержания стихов в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин»

1 М. Веллер «Все о жизни»



1   2   3

Похожие:

Милый, милый ребенок! iconАгата Кристи Ботинки посла
Милый милый милый мой, – пропела Таппенс, взмахивая густо намазанной маслом оладьей
Милый, милый ребенок! icon«Он улетел, но обещал вернуться. Милый, милый!»
За ним стоит прецедентная ситуация, играющая важную роль в формировании смысла высказывания. Имеет связь с источником (пт – мультфильмом...
Милый, милый ребенок! iconСлава Аллаhу Всевышнему, Всемогущему, Господу миров. Благословение от Аллаhа пророкам, исповедовавшим истинную религию Ислам. Приветствие и покой рабам Аллаhа, которые идут по пути ислама. Милый читатель, Коран это книга
Милый читатель, Коран – это книга, автором которой является не человек, а творец всего сущего, речь (калам) Всевышнего Аллаhа ниспосланная...
Милый, милый ребенок! iconСлава Аллаhу Всевышнему, Всемогущему, Господу миров. Благословение от Аллаhа пророкам, исповедовавшим истинную религию Ислам. Приветствие и покой рабам Аллаhа, которые идут по пути ислама. Милый читатель, Коран это книга
Милый читатель, Коран – это книга, автором которой является не человек, а творец всего сущего, речь (калам) Всевышнего Аллаhа ниспосланная...
Милый, милый ребенок! iconМетодичні матеріали для самостійної роботи студентів
Завтракать в столовой, ждать на автобусной остановке, милый ребенок, пользоваться палочками (для еды), сладкая груша, сидеть на траве,...
Милый, милый ребенок! iconЯ. Колас Здравствуй, милый мой цветок, Лете гость весенний!

Милый, милый ребенок! iconМилый сердцу отчий край
Цель: познакомить учащихся с героическими страницами Белгородской области, с её достопримечательностями
Милый, милый ребенок! iconХолодно, милый
Быстрее загадать желание, пока часы бьют двенадцать! Стоп. А когда оно исполнится?
Милый, милый ребенок! iconКто эта сильвия?
Анджела. Конечно, милый. Материнское сердце не обманывает. (Пауза. Оба разглядывают капсулу.) Я так счастлива. А ты?
Милый, милый ребенок! iconНаша фабрика звёзд учитель Михайлова Г. И
Вед-ая –Нам надоело дожидаться, когда в наш милый, но такой провинциальный и далёкий уголок приедут столичные знаменитости
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org