Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы



Скачать 177.69 Kb.
Дата03.07.2014
Размер177.69 Kb.
ТипРеферат




Содержание

СОДЕРЖАНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ...3

Глава 1

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ И ИСТОРИОГРАФИЯ...7

Глава 2

КРИТИКА ИСТОЧНИКОВ.

ХАРАКТЕРИСТИКА ПАМЯТНИКОВ...27

Глава 3

ОПИСАНИЕ И АНАЛИЗ ОПОРНЫХ КОМПЛЕКСОВ...42

Глава 4

КУЛЬТУРНО-ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ АТРИБУЦИЯ

ОПОРНЫХ КОМПЛЕКСОВ И ИХ МЕСТО

В НЕОЛИТЕ ЛЕСНОЙ ЗОНЫ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ...105

Глава 5

ОСОБЕННОСТИ НЕОЛИТА ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРО-ВОСТОКА...142

ЗАКЛЮЧЕНИЕ...158

ЛИТЕРАТУРА...163

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ...177

ПРИЛОЖЕНИЕ 1...178

ПРИЛОЖЕНИЕ 2...204

ПРИЛОЖЕНИЕ 3...278

Введение

ВВЕДЕНИЕ

Европейский Северо-Восток занимает обширное пространство от правобережья р. Северной Двины на западе до Уральского хребта на востоке, от Северных Увалов на юге до побережья Баренцева моря на севере. В административном отношении регион представлен территориями Республики Коми, Ненецкого автономного округа и восточной части Архангельской области (рис. 1, 2).

Большая протяженность в широтном и долготном направлениях, неоднородность территории по геологическому строению и рельефу определяют значительное разнообразие природных условий. Крайняя северная и северо-восточная часть лежит в зоне тундры, остальная относится к таежной зоне. По рельефу Европейский Северо-Восток делится на две части: восточная окраина относится к горному Уралу, а западная к Русской равнине. По территории региона протекают крупные реки: Печора с У сой и Ижмой, Вычегда с Сысолой и Мезень с Вашкой. Множество мелких рек образуют густую речную сеть. Реки региона относятся к бассейнам пяти крупных речных систем. Наибольшую площадь занимают бассейны Северной Двины (куда входит Вычегда) и Печоры. Озера немногочисленны. Наиболее крупные из них Ямоозеро, оз. Синдор и оз. Косминские. По притокам Северной Двины Европейский Северо-Восток был связан с Верхним и Средним Поволжьем, по узким водоразделам притоки верховий Вычегды и Печоры были связаны с бассейном Камы и Вятки. С другой стороны густая гидросеть с широкими речными долинами и высокая заболоченность территории (рис. 2), вероятно, предопределили ограниченный выбор мест, удобных для проживания древних коллективов. Большинство известных памятников, начиная с мезолита и до раннего средневековья, располагается на песчаных останцах сравнительно небольших по площади. Для останцов характерны типичные подзолистые почвы,

4 задернованные ягелем, и, как правило, занятые сосной. Особенности

геохимии почв обусловили то, что на большинстве памятников ЕСВ отсутствует стратиграфия, и не сохраняются изделия из органических материалов. В связи с этим ограничена возможность применения методов естественных наук. Не являются исключением и памятники эпохи неолита.


Открытие первых памятников неолита на Европейском Северо-Востоке относится к нач. XX в., но работы профессиональных археологов начинаются здесь только с конца 1950-х гг. Однако целенаправленное интенсивное изучение неолита ведется сравнительно небольшой срок с начала 1970-х до конца 1980-х гг. Несмотря на это, историография неолита Европейского Северо-Востока характеризуется множеством порой противоположных точек зрения на генезис, развитие и дальнейшую судьбу культур и культурных типов региона, пути и характер их формирования (рис. 3). Обращает на себя внимание и то, что монографические работы, посвященные проблемам рассматриваемой эпохи, отсутствуют. Ранее проводившиеся исследования, результаты которых нашли отражение в публикациях, охватывали широкий по хронологии диапазон, где неолитическая эпоха была лишь одной и не главной частью. В некоторых же случаях исследования были ограничены узкими территориальными рамками (Буров, 1963; 1986; Косинская, 1988; Верещагина, 1989). Исключение составляет лишь раздел по неолиту в коллективной монографии «Археология Республики Коми», автором которого является Л.Л. Косинская (Косинская, 1997. С. 146-213). Несомненно, что подобная ситуация связана с вышеотмеченными особенностями региона.

Целью данного исследования является попытка определения возможных путей формирования неолитического населения Европейского Северо-Востока, его развития и дальнейшей судьбы. Предполагается решить следующие задачи: 1) критика археологических источников, выделение опорных памятников; 2) детальная характеристика и анализ инвентаря

5 опорных комплексов; 3) систематизация и обобщение археологических

источников; 4) определение места неолитических памятников Европейского Северо-Востока в неолите лесной зоны Восточной Европы.

Новизна данной работы заключается в систематизации и обобщении данных по неолиту Европейского Северо-Востока; исследовании доступных в настоящее время источников под углом критического анализа и с учетом новых данных по каменному веку лесной зоны Восточной Европы. Таким образом, актуальность работы состоит в том, что в исследовании неолита Европейского Северо-Востока это первая попытка обобщения и систематизации источников, которая предваряется их детальным критическим анализом. Появление принципиально новых источников, требующих монографического исследования на современном уровне, обусловило необходимость обращения к выбранной теме.

Состоянием базы источников, а также поставленными целями и задачами обусловлены методы и приемы исследования. Применение традиционного в археологии метода стратиграфии на памятниках Европейского Северо-Востока сопряжено с рядом трудностей, обусловленных особенностями расположения большинства известных памятников и характером культуровмещающих отложений. В этой связи основные усилия при раскопках автором неолитических памятников Европейского Северо-Востока были направлены на тщательную фиксацию всех категорий находок в трех проекциях. Этим она отличалась от исследований предыдущих лет. Отмеченная особенность изучаемых памятников, в свою очередь, обусловила круг доступных нам источников и методов их исследования. Для изучения каменных индустрии использованы традиционный типологический метод и технологический анализ. Из-за отсутствия представительных орудийных наборов большое значение приобретает изучение более многочисленных продуктов расщепления. В этом случае технологический анализ позволяет получить дополнительную

б

информацию и дает детальную характеристику технологии расщепления камня и новые возможности для сравнительного анализа индустрии. Кроме того, при изучении каменного инвентаря применялся прием ремонтажа, который позволяет не только реконструировать последовательность расщепления, но и восстановить первоначальный облик сломанных или переоформленных орудий. Керамика исследована методом типологии. С помощью технико-технологического анализа (по методике А.А. Бобринского) посуда большинства памятников была изучена на предмет состава формовочной массы.

В результате решения поставленных задач и примененных методов и приемов при исследовании неолитических памятников были достигнуты результаты, позволяющие охарактеризовать неолит Европейского Северо-Востока и его особенности в новом свете.

ГЛАВА 1 ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ И ИСТОРИОГРАФИЯ

§ 1. История изучения.

Первые достоверные сведения о находках эпохи неолита на Европейском Северо-Востоке относятся к началу XX в., когда геологом А.В. Журавским в Большеземельской тундре была открыта стоянка Шренк-ярей (Журавский, 1909. С. 197-232), в дальнейшем исследованная Г.А. Черновым и получившая название Сандибейю VIII (Чернов, 1985. С. 51-52). Затем к неолиту были отнесены пункты с находками каменных шлифованных орудий (Лашук, 1958), а также ряд пунктов, выявленных на территории Большеземельской тундры (Чернов, 1985). С сер. 1950-х гг. исследования на Европейском Северо-Востоке охватывают уже бассейны рек Печоры и Вычегды и к 1970-м гг. затрагивают практически весь регион.

Истории изучения памятников неолита на Европейском Северо-Востоке, а также историографии неолита касались в своих работах Л.П. Лашук (1958), Г.М. Буров (1967; 1986), Э.А. Савельева (1987; 1997. С. 9-33), Л.Л. Косинская (1988; 1997), И.В. Верещагина (1989). В 1987 г. Э.А. Савельевой было выделено три этапа в истории археологического изучения Европейского Северо-Востока, различающихся интенсивностью и планомерностью исследований: 1) сер. XIX в. - 20-е гг. XX в.; 2) 20-е -первая половина 1950-х гг. XX в.; 3) конец 1950-х гг. - по настоящее время (Савельева, 1987. С. 5; 1997. С. 9). Предложенные исследователем критерии периодизации истории изучения региона не вызывают серьезных возражений. Однако, в истории изучения неолита Европейского Северо-Востока выделяется не три, а два этапа: 1) нач. XX в. - кон. 1950-х гг. XX в.; 2) с кон. 1950-х гг. до настоящего времени.

На первом этапе появляются первые сведения о древних находках, собранных путешественниками, естествоиспытателями, общественными

8 деятелями. На Европейском Северо-Востоке, главным образом, в

Большеземельскои тундре, изучаются преимущественно памятники раннего железного века и средневековья. В это время геолог А.И. Блохин (Блохин, 1959) и зоолог Н.П. Пядышев (Пядышев, Хлобыстин, 1962) открыли ряд пунктов в Большеземельскои тундре. Наибольшее количество памятников выявил геолог Г.А. Чернов, который работал здесь в 1939-41, 1947-48, 1952, 1956, 1961 и в 1975 гг. Им открыто более 300 памятников различного времени от мезолита до средневековья. Материалы нашли отражение в ряде публикаций (Чернов, 1941; 1948а; 19486; 1951а, б, в; 1954; 1962; 1964; 1975; 1978а, б; 1980; Верещагина, 1973). По итогам работ Г.А. Черновым составлен свод памятников Большеземельскои тундры (Чернов, 1985). Полученные Г.А. Черновым материалы происходят преимущественно из сборов подъемного материала на т.н. яреях (котловинах выдувания) и останцах террас водоемов. Раскопки невелики по площади. Находки, найденные на каждом из пунктов немногочисленны и имеют различную культурно-хронологическую принадлежность. Неолитические материалы среди них первоначально выделены не были. Лишь в 1952 году к памятникам с ямочно-гребенчатой керамикой «волго-окского типа» были отнесены два пункта — Сандибей-ю VIII (Шренк-Ярей) и Колва-вис 1 (Фосс, 1952. С. 139). В 1954 году ГА. Черновым был открыт еще один памятник неолита — стоянка Миш-Ваньская (Лая I) на р. Лае (бассейн Печоры), на котором обнаружены фрагменты сосудов с ямочно-гребенчатой орнаментацией.

Впоследствии И.В. Верещагина, проанализировав материалы большеземельских стоянок с микролитическим инвентарем, отнесла часть из них к мезолиту. К неолиту ею были отнесены памятники, в коллекциях которых была встречена ямочно-гребенчатая керамика, а также типы орудий и наконечников стрел, характерных для неолита Европейского Северо-Востока (Верещагина, 1973).

Второй этап характеризуется планомерным систематическим и

9

целенаправленным археологическим изучением Европейского Северо-Востока. Его начало связано с появлением в отделе отечественной истории Коми филиала АН СССР первых профессиональных археологов - Г.М. Бурова и В.И. Канивца.

Г.М. Буров начал планомерное археологическое изучение долины р. Вычегды. Здесь им впервые были открыты неолитические памятники — стоянки Ягкодж I (ранний комплекс) и Керчемья (Буров, 1959; 1965; 1967а, б). Наибольшую известность приобрели исследования Г.М. Буровым памятников вблизи оз. Синдор (поселения Вис I, II, III) (Буров, 19676), где впервые были выделены сравнительно крупные неолитические комплексы, а также изучены первые неолитические жилища (Буров, 19676).

К 1957 г. относится публикация Н.Н. Гуриной материалов стоянки Печорская вблизи г. Нарьян-Мара. Найденная на стоянке ямочная-гребенчатая керамика и кремневый инвентарь послужили основанием для вывода о переселении ее носителей из Волго-Окского междуречья в низовья р. Печоры (Гурина, 1957).

Одновременно с работами Г.М. Бурова вблизи оз. Синдор, археологические изыскания ведутся и другими археологами Коми филиала АН СССР. В.И. Канивцом и В.Е. Лузгиным интенсивно изучается зона проектируемых водохранилищ в долине р. Печоры (проект переброски стока северных рек в Волгу). Ими были выявлены многочисленные памятники различных эпох от палеолита до средневековья. К сожалению, достоверных неолитических стоянок среди них не оказалось, но В.И. Канивец высказал предположение о возможности отнесения ряда пунктов к мезолиту и/или раннему неолиту (Канивец, 1965. С. 93-95).

В 1964-66 гг. В.Е. Лузгин исследует долину р. Ижмы, в связи с проектированием Усть-Ижемской ГЭС. В ходе разведок были открыты десятки памятников и лишь один из них был отнесен к неолиту — стоянка Черноборская III (Лузгин, 1972. С. 28-39; 1973в). Благодаря открытию и

10 исследованию этого памятника, были получены первые достоверные

сведения о раннем неолите Европейского Северо-Востока. «Чистый» комплекс стоянки послужил, впоследствии опорным для выделения черноборской группы памятников (Верещагина, 1989) или культуры (Буров, 1986; Косинская, 1997) и сыграл значительную роль в пересмотре возраста некоторых типов керамики, отнесенных прежде Г.М. Буровым к поздней бронзе (Буров, 19676. С. 112-114).

В 1973 г. В.Е. Лузгин открыл местонахождения в долине р. Индига (Малоземельная тундра) — стоянки Индига I и Поповка, пластинчатая индустрия которых была сопоставлена им с материалами Черноборской III (Лузгин, 1977). В 1969-72 гг. В.Е. Лузгин исследует памятники оз. Ямоозера и Косминских озер: Пижма I, II, Ружникова, Кыско, Алексахина (Лузгин, 1973а, б).

Начиная с 1970-х гг. район археологических исследований на Европейском Северо-Востоке значительно расширяется. Одновременно работает несколько отрядов. В.Е. Лузгин продолжает исследования поселения Ружникова (оз. Косминские), В.И. Канивец, а затем И.В. Верещагина исследуют участок долины Северной Двины, B.C. Стоколос — р. Мезени, а Э.А. Савельева — р. Выми.

Среди материалов поселения Ружникова В.Е. Лузгин выделил балахнинский тип керамики. Аналогичные материалы, по его мнению, присутствуют на поселении Вис I, И, III (Лузгин, 19736). С 1971 г. В.И. Канивец исследует участок долины Северной Двины. После его трагической гибели в 1972 г. исследования здесь продолжает И.В. Верещагина, которая изучает стоянки Прилукская и Вонгода I (Верещагина, 1977). Исследование стоянки Прилукской позволило расширить ареал памятников с тычково-накольчатой керамикой.

В 1973-74 гг. B.C. Стоколос открыл первый неолитический памятник на р. Мезени — Кыстыръю, материалы которого он сопоставил с памятниками

11

вычегодско-вятской культуры, выделенной Г.М. Буровым (Стоколос, 1977).

С 1975 по 1991 гг. в бассейне р. Вычегды работали Э.С. Логинова и Л.Л. Косинская. Важным событием стали раскопки в 1975-88 гг. Э.С. Логиновой комплекса памятников оз. Эньты в среднем течении р. Вычегды -стоянок Эньты I, III, IV, VI. На относительно небольшой территории изучено восемь жилищ развитого неолита (Эньты 1-1, Эньты III - 5; Эньты VI - 2) и получены своеобразные ранненеолитические материалы на Эньты I. Последний пункт интересен тем, что в нем сочетаются оригинальный тип посуды с гребенчато-накольчато-тычковой орнаментацией, пластинчатая индустрия и поперечно-лезвийные наконечники (высокие трапеции) (Логинова, 1978). Последние распространены в финальнопалеолитических и мезолитических культурах Прикамья, Волго-Окского междуречья и деснинского бассейна (Мезолит СССР).

Кроме того Э.С. Логиновой были открыты и исследованы неолитические пункты в среднем течении Вычегды: стоянка Озельская с тычковой и гребенчато-ямочной керамикой (Логинова, 1989а), Чудгудоръяг с комплексом типа Черноборской III (Логинова, 1993), Важкаяг с ямочно-гребенчатой керамикой, Пезмогты (Логинова, 1990) и Юванаяг (Логинова, 1995), которые сыграли важную роль в расширении представления о неолите региона.

С 1976 по 1989 год нижнее течение Вычегды и р. Вымь исследуются Л.Л. Косинской. Ею изучены такие неолитические памятники, как Ниремка III (Косинская, 1977), Половники II (Косинская, 1982а), Арабач I (Косинская, 19826), Кочмас А и Б (Косинская, 19916), Ляльский Бор, уч. 1 (27), Ниремка I, пункт 6 (Косинская, 1989), , Юромка (Косинская, 1991а), Ревью I (Косинская, 1989; 1997), Черная Вадья (Косинская, 1989; 1991а). Особо следует отметить изучение стоянки-мастерской Половники И, культурные остатки которой залегали в пойменных отложениях (Косинская, 1982а). Материалы стоянки Ревью I, по мнению Л.Л. Косинской, представляют собой

12 «чистый» комплекс эньтыйского типа, коллекция Черной Вадьи

характеризует ранний этап черноборской культуры. Изучение стоянки Кочмас Б дало материалы камского гребенчатого неолита (Косинская, 19916). Часть этих памятников представлена «чистыми» комплексами (Половники II, Кочмас А, Б, Ревью I, Черная Вадья), остальная - сборами подъемного материала. Все эти коллекции стали основой ее кандидатской диссертации «Мезолит - ранняя бронза бассейна Нижней Вычегды» (Косинская, 1988а) и серии статей (Косинская, 1982; 1991; 1992; 1994; 1995) .

Благодаря исследованиям Э.С. Логиновой и Л.Л. Косинской, бассейн Вычегды в настоящее время представляет собой наиболее изученную часть Европейского Северо-Востока. В других районах выявление неолитических памятников остается эпизодичным. В 1984 г. B.C. Стоколос исследовал стоянку Конещелье на р. Мезени. Материалы памятника были опубликованы в 1987 г. (Стоколос, 1987) и положили начало дискуссии о возрасте и культурной принадлежности памятников с тычково-накольчатой керамикой.

Следует также отметить исследование И.В. Сажиным ранненеолитической стоянки Дутово I на средней Печоре, где памятники неолита крайне малочисленны. Ее оригинальные материалы расширили представление о раннем неолите Европейского Северо-Востока (Волокитин, Сажин, 1994).

В 1991-95 гг. полевые исследования неолитических памятников на территории Европейского Северо-Востока не велись. Однако продолжается публикация материалов памятников, раскопанных ранее (Косинская, 19916; Логинова, 1993; 1998; Волокитин, Сажин, 1994). В 1996 г. А.В. Волокитин исследовал местонахождение камского гребенчатого неолита Пезмог IV. В 1999 и 2001 г. изучение памятника было продолжено А.В. Волокитиным и В.Н. Кармановым. В 2001-2002 гг. В.Н. Кармановым исследована стоянка ямочно-гребенчатого неолита Пезмогты 1. Продолжают публиковаться материалы памятников (Косинская, 1997; Логинова, 1998; Волокитин,

13 Карманов, 1998; Волокитин и др., 1998; 1999; Карманов, Тимушева, 2001;

2002).

Итак, с момента открытия первого пункта с изделиями неолита -стоянки Шренк-Ярей (Сандибейю VIII) прошло полтора века. За этот период было открыто и исследовано более 60 памятников (рис. 4), расположенных на всей территории Европейского Северо-Востока, а также накоплены данные, позволяющие говорить об их особенностях и месте в неолите лесной зоны Восточной Европы. Наибольший вклад в изучение неолитических памятников на Европейском Северо-Востоке внесли Г.М. Буров, В.Е. Лузгин, Э.С. Логинова и Л.Л. Косинская. Наиболее интенсивно изучался бассейн Вычегды, где выявлено наибольшее количество памятников. Несмотря на усилия исследователей, в бассейне Печоры пункты этого времени немногочисленны. Это, возможно, свидетельствует об особенностях освоения изучаемого региона в неолите.

§ 2. Историография

Анализ полевых данных и литературы показывает, что постепенно сложился круг первоочередных проблем в изучении неолита Европейского Северо-Востока, среди них: 1. Культурная и хронологическая принадлежность памятников; 2. Культурогенез и механизмы формирования культур и культурных типов. Г.М. Буровым (1986), И.В. Верещагиным (1989) и Л.Л. Косинской (1997). Ими на основе анализа керамики, выделено шесть групп памятников, соответствующих различным культурам и культурным типам. Это, черноборская группа или культура с тычково-накольчатой и валиковой керамикой; стоянки с гребенчатой керамикой т.н. «каргопольского» типа; памятники эньтыйского типа с гребенчато-накольчатой посудой; стоянки с камской гребенчатой керамикой; памятники ямочно-гребенчатой общности; и стоянки с синкретической (гибридной) гребенчато-ямочной посудой. В настоящее время такое членение признано большинством исследователей. Однако существуют разногласия в вопросах

14 генезиса, культурного статуса, хронологии и периодизации всех выделенных

групп. Это обусловлено как недостаточным количеством полноценных комплексов и отсутствием данных абсолютной хронологии, так и различием во взглядах на механизмы формирования культур и культурных типов (рис.

3).

К началу 1950-х гг., благодаря сборам Г.А. Чернова, наиболее полно в регионе была исследована Болыпеземельская тундра, поэтому первые культурно-хронологические схемы разрабатывались для памятников этого района. Уже в 1952 г. М.Е. Фосс выделила здесь печорскую культуру конца II - 1-й пол. I тыс. до н. э. (Фосс, 1952. С. 145). Она отметила отсутствие на памятниках Большеземельской тундры «ямочно-гребенчатой керамики типа, распространенного в волго-окском бассейне и на значительной территории Севера, в более южных широтах». Исключение, по ее мнению, составляют стоянки Сандибей-ю VIII и Колва-вис I (Фосс, 1952. С. 139).

А.Я. Брюсов справедливо отметил, что материал, собранный в Большеземельской тундре «случаен и односторонен... сильно разновременен. Каких-либо существенных исторических выводов сделать по этому материалу нельзя. Однако он хорошо дополняет в некоторых отношениях общую картину расселения по северу древних племен» (Брюсов, 1952. С. 143). Он считал, что освоение Крайнего Севера, в том числе и Большеземельской тундры, происходило не ранее второй половины II тыс. до н.э. и было «следствием продолжающейся сегментации северных племен» (Брюсов, 1952. С. 144,145, 259).

В 1954 г. Г.А. Чернов выделяет большеземельскую «неолитическую» культуру (начало I тыс. до н. э. - начало I тыс. н. э.), памятникам первого этапа которой предшествуют, по его мнению, стоянки «с одними ножевидными пластинками» (Чернов, 1954. С. 82). В дальнейшем эта точка зрения в работах Г.А. Чернова не встречается.

В 1967 г. Г.М. Буровым была предложена первая культурно-

15 хронологическая схема для неолитических памятников бассейна Вычегды. В

ней на основе анализа комплексов Вис I - III, выделено два культурно-хронологических типа (камский и волго-окский) и вычегодско-вятская культура, соответствующие трем этапам заселения Синдорского озера, но отнесенные к Вычегодскому бассейну в целом (Буров, 1967а. С. 166). Появление в регионе камского типа неолитической посуды связано с камской культурой гребенчатой керамики. Волго-окский тип сопоставлен с культурами ямочно-гребенчатой керамики Волго-Окского междуречья и связан, по его мнению, с крупным продвижением племен, благодаря которому была освоена территория Европейского Севера. На востоке волго-окские племена встретились с камскими, и граница их расселения наметилась в Казанском Поволжье, Вятском и Вычегодском бассейнах. В последних двух пограничных районах сформировалась своеобразная вычегодско-вятская культура, представленная поселениями Вис I - III, Керчемья, Ягкодж I на Вычегде и Буй I на Вятке (Буров, 1967. С. 167, 168). Эта схема касалась только позднего неолита, материалы раннего неолита в то время еще не были выделены.

Взгляды исследователей на источник и время происхождения носителей посуды камского типа остались практически неизменными до настоящего времени. Типологическое соответствие вычегодской керамики посуде стоянок камской неолитической культуры (Хуторская и Боровое озеро I) не оспаривается, что связано, скорее всего, с незначительным пополнением источниковой базы, как Европейского Северо-Востока, так и Прикамья. Правда, Э.С. Логинова высказала сомнение в самостоятельности памятников с камской гребенчатой керамикой на Европейском Северо-Востоке. По ее мнению, они является частью гибридного типа позднего неолита (Логинова, 19896). С этой точкой зрения соприкасается мнение И.В. Верещагиной, которая полагает, что наиболее ранними памятниками средневычегодского варианта печоро-двинской культуры (см. ниже) могли

16

быть стоянки с камской гребенчатой керамикой (Верещагина, 1989. С. 18). Эти взгляды были справедливо подвергнуты критике Л.Л.Косинской, исследовавшей стоянку Кочмас Б — «чистый» комплекс с камской посудой (Косинская, 19916).

Появление населения с ямочно-гребенчатой керамикой на Европейском Северо-Востоке Г.М. Буров (1967; 1986), И.В. Верещагина (1989) и Э.С. Логинова (1989а) связывали вслед за А.Я. Брюсовым (1952) и М.Е. Фосс (1952) с сегментацией и дальнейшим расселением из Волго-Окского междуречья. В 1973 г. В.Е. Лузгин определил еще один источник происхождения носителей ямочно-гребенчатой посуды на Европейском Северо-Востоке — Среднее Поволжье. С этим регионом он связывал появление в регионе балахнинского типа посуды, выделенного на основании материалов раскопок стоянки Ружникова. При этом он отдает предпочтение точке зрения А.Х. Халикова (1969) на периодизацию балахнинских древностей (Лузгин, 19736. С. 30, 31). В дальнейшем к мнению В.Е. Лузгина присоединились И.В. Верещагина и Э.С. Логинова (Верещагина, 1989. С. 17; Логинова, 1989а).

Л.Л. Косинская поставила под сомнение роль миграционного фактора в появлении балахнинских традиций на севере. По ее мнению, этот процесс мог протекать в различных регионах конвергентно, при участии местного населения с накольчатыми традициями (Косинская, 1997. С. 175). Она выделяет на памятниках с ямочно-гребенчатой посудой разные орнаментальные группы керамики (ямочно-гребенчатую, ямочно-шнуровую и т.д.), которые принадлежали «различным в культурном отношении, хотя и родственным, группам древнего населения» (Косинская, 1997. С. 174, 175). Ею отмечено отсутствие хронологии памятников с ямочно-гребенчатой керамикой на Европейском Северо-Востоке, а вопрос их генезиса отнесен к числу нерешенных (Косинская, 1997. С. 186).

В 1967 г. Г.М. Буров отметил одну особенность неолита Европейского

17 Северо-Востока - присутствие юго-восточного (уральского) направления

культурных связей, главным образом, с Прикамьем. Первоначально он выделяет вычегодско-вятскую культуру гибридной керамики, возникшую в результате взаимодействия носителей ямочно-гребенчатых и камских гребенчатых традиций. Позднее исследователь отмечает камское влияние и на ямочно-гребенчатой керамике севера, выделив памятники с ней в притиманскую культуру (1-я пол. III тыс. до н. э.) с двумя группами. В материалах первой группы (Вис I - III, Половники II, Ружникова, Алексахина, Кыско, Пижма I, II) это влияние отсутствует, и, напротив, наиболее ощутимо в материалах вычегодских и некоторых печорских стоянок (Эньты I, III, IV, Печорская, Пижма И) (Буров, 1986). Эту особенность ямочно-гребенчатого неолита Крайнего Севера отметил впервые В.П. Третьяков, который выделяет два варианта культуры ямочно-гребенчатой керамики: печорский (стоянка Печорская и памятники беломорского побережья) и вычегодский (висские поселения). Своеобразие последнего варианта он объясняет культурными заимствованиями у пред-, зауральского населения (Третьяков, 1972. С. 90).

И.В. Верещагина, не отрицая факта появления гибридной автохтонной культуры на основе взаимодействия носителей двух традиций, пришла к иным выводам. Выделенная ею культура получила название печоро-двинской. На начальном этапе, по мнению исследователя, отмечается локализация памятников с господством камских и вол го-окских традиций. И.В. Верещагина выделяет три варианта печоро-двинской культуры. Два из них синхронны друг другу: притиманский (памятники западных и северозападных районов с преобладанием ямочно-гребенчатой керамики: Вис I, Половники II, Ружникова, Алексахина, Пижма I, II) и средневычегодский (памятники южных и юго-восточных районов с гребенчатой и гребенчато-ямочной керамикой: Эньты I, III, Вад I). Время их бытования определяется второй половиной IV - первой половиной III тыс. до н. э. В третий вариант,

Похожие:

Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconИскусство ранних земледельцев европы: культурно-антропологические аспекты
К настоящему времени в странах Восточной, Центральной и Юго-восточной Европы исследованы сотни памятников этой эпохи, представляющих...
Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconПонимание Восточной Европы dgo. Границы Восточной Европы и состав стран-участниц
Деятельность Немецкого общества по изучению Восточной Европы (=dgo) в 1990-2010 гг
Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconПрограмма курса История Центральной и Юго-Восточной Европы (до XIX в.)
Юго-Восточной Европы составлена в соответствии с требованиями к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки бакалавра и...
Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconЗаселение Восточной Европы и Азии неоантропами
Восточной Европы (стоянки Касперовцы, Кормань на Днестре, Пештера Курате, Охаба Понор в Румынии, Бойнице в Словакии и много других),...
Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconНовейшая история стран Центральной и Юго-Восточной Европы Программа дисциплины
Целью лекционного курса является формирование у студентов общего представления об особенностях процессов модернизации и развития...
Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconСтраны восточной европы во II половине XX в.: Выбор путей развития
Восточной Европы были проведены демократические преобразования, аграрные реформы, конфискована собственность пособников фашизма....
Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconАтрибуция, стилометрия, грамматический инвариант стиля, синтаксис и пунктуация писателя
...
Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconСловарик юного корреспондента Атрибуция
Атрибуция – сообщение читателю об источнике информации, ссылка на принадлежность, адрес сведения, которое приводит журналист, обозначение...
Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconКонференция Российско-немецкого юридического института, организованная Институтом права стран Восточной Европы Кильского университета и Институтом государства и права Российской академии наук, Москва Киль Замок Зальцау
Трансформация вещных прав на недвижимые вещи в России и других государствах Центральной и Восточной Европы
Культурно-хронологическая атрибуция опорных комплексов и их место в неолите лесной зоны восточной европы iconПрограмма международного конгресса по здравоохранительному праву стран СНГ и Восточной Европы
Место проведения: Аудитория Научно-исследовательского института неотложной детской хиургии и травматологии Департамента здравоохранения...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org