Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык)



Скачать 490.27 Kb.
страница1/3
Дата03.07.2014
Размер490.27 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2   3
На правах рукописи

Хазиева Гузалия Сайфулловна
Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен


10. 02. 02 – Языки народов

Российской Федерации (татарский язык)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Казань – 2007
Работа выполнена на кафедре татарского языка факультета татарской филологии и истории Государственного образовательного Учреждения профессионального образования «Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина»

Министерства образования и науки Российской Федерации

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Саттаров Гумар Фаизович


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Гарипова Фирдаус Гариповна
кандидат филологических наук

Зиннатуллина Гульшат Хабировна


Ведущая организация: Башкирский государственный университет





Защита диссертации состоится 5 апреля 2007 года в __ часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.12 по защите диссертации по филологическим наукам при Казанском государственном университете им. В.И. Ульянова-Ленина по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, д. 18, корп. 2, ауд. 1112.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке им. Н.И. Лобачевского при Казанском государственном университете им. В.И. Ульянова-Ленина.

Автореферат разослан «___» марта 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор Д.Ф. Загидуллина
Общая характеристика работы

Реферируемая работа посвящена историко-лингвистическому анализу татарских мужских личных имен.

Актуальность исследования. В современном языкознании в последние десятилетия отмечен рост интереса к различным вопросам антропонимики, которые рассматриваются исследователями-лингвистами с привлечением разнообразных методов, с широким выходом за пределы лингвистических границ. Как отмечает ученый Г.Ф. Саттаров, «одним из новых и ведущих направлений в отечественном языковедении, в том числе в тюркологии и в татарском языкознании, на современном этапе является проблема исследования ономастики, науки об именах собственных»1. Сегодня, когда также усилился интерес к истории народов, их культуре, изучение татарской ономастики, в том числе антропонимики приобретает все большую актуальность. Татарская антропонимика представляет совокупность различных антропонимических единиц, которая сформировалась в разные исторические периоды и была обусловлена объективными нивелирующими процессами, всей религиозно-философской системой взглядов нашего государства и общества.
Особая часть татарской антропонимики – мужские личные имена, которые, по цепочке переходя из поколения в поколение, отражают, фиксируют историческое, лингвистическое, культурное состояние народа, дают ценный материал не только для изучения татарского языка, но и для выявления особенностей жизни татарского народа, его культуры, религиозных представлений, традиций и контактов с другими народами.

Мы остановили свой выбор именно на историко-лингвистическом анализе татарских мужских личных имен в первую очередь потому, что их отдельное монографическое изучение важно для выявления особенностей лексико-семантических групп, структурно-словообразовательных моделей, генетических пластов и подпластов, проблем становления и формирования, развития и совершенствования татарской антропонимики.

Во-вторых, татарские мужские личные имена участвуют в процессе трансонимизации ономастических единиц (в отчества и фамилии, в антропокомонимы), поэтому изучение их как первооснов является очень важным.

В-третьих, в диссертации рассматривается одна из малоразработанных проблем татарского языкознания – особенности функционирования, социальной дифференциации татарских мужских личных имен в сельских и городских местностях. Важность их изучения объясняется тем, что «региональные антропонимические различия наблюдаются не только между отдельными странами, но также между сельскими и городскими районами…»2, и анализ этих различий должен способствовать систематизации, выявлению тенденций развития татарского мужского именника, так как «антропонимия каждого района представляет собой не случайный набор названий, а закономерный комплекс, развивающийся в зависимости от эпохи, смены формаций, миграции народов и многих других условий»3. Татарские мужские личные имена исследуемых нами населенных пунктов до сих пор не подвергались в татарском языкознании столь обширному по времени теоретическому анализу и выявлению тенденций их развития.

В-четвертых, исследование татарских мужских личных имен в историко-лингвистическом аспекте с учетом их апеллятивных основ может дать неоценимые сведения о древнейших состояниях системы языка, о контактах народов между собой или об их генетической общности.

Реферируемая работа представляет опыт системного описания анализа татарских мужских личных имен как продукта эпох и выявления их роли в развитии и становлении татарской антропонимической системы. При таком подходе особенно важным и актуальным с научно-теоретической и практической точек зрения становится монографическое изучение языковых и внеязыковых особенностей татарских мужских личных имен в историко-лингвистическом аспекте.

Состояние изученности темы и проблемы. Теоретические основы антропонимики были разработаны в трудах А.А. Белецкого, В.Д. Бондалетова, В.А. Никонова, Н.В. Подольской, А.В. Суперанской, Г.Ф. Саттарова, К.М. Мусаева, Р.Г. Алеева4 и др., где рассмотрены вопросы структурно-языковой, функциональной специфики личных имен, их отличия от нарицательных слов, особенности антропонимических единиц, универсальные и дифференциальные признаки, семантическое значение личных имен.

Ценным вкладом в тюркскую антропонимику стали труды Э.А. Бегматова, Т.Ж. Жанузакова, Г.И. Кульдеевой, Ш. Жапарова, Ш. Аннаклычева, А. Шайхуллова, А.Г. Гафурова, Р.Ф. Халыговой, М.Н. Чобанова, С. Акалына, А. Эрола, Н. Кая5 и др.

Начало научных изысканий в области татарской антропонимики связано с именами В.В.Радлова, В.К. Магницкого, Н.И. Ашмарина, В.В. Вельямина-Зернова, Ш.Марджани, К.Насыйри, Г.Ахмерова, Г.Тукая.

Начиная с 60-х годов XX столетия изучение татарской антропонимики приобретает целенаправленный характер в трудах Г.В. Юсупова, Г.Ф. Саттарова, Ф.С. Хакимзянова, М.А. Залялиевой.

На кафедре татарского языка Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова–Ленина под руководством доктора филологических наук, профессора Г.Ф. Саттарова с 70-х годов XX века ведется научно-исследовательская работа по изучению тюрко-татарской ономастики, диалектов и лексики в свете проблем лингвоэтноистории и этногенеза татарского народа (№ гос. регистрации научной темы 01.86.0128867). В этом русле были написаны труды Х.Ч. Алишиной, Г.Р. Галиуллиной, Г. Кульдеевой, Ф.Г. Вагаповой, Ф.С. Салимзяновой, Г.Ф. Тимкановой, Л.Х. Айтбаевой. В их исследованиях, с использованием статистического метода, изучаются антропонимы современного татарского языка в отдельных областях, районах, городах, селах, деревнях, где проживают татары, в аспекте синхронии и диахронии. Однако в историко-лингвистическом аспекте монографически татарские мужские имена не были объектом специального изучения.

Целью реферируемого исследования является системное и комплексное изучение историко-лингвистических особенностей татарских мужских личных имен.

В соответствии с этой целью намечено решение следующих задач:

– выявить генетические пласты и подпласты татарских мужских личных имен;

– установить условия традиционных и современных мотивов выбора татарских мужских личных имен;

– выявить структурно-словообразовательные модели татарских мужских личных имен;

– определить тенденции развития татарских мужских личных имен на примере двух населенных пунктов РТ, различающихся численностью населения,

Теоретической базой исследования при решении общеантропонимических вопросов послужили идеи и положения всемирно известных ономатологов Л. Рашони, А.В. Суперанской, В.А. Никонова, В.Д. Бондалетова, Т.Ж. Жанузакова, Г.Ф. Саттарова, Э. Бегматова, А. Шайхуллова, Г.Р. Алеева, Х.Ф. Исхаковой, Ф. Гариповой.

В сравнительном описании татарских мужских личных имен с мужскими именами других тюркских народов были использованы труды Т.Ж. Жанузакова, Г.Р. Алеева, А. Эрола, Э. Бегматова, А. Шайхуллова, Ш. Жапарова, Г.И. Кульдеевой, И.А. Королевой, Х.Ч. Джуртубаева.

Материалы и источники. Антропонимические единицы 1816-1860, 1870-1890, 1900-1921 годов были извлечены из метрических записей мечетей Сеннобазарной, Азимовской, Старотатарской, Госмановской, Адмиралтейской слободы, а также из записей «Ревизских сказок» г. Казани и Мамадышского уезда, имеющихся в фондах Национального Архива Республики Татарстан. Татарские мужские личные имена с 1922 года были проанализированы по актам о рождении в архивах ЗАГСов города Казани и города Мамадыш. Анализу подверглись только имена мальчиков, рожденных в эндогамных браках. В диссертационной работе при извлечении татарских мужских личных имен в систематическом виде были использованы тюркоязычные научные и исторические работы VI-XIII века, труды историков и языковедов, изучавших эпитафические памятники и татарские шеджере – родословные – татаро-булгар (В.В. Радлов, Г.В. Юсупов, Ф.С. Хакимзянов, М.И. Ахметзянов, Р.Г. Ахметьянов).

Также источниками послужили наши собственные полевые записи в татарских семьях, материалы СМИ, книга «Памяти», различные списки: списки избирателей, переписи населения, учащихся средних общеобразовательных школ и высших учебных заведений. В целом наша картотека насчитывает 12035 татарских мужских личных имен, включая их ономаварианты.

Методы исследования. В работе были использованы следующие, включающие совокупность своеобразных приемов, лингвистические методы: описательный, сравнительно-исторический, этимологический, сопоставительный, статистический.

В связи с поставленными в диссертации целью и задачами был применен описательный метод, который включает в себя сбор, систематизацию, каталогизацию татарских мужских личных имен.

Сравнительно-исторический метод использован для восстановления картины исторического прошлого изучаемого именника, в целях раскрытия закономерностей их развития.

При обработке собранного материала для выявления ономавариантов имен на основе их генетического родства использовался этимологический метод. В ходе исследования привлекался и сопоставительный метод, с целью сравнения мужских личных имен в родственных языках.

Использование статистического метода помогло выявить активность и частотность употребления определенных моделей мужских личных имен и тенденций их развития.

Научная новизна диссертации заключается в том, что данная работа представляет собой научно-монографическое исследование татарских мужских личных имен. В диссертации впервые анализируется большое количество татарских мужских личных имен с учетом лингвистических и экстралингвистических факторов, повлиявших на их образование и функционирование.

В диссертации выявлены лексико-семантические, структурно-словообразовательные особенности татарской мужской именной системы, этнолингвистические пласты основ анализируемых имен, с учетом изменений в результате воздействия языка, культуры, общества и т.п. Через призму генетических пластов и подпластов татарской мужской антропосистемы рассмотрены лингвоисторические контакты разносистемных и родственносистемных языков. Также рассмотрены традиционные и современные мотивы имянаречения, проведено сравнение с другими тюркскими языками (казахским, башкирским, турецким, азербайджанским и др.). Проведены наблюдения наиболее продуктивных татарских мужских имен и тенденций их развития, сделана попытка выявления социальной дифференциации антропонимикона в городской и сельской местностях.

Практическая значимость реферируемой работы определяется тем, что результаты исследования могут использоваться при дальнейшем комплексном изучении антропонимии татарского и тюркских народов. Статистические данные позволят сделать выводы о процессах формирования, функционирования татарской именной системы. Материалы исследования могут быть использованы при составлении полного энциклопедического словаря татарских мужских личных имен и фамилий татар и других тюркских народов, учебников, учебно-методических пособий, при чтении курсов по лексикологии и спецкурсов по тюркской антропонимике. Многоаспектные статистические данные татарских мужских личных имен, представленные в виде приложения к диссертации могут быть полезным источником в дальнейших научных исследованиях, а также в составлении частотного словаря.

Апробация работы. По материалам исследования делались доклады на годичных итоговых научных конференциях Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова–Ленина в 2005-2007 гг. Отдельные результаты исследования были представлены: на Всероссийской научной конференции «Современные социокультурные процессы: проблемы, тенденции, новации» (Казань, 11-12 апреля 2006 г.); на X Международной научной конференции «Ономастика Поволжья» (Уфа, 12-14 сентября 2006 г.); на Международной научной конференции студентов и молодых ученых «XIV Туполевские чтения» (Казань, 10 ноября 2006 г.).

Основные положения исследования нашли отражение в девяти публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и литературы, списка условных сокращений, приложения.

Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность темы, рассматривается состояние изученности, определяются цель, задачи и методы исследования, раскрываются научная новизна, теоретическое и научно-практическое значение исследуемой проблемы.

В первой главе «Этнолингвистические пласты татарских мужских личных имен» определяются историко-географические и лингвистические условия формирования и функционирования татарской мужской именной системы, доказывается ее неоднородность по происхождению и по времени возникновения, так как татарские мужские личные имена являются результатом многовековой человеческой деятельности, длительного развития, различных контактов с другими народами, за счет которых происходило обогащение и пополнение антропонимическими единицами.

При стратиграфии татарских мужских личных имен мы опирались на классификацию этнолингвистических пластов, предложенную Г.Ф. Саттаровым6. Считаем, что такой подход наиболее четко отражает историко-лингвистический аспект данного вопроса. Таким образом, были выявлены алтайский, тюрко-татарский (древнетюркский, старотатарский, новотатарский), заимствованные, гибридные пласты и подпласты татарских мужских личных имен.

В параграфе «Общеалтайский пласт татарских мужских личных имен» рассматриваются антропокомпоненты и антропоформанты, представляющие собой общую словообразовательную особенность тюркских, тунгусо-маньчжурских и монгольских языков, свидетельствующую о преемственности мужских имен на основе общей дотюркской лексики. В анализируемом пласте имен активны такие компоненты, как алтын «золотой; золото», сай «красивый; хороший», бай «богатый; богач», баян «богатый», буга «бык», арслан «лев», участвовавшие в образовании общеалтайских мужских личных имен. Материалы «Ревизских сказок» г. Казани в XIX веке показывают, что наиболее употребительным для этого периода является антропокомпонент бай «богатый; богач». В начале XXI века, по материалам ЗАГСов города Казани, в числе вновь возвращенных имен алтайского пласта зафиксированы имена Арслан, Баян.

К общеалтайскому пласту отнесены и имена, образованные при помощи антропокомпонентов ала, кара, сай-саин. Слово ала зафиксировано в эвенкском в форме ала-алай, в нанайском алха, в маньчжурском алха, в монгольском алаг в значении «пестрый, пятнистый». В татарском антропонимиконе этот антропокомпонент отмечен в таких мужских личных именах, как Алабай, Алатай, Алабәк и т.д. Слово кара, помимо древнетюркского языка, используется в эвенкском в значении «сивый, темносерый», в маньчжурском, монгольском, якутском, нанайском языках в значении «черный, темный». В татарском языке антропокомпонент кара отмечен в именах Карабай, Каракай, Каракай, а также в составе некоторых фамилий и антропокомонимах. Антропокомпонент сай-саин в монгольском языке помимо значения «красивый; хороший» употребляется и в значении «министр, сановник». Этот антропокомпонент зафиксирован в таких монгольских именах, как Сайхан, Сай, Сайшан.

Таким образом, на основе общей лексики, содержащейся в тюркских, монгольских, тунгусо-маньчжурских языках, в антропонимике выделили общеалтайский пласт мужских личных имен.

В третьем параграфе «Тюркско-татарские мужские личные имена» выделен пласт имен, которые «определяются по неустановленности признака заимствования»7 того или иного мужского имени. Доказано, что формирование этого пласта мужских личных имен связано с эпохами становления татарского языка. В диссертации рассмотрены древнетюркский пласт, старотатарский, новотатарские пласты мужских личных имен. В составе антропокомпонентов и антропоформантов современного татарского языка имеются исконно татарские слова, одинаково относящиеся ко всем тюркским языкам, потому часть татарских мужских личных имен является остатком общего фонда языка древнетюркского времени.

Исследование древнетюркского подпласта показало его неоднородость в мужских именах, составляющих общий компонент для татарского, казахского, башкирского, туркменского, узбекского, турецкого и для других тюркских языков. Древнетюркские мужские личные имена отличаются прозрачностью семантики их основ. Они чаще всего двусоставны и содержат компоненты, в которых отражены культ неба (Күктимер (др.-т.) күк «небо» + тимер «железо»), солнца (Көнтуды (др.-т.) көн в др.тюркском «солнце» + туды «родился»), луны (Айтуган (др.-т.) ай «месяц, луна» + туган «родился»), названия животных и птиц (Бүребарс (др.-т.) бүре «волк» + барс «тигр»). Данные имена характерны для казахского (Айтуган ай + туган «рожденный», Айтимер ай + тимер «железо»), турецкого (Гөкай gök «небо»+ау, Бирай bir «один» + ай), башкирского (Айкилде ай + килде «пришла») языков. Как известно из работ историков и языковедов (Л. Гумилев, Г. Давлетшин, М.З. Закиев и т.д.), в религиозных представлениях тюрков существенное место занимали культы природы. Первоначально возникшие из её одухотворения, затем олицетворения, они контаминировались с рядом других религиозных верований и представляли собой сложную картину. Связь мужских имен с культами природы, ввиду особого отношения тюркских народов к одухотворению неба, солнца, луны, а также различных явлений природы, возникла в древние эпохи и отмечается во всех живых тюркских языках.

Следует отметить, что антропокомпоненты и антропоформанты древнетюркского пласта мужской именной системы в рассмотренных нами тюркских языках (казахском, турецком, киргизском, башкирском, туркменском, узбекском, азербайджанском и т.д.) имеют ту же самую форму, что и в памятниках тысячелетней давности и мало подверглись изменениям.

Старотатарский пласт в татарской мужской именной системе представлен булгарскими, кыпчакскими, огузскими антропоформантами и антропокомпонентами.

Булгарский подпласт мужских личных имен представляет многочисленную группу в татарском именнике: Алып (алып «большой»), Балкыш («сияние»), Имән («дуб»); отглагольные мужские личные имена, выраженные именными и залоговыми формами глагола: Ирбулсын (ир «мужчина» + булсын «пусть будет»), Килбай (кил «приходи, явись» + бай «богач; богатый»), Уразбак (ураз «счастье» + бак «смотри») и т.д. В современном татарском языке, по сравнению с другими рассмотренными нами тюркскими языками, мужские личные имена, образованные от компонентов именных и залоговых форм глагола, мало употребительны. Сегодня их можно встретить лишь в антропотопонимах и фамилиях.

К кыпчакскому подпласту отнесены такие имена, как Агиш (ак «белый» + иш «напарник, друг»), Байиш (бай «богатый» + иш «напарник, друг»), Ардак («нежность; дорогой»), Иртуган («мальчик родился»), Кайчура (кай «сильный» + чура «юноша; работник») и т.д.

Огузский подпласт представлен следующими именами: Аслан «лев», Курд «волк», Куртай (курд «волк» + ай - ум.-ласк.), Курташ (курд «волк» + аш – ум.-ласк. аф.) и т.д., также отглагольными именами, выраженными неличными формами глагола: причастием прошедшего времени (–мыш/меш: Сатылмыш «проданный», Иртумыш ир «мужчина» + тумыш «родился»), (дык/-дек: Табылдык «найденный»), именем действия (-мак/-мәк: Бармак «идти», Тумак «родиться»). Анализ отглагольных мужских личных имен, образованных при помощи неличных форм глагола, позволил прийти к выводу, что они полностью субстантивировались. К этому подпласту следует отнести также мужские личные имена Хансывар, Янсывар, сохраненные ныне в комонимах деревни Янсывар Пестречинского района РТ, деревни Хансывар Муслюмовского района РТ. Считаем, что вышеуказанные мужские личные имена образованы от слова sevmek «любить», отмеченного в азербайджанском, турецком языках.

Новотатарский пласт мужских личных имен появляется в именнике в начале XX века, на основе благозвучных и положительных по семантике татарских слов: Ирек («свобода»), Илгизәр (ил «страна», гизәр «странствующий»), Айгиз (ай «месяц, луна», гиз «странствуй»), Ялкын («пламя»), Дулкын («волна»), Очкын («искра»), Ант («клятва»), Юлдаш («спутник»), Тырыш («старательный, прилежный, усердный»). Этот пласт пополнился также за счет новотатарских мужских личных имен, образованных при помощи причастия будущего времени и глагола будущего времени изъявительного наклонения: Туктар «остановится», Таймас «не отклонится (от намеченного пути)», Илтөзәр «страну будет строить», Алмас «не возьмет», Сөярбәк «любимый князь» и т.д. Появление в реестре новотатарского пласта имен явилось новшеством антропонимической системы татарского языка, и их дальнейшее функционирование заметно увеличило национальный фонд личных имен.

В четвертом параграфе «Заимствованные татарские мужские имена» выявляются этнокультурные взаимосвязи родственных и неродственных с татарами народов, идеологические и политические процессы, происходившие в истории, которые привели к фронтальному заимствованию и усвоению иноязычных мужских личных имен. Среди заимствований значительное место занимают личные имена арабского происхождения. В словаре Г.Ф. Саттарова8 они составляют 37% от общего числа татарских мужских личных имен. Выделены две группы арабских мужских личных имен. В первую группу входят мужские личные имена, в основе которых лежат понятия, которые связаны с мусульманской религией, они образованы при помощи следующих антропокомпонентов и антропоформантов: дин «вера; религия»: Бәдретдин «полная луна веры», Фәйзетдин «щедрость веры», Сираҗетдин «светоч веры»; иман «вера»: Иманулла «вера в Аллаха»; ислам «предание себя Аллаху»: Исламнур «луч ислама», Динислам «вера в ислам»; -улла/алла «Аллах; бог»: Фәйзулла «превосходство Аллаху», Сәйфулла «меч Аллаха», Садрулла «великодушие Аллаху», Рәхмәтулла «милость Аллаха»; габд-габде-габдел «раб»: Габделгазиз «раб Могущественного», Габделәхәт «раб Единого», Габделбакый «раб Вечного», Габделвәли «раб святого», Габдулла «раб Аллаха», Габделнәби «раб Аллаха» и т. Все 99 имен – эпитетов Аллаха являются мужскими: Азамат «величественный», Басыйр «всевидящий», Барый «творец, создатель», Вахит «единственный» и т.д. Также отдельно выделены имена, связанные с именем пророка Мухаммада и его сподвижников, родных, близких: Мөхәммәт «прославляемый», Мөхәммәтбаки «Мухаммад – вечный», Мөхәммәтнәби «Мухаммад –пророк», Нурмөхәммәт «луч Мухаммада» и т.п. Эпитеты, восхваляющие пророка Мухаммада, отнесены в группу имен религиозного содержания: Рәсүл «посланник», Нәби «пророк», Әмин «доверенный, уполномоченный», Хәбибулла «любимец Аллаха», Хәбибрахман «любимец Аллаха», Сафи «избранник, искренний друг». В этой группе также проанализированы имена, образованные от различных религиозных титулов, которые представляются специфической категорией мужских личных имен: имам «предстоятель в мечети»: Имаметдин «имам веры», Имамгол «раб имама»; шәех «старец; духовный глава»: Шәехзаман «духовный глава эпохи», Шәйхулла «старец; духовный глава Аллаха» и т.д.

Вторая группа арабских мужских имен отражает материальный и духовный мир человека. Понятия, связанные с материальным миром, ценностями, лежат в основе следующих мужских имен: Зиннәт «дорогая вещь», Вәкил «посол», Кандил «лампа», Сираҗ «свеча», Мисбах «лампа» и т.д. Имена, отражающие духовность человека, объединены в семантические гнезда «наука, знание», «счастье, радость», «богатство, достаток», «любимый, красивый», «уважаемый, известный». Антропонимическая система начала XXI века характеризуется появлением новоосмысленных мужских личных имен арабского происхождения. По материалам ЗАГСов нами были зафиксированы имена, употребляющиеся в единичных случаях, такие как Гайбәт «сплетня», Ихтыяр «воля», Гамәл «дело, действие; средство», Тарих «история» и т.д.

Таким образом, рассматривая тенденции развития по материалам ЗАГСов, отмечаем, что проникновение мужских личных имен арабского происхождения продолжается и в начале XXI века. Пополнение антропонимикона мужскими именами идет за счет онимизации апеллятивов арабского происхождения.

В исследовании доказывается проникновение персидского пласта мужских личных имен в татарский язык не только через арабский язык, но и через восточную литературу. Выявлено множество персидских мужских личных имен, соотносимых с понятиями красоты, мужественности, величия силы, власти: Пәрвиз «победоносный», Рушан-Раушан-Равшан «светлый, блестящий», Фәрхад «понятливый», Фирүз «лучезарный», Җиһангир «завоеватель вселенной».

Русский пласт мужских личных имен возник не по христианскому календарю, а в ходе непосредственной коммуникации, в ходе обмена русского и татарского народов своими духовными культурами. Путем онимизации апеллятивов были образованы имена Идея, Искра, Май, Гений. В татарском антропонимиконе много имен-аббревиатур. В 1930-1939 годах в городе Казани зафиксировано употребление мужских личных имен Вил «Владимир Ильич Ленин», Ким «Коммунистический интернационал молодежи», Ремир «революция мировая», Ревмир «революционный мир», Ленар «ленинская армия» и т.д.

Западноевропейский пласт представлен именами, заимствованными из романо-германских языков. Заимствованы четыре группы мужских личных имен: английские (Альфред, Эмиль, Эдуард, Эдвард), французские (Марат, Марсель, Альянс, Ркаиль), немецкие (Арнольд, Фердинанд, Эдуард, Маркс, Энгельс, Фридрих, Маузер), итальянские (Рафаэль, Фидель).

Исследования в области мужских личных имен позволяют заключить, что заимствованные имена составляют бóльшую часть общего числа имен в антропонимиконе. Из 7188 татарских мужских личных имен, приведенных в толковом словаре татарских личных имен, составленном Г.Ф. Саттаровым, 2637 арабского, 554 персидского происхождения. 1807 тюрко-татарского происхождения, что составляет 25% общего числа татарских мужских личных имен. Заимствованный пласт 58%.

В пятом параграфе анализируются имена-гибриды (составляют 17% мужских личных имен из их общего числа), состоящие из смешанных компонентов. В диссертации выделено три вида гибридных соединений:

1. Тюрко-татарский компонент с восточным (арабским или персидским) компонентом: Миңлегаян, Уразмөхәммәт, Котлызаман и т.д.

2. Арабский компонент с персидским компонентом: Газизҗан, Гыйлемшаһ, Шаһибәк, Галимҗан и т.д.

3. Монгологибридные соединения: Сайман, Сайдар, Сафасай и т.д.

Все перечисленные компоненты могут быть взаимообратными.

Приведенные выше модели гибридных соединений в мужских личных именах свидетельствуют о том, что заимствованные компоненты живо и быстро аккумулируются, увеличивая национальный фонд личных имен. К тому же заимствованные компоненты адаптируются, подчиняясь моделям образования татарской именной системы, и приобретают одинаковый антропонимический статус наряду с исконными мужскими личными именами.

В последние десятилетия, как показывают данные ЗАГСов, появилось множество искусственно созданных имен (Рунал, Рунат, Рамин, Рияз), негативно отражающихся на сохранении национальной именной системы. Появляются “неудачные имена”, коверкаются традиционные семантически прозрачные мужские личные имена. Родители в последнюю очередь руководствуются этимологическим значением, не осознавая, что в будущем их выбор приведет к утрате именем какого-либо смысла.

Таким образом, татарские мужские личные имена – это результат многовекового опыта номинации, связанного прежде всего с экстралингвистическими факторами, такими как различные этнокультурные процессы, имевшие место в истории нашего народа.

Во второй главе «Мотивы имянаречения татарских мужских личных имен» в параграфе «История изучения лексико-семантических видов классификаций личных имен в антропонимике» анализируются лексико-семантические классификации, представленные ономатологами, и отмечается, что существует ряд спорных вопросов, в решении которых нет единого мнения. Выявлены различные виды лексико-семантических классификаций ученых-антропонимистов (Л.Рашони, В.А. Никонов, О.Т. Молчанова, Ш.Жапаров, З.Р. Жаненова, Г.Ф. Саттаров, А.Эрол, В.У. Махпиров, Э.Бегматов, А.Шайхуллов, К. Ниетбайтеги и.т.д.).

Во втором параграфе «Дескриптивные (имена–описания) татарские мужские личные имена» даются особенности дескриптивных татарских мужских имен, и делается попытка анализа антропооснов, отражающих чувства родителей, порядок рождения ребенка в семье, характеризующих физические признаки новорожденного, условия и обстоятельства, время его рождения. Дескриптивные мужские личные имена встречаются у всех народов. В современном обществе они сохранились в силу традиции, поэтому и мотивы их присвоения значительно изменились. Отмеченные нами мотивы выбора дескриптивных имен опирались на физические, психологические, бытовые данные человека, которым соответствовало апеллятивное значение выбираемого имени. Указанные мотивы проявлялись на определенной стадии общественного развития и продолжались в течение нескольких поколений. В татарской антропонимике к настоящему времени этот процесс завершился. Дескриптивные татарские мужские личные имена, характеризующие физические особенности человека, образованы от цветообразующих антропокомпонентов кара «черный», ак «белый», сары «желтый», ал «розовый», бүз «пепельный, беловато-серый», күк «голубой» и от антропоформанта миң “родинка, родимое пятно”. Также к дескриптивным отнесены мужские личные имена, указывающие на время (день, месяц, неделя, время суток и т.), место рождения ребенка: Җомагол (а.-т.) җомга «пятница»+гол «раб», Рамазан (а.) «название месяца; родившийся в месяце рамазан», Сәфәр (а.) «родившийся во втором месяце по мусульманскому календарю», Корбан (а.) «родившийся в празднике жертвоприношения», Нәүрүз (п.) «праздник весны, равноденствия», Гает (а.) «родившийся в день окончания великого поста»; мужские личные имена, отражающие различные чувства родителей: Айшат (т.-п.) ай «месяц, луна»+шат «рад», Ләззәт (а.) «наслаждение», Газизҗан (а.-п.) газиз «дорогой»+җан «душа»; мужские личные имена, отражающие различные события, происходившие во время рождения мальчика: Байкилде (др.-т.) «пришел богач», Ханкилде (т.) «пришел хан», Аяз (др.-т.) «ясный, безоблачный», Давыл (а.) «буря» и т.д.; имена, отражающие количество детей в семье: Тәүкилде (др.-т.) «только что появившийся на свет», Балабаш (др.-т.) «первый ребенок» и т.д. Многие из дескриптивных имен на современном этапе развития антропонимики являются архионимами.

В третьем параграфе «Дезидеративные (имена–пожелания) татарские мужские личные имена» анализируются дезидеративы (имена–пожелания), отличающиеся исключительным многообразием подгрупп, свидетельствуя о безграничном творчестве при имянаречении. Это имена, в основе которых лежат различного рода пожелания только что родившемуся ребенку. Отличительной чертой татарских мужских личных имен является множество имен-дезидеративов, в основе которых лежат пожелания храбрости, богатства, власти. Выявлено, что именно эти подгруппы определяют особенность мужского именника. Имена – пожелания богатства, власти составляют самую многочисленную подгруппу. Пожелания богатства абстрактного значения отражены в антропокомпонентах – бай «богатый», дәүләт «государство», пожелания конкретного значения характеризованы в антропокомпонентах – тай «жеребенок», буга «бык», мал «скот» и т.д. Это объясняется определением богатства у древних тюрков через количество скота, имущества, что заметно отражено в мужском именнике.

Характерные для татарского мужского именника имена – пожелания власти, чина, статуса в обществе в основном образованы от антропокомпонентов и антропоформантов, обозначающих различные сословные титулы (религиозные, из правительственной иерархии, служилых, военнослужащих и т.д.), профессии, ремёсла. Эти антропокомпоненты в древности выполняли функцию конкретизации, составляя этим дополнительную номинативную категорию9, но в течение определенного времени получили статус полисоставного мужского имени. Эта подгруппа имен отмечена в казахской, турецкой, киргизской, башкирской антропонимике.
  1   2   3

Похожие:

Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconИсторико-лингвистический анализ топонимов бассейна реки уй притока иртыша 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) 10. 02. 01 Русский язык
Защита диссертации состоится «11» апреля 2009 г в 14. 30 часов на заседании объединенного диссертационного совета дм 212. 316. 01...
Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconИсторико-лингвистическое исследование антропонимии татар нижнего течения р. Тура II половины ХХ в. /на материале Тюменского района Тюменской области/ 10. 02. 02 языки народов Российской Федерации (татарский язык)
Татарстан Защита состоится «5» ноября 2007 г в «14. 00» часов на заседании регионального диссертационного Совета № км 212. 316. 01....
Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconЭтнолингвистические исследования татарских говоров региона юго-восточного закамья татарстана 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык)
...
Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconТатарская антропонимия в лингвокультурологическом аспекте 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык)

Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconЯзыковые особенности произведений мусы джаруллаха бигиева 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык)

Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconДиалектный синтаксис татарского языка (простое предложение) 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык)

Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconТюменский говор в системе диалектов сибирских татар: фонетико-морфологическая характеристика 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык)

Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconКонцепт «труд» в татарском и немецком языках (на материале пословиц и поговорок) 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) 10. 02. 20 Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconЛексика нефтяной промышленности в современном татарском языке 10. 02. 02 языки народов Российской Федерации (татарский язык)
...
Историко-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык) iconАлеутский язык в российской федерации (структура, функционирование, контактные явления)
Специальность 10. 02. 02 – языки народов Российской Федерации (палеоазиатские языки)
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org