7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований



Скачать 214.35 Kb.
Дата03.07.2014
Размер214.35 Kb.
ТипДокументы




7.4. ХАКАССКИЙ ЭТНОС В УСЛОВИЯХ ПОЛИТИЧЕСКИХ И

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ
В настоящее время численность населения Хакасии составляет 540,8 тыс. человек, в том числе городское - 384 тыс. (71%), сельское – 156,8 тыс. человек (29%). В составе региона 8 административных районов, 5 городов, 12 поселков городского типа, 254 сельских населенных пункта.

Численность хакасов в Хакасии по результатам переписи 2002 г. составила 65,5 тыс. человек, или 12% от общей численности населения Республики. По сравнению с переписью 1989 г. она выросла на 104,1%. [Основные итоги. 2005. С. 39.] Большинство хакасов проживает в сельской местности: 61,7% от их общей численности и 25,3% всего населения Хакасии. Из них в городе проживают 38,3% , что в процентном соотношении ко всему населению республики составляет 6,5%.

За годы Советской власти численность хакасов возросла с 45870 человек (1926 г.) до 81428 человек (1989 г. по СССР). Однако при общем увеличении хакасского населения происходит процесс уменьшения их удельного веса на своей этнической территории за счет большого притока трудовых ресурсов со стороны в связи с промышленным освоением республики. Так, если в 1910 г. в хакасских ведомствах коренные жители составляли 98%, то в 1989 г. в Хакасии они стали занимать только 12%. Вместе с тем процессы эмиграции возросли. Согласно данным Всесоюзной переписи 1989 г., из 81 тыс. хакасов более 18 тыс., т.е. 22% находились за пределами своей республики. Этот тревожный фактор свидетельствует о нелегком положении хакасов (в основном специалистов) у себя на Родине.

Небольшие группы хакасов проживают за пределами республики, на территории сопредельных с нею Ужурского и Шарыповского районов Красноярского края и в соседней Туве. В Красноярском крае, по итогам всероссийской переписи населения 2002 г., численность хакасов составляет 4489 человек, в Туве – 1219. Всего на территории Российской Федерации на сегодняшний день проживают 75622 представителя хакасского этноса, что свидетельствует об уменьшении общей численности хакасов в период между переписями 1989 и 2002 гг. на 2878 человек (по переписи 1989 г. – 78500). [Основные итоги. 2005. С. 275, 333.]

300 лет хакасы живут в контактной зоне с русским населением. Уже в Х1Х веке отмечались межэтнические браки, в результате которых среди хакасов появились роды «хазах» (т.е. русский) и даже целые селения «сала хазах» (т.е. метисы). Этническая ассимиляция воспринимается старшим поколением довольно болезненно. Нередко приходится слышать от старших высказывания, завещанное легендарным Ханза-бегом: «Если дружишь с русским, то не теряй рассудка и держи свои мысли при себе» или «хан алыстырбасха кирек» - нельзя смешивать кровь, т.к. это ведет к вырождению. Среди молодежи, наоборот, бытует мнение, что метисы рождаются более красивыми по своей внешности. В последнее время процесс межнациональных браков усилился. В 1976-1979 гг.
из трех основных этнических групп менее всего браков с другими национальностями заключили сагайцы (15-18%), а более всего их наблюдалось у северных кызыльцев (30-31,5%). Хакасская семья по своему составу и количеству не отличается от таковой же русской. Происходит нивелирование национальных особенностей.

За годы Советской власти процесс консолидации хакасского народа можно считать завершившимся. Некоторую замкнутость по сравнению с другими этническими группами сохранили кызыльцы, живущие в долине р. Черный Июс и на территории Шарыповского района Красноярского края. Это связано с их периферийной отдаленностью, отсутствием в их регионе хакасских школ, бывшей до 1922 г. административной принадлежностью к Ачинскому уезду и диалектными особенностями. Надо отметить, что сейчас главным критерием, служащим для определения принадлежности к этническим группам у хакасов, служат их диалектные различия.

В верховьях р. Таштып и по р. Матур проживают хакасы, говорящие на шорском диалекте. Они до 1917 г. официально относились к ведению Кузнецкого уезда. Несмотря на культурные и экономические связи с сагайцами долины р. Таштып, до сих пор еще играет роль их языковая и генетическая близость с таежными жителями Кемеровской области. Среди них встречается значительное число браков, заключенных с шорцами. На территории Хакасии (в основном в д. Балыкса и Шора) проживают 1200 (0,2% всего населения) шорцев. Переселившиеся в хакасский регион, они, как правило, во втором поколении осознают себя хакасами. Этому способствует не только близость языка, культуры и внешности, но и общее самоназвание «тадар».

За последние сто лет хакасский этнос увеличился на 153 %. За этот же период рост численности алтайцев составил 150%, а тувинцев – 470%. Удельный вес хакасов в структуре населения Хакасии за ХХ в. снизился с 98% (1910 г.) до 12% (2002 г.), чему способствовали разновременные и различные по интенсивности потоки пришлого, в основном русского населения. [Атлас. 1998. С. 31.] В первые десятилетия советской власти, когда в России развернулись процессы индустриализации и началось промышленное освоение Хакасии, увеличение населения происходило за счет трудовой миграции. Потоки русских переселенцев продолжились во время эвакуации населения СССР в годы Великой Отечественной Войны и в период освоения целины в 1950 – х гг. В 1960 – 1970 гг. Хакасия становится местом ссылки тунеядцев и заключенных. [Остапенко. 2005. С. 48.]

В 1960-70 гг. Хакасия стала местом ссылки тунеядцев, "химиков" и других уголовных элементов, изменивших качественно состав мигрантов. Согласно мнению Л.П. Потапова, "малочисленные хакасы не были в состоянии обеспечить быстрое развитие мощной индустриальной промышленности, имеющей всесоюзное, общегосударственное значение, для создания которой там имеются благоприятные условия". В результате они "утонули" в нахлынувшей массе, которая растеклась не только по городам, по и по сельским местностям. Русское большинство (79,5% всего населения) не владеет хакасским языком и, как правило, полностью игнорирует интересы коренных жителей. Можно сказать, что социальный статус русского в Хакасии выше, чем хакаса, который порой чувствует себя человеком второго сорта. Быть хакасом в Хакасии стало нелегко.

Современное состояние хакасского этноса характеризуется наличием ряда социально-демографических и социально-экономических проблем, заметно обострившихся в период российских реформ 1990-х гг. Особое беспокойство вызывают популяционные процессы, проблемы сохранения физического и психического здоровья хакасов. С 1990-х наблюдается сокращение продолжительности жизни, понижение рождаемости, высокая смертность среди хакасского населения (в том числе вследствие участившихся несчастных случаев, алкогольных и наркотических отравлений, суицида), рост числа социально детерминированных заболеваний (вирусный гепатит, туберкулез и др.).

В 1990 г. Институтом комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний Сибирского отделения Академии медицинских наук СССР (г. Новокузнецк) было проведено обследование 9 хакасских сел Аскизского района, которое привело к выводам о том, что нарушения в традиционном образе жизни ухудшают физическое здоровье хакасского населения, сказываются на генетических процессах: средняя продолжительность жизни у хакасов меньше, чем в среднем у жителей Хакасии (соответственно, 64 и 69 лет), а смертность выше; отмечается более высокий процент заболеваемости хакасов сердечно-сосудистыми, онкологическими заболеваниями, туберкулезом. Отчетный доклад министра здравоохранения Республики Хакасия за 2001 г. отразил усиление обозначенных тенденций. [Анжиганова Л.В., Анжиганова Е.В. 2003. С. 16 – 17.]

Если в 1990 г. естественный прирост хакасов составил 867 человек, то в 1993 – 1994 гг. начался процесс убыли коренного населения. Продолжается процесс старения хакасского населения, растет доля лиц старше 60 лет. В 1992 г. в селах Аскизского района родилось у хакасов детей меньше, чем в 1986 г. на 42,4%, в Таштыпском – на 40%, в г. Абакане на 23% и т.д. [Кривоногов. 1994. 7 июня. С. 2.] В 1995 г. ситуация несколько улучшилась: прирост хакасского населения республики составил + 0,06. Положительная динамика сохранилась в последующие годы. В 1996 г. на тысячу хакасов родилось 162, умерло – 118 человек, в 1997 г. соответственно 175 и 122 человека.

В связи со сложной демографической ситуацией определенное беспокойство вызывает характер современных миграционных процессов. Уже в конце 1980-х гг. «каждый пятый хакас проживал за пределами своей исторической родины – Хакасии». В числе хакасов, проживающих за пределами Хакасии, оказываются люди, «добившиеся заметных успехов по избранной специальности, производственной и служебной деятельности, среди которых адмиралы, полковники, доктора наук, известные инженеры, геологи, юристы». [Карачаков. 2001. С. 145 – 146.] В сравнении с другими тюркскими народами Южной Сибири – алтайцами и тувинцами, хакасы имеют наивысший удельный вес лиц, проживающих за пределами своей республики. В настоящее время, по данным всероссийской переписи населения 2002 г., за пределами Хакасии проживает 13,5% от общей численности хакасов в РФ, одна седьмая часть хакасского населения. Тем не менее, отток из республики хакасской молодежи, получившей высшее образование в Хакасии или за ее пределами, не сумевшей трудоустроиться в республике или не пожелавшей вернуться в Хакасию, продолжается. Это, по мнению хакасских ученых, является одной из причин ускорения ассимиляционных процессов, утраты хакасами родного языка и обостряет проблему формирования кадров этнической интеллигенции. В постсоветский период значительно увеличился приток мигрантов из стран СНГ (в основном из Кыргызстана и Таджикистана, приехавших на постоянное место жительства или временных иммигрантов), что усиливает демографические диспропорции в этнической структуре населения республики не в пользу хакасского этноса.

Негативно воздействуют на состояние хакасского этнического сообщества внутренние миграции, обусловленные процессами урбанизации. Численность хакасов-горожан к 2002 году в сравнении с результатами переписи 1989 г. увеличилась на 12%. [Основные итоги. 2005. С. 40].

В период российских реформ 1990-х гг. произошло значительное снижение уровня жизни большинства хакасов, что в немалой степени было обусловлено направленностью трудовой деятельности хакасского населения, его социально-профессиональным составом. Хакасы, в силу особенностей расселения, отличаются более высоким уровнем занятости в сельскохозяйственном производстве и меньше – в промышленности, которая базируется в основном, в городах. По материалам переписи 1989 г. доля работников, занятых в сельском хозяйстве, среди хакасов составляла 35%, в промышленности – 16% (среди русских, соответственно 12% и 32%).

В советский период, в отличие от представителей доминирующего численно русского населения, которые по большей части работали на крупных предприятиях тяжелой индустрии, в том числе ВПК, хакасы чаще трудились на мелких фабриках и заводах, в основном в легкой и пищевой промышленности, в небольших строительных организациях; сравнительно небольшой была их доля среди работников торговли и сферы обслуживания. Хакасы составляли и составляют явное меньшинство в местных органах власти и сфере управления.

И в то же время особенностью трудовой специализации хакасов являлось сравнительно широкое их представительство в сфере образования, здравоохранения, науки, культуры, искусства. Согласно переписи 1989 г., каждый пятый горожанин-хакас трудился в учреждениях и организациях одной из этих сфер. По итогам переписи населения 1989 г. хакасы в городах опережали русских по доле лиц с высшим и неоконченным высшим образованием (соответственно 18,2% и 13%). За период между двумя переписями населения России (1989 г. и 2002 г.) это соотношение практически не изменилось, удельный же вес городского хакасского и русского населения, имеющего неоконченное высшее и высшее образование вырос и составил, соответственно, 22%, и 17%. В целом, представители хакасского этноса по доле лиц с неоконченным высшим, высшим и послевузовским образованием не уступают русским: у хакасов она составила 15,2%, у русских 15,3%. Этот показатель является средним среди этносов, являющихся «титульными» в республиках сибирского региона. Так, хакасы опережают по числу лиц, имеющих неоконченное высшее, высшее и послевузовское образование, тувинцев (11,7%) и алтайцев (14,0%), но уступают якутам (19,6%) и бурятам (29,1%). Доступность образования и работы для хакасской молодежи воспринимается как одно из основных условий обеспечения устойчивости этносоциального развития титульного этноса. Вместе с тем, увеличение в советский период доли лиц, получивших образование, тесным образом связывается усилением ассимиляционных процессов (увеличением межэтнических браков), отказом от использования хакасского языка и утратой национальных традиций.

Специфика отраслевой специализации хакасов (большая доля сельскохозяйственного населения и т.н. непроизводственной интеллигенции), сохраняющаяся и сегодня, обусловила в целом более низкий, по сравнению с русскими, уровень социальной адаптации к новым рыночным условиям, что заметно сказалось на уровне занятости и материального достатка хакасского населения, а также его социальных ожиданиях и настроении.

Республика Хакасия является полиэтничным субъектом Российской Федерации. По данным Всероссийской переписи 2002 г., на ее территории проживают около 100 представителей разных народов, наиболее крупными из которых являются русские (80,3%), хакасы (12%), немцы (1,7%), украинцы (1,5%), татары (0,7%), чуваши (0,5%). [Основные итоги. 2005. С. 39.]

Универсальной технологией утверждения этнической идентичности является противопоставление этнического «мы» чуждому и, как правило, негативному «они». В настоящее время это противопоставление нашло выражение в негативной оценке некоторыми представителями этнической интеллигенции присоединения в 1727 г. земель Хонгорая к России (трактуемого как захват русским государством территории Хакасско-Минусинского края, на территории которого проживала хакасская общность). В 1997 г., в ходе празднования 290-летия присоединения Хакасии к России, В.И. Ивандаев, являющийся в то время председателем Чон Чöбi, отметил, что «290-летие присоединения Хакасии к России не является праздником для нашего народа, <...> Торжественное празднование этой даты – это акт неуважения наших предков». [Ултургашев. 1998. С. 57.] Несколько ранее, в начале 1990-х гг. в «Обращении к хакасскому народу, национальным организациям и движениям, тюркскому миру, народам всех стран» В.И. Ивандаев отметил, что государство Хонгорай «на протяжении XVII – XVIII вв. оказывало сопротивление Российской империи <…>, и не подписывало никаких соглашений или договоров о своем добровольном вхождении или присоединении к Российской империи». [ОДНИ ГАРХ] Как верно отмечает новосибирский исследователь Е.В. Самушкина, в 1990-е гг. в социально-политической публицистике Хакасии активистами Чон Чöбi активно формируется образ народа – жертвы; «говорится о том, что в результате почти трех веков пребывания в составе Российской империи и коммунистического тоталитарного государства у представителей коренного этноса – хакасов, оказавшихся в положении национального меньшинства, произошел психологический надлом, появилось чувство бессилия и безысходности». [Самушкина. 2005. С. 102.] Однако результаты опроса молодого поколения, проведенного Е.В. Самушкиной в 2000 г. в Хакасской республиканской национальной гимназии им. Н.Ф. Катанова и в Институте Саяно-Алтайской тюркологии Хакасского государственного университета, показывают, что наибольшей популярностью у респондентов пользуются тезисы, отражающие рациональные ценности индустриального общества, нацеленные на формирование психологии активных граждан, что несовместимо с упадническими настроениями.

В июле 2007 года Хакасия отпраздновала 300-летие вхождения в состав Российского государства и 16-летие Республики. Вновь в средствах массовой информации и периодической печати были подняты дискуссионные вопросы о времени присоединения Хакасии к России, о его характере, а также об итогах пребывания Хакасии в составе Российского государства, в том числе и в статусе республики. Оценки оказались неоднозначными. Вновь поднимается тема насильственного присоединения Хакасии к России, проблема дискриминации хакасского населения по национальному признаку и т.д.

Тем не менее, значительная часть этнической научной и политической элиты Хакасии способствует созданию благоприятного климата межэтнического взаимодействия, формированию более объективной оценки периода пребывания хакасской этнической общности в рамках российского государства, отмечая не только негативные последствия, но и преимущества данного союза на различных этапах его существования.

Среди негативных изменений в жизни хакасского этноса в советский период называются: потери физического и интеллектуального потенциала хакасов (в результате политических репрессий 1930-х гг.), утрата позиций этнической культуры хакасов, сужение сферы использования хакасского языка, превращение хакасов в «этническое меньшинство» на своей исторической родине, начавшиеся процессы ассимиляция и т.д. [Ултургашев. 2001. С. 111.]

Хакасия определяется как регион со средней тревожностью ситуации. Поскольку коренное население составляет относительное меньшинство в республике, характер межнациональных отношений приобрел здесь скрытую форму напряженности. Это подтверждают данные социологических исследований как середины 1990-х, так и начала 2000-х годов. По результатам исследований, проведенных в 2003 г., 43% хакасов оценили межнациональные отношения как нормальные, но временами ухудшающиеся. 11% хакасов допустили возможное ухудшение отношений в будущем, среди русских подобный прогноз сделали 4%. В целом, доля респондентов (как хакасов, так и русских), указавших на ухудшение межэтнических отношений в ходе этносоциологического опроса 2003 г. была невысокой – 8 – 9%.

Немаловажным фактором, оказывающим непосредственное влияние на этнополитическую ситуацию в республике, являются миграционные процессы. В результате распада СССР в Хакасию хлынул поток переселенцев и беженцев из бывших союзных республик, что грозило сокращением доли титульного этноса в составе населения республики. Такая тенденция демографического развития вызвала озабоченность как со стороны лидеров хакасского общественно-политического движения, так и хакасского населения в целом. Результаты социологического опроса 2003 г. свидетельствуют о резко негативном и болезненном восприятии хакасским населением прибывающих в республику мигрантов. На вопрос «Как Вы относитесь к увеличению в Хакасии числа мигрантов из других регионов?» 70,1 % опрошенных хакасов ответили «безусловно отрицательно» и «скорее отрицательно», такие же позиции выбрали 56,7 % русских. [Алексеев. 2005. С. 251.]

Неоднозначные и непредсказуемые межнациональные отношения население также связывает со снижением уровня жизни, безработицей в сельской местности, уменьшением числа лиц коренной национальности в управлении народным хозяйством республики. Случаи этнической дискриминации в 1994 г. отметили 66% хакасов (указавшие на недостаточное представительство хакасов в республиканском Верховном Совете, невнимание властей к нуждам коренного народа, принятие законов, ухудшающих жизнь коренных народов, невнимательное отношение властей к развитию культуры коренного народа), в 2003 г. – свыше 40%.

Как показывают результаты социологических опросов, хакасское население чувствует недостаточное внимание к проблемам своего этноса со стороны власти; испытывает ущемление своих прав, интересов и возможностей в различных сферах жизни, в том числе и трудовой. [Алексеев. 2005. С. 250.] При этом считающих, что «любые средства хороши для защиты интересов своего народа» среди хакасов насчитывается 34% (23% с «активной» формой этнического самосознания и 11% с «пассивной»); среди русских 26% (соответственно, 15% и 11%). Среди сторонников данной позиции самой многочисленной была группа хакасов наиболее старшей возрастной категории (55 %), среди молодежи их несколько меньше – 44% (2003 г.). Исследователи отмечают более высокую степень общественно-политической активности хакасского населения по сравнению с русским. Стремление защитить свои права и реализовать свои интересы выражается в участии хакасов в различных общественных движениях: в политических –12% (русские – 7%), в патриотических, соответственно – 3% и 0%, в религиозных – 3% и 1%, национально-культурных – 18% и 0%. Не участвуют ни в каких движениях 32% хакасов и 45% русских (на примере г. Абакан). [Алексеев. Остапенко. 2005. С. 265.]

Все же, решение своих социально-экономических и этнокультурных проблем хакасское население в большей степени связывает с политикой республиканской власти. А поскольку эта политика ориентирована на все население республики и нацелена на создание общности республиканских интересов, интеграции полиэтнического общества Хакасии, политического и культурного равноправия, хакасами она воспринимается как невнимание к их этническим интересам. [Субботина. 2005. С. 226.]

Одной из самых актуальных в современной Хакасии остается проблема увеличения представительства хакасов в государственных органах власти и местного самоуправления. Свыше 60% опрошенных в 2003 г. хакасов назвали наиболее важным условием успешного развития хакасского народа необходимость увеличения представительства хакасского этноса во властных структурах, и лишь 35% хакасов заявили, что национальность людей в органах власти не имеет особого значения. Вхождение во власть для хакасов является не только признаком повышения статусной роли этноса, но и надеждой на расширение возможностей культурного и экономического развития народа.

Только в результате выборов депутатов республиканского парламента, состоявшихся в 2004 г., произошли изменения в представительстве титульной национальности – доля хакасов заметно возросла и достигла 11 человек. В пореформенные годы у хакасов, в отличие от титульных национальностей многих других республик России, наблюдалось заметное сокращение численности их представительства во властных структурах. В Верховном Совете республики максимальное число хакасов – 13 человек – было в начале 1990-х годов в составе первого созыва, а во втором и третьем созывах соответственно – 8 и 3. Состав Президиума Верховного Совета, утвержденного в январе 2005 г. характеризуется в сравнении с предыдущим как более сбалансированный – 3 из 12 членов Президиума являются представителями титульного этноса, в том числе и председатель Верховного Совета.

В условиях полиэтнического сообщества для хакасов весьма значимой остается их принадлежность к «своей» республике и «своей» национальности. В ходе социологического опроса 1996 г. абсолютное число респондентов среди самых радостных судьбоносных событий в истории хакасского народа назвали возрождение государственности – создание в 1991 г. Республики Хакасия. Результаты социологических исследований 1999 г. показали, что для большинства респондентов имеет особую значимость сохранение их национальной государственности в нынешнем виде; замена национально-территориального устройства России административно-территориальным является для них неприемлемой. [Логачева. 2001. С. 12.] Этот факт представляется весьма важным, если иметь в виду, что в Хакасии, в отличие от многих других российских республик, не произошел «переход власти» к представителям титульного этноса.

По результатам социологического опроса, проводившегося в связи с 10-летием со дня образования республики (2002 г.) на вопрос «принесло ли изменение статуса Хакасии ожидаемые положительные результаты?» почти половина представителей титульного этноса (44%) дали утвердительный ответ. В числе позитивных результатов, имевших место после обретения республиканского статуса Хакасией, примерно четвертая часть хакасов назвала возрождение национальных традиций, культуры. Особенно важно, что почти четверть хакасов (23%) отметила, что с провозглашением республики продолжился процесс консолидации хакасского народа. Проблема консолидации вообще, и политической в частности, является одной из значимых в жизни хакасского этноса.

Результаты социологических исследований дают основания полагать, что жители республики в своем большинстве заинтересованы в оптимизации межэтнических отношений, принятии властными структурами, СМИ и общественностью необходимых мер по недопущению конфликтов на этнической почве. В целом, ситуация в сфере межэтнических отношений в республике характеризуется стабильностью и динамика оценок их состояния носит положительный характер.

Хакасской интеллигенцией ставятся такие задачи, как создание единого политико-правового пространства и интеграции всех этнонациональных общностей в единую политическую нацию – гетерогенную по своему составу, но единую по принадлежности к государству. Политические силы республики должны якобы согласовывать политические приоритеты своих действий, работать с упором на общенациональные интересы, во имя общего дома – Республики Хакасия; поднимается вопрос об отказе от использования национальной карты в политической борьбе. При этом отмечается необходимость сохранения самобытности региональной жизни, опоры на культуру, историческую память и традиции этнонациональных общностей республики, в частности титульного этноса, которые должны стать мощным стимулом и жизнеориентирующим фактором.

Таким образом, важнейшими факторами, определяющими самочувствие титульного этноса, а значит и состояние межэтнических отношений в республике, являются миграционные процессы, степень согласия и взаимного доверия русского и хакасского населения, политика Правительства Республики Хакасия в сфере межэтнических отношений, а также позиция хакасской этнической элиты. В силу малого удельного веса хакасского этноса характер межнациональных отношений в республике приобрел скрытую форму напряженности, однако, в целом, ситуация в сфере межэтнических отношений в республике остается стабильной, а динамика оценок их состояния носит положительный характер. В условиях поликультурного сообщества особую важность для хакасов имеет сохранение национальной государственности, выдвигаются идеи консолидации хакасского этноса как политической нации, а также консолидации всего полиэтничного населения Хакасии в единую национальную (гражданскую) общность. Большинство населения республики считают себя в равной мере представителями и Республики Хакасия, и Российской Федерации в целом; замена национально-территориального устройства РФ территориально-административным считается неприемлемой. Идея Республики как «собственного государства», «Малой Родины», является неотъемлемой частью общественно-политического сознания Хакасии, основой самоидентификации как хакасского этноса, так и значительной части представителей других народов, проживающих в республике, что свидетельствует о становлении регионального самосознания жителей Хакасии в целом. Предложение об упразднении республики как национального субъекта федерации и создании НКА не нашло поддержки хакасской общественности.

Особое значение в формировании групповой идентичности хакасов имеет наличие собственной государственности (для придания «этнического» содержания которой общественно-политическим движением хакасов в период 1990-х – начала 2000-х гг. прилагались огромные усилия), а также система государственной символики, включая герб и флаг.

Становлению групповой идентичности способствует и осознание общей принадлежности к общетюркскому языковому пространству. Осуществляется поиск единых исторических корней и родственных связей с тюркоязычными народами Сибири, Средней Азии, Турции и Китая. Проявляется стремление к объединению с тюркскими народами России в решении стоящих перед хакасским сообществом проблем, стремление интегрироваться в Тюркском мире. Общетюркский компонент обнаруживается и на религиозном уровне.

Объединяющим фактором, символом групповой идентичности выступает хакасская этническая история. Этнической интеллигенцией ведется поиск исторических корней хакасского народа, изучение политических традиций хакасского этноса и истории этнической государственности.

Воспроизводству групповой идентичности хакасов в высшей степени способствует живая практика родного языка, с сохранением, развитием которого связывается будущее хакасского народа. Проблема расширения сферы его функционирования является предметом активного обсуждения в научном и общественно-политическом дискурсе современной Хакасии.

Важнейшим признаком групповой идентичности хакасов является традиционные религиозные верования. Основой возрождения духовной культуры и восстановления ценностей традиционного мировоззрения хакасов становится бурханизм. Сходную роль играют историко-культурный ландшафт, с которым связывается возрождение духовной культуры хакасского народа, а борьба за его сохранение рассматривается как борьба за историческое будущее хакасов, также традиционная культура в целом.

Опыт формирования государственной и этнической идентичности хакасов, безусловно, является уникальным, в то же время он демонстрирует существенные сходства с процессами формирования этнического самосознания и групповой идентичности у других тюркоязычных народов Южной Сибири. Представители национальной общественности считают, что многие насущные проблемы хакасского населения могут быть разрешены при учете исторического опыта традиционных форм хозяйствования, осуществления специальных программ занятости в селах, компактно населенных хакасами, формирования слоя хакасских предпринимателей и бизнесменов. Особо подчеркивается необходимость увеличения представительства хакасов в органах власти и местного самоуправления, обеспечения доступности образования и работы для хакасской молодежи, принятия мер по возвращению хакасов, живущих за пределами республики и даже России.

Сложность решения демографических, социально-экономических, политических проблем, а также проблем сохранения самобытности этнической культуры хакасского народа, в немалой степени обусловлена преобладанием в общественно-политической и культурной жизни республики иноэтничного окружения. Среди многих причин, определяющих состояние межэтнических отношений в республике немалую роль играют миграционные процессы, степень согласия и взаимного доверия русского и хакасского населения, политика Правительства Республики Хакасия в сфере межэтнических отношений, а также позиция хакасской этнической элиты.

Хакасия, в целом, характеризуется как регион со «средней тревожностью» ситуации; межнациональные отношения в республике имеют скрытую форму напряженности. Политика республиканской власти ориентирована на все население республики и направлена на создание общности республиканских интересов, интеграции полиэтничного общества Хакасии, политического и культурного равноправия, что воспринимается хакасским населением как невнимание к его интересам. Общая ситуация в сфере межэтнических отношений в республике характеризуется стабильностью и динамика оценок межэтнического состояния имеет положительный характер. В современной Хакасии присутствует понимание недопустимости переноса социально-экономических проблем хакасского народа на сферу межэтнических взаимоотношений.

В условиях полиэтничного сообщества для хакасов особую важность имеет сохранение национальной государственности. Поскольку задачи национальной консолидации, национального развития хакасского этноса решаются скорее на основе этнокультурных факторов и социальных, образовательных институтов, а не политико-государственных механизмов, в республике поднимается вопрос о формировании на основе национальной идеи политической хакасской нации.

В национальной научной и общественно-политической среде отчетливо осознается важность экономической и политической взаимосвязи Хакасии и России. Значительная часть этнической элиты Хакасии способствует формированию в общественном сознании объективной оценки периода пребывания хакасского народа в составе России, отмечая не только неизбежные в ходе долгого исторического сосуществования негативные моменты, но и преимущества этого союза на разных этапах его существования. Большинство населения республики, в том числе и хакасов, считают себя в равной мере представителями и Республики Хакасия, и Российской Федерации в целом. Замена национально-территориального устройства Российской Федерации территориально-административным как для хакасской интеллигенции, так и всего хакасского населения в целом является неприемлемой.

Изучение процессов развития хакасского этноса на рубеже XX и XXI вв. подводит к выводам о существовании неблагоприятной социально-демографической ситуации, неблагополучии в социально-экономической сфере, недостаточном представительстве хакасов в местных органах власти и сфере управления, об актуальности проблем возрождения духовной культуры. Разрешение этих проблем хакасская общественность видит на путях возрождения традиционного хозяйства и культуры с учетом современных тенденций мирового и государственного развития и использования возможностей интеграции в мировое культурное сообщество.

Формирование чувства групповой идентичности хакасов развивается при мощной опоре на историческое сознание, формированию которого способствовали представители интеллектуальных элит и, в особенности, таких его представителей как Л.Р. Кызласов и В.Я. Бутанаев. Интенсивно ведется поиск позитивной модели хакасской этничности, основанной на укоренении и удревлении исторического бытия хакасов во времени и пространстве. Национальные элиты апеллируют к традициям древней государственности и этнической культуре предыдущих эпох как важнейшим предпосылкам в развитии процессов этнического возрождения, оперируя реалиями и мифологемами исторического сознания и включая их в духовную, социальную и политическую жизнь хакасского народа.

В настоящее время все хакасы двуязычны. Но если сельский житель постоянно говорит по-хакасски, то в разговоре горожан преобладает русская речь. С детьми многие, и даже в сельской местности, говорят на русском языке.

Традиционные хакасские селения – аалы меняются на глазах. Если в 1928 г. в Хакасии из 567 поселений насчитывалось 295 чистых хакасских аалов (43,9%) и 84 аала (12,5%) с примесью русского населения, то в настоящее время таковых осталось не более 100. Такому процессу способствовала коллективизация 1929-1930гг., а затем преобразование колхозов в совхозы в 1957г.

В городах, возникших в Хакасии только в Советское время, формируется городское население. Как отмечают исследователи, доля горожан среди хакасов росла высокими темпами. Так, с 1970 по 1979 годы их удельный вес повысился с 17,6% до 27,3%. В 1989 г. из 80328 хакасов 34736 были горожанами (43%) и 45592 (57%) - сельскими жителями. В Абакане хакасы составляют около 10% всего населения. Архитектура городов Хакасии не отличается своей оригинальностью. Сделаны только первые попытки строительства общественных зданий с учетом этнических традиций. Например, кафе в виде юрты на курорте Шира, Аэропорт в г. Абакане, проект музея им. Н.Ф. Катанова в с. Аскиз и др.

3а годы Советской власти в ходе социально-экономических преобразований хакасский народ на своей исконной территории стал национальным меньшинством. В смешанных районах выросло целое поколение без знания родного языка, с утраченной культурой и деформированным национальным сознанием.

Хакасская интеллигенция в основном сложилась из людей административно-управленческого аппарата и массовых профессий. Подготовка творческих кадров происходит за пределами Хакасии. Многие из них, не устроившись на родине, вынуждены искать счастья по всей России и стран СНГ. Первое поколение хакасской интеллигенции было полностью ликвидировано в 1937-1938 гг. Современное поколение отличается своими демократическими настроениями. Оно широко включилось в движение за возрождение национальной культуры и в борьбу против этнической ассимиляции.

Похожие:

7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconИсследование социально-экономических и социально-политических процессов Концепция современного естествознания (эт, тп)

7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconИсследование экономических и социально-политических процессов Хрестоматия введение эта книга содержит тексты, предлагаемые для самостоятельного изучения в рамках дисциплины «Исследование экономических и социально-политических процессов»
Эта книга содержит тексты, предлагаемые для самостоятельного изучения в рамках дисциплины «Исследование экономических и социально-политических...
7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconЗанятие 1 Русская правда как источник по истории социально-экономических и социально-политических отношений

7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconТретьи Университетские социально-гуманитарные чтения
Проводятся в марте-апреле 2009 г в форме свободной дискуссии по актуальным проблемам гуманитарных, социально-экономических и политических...
7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconЭмоциональная экономика. Имидж как связующее понятие в трактовке экономических, политических и социально-психологических процессов. Лидин К. Л
...
7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconИммиграция населения как фактор экономического развития ( на примере развитых стран)
Работа выполнена в Центре сравнительных социально-экономических и социально-политических исследований Учреждения Российской академии...
7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconЗемлеустройство в условиях реформы
Основной механизм осуществления земельных преобразований в любом государстве — система землеустройства, — констатирует доктор экономических...
7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconЛаборатория свм \ Москва 2012 Рабочий
Новая общественная Интернет-собственность группообразующие социально-ориентированные сети рассматриваются как движущая сила и инструмент...
7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconУправление финансами на местном уровне
Центральной Азии социально-экономических преобразований является реформирование бюджетной системы в целом и одного из ее сегментов...
7 хакасский этнос в условиях политических и социально-экономических преобразований iconМакрорегионы
Африка, несмотря на огромный природный и людской потенциал, остается наиболее отсталой частью мирового хозяйства. Главная задача...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org