Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс



Скачать 326.36 Kb.
страница5/6
Дата27.10.2012
Размер326.36 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6

Эргативность


Тема эргативности уже была немного затронута при описании залога (п.2.2), где говорилось о так называемом эргативном залоге - антипассиве, который обозначает «самодостаточное» действие субъекта или состояние субъекта, наступающее в результате такого действия – на котором и сфокусировано внимание. Теперь рассмотрим эргативность более подробно.

Сначала дадим определение эргативности. Лингвистический словарь дает такое определение: Эргативная конструкция (от греч . ergates - действующее лицо), синтаксическая конструкция предложения с переходным глаголом, когда существительное, обозначающее реальное действующее лицо (агенс), стоит в специальном эргативном падеже, а объект - в абсолютном падеже. В языках с эргативной конструкцией (некоторые языки Кавказа, баскский язык) нет противопоставления активного и пассивного залога. [БЭС: Языкознание. М., 1998]

Кибрик А. определяет эргативную конструкцию как одну из нескольких зафиксированных в языках мира способов синтаксического оформления именных групп, обозначающих главных участников ситуации, описываемой глаголом-сказуемым. [http//:www. krugosvet.ru]

Эргативная конструкция предложения, называемая так по маркированному падежу, вовсе не является каким-то маргинальным синтаксическим явлением: она зафиксирована во многих языках различной генетической принадлежности, находящихся на различных континентах (единственным исключением на сегодняшний день является Африка, в языках которой эта конструкция отсутствует).

С позиций синтаксиса русского языка такое кодирование актантов представляется совершенно необъяснимым. Единственно, с чем его можно сопоставить, – это пассивная конструкция типа: Отец приведен матерью, Мать приведена отцом, однако в русском языке пассивная конструкция является производной, она противопоставлена активной: Мать привела отца, Отец привел мать, тогда как в эргативном языке (н., арчинский) такие предложения являются единственно возможным способом выразить соответствующий смысл.

При рассмотрении эргативной конструкции постоянно используются понятия «агенса» и «пациенса», поэтому следует определить их. В обощенной формулировке агенсом признается наделенный волей, контролирующий событие и активно его инициирующий участник, который несет ответственность за данное событие, а пациенсом – не имеющий воли, не активный и не контролирующий событие участник, который отражает изменения, возникающие в ходе данного события. [http//:www.krugosvet.ru]

Эргативная конструкция противопоставлена аккузативной не в предложениях с несколькими участниками, а в способе грамматического сопоставления предложений с двумя и с одним участником, т.е. при грамматическом сопоставлении предложений с переходным и непереходным глаголами.
А именно, используя термины «агенс» и «пациенс», можно сказать, что в аккузативной конструкции единственный участник непереходного глагола грамматически отождествляется с агенсом переходного глагола, а в эргативной конструкции – с его пациенсом.

Эргативная конструкция есть один из способов кодирования обобщенной ролевой семантики глагольных актантов, удовлетворяющий принципам семантической мотивированности, различительности и экономичности. Однако такое кодирование оставляет еще довольно много степеней свободы для организации синтаксической структуры языка в целом, и языки с эргативной конструкцией могут быть чрезвычайно разнообразны и зачастую мало сопоставимы в целом.

Е. Курилович в своей книге «Эргативность и стадиальность в языке» так определяет эргативность. Синтаксис языков с так называемым номинативным строем, к которым принадлежат, например, индоевропейские и семитские языки, отмечает различие между подлежащим и (прямым) дополнением (subjectum, objectum). Подлежащим является слово, нормально существительное или местоимение, определяемое предикативно сказуемым (обыкновенно глаголом), и дополнением же — существительное или местоимение, определяющие сказуемое, например дворник <--- пилит <--- дрова, где стрелы направлены от определяющего к определяемому (хотя оба эти определения по сути разны). Большинство языков располагает возможностью применить пассивную кон­струкцию, т. е. переменить прямое дополнение в подлежа­щее, подлежащее в косвенный падеж, преимущественно творительный, а активный глагол в пассивный - дрова пилятся дворником.

Таким образом, одно и то же действие представлено двумя языковыми способами, двумя конструкциями, активной и пассивной. В первом случае грамматическим подлежащим является agens, т. е. то, что действует (в на­шем примере действующее лицо «дворник»). Во втором случае роль подлежащего играет patiens, т. е. определяю­щее лицо или предмет (в нашем примере «дрова»).

Есть языки, в которых нормальным является не наш номинативный, или активный, строй (враг убил солдата), но так называемый эргативный строй, который можно бы сравнить с нашим пассивом. Но сравнение это не вполне оправдано, так как этот эрга­тивный строй считается в данных языках основным и нор­мальным, как наш активный, не производным и сти­листически подчеркнутым, как наш пассив.

В эргативной конструкции исходным пунктом является patiens(н., «охотником олень убит» исходный пункт «олень»). Он выступает в падежной форме, кото­рую имеет подлежащее непереходного глагола. Agens стоит в косвенном падеже, называемом обыкновенно эргативным падежом или casus activus.

Рассмотрим здесь номинативный и эр­гативный строй в их взаимном параллелизме.

Как при номинативном, так и при эргативном строе существуют у переходных глаголов три возможности:

1. Существует только эргативная конструкция.

2. Существует эргативная конструкция и, кроме того, абсолютная конструкция, т. е. такая, в которой нет patiens'a, который является пропущенным или потому, что неизвестен, или потому, что не обращается на него внимания. Ср., например, женщина варит, он пьет (если неизвестно что — водку, пиво, вино и т. д.; или если это не стоит внимания). Но глагол в этом случае выступает в эргативном строе в специальной форме, которую зовут субъектной в отличие от субъектно-объектной, употребляемой при наличии patiens'a. Что же касается agens'a, то он выступает в абсолютном падеже, как при непереходном глаголе или в номинальной фразе.

3. Существует эргативная конструкция, т. e. agens в эргативном падеже, глагол в субъектно-объектной форме, patiens в абсолютном падеже, а рядом с ней — подчер­кнутая стилистически обратная конструкция: agens в абсолютном падеже, глагол в субъектной форме, patiens в косвенном падеже. В то время как в эргативной форме пунктом исхода является patiens (потому что его форма является подлежащим и во фразах с непереходным глаголом и в номинальных фразах), в обратной конструкции исходным пунктом становится agens.

Итак, в номинативном строе — активный (действительный) и пассивный (страдательный), в эргативном строе — эргативный и абсолютный (или субъектно-объектный и субъектный).

В зависимости от субъективного психического расположения говорящего исходным пунк­том является или agens или patiens. Но, с другой стороны, мы видим, что эти воз­можности наличествуют и в номинативном и в эргативном строе. Разница здесь та, что в первом случае употребляем нормально активную, во втором случае нормально эргативную (субъектно-объектную) кон­струкцию. Но это не качественная, а скорее количествен­ная разница: употребление нормального и стилистически подчеркнутого залога будет зависеть от индивида, воспи­тания, стиля (класса, литературного языка) и т. д. Существенным является наличие обеих возможностей в обоих строях. Это значит, что эти два строя не отражают двух разных мышлений.

Обоснование эргативной стратегии: Многие исследователи эргативных языков независимо друг от друга приходят к мысли, что эргативная стратегия объединения актантов семан­тически мотивирована и ориентирована на их ролевое единство. В основе такого рода объединений лежит предположение, что наряду с элементарными типовыми ролями Агенса и Пациенса существуют также, так сказать, гиперроли - определенным образом мотивированные конглотмерации элементарных ролей, сливающиеся в единую роль со своим обоб­щенным значением. В эргативной конструкции такую гиперроль будем называть Фактитивом [Кибрик А.Е.: c.192], которому соответствует значение: "Актант, обозначающий непосредст­венного, ближайшего, наиболее затрагиваемого участника ситуации".

Базовым свойством Фактитива является его тесная связь с семан­тикой предиката: во-первых, значение предиката обычно накладывает сильные ограничения на класс Актанта-Фактитива, например: быть пас­мурным (день, погода), мычать (корова), штопать (носки, рукав, брю­ки), в то время как ограничения на Агенс являются весьма общими (обыч­но связаны с признаками 'одушевленность', 'лицо'); во-вторых, зна­чение многозначных предикатов обычно уточняется, в первую очередь в контексте Фактитива, а не Агенса, например: Иван бежит. Часы бегут; Иван снял трубку/рубаху/грим/яблоки/министра/копию/кинокартину/дачу; в-тpeтьих, существование Фактитива обычно зависит от ситуации, обозначаемой предикатом, в то время как Агенс обычно существует независимо от ситуации. Например: Собралась толпа. Подул ветер, Иван совершил ошибку, Иван построил дом, Иван зажег огонь.

Как указывалось выше, актанты находятся в определенных типизи­рованных семантических отношениях к своему предикату. Важнейшими семантическими отношениями (=семантическими ролями, глубинными Падежами) являются Агенс и Пациенс. Их различение, семантически зна­чимое при двухместных предикатах, избыточно для одноместных. Если аккузативные языки нейтрализуют актанты одноместного предиката в сторону Агенса, то эргативные - в сторону Пациенса двухместного преди­ката. Нейтрализация эргативного типа базируется на возможности обра­зования гиперроли Фактитива-актанта, обозначающего "непосред­ственного, ближайшего, наиболее затрагиваемого участника события". Поскольку значение этой семантической роли связано не с абсолютными, а с относительными свойствами актантов, у любого события имеется Фактитив. При одноместном предикате Фактитивом, естественно, является его единственный актант, при двухместном агентивном - Пациенс или реципиент, при экспериенциальном - Стимул.

Если ролевая структура предикатов с Фактитивом в качестве главной роли не затемняется синтаксическим компонентом и находит последовательное выражение в поверхностной реализации, следует говорить о семантической эргативности.

Однако наряду с ролевыми характеристиками именных групп боль­шое значение имеют также их коммуникативные и референциальные свойства. Если для выражения этих свойств в языке выра­ботаны соответствующие грамматические средства, то такой язык можно считать прагматически (коммуникативно и/или референциально) ориентированным. Что касается эргативной стратегии, то выделяемые сущности мало коррелируют с прагматическими параметрами именных групп. Поэтому здесь возможны такие варианты:

- в языке доминирует ролевая ориентация, а коммуникативно-ре-ференциальные характеристики слабо грамматикализованы;

- в языке имеются две независимые ориентации: ролевая и прагма­тическая, использующие разные средства кодирования.

Выражения с эргативными конструкциями отличаются не только и не столько тем, что странным образом кодируют субъектно-объектные отношения с предика­том, а тем, что практически этих отношений не имеют. В них аргументно-предикатные связи базируются не на синтаксических отношениях, а на типовых семантических ролях, которыми характеризуются участники ситуации, обозначаемой соответствующим предикатом. Поэтому в некото­ром смысле такого рода устройство языка представляется более последо­вательным и простым, чем среднеевропейский стандарт. Оно бы было и единственно возможным, если бы в высказывании выражались только предикатно-аргументные отношения, характеризующие описываемую ситуацию. Однако семантика высказываний значительно сложнее. Она включает в себя кроме описания собственно внеязыковой ситуации, находящейся в центре внимания говорящего (Ситуа­ционный компонент), информацию о Референциальном, Дейктическом и Коммуникативном компонентах.

Вывод: Эргативная конструкция есть один из способов кодирования обобщенной ролевой семантики глагольных актантов, удовлетворяющий принципам семантической мотивированности, различительности и экономичности. В эргативном языке такие предложения являются единственно возможным способом выразить соответствующий смысл. Эрга­тивный строй считается в данных языках основным и нор­мальным, как наш активный. В языках, в которых эргативная конструкция является не единственно возможной для выражения определенного смысла высказывания, такая конструкция может иметь функцию интенционнального компонента, который выражает речевые намерения говорящего определенным образом воздействовать на слушающего, стимулировать его мыслительную, речевую реакцию и т.д.

1   2   3   4   5   6

Похожие:

Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconЛи Же. Дискурс, в котором мы живем (к проблеме определения «дискурса»)
В последние годы в современной лингвистике в рамках когнитивного направления появилось много новых аспектов исследования. Одним из...
Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconЕдиницы дискурса
Таким образом, целью статьи является определение единиц дискурса на основе критического осмысления современных подходов к дискурсу....
Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconИсследование показало, что комический эффект в ситкоме создается благодаря в большей степени каламбуру, который может быть образован при
В настоящее время понятие «дискурс» чрезвычайно популярно. В лингвистике исследуются различные типы дискурса. Цель данной работы...
Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconИнсайдер – Откровение инсайдера правящей элиты «Illuminati» состоявшееся в форме дискурса между самопровозглашённым
Чтобы ознакомиться с оригиналом дискурса
Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconСоциология наивного дискурса
Дать определение понятия «наивный дискурс», «наивное письмо», рассмотреть методы изучения «наивного», структуру и формы проявления,...
Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconРезюме магистерской диссертации Векшиной Виолетты Олеговны «мифосимволические интенции социально-политического дискурса деловых изданий»
...
Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconПрограмма курса. Преподаватель А. А. Кибрик I. Введение в дискурсивный анализ
Понятие дискурса. Коммуникация, дискурс и текст. Проблематика дискурсивного анализа. Мультимодальность. Типы дискурсивных явлений:...
Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconИнтент-анализ дидактического дискурса
Одним из возможных видов изучения «живой» речи, в том числе и в профессиональной сфере, является анализ дискурса в «категориальном»...
Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconУдк 165. 3 А. В. Нехаев логико-семиотические свойства доксоморфного дискурса
В статье предлагается логико-семиотический анализ такой особой познавательной формы, как мнение, артикулированной в виде определенной...
Определение дискурса 4 Понятие дискурса в лингвистике 5 Часть2 Синтаксические явления и дискурс iconПределы метафизического дискурса в рамках аналитической философии
В статье аналитическая философия рассматривается в качестве одного из современных вариантов решения классических философских проблем....
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org