Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи



страница1/3
Дата27.10.2012
Размер0.6 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи.

русский язык неисчерпаемо богат и все обогащается с быстротой поражающей.

М. Горький

Современная разговорная лексика молодежи – это особый пласт культуры живого русского языка, это сложное единство литературной, диалектной, жаргонной, просторечной и обсцентной лексики. Значительную часть разговорной лексики молодых людей составляют заимствованные слова. Заимствование – это 1) переход элементов одного языка в систему другого языка как следствие более или менее длительных контактов между этими языками; 2) слово или оборот, вошедшие в язык в результате такого перехода. Из всего многообразия иностранных слов нас будут интересовать лишь два типа заимствований: экзотизмы и варваризмы. Экзотизмы – это иноязычные наименования вещей и понятий, свойственных природе, жизни и культуре других народов. Варваризмы – это иноязычные слова, обозначающие реалии, явления, которые существуют в нашей жизни и входят в систему понятий русского языка. В отличие от экзотизмов варваризмы можно перевести на русский язык с помощью одного слова, без каких либо смысловых потерь. Многие лингвисты считают, что варваризмы нарушают чистоту речи.

Обильное и усиленное использование молодежью иностранных слов в последнее время часто становится поводом для проведения тематических конференций, посвященных проблеме засорения разговорной речи различного рода заимствованиями. Свои протесты выражают влиятельные литераторы, общественные деятели, политики, ученые. Похоже, что сознательную общественность, так сказать, интеллигенцию всерьез волнует тот язык, на котором изъясняется современная молодежь. Почему именно молодежь? Да потому что дети, как известно, надежда нации, им строить новую жизнь и т.д. и т.п. Распад СССР, в свое время, очень наглядно продемонстрировал, как важно было всерьез налаживать связи с юными людьми, как необходимо было озаботиться их проблемами далеким от реальной жизни молодых партийным работникам разных уровней. Молодежью в предперестроичные времена не интересовались. Холодная война с США, в которой мы неумолимо проигрывали, проникала в пионерские организации, комсомольские ячейки. Идеологические отделы Штатов работали на славу: англо-американская культура сулила нашим юношам и девушкам запретные плоды в виде музыки «Битлз», «Ролинг Стоунс», «Пинк Флойд», «Скорпионс», западных боевиков, эротики и полной свободы убеждений и выражения их татуировками, косухами, харлеями и длинными хаерами. С коммунистическим наследием, сами понимаете, расставаться было легко. Потом эти молодые люди повзрослели и отстояли демократию на баррикадах Москвы, выбрали первого президента России. Так постепенно вымирал «гомосоветикус», усердно истребляемый специалистами «Гарвардского Проекта».*

Вот уже 10 лет обновленная Россия пытается приспособиться к условиям мировой экономики, определить свое место в ставшем теперь уже однополярным мире.
Советская идеология канула в лету, а новой – до сих пор не создано. Много изменилось со времен перестройки, а государство молодежью как не занималось, так и не занимается. Зато находятся очень заинтересованные в ней люди: те же американцы, успешно сбывающие продукты своей поп культуры отечественному потребителю, или, например, фашисты и экстремисты различного толка, пытающиеся собрать под свои знамена молодых людей. Чтобы народным избранникам, государственным чиновникам, радеющим за укрепление государства Российского, привлечь на свою сторону молодежь, надо, прежде всего, научиться ее понимать. А это значит - понимать ее язык и уметь с ней на этом языке разговаривать.

Молодежная речь богата своими особенностями, но так уж ли сильно перенасыщена она непонятными иностранными словами? Это нам и предстоит узнать.

В течение трех месяцев я вращался в различных молодежных кругах, собирая примеры употребления заимствованных слов, не пытаясь при этом попасть в какие-либо замкнутые специфические группы. Я просто общался с теми людьми, с которыми меня, так сказать, свела судьба, среди них много моих школьных знакомых, близких друзей, университетских приятелей, людей с которыми меня объединяют мои музыкальные пристрастия, с которыми отдыхаю, тусуюсь. Мне интересно было определить характер использования экзотизмов и варваризмов, подсчитать количество их реальных появлений в речи конкретного человека, а не специально разыскивать и выписывать их из иностранных словарей. Отобранные слова и выражения разделены по группам, в зависимости от их функций и сфер употребления. Задачей работы является выявление характерных признаков и особенностей процессов заимствования в молодежной среде. Попутно я попытался выяснить причины и факторы, влияющие на состав иностранных слов в лексике молодежи, отразить в специфику их употребления в конкретной исторической ситуации с учетом состояния российского общества, определить какую роль играют заимствования в формировании разговорного языка.
Русский язык всегда был открыт для пополнения лексики из иноязычных источников. Заимствования из древних языков (греческого, латинского), старославянизмы, тюркизмы, галлицизмы, слова из голландского, немецкого, английского, полонизмы, украинизмы и др. осваивались русским языком в разные исторические эпохи, не нанося ущерба его национальной самобытности, а лишь обогащая и расширяя его пределы. В Русском языке встречается небольшое количество скандинавских слов, процесс их заимствования происходил через непосредственное общение (устным путем) славян со скандинавскими купцами и великокняжескими дружинниками – скандинавами, служившими у русских князей. «Путь из варяг в греки» - фактически являлся информационным каналом для вхождения в русский язык слов, которые использовали северогерманские племена (например, кнут, ларь, пуд, сельдь). Позднее в наш язык пришли акула, слалом, валькирия. Устным путем в древнерусский период заимствовались и слова из финно-угорских языков (килька, семга, морж, нерпа, пельмени, пихта). Древние связи славян с тюркскими племенами обусловили раннее устное проникновение слов тюркского происхождения: клобук, кощей, атаман, барабан, деньга, казна, армяк, шашлык, курган, караул, кирпич, арбуз, алыча, чемодан и т.д. Рано началось и заимствование греческих слов, происходившее устным путем. В древнерусский период пришли слова: каторга, ладан, лазурь, лампада, кровать, свекла, оладья, фонарь, терем, уксус и нек. др. Значительное число греческих слов попало к нам через старославянский язык. Среди них – ад, амвон, геенна, дьякон, монах. Но большинство греческих слов попало в русский язык через европейские языки посредники в то время, когда древнегреческий был уже мертв. Так в XVII-XIX веках пришли в русский язык названия наук: анатомия, грамматика, логика и т.п.; термины науки, искусства, политики: анализ, аорта, артерия, атом, ямб, эпилог, эпос, гегемония, демократия, монархия и т.д. Через языки-посредники заимствовалась и латынь: абориген, абстракция, адвокат, манифест, конституция, кооперация, литература, новатор, центр и др. С середины XVII – начала XVIII века усиливается вхождение немецких слов: это и военная лексика (гауптвахта, ефрейтор, солдат, фронт, юнга) и лексика, связанная с ремеслами, техникой (верстак, домкрат, флюгер, шифер, шахта), и слова, относящиеся к предметам одежды, быта (китель, фартук, вафля, мундштук и т.д.). Заимствования из голландского языка в основном относятся к Петровскому времени. Значительная часть голландских слов связана с морским делом: боцман, камбуз, каюта, матрос, мачта, шкипер, штурман и т.п. Большинство слов итальянского происхождения связано с искусством – музыкой, живописью, театром, архитектурой: аккорд, маэстро, квартет, балерина, сценарий и др. В XVIII – XIX веках активнее всего идет процесс заимствования французских слов. Тематически заимствованная французская лексика весьма разнообразна. Это военная лексика: авангард, амбразура, арсенал, арьергард, мушкетер, партизан и т.д.; лексика, связанная с искусством: актер, амплуа, балет, барельеф, бенуар, варьете, этюд, пьеса и т.п.; названия кушаний, пищи: батон, аперитив, десерт, эскимо, соус и др.; названия бытовых предметов: бидон, жалюзи, люстра, флакон и т.д.; лексика общественно-политического, социального характера: атташе, бомонд, пижон, режим, дебаты и т.п. Немало в русском языке калек с французских слов (Калька (от фр. calque – копия, подражание) – слово или выражение, созданное по иноязычному образцу, но из исконных языковых элементов и представляющее собой скрытое заимствование, воспроизводящее внутреннюю структуру иноязычного оригинала.), значений, устойчивых выражений: словообразовательные (золушка – фр. cendrillon); семантические (трогательный – «волнующий» - фр. touchant); фразеологические (проглотить язык – фр. avaler sa langue). При этом, если еще для конца XVIII века был характерен преимущественно устный путь заимствования, то уже в XIX и особенно в XX вв., в связи с усилением коммуникативной роли публицистики, средств массовой информации, языка науки, начинает преобладать письменный путь. К этим двум способам заимствования нам еще предстоит вернуться, чтобы рассмотреть их подробнее.

В истории языка бывают периоды весьма интенсивного иноязычного влияния и широкого употребления иноязычной лексики, что может вызвать негативное отношение к заимствованным словам, которые расцениваются не только как недопустимое засорение родного языка, но и как символы чужой идеологии и культуры. Один из таких периодов пришелся на конец XVIII – начало ХХ веков. Известный литературный критик того времени В. Г. Белинский говорил о том, что в русский язык входит «множество иностранных слов, потому что в русскую жизнь вошло множество иностранных понятий и идей». Действительно, идеи французского просвещения быстро приживались на благодатной российской почве, влияние романтизма и вольнодумства было чрезвычайно велико. Сначала столичные аристократы, затем дворянские круги других крупных городов России, барская Москва и деревенские помещики стали учиться произносить «русский Н как N французский»`. Повальное увлечение всем французским получило название галломании. Естественно у некоторой части русского общества (вообще славящегося по всему миру своей ортодоксальностью) такие изменения в языке не могли не вызвать протеста. Использование русскими писателями иностранных слов отражает их отношение к проблеме лексических заимствований. Сатирики XVIII в. зло пародировали жаргон светского общества, насыщенный французскими (часто искаженными) словами. Так у Д. И. Фонвизина советница в «Бригадире» говорит: «Я капабельна взбеситься; Вам время уже себя этабелировать» (устроить). Традицию сатирического осмеяния жаргона продолжил Н. В. Гоголь: «Словом, скандальезу наделал ужасного, вся деревня сбежалась, ребёнки плачут: все кричит, никто не понимает, ну просто оррёр, оррёр!» (ужас). В XIX веке широкой популярностью пользовались макаронические стихи И. М. Мятлева («макаронической» называется речь, насыщенная варваризмами), в которых высмеивалась речь тамбовской барыни, попавшей в Париж: «Тут собрался целый мир Изо всех концов Европы: Адонисы и Езопы, Богачи и пролетер, Ом д`эта и милитер» (т.е. бедные, «государственные мужи» и военные). Сатирически изобразил французоманию высшего общества Л. Н. Толстой в «Войне и мире». А. Н. Островский, Ф. М. Достоевский, Н. С. Лесков, А. П. Чехов, А. И. Куприн использовали иноязычные слова в речевых характеристиках своих персонажей. Писатели пародировали неправильное употребление французских слов и искажение русских на иностранный манер. Вот пример рассуждения Бальзаминовой из пьесы Островского «Свои собаки грызутся, чужая не приставай»: “Ты все говоришь: «Я гулять пойду!» Это, Миша, нехорошо. Лучше скажи: «Я хочу проминаж сделать!»” Русский писатель Александр Петрович Сумароков писал по поводу заимствований: «…восприятие чужих слов, а особливо без необходимости, есть не обогащение, но порча языка… Язык наш толико сею заражен язвою, что и теперь его вычищать трудно; а ежели сие мнимое обогащение еще несколько лет продлится, так совершенного очищения не можно будет надеяться». А. П. Сумароков предлагал избавляться от слов фрукты, сюртук, суп, гувернантка, еложь, пассия и заменять их соответственно словами плоды, верхнее платье, похлебка, мамка, похвала, страсть. Как видно, язык реагировал на эти слова выборочно, избавившись от модных в XVIII галлицизмов (еложь), в то время как другие им были освоены (родовидовые пары плоды – фрукты, верхняя одежда – сюртук; стилистическая пара похлебка – суп; пара гувернантка – мамка, в которой слова разведены по значению в зависимости от рода занятий). Яро боролся за чистоту русского языка адмирал А. С. Шишков. Впервые свою точку зрения на заимствования он изложил в «Рассуждении о старом и новом слоге российского языка» (1803). Шишков настаивал на том, что «чтение книг на природном языке», под которым он разумел церковнославянский, «есть единственный путь… ведущий в храм словесности». Он составлял «русскообразные» неологизмы типа тихогром (замена слова фортепьяно), шаропех (замена слова кий), шарокат (вместо бильярд), которые его современниками справедливо воспринимались как курьезы. Из лагеря членов «Арзамаса» (литературного кружка, к которому принадлежали Жуковский, Пушкин, Вяземский, Батюшков и др.) исходили всякого рода пародии на шишковские приемы словоупотребления. Например, вместо фразы «Франт идет из цирка в театр по бульвару в калошах» давался такой ее «перевод» в стиле Шишкова: «Хорошилище грядёт по гульбищу из ристалища на позорище в мокроступах». Позднее противником заимствований выступил автор «Толкового словаря живого великорусского языка» В. И. Даль. Представив в своем словаре ту заимствованную лексику, которая вошла в употребление с 1820 по 1850 год, Даль старался объяснить ее русскими словами, среди которых было множество простонародных и диалектных, к тому же нередко узкодиалектных, или составленных им на русский манер. Например: горизонт – овидь, озор, завесь, закрой; кокетничать – заискивать, угодничать, любезничать, прельщать, умильничать, жеманничать, миловзорить, хорошиться, казотиться, пичужить и др. Однако опасения пуристов (от лат. purus – «чистый»), считавших, что французские и другие заимствования в конец испортят великий русский язык, не подтвердились. Русский язык не утратил своего национального лица, несмотря на длительное влияние французского. Подсчитано, что около 74% слов, заимствованных из французского получили новые оттенки значений (2-5 оттенков значений, свойственных заимствованным словам в языке-источнике, в русском языке утрачиваются); 18% слов стали однозначными, 35% приобрели самостоятельные значения. Все это свидетельствует о могучей жизненной силе русского языка, подчиняющего заимствования своей лексической системе. Но все это, как говорится, «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой»`. А как дела обстоят сейчас?
Приток иностранной лексики в русский язык начал значительно увеличиваться в конце 80-х – 90-е. годы в связи с изменениями в сфере политической жизни, экономики, культуры и нравственной ориентации общества. Как замечает проф. Ю А. Бельчиков, «известно, что язык находится в постоянном движении, что в своей эволюции он тесно связан с историей и культурой народа-носителя данного языка. Каждое новое поколение вносит что-то свое не только в философское и эстетическое осмысление действительности, но и в формы, способы выражения средствами языка такого осмысления». В сложившихся условиях на ход языковой эволюции действительно сильное влияние стал оказывать приток иностранных слов, хлынувших через бреши в железном занавесе СССР, ну а когда от советской империи остались лишь звезды на башнях Кремля, приток иностранных слов превратился в бурный поток под названием «западный путь развития». И действительно, именно с Запада, а также из США и стали быстро перекочевывать в наш язык чужеродные слова. «Гласность» начала активно «перестраивать» и перекраивать состав русского языка, ибо новые политико-экономические реалии нуждались в новой лексике (как тут не вспомнить Белинского!). И конечно в очередной раз все это привело к новым вспышкам пуризма. С призывами остановить экспансию иноязычной лексики выступали литераторы, журналисты, лингвисты. Борьба с заимствованием приобрела особую остроту в середине 90-х годов. Академик Евгений Челышев, член президиума РАН, активно работающий в Совете по русскому языку при Президенте Российской Федерации, в полемической статье заявляет:

«Одно дело – экономически оправданные естественные заимствования, постепенно усваиваемые языком и не разрушающие его национальную основу, и совсем другое – агрессивная, тотальная его «американизация». Например, совершенно неприемлемо из американского варианта английского языка слово «киллер», в котором размыта негативная оценка, содержащаяся в русском слове «убийца». Сказать человеку «Ты убийца» - это вынести ему суровый приговор, а назвать его киллером – это как бы просто определить его профессию: «Я – диллер, ты – киллер, оба вроде делом занимаемся».

«Погоня за новым, «красивым», звучным, а иногда и непонятным для «непосвященных» названием приводит к тому, что крестьянин-единоличник (говоря «простым» языком – арендатор) хочет быть только фермером, бандит вымогатель называется не иначе как рэкетир, а женщина легкого поведения совсем уж необычно, красиво и загадочно – путана», - пишет профессор Н. В. Новиков.

Заимствования из американского варианта английского являлись своеобразной приметой времени для 90-х годов ХХ века. Дело в том, что в то время США в сознании россиян, а особенно молодежи, ассоциировались с привлекательными техническими новшествами, образцами общественного порядка и экономического процветания, стандартами жизненного уровня, наиболее гуманными правами и свободами, эталонами культуры, вкуса, моды, манерами поведения, общения, идеальным стилем жизни и т.д. и т.п. Американская культура, ранее запретная и загадочная, подверглась детабуизации, явления американской жизни стали распространяться и на Россию. И все это новое: хорошее и плохое – требовалось как-то называть, таким образом, процесс заимствования 90-х годов был неизбежен и закономерен, ведь новое слово приходило как наименование новой вещи, понятия (осуществлялась номинативная функция). Конечно, простым людям сразу было сложно разобраться и с правильным пониманием, и с правильным употреблением новейших заимствованных слов. Перенасыщение иностранной лексикой тогда приняло такие размеры, что народ просто запутался. В редакции газет нередко приходили письма подобного содержания: «Менеджер – что это: зазывала, вышибала или какое-то устройство? Спонсор – обманщик или гуманный человек? Шоу – большая толпа на остановке, очередь за дефицитом?» (Письмо читателя, Пр., 17.3.89). В электричке можно было услышать такой разговор: «Вчера ночью у меня приватизировали куст красной смородины». Стоящая вблизи симпатичная старушка одернула разговаривающих, что грех, мол, на людях так выражаться (КП, 18.7.92). (Зато теперь все наши старики и старушки знают, что такое приватизация, и кого за нее надо благодарить ). В статье опытного лингвиста встречались мысли наподобие этих: “Составители реклам наносят себе значительный урон, щеголяя варваризмами, экзотизмами. Ведь читатель не сможет заинтересоваться предложением рекламодателя, если не поймет публикации. Вот характерные примеры: Первое Интернет-кафе в России! «Виртуальный мир!» Волгоградский проспект, 1; Принтер Panasonic KX-1150: продажа запасных картриджей”. Да, в начале 90-х редкий читатель мог понять такое объявление, еще сложнее было сделать это, когда сами рекламодатели не знали точных значений употребляемых ими слов: «Продаем парадоксальные итальянские светильники» (реклама в «МК»). Грубые лексические ошибки тогда встречались довольно часто и в речах политиков и в статьях журналистов. Но темой нашего исследования все-таки является молодежный язык, что же с ним происходило в «эпоху перемен»?

Галопирующая американизация жизни была очевидна повсюду – на университетских лекциях и в магазинах, в научных трудах и по радио, телевидению, в культуре и в быту. Исходя из ориентации на западные ценности демократии, рыночной экономики, прав человека, она питалась более глубокими корнями в уставшем от имперско-тоталитарной изоляции обществе. Этот дух был сильнее всего в молодежных слоях, он определял во многом их психологию, притязания, вкус, в том числе и языковой. В 90-е. годы появился термин – интержаргон, которым обозначается живущий в молодежных кругах сленг, вызванный увеличением информации, получаемой на английском языке, общей модой на него и на все американское. Жаргон этот, связанный с приспособлением английских выражений, почерпнутых главным образом из фильмов и песен, торговых проспектов и броских упаковок, к родной фонетике и грамматике, существует во многих языках и в известной мере обеспечивает даже взаимопонимание его носителей, разумеется, в кругу общих интересов. Во всяком случае, он духовно объединяет молодежь одного настроения, служит средством самоутверждения. «Молодые люди стали возвышать себя в собственных глазах, когда щеголяют словечками гирла «девушка», кейс «портфель», трузера «брюки», лейбл «фирменная этикетка» - утверждал журналист в 1986 году. Показательна выжимка из журналистской статьи, которая была написана уже в середине 90-х, где автор выказывает свое возмущения по поводу употребления слова «тинейджер», не зная при этом его точного перевода: «Но разве разумно с любой точки зрения обогащать русскую речь длинным, многосложным и неудобным словом тинэйджер?.. В русском языке есть выразительное и короткое слово пацан, которым перекрываются почти все значения слова тинэйджер». Как видно, взрослые в большинстве своем удивлялись, охали, ахали и продолжали критиковать и упорно не понимать молодежную речь. Лишь немногие лингвисты смогли правильно оценить процессы, происходившие в разговорном языке. Интержаргон всё больше тогда становился попыткой молодежи создать свой собственный мир, уйти на дистанцию от взрослых, долго ограждавших ее от остального мира и не обеспечивших ей американского уровня жизни. Многие ученые всерьез опасались того, что интержаргон может не подвергнуться переоценке с возрастом, а из юношеского увлечения превратиться в постоянное увлечение, и тогда вся эта «масса инородного словесного мусора» перекочует в наш язык навсегда и деформирует его структуры!..
2002-05-12… Как теперь поживает великий и могучий русский язык? Жив ли? Здоров ли? Смею вас заверить – жив, а вот с состоянием здоровья надо разобраться поподробнее.

Как и в ХVШ-XIX вв. русский язык и в ХХ в. терпеливо взялся проводить своего рода естественный отбор среди наводнивших Россию иностранных слов. Чтобы пройти такой отбор и активно употребляться в языке каждое слово должно пережить процесс освоения, проникнув предварительно в инородную лексическую среду.

Существует целый ряд причин для проникновения слова в чужеродную для него языковую систему. Причины лексического заимствования могут быть внешними и внутренними. Основная внешняя причина – тесные политические, торгово-экономические связи между народами – носителями языков. Наиболее типичная форма влияния, обусловленного такими связями, - заимствование слова вместе с заимствованием вещи или понятия (ср. слова типа автомобиль, компьютер, интернет, факс и т.п.). Другая внешняя причина – необходимость обозначить с помощью иноязычного слова к.-л. вновь появившийся специальный вид предметов или понятий; напр., для обозначения слуги в гостинице в рус. языке укрепилось франц. по происхождению слово портье (слово слуга недостаточно ясно указывает на сферу деятельности этого лица). Потребность в специализации наименований особенно актуальна в науке и технике, где иноязычные лексические элементы укрепляются в качестве терминов, отличающихся по своему содержанию от семантически близких им исконных слов: ср. пары трансформаторпреобразователь, компрессия – сжатие, седативный – успокаивающий и т.п.

Необходимость специализации наименований связана с одной из внутриязыковых причин заимствования, а именно – с присущей языку тенденцией ко всё большей дифференциации языковых средств по смыслу. В результате этой тенденции значение, выражаемое русским словом может «расщепиться» на два и одно из них получает иноязычную номинацию: страх – паника, уют – комфорт, рассказ – репортаж, сообщение – информация и т.п. Другая внутриязыковая причина заимствования – тенденция к замене описательных наименований однословными; так в русском языке на сегодняшний день появились и укрепились слова киллер (вместо наемный убийца), лейбл (вместо фирменная этикетка), компьютер (вместо электронно-вычислительная машина) и др.

Главным условием заимствования является билингвизм (двуязычие) говорящих, их способность переключаться с одного языка на другой в процессе общения; в этом отношении особая роль принадлежит некоторым социальным и профессиональным группам людей – дипломатам, переводчикам, журналистам-международникам, ученым, музыкантам и др. Из среды билингвов иноязычное слово распространяется в другие социальные группы говорящих и в разные сферы устной и книжно-письменной речи.

Заимствование может осуществляться двумя путями – устным и письменным. При устном пути обычно осуществляется транскрипция иноязычного образца, а при письменном возможны и транскрипция и транслитерация.

Транскрипция – запись иноязычных слов средствами национального алфавита с учетом их произношения. Практическая транскрипция основывается на правилах передачи графем или графических сочетаний одного языка графемами или графическими сочетаниями другого, причем эти правила должны учитывать то, как графемы и графические словосочетания произносятся в каждом конкретном случае. Возможна также практическая транскрипция без обращения к их графической форме (например, в случае бесписьменных языков или языков с иероглифической письменностью), при которой используются правила передачи фонем или фонетических вариантов. Одним из основных требований, предъявляемых к практической транскрипции, является возможно более точное сохранение звукового облика передаваемого слова, но наряду с этим практическая транскрипция должна сохранять морфемную структуру слова, его графические особенности (например, наличие удвоенных согласных как в слове киллер), фонемные представления языка, которому принадлежит передаваемое слово, а также обеспечивать лёгкость освоения этого слова.

Транслитерация (от латинского trans – через и littera – буква) – побуквенная передача текстов и отдельных слов, записанных с помощью одной графической системы, средствами другой графической системы. Необходимость в транслитерации возникла в конце XIX века при создании прусских научных библиотек для включения в единый каталог работ, написанных на языках с лат., кириллической, араб., инд. и др. системами письма. Инструкции по транслитерации, составленные для нужд этих библиотек, послужили в ХХ веке основой стандарта для перевода нелат. систем письма на латиницу. Рекомендации по транслитерации разрабатываются Международной организацией стандартов ISO (International Standart Organisation). Институт языкознания АН СССР (ныне РАН) разработал в 1951-56 правила международной транслитерации русских собственных имен лат. буквами (см. табл. в графе «Приложения»). Стремясь упростить свою систему ISO в 70-х годах ХХ в. заменила двубуквенные написания однобуквенными с диакритикой. Компромиссная система была принята СЭВ в 70-х гг. на основе ISO с допусками двубуквенных написаний для щ, ю, я.

Для того, чтобы слово, проникнувшее в систему русского языка, могло функционировать, оно должно пройти процесс графического, фонетического, грамматического и семантического освоения. Фонетическое освоение – изменение звукового облика слов в соответствии с законами принимающего языка. Характерной особенностью русского произношения, например, является аканье: в первом предударном слоге вместо звука о мы говорим а: карова, молако, сабака. Так же начинают произноситься и приходящие в русский язык заимствованные слова: комета (греч. kometes), монарх (греч. monarchos) мы произносим как: камета, манарх. В русской фонетической системе отсутствуют многие звуки, которые есть в приходящих в наш язык иностранных словах. При заимствовании происходит замена их звуками русского языка. Английское [dz], например, представляющее собой единый слитный звук, в результате освоения заменили в русском языке сочетанием дж. джаз (англ. jazz), джинсы (англ. jeans) джип (англ. jeep).

Графическое освоение – это передача слова на письме с помощью букв заимствующего языка. Графическое освоение слова не всегда происходит сразу. Так, не всегда сразу устанавливается правописный облик слова. Двоякое написание, например, имели сначала слова офис ( и оффис), истеблишментистэблишмент) и нек. др. (причем двоякое написание последнего все еще сохранилось, потому как компьютер при наборе не подчеркнул ни первый, ни второй вариант слова, следовательно в орфографической базе данных Microsoft World на 2000 г. присутствуют два варианта написания слова истеблишмент). Можно отметить немало случаев, когда слово, вживаясь в русский язык и обозначая явление, уже вошедшее в систему русских понятий, сохраняет первоначально (а иногда и довольно долго) то же написание, что и в языке-источнике. Английский графический облик сохраняет А. С. Пушкин у слова бифштекс, называвшего блюдо, которое появилось в первой четверти ХIХ века в меню русских дворян: «Затем, что не всегда же мог Beef-steaks и страсбургский пирог Шампанской обливать бутылкой». Существуют также множество случаев двоякого написания слов и выражений: unisex – унисекс, «Pizza Hut» - «ПИЦЦА ХАТ» и т.п.

Грамматическое освоение – подчинение чужого слова правилам грамматики заимствующего языка. Так большинство иноязычных существительных, попадая в русский язык, начинают склоняться, причем распределение их по типам склонения происходит прежде всего в зависимости от конечного звука существительного. Поэтому, например, иноязычные слова, оканчивающиеся на твердый согласный: брифинг (англ.), брокер (англ.), маркетинг (англ.) и т.п., в русском языке входят в 1-е. склонение и начинают изменяться как слова дом, огурец. Иноязычные слова на –а: культура, цезура входят во 2-е. склонение (как русские мама, нора). У заимствованных существительных может переосмыслиться грамматическое значение числа. Так, английские рельс (rails), кекс (caekes), которые в языке-источнике – форма множественного числа (от rail, cake), русскими были восприняты как форма единственного числа. Для множественного же числа русский язык дает слову соответствующее окончание: рельс-ы, кекс-ы. В слове jeans (джинс) английской флексии множественного числа –s оказалось недостаточно, чтобы слово переосмыслилось как форма множественного числа, и оно приобрело необходимое для формы множественного числа в русском языке окончание –ы. Нередко иноязычные существительные, попадая в русский язык, меняют свой род по аналогии с родом русских существительных с соответствующим конечным звуком. Так, утратили свой женский род и стали словами мужского рода французские барак, душ. Нередко значительные изменения при грамматическом освоении претерпевает словообразовательная структура слова. Так, глаголы-заимствования для того, чтобы спрягаться подобно глаголам русского языка приобретают русские глагольные суффиксы: например, суффикс -ова- во французских по происхождению глаголах аплодировать (applander), маршировать (marcher). Получили специфические русские суффиксы и некоторые существительные: кнопка (knoop), василек (basilikon). Иноязычные прилагательные, входя в русский язык, тоже получают те суффиксы и окончания, которые характерны для русских прилагательных: алый (тюрк. ал.), бурый (тюрк. бур). Отмечаются отдельные случаи, когда при заимствовании сочетание слов превращается в одно слово. Этот процесс называется лексикализацией. Так, французское словосочетание comme il faut («как надо», «как следует») в русском языке превратилось в одно слово: комильфо.

Семантическим освоением называют такой процесс, в результате которого иноязычное слово входит в систему понятий заимствующего языка. Подавляющее большинство заимствований, употребляющихся в нашей речи, семантически освоено. Эти слова являются в основном названиями тех реалий, понятий, которые входили в жизнь русских людей на протяжении многих лет, в процессе контактов с другими народами. Семантически не освоенные слова в основном бывают двух видов: экзотизмы и варваризмы. Именно эти виды заимствованных слов и станут предметом нашего дальнейшего рассмотрения. Напомню, что экзотизмы – это заимствованные слова, которые характеризуют специфические национальные особенности жизни разных народов и употребляются при описании нерусской действительности. Так, при изображении жизни и быта народов Кавказа используются слова аул, сакля, джигит, арба; при описании событий в Афганистане – экзотизмы талибы, душманы, движение «Талибан» и т.д. Отличительной особенностью экзотизмов является то, что они не имеют русских синонимов, поэтому обращение к ним при описании жизни других народов продиктовано необходимостью. Варваризмы – это перенесенные на русскую почву иностранные слова, употребление которых носит индивидуальный характер. Варваризмы – это не закрепившиеся еще в общелитературном языке единицы. Варваризмы не фиксируются толковыми словарями русского языка. Исключение составляет словарь Д. М. Ушакова, в конце 4-го тома которого дано приложение «Иностранные слова и выражения», куда включены иноязычные слова, встречающиеся в русских текстах в нерусском написании. Кроме того, существуют специализированные справочные пособия, в которые собраны варваризмы, употребляющиеся в русской литературе. К наиболее известным относится двухтомный словарь А. М. Бабкина, В. В. Шендецова. Варваризмы попадают в речь как окказициональные средства, их употребление не носит общепринятого характера. Например, у В. В. Маяковского: “Негр подходит к туше дебелой: «Ай бэг ёр пардон, мистер Брэгг! Почему и сахар, белый-белый, должен делать черный негр?»” - варваризм, означающий «прошу прощения», передан средствами русского алфавита. От других иноязычных заимствований варваризмы отличаются и тем, что имеют «иностранный» облик, резко выделяющий их на фоне русской лексики; в отличие от экзотизмов большинство варваризмов обозначают понятия, которые имеют в русском языке наименования; в отличие от иноязычных вкраплений варваризмы носят окказиональный характер, они лишены стилистической окраски книжности, научности. Варваризмы только условно можно отнести к заимствованной лексике, имеющей ограниченную сферу употребления; на самом деле они остаются за пределами русского словаря.

Чтобы выяснить, в каком положении относительно использования

экзотизмов и варваризмов находится русский язык, а точнее – современная разговорная лексика молодежи, и подтвердились или нет опасения ученых лингвистов, высказанные ими в 90-е. годы, я отобрал около 150 случаев и примеров заимствованных слов.

Отобранные слова я разделил по группам в зависимости от их функциональных особенностей и сфер активного употребления.

Общественный вкус нынешнего времени диктует либерализацию языка, которая осуществляется прежде всего с помощью ресурсов устной речи молодежи – самой раскованной и демократичной, самой восприимчивой к заимствованиям разного рода и качества. Ситуацию, сложившуюся сейчас в разговорной лексике, можно сравнить с ситуацией 20-х годов ХХ века в русской литературе, когда в нее, «освобожденную от цензурных рогаток, неудержимым потоком вливается язык улицы – не только московской или петербургской, но также ньюйоркской и иерусалимской» (Цит. Рецензию на стенограмму доклада Г. О. Винокура «Язык писателя и норма» (1939 г.) ВЯ, 1994, 1, с. 153). А разговорный язык, в отличие от литературного, и освобождать то незачем, он и так свободен от правил и ограничений (хотя бы даже цензурных). Язык достаточно большой части современной молодежи – это язык улиц, причем, как оказалось, улиц Нью-Йорка, Бронкса и Лос-Анджелеса. Говорят ли вам что-нибудь эти слова и выражения: Hey! Man! What’s up?; east coast; west coast; intro; outro; rap; old school; new school; graffiti; Yo!; street; b-boy; bro; флейва; урбан; респект; дисреспект; брейкер; брейкданс; сокс; фристайл; original gansta; MC; Dj; check this out; shake your ass; sexy mathafucka; funky stile; баттл; адики; гелик; свип; тартл; мачмеалс; стайл; фриз; Jam, famous rappers, clan. Скорее всего, они вам не знакомы, однако тех, кто их будет при случае употреблять правильно, поймут и на западном и на восточном побережье США. Итак, 1-ая группа слов – досуговая лексика, состоит в основном из интержаргонных элементов; основная среда употребления – группа людей, объединенных какими-либо общими пристрастиями (в данном случае – музыкой), относящихся к какой-либо молодежной культуре (в данном случае – к хип-хоп культуре), осуществляющих тесные языковые контакты в рамках какой-либо «тусовки» (зд. основные места подобных «тусовок»: чемпионаты по уличным танцам, концерты любимых исполнителей, баскетбольные площадки, клубы, места для катания на роликах и скейтборде, дискотеки, и просто полюбившиеся места отдыха), носители – молодежь от 14 до 25 лет. Основными источниками распространения заимствований являются музыканты и исполнители хип-хоп музыки (диджеи и эмси соответственно, или как их еще называют – рэпперы, если они исполняют рэп, танцуют под рэп, слушают рэп (см. Dj, MC), также распространяют заимствования танцоры уличного танца (если этот танец брейкданс – то они называются би-бои (см. В-Воy). Диджеи, эмси и танцоры регулярно наведываются в центры хип-хоп культуры – Нью-Йорк (NY), Лос-Анджелес (LA) и Бронкс, где и пополняют свой словарный запас. Некоторые из заимствованных слов являются в какой-то мере проффессионализмами (например, слова фриз, стайл, поп-локинг, гелик, свип, тартл обозначают элементы или конкретные движения в брейкдансе), но среди заимствованной лексики 1-ой группы много и жаргонных уличных словечек. Относительно самой культуры хип-хоп в принципе можно сказать, что это изначально была именно уличная культура, причем черная уличная культура. Хип-хоп (Hip-Hop) как движение начал оформляться в начале 80-х. Хип-хоп основан на специфической музыке черных (хотя сейчас существует и много белых исполнителей) – рэпе (rap), которая уходит корнями в джаз и регги, характеризуется четким ритмом и речитативом, наложенным на этот ритм (самый известный в России на сегодняшний день исполнитель – Децл). Хип-хоп разделяется на два течения: олд скул (old school) и нью скул (new school) (т.е. старая и новая школы). Олд скул начал формироваться в начале 80-х, он состоит из нескольких основных элементов-символов: електрик-буги (в брейкдансе), одежда фирмы Adidas, магнитофоны фирмы Sharp, скейтбординг, особый стиль музыки. Нью скул – это совокупность граффити, роликов, одежды фирмы Rocawear, дорогих машин и дорогих клубных тусовок, отход от уличной жизни, отход от стиля гетто. Помимо эмси и диджеев, которые совершают ежегодные паломничества в США за музыкальным материалом для своих композиций, сегодня существует определенная часть молодежи, которая просто ездит в Америку на заработки или отдыхать и, вращаясь там в различных кругах, воспринимает новую лексику. Дело в том, что в последнее время культура Хип-Хоп пользуется большой популярностью. Это модно и не только в Америке, но и в странах Европы и, естественно, в России, однако в связи с тем, что это прежде всего культура черных районов (в нее входят криминальные разборки между молодежными группировками, наркотики), в лексику приходят термины из сленга наркоманов и уличных банд, автоматически увеличивается приток ненормативных слов и словосочетаний.

У молодых людей по всему миру появилось гораздо больше возможностей по сравнению с прошлыми временами объединяться по интересам (например, при помощи интернета, а так как в интернете основным международным языком является английский, то соответственно проще оперировать иностранными словами – тебя сразу поймут!), мир стал теснее, процесс глобализации очень сильно влияет на количество заимствований, и на Россию в этом плане оказывается давление со стороны всего англо-говорящего мира. Взять хотя бы SMS сообщения на мобильных телефонах, активное пользование этой функцией способствует утверждению в оперативной памяти человека латинского алфавита (когда он русскую речь передает на письме при помощи латинских букв), иноязычных слов (что, разумеется, гораздо быстрее и практичнее). Хотелось бы отметить еще одну особенность интернета и SMS сообщений: помимо заигрывания с латинским алфавитом, ухудшается грамотность пользователей, или вырабатываются какие-то новые нормы и правила, которые нередко идут вразрез общепринятым (максимально короткое время набора текста + достаточная его понятливость = минимальная его грамотность). В ближайшее время возможны дискуссии по созданию универсального языка интернета, но это задача практически невыполнимая по той причине, что у каждого пользователя уже сложился определенный свод правил, которым он руководствуется, и этот свод правил сугубо индивидуален (разный уровень преподавания, усвояемости и т.д.). Таким образом, процесс постоянного заимствования на данный момент неизбежен, и в будущем его темпы будут увеличиваться со стороны доминирующего на планете языка. Отрицательные стороны таких языковых движений: 1) у детей увеличивается набор иноязычной лексики ненормативного характера, употребление которой, можно сказать, поощряется, так как во взрослом обществе довольно много людей, не знающих иностранных языков, следовательно, использование иностранной обсцентной лексики ни как не контролируется. Более того, если в США и Европе за употребление, к примеру, матерных слов вас подвергнут административным взысканиям (там это запрещено законом), то у нас просто не обратят внимания. Так как у нас нет законодательства по иноязычной ненормативной лексике, на наш рынок проникают аудио и видео записи с полным отсутствием какой-либо цензуры, да еще к тому же транслируются по радио и телевидению. При этом нельзя говорить, что сами дети не осознают заимствованные ругательства как лексику, унижающую честь и достоинство, однако ее употребление, к сожалению, возрастает, что ведет за собой загрязнение языка и одновременное увеличение в детской речи русскоязычной матерной лексики (по аналоговому принципу: когда в словарном запасе содержатся два варианта, и активное использование одного, влечет за собой использование другого).

Наряду с радио и телевидением, клубами и дискотеками, кассетами и компакт дисками, интернет записями, еще одним эффективным способом трансляции заимствований является граффити (graffiti) – настенная живопись. Основным инструментом художника (графитчика) является балончик с краской (граффити сформиловалось в рамках хип-хоп движения, но потом вышло за его пределы, сейчас спектр влияния очень широк). Подробнее о тематике граффити вы можете прочитать в книге исследователя языка и культуры молодежных группировок, прежде всего вокальных, музыкальных и танцевальных, проявляющих себя в городских надписях: J. Bushnell. Moscow Graffiti: Language and Subculture.

Настало время обратиться к наглядным примерам употребления варваризмов и экзотизмов первой группы, чтобы определить не выявленные особенности досуговой лексики в рамках хип-хоп культуры.

«А Тупак Шакур с ист коста или с вест коста?» - эта фраза из разговора двух 14-ти летних ребят, слушающих rap. Ист кост (east coast) и вест кост (west coast) соответственно восточное и западное побережье США, значит, перед нами экзотизмы (называют явления нехарактерные для русской действительности). В российскую среду любителей хип-хопа слова проникли в начале 90-х годов через популярную радио программу «Hip-Hop MASTER», которая была целиком посвящена рэп музыке; слова выполняют номинативную функцию; в процессе освоения приобрели мужской род и 1-ое склонение русского языка.

«Эти ребята одни из первых начали делать олд скул, за это им – максимальный респект» - Alex-D, ведущий программы «RAPCITY» (рэп-город) на телеканале МУЗ-ТВ. Слова респект (respect) и дисреспект (disrespect) в переводе с английского означают уважение и неуважение соответственно. На сегодняшний день встречаются окказиональные формы употребления типа «Ты что меня не респектируешь?». От существительного мужского рода респект образован глагол респектировать – очевидный варваризм (правильно употребить глагол уважать, но тогда фраза бы не имела комического эффекта, ради которого она и построена таким образом).

«Питер flava, что за flava?» - строчка из песни рэп-команды DA-108. Ни в русских словарях, ни даже в английских, включая «Новый англо-русский словарь современной разговорной лексики» (2000 г.) не указано значение этого слова. Из текста песни также нельзя понять, что имеют в виду музыканты. Единственная догадка на этот счет, что слово flava представляет из себя изрядно видоизмененное flavour (читается – флейва, англ. особенность, вкус). Можно только строить предположения по поводу происхождения слова, точных данных нет.

«Urban – заколдованный город С истоптанными ногами, но душою он молод» - из текста рэп группы Bad Balance. Urban – городской житель, горожанин, городской (англ.) Слово «урбан» в данном случае грамматически употреблено неправильно (принимает несвойственное определительное значение, становясь собственным существительным, т.е. в процессе освоения слово изменило род). Основная функция такого словоупотребления – повышение выразительности, яркости текста. Необходимо учесть, что для российского рэпа урбан (в несуществующем в английском языке значении «город» ) называет своего рода метафизическую среду – жизненное пространство Хип-Хопа.

«What`s up?» - как жизнь? Как дела? Как ты? (сленговое выражение американского английского, возникшее в США в рамках черной культуры; сейчас распространено повсеместно в Хип-Хопе). Интересен тот факт, что в интернете между пользователями распространен грамматически неверный вариант написания, основанный на фонетическом восприятии (по принципу: как слышится, так и пишется): WASSAP (вассап), причем встречается и WAZAP (вазап). Мы здесь натолкнулись на одну очень важную особенность современного употребления заимствований – преобладание транскрипции над транслитерацией, и все бы ничего, да вот только в большинстве случаев транскрипция осуществляется неверно (не сохраняется морфемная структура слова, учащаются случаи лексикализации). Уже на данном этапе исследования можно четко выделить тенденцию сокращения длины слова или словосочетания (причем нередко для этого используются неалфавитные элементы). Например, часто для записи некоторых частей лексических единиц применяются цифры, соответствующие по своему звучанию обозначаемым слогам. Так, имя
  1   2   3

Похожие:

Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconРелятивизм как проблема современной молодежи
«Молодежь и наука-2011» за доклад «От категорического императива И. Канта до волюнтаризма А. Шопенгауэра: поиски современной молодежи»,...
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconСловообразовательные ресурсы русского языка. Словарь неузуальных слов современной разговорной речи
Словообразовательные ресурсы русского языка. Словарь неузуальных слов современной разговорной речи: Сборник статей / Под ред к ф...
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconОценочная картина мира в испанской лексике и фразеологии (на материале испанской разговорной речи)
...
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconПрезентация «Использование икт в обучении лексике на уроках английского языка»
Участие в методических семинарах, фестивалях, конкурсов, проведение открытых уроков, мастер-классов
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconОсобенности разговорной речи. Фонетические особенности
Из многочисленных морфологических особенностей языка для разговорной речи характерно
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconГуманистическое и нравственное воспитание молодежи на примере борьбы дзюдо
Статья посвящена проблемным аспектам нравственного воспитания современной молодежи. Приводится зарубежный опыт привлечения детей...
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconЛекция введение в курс. Основные понятия
Целью математического моделирования экономических систем является использование методов математики для наиболее эффективного решения...
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconЭтнографическiе матерiалы. ― Слова и выраженія, употребляемыя жителями Коштугской волости въ разговорной рѣчи
К. Ф. Ф. Слова и выражения, употребляемые жителями Коштугской волости в разговорной речи // Олонецкие губернские ведомости. 1891....
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconОсобенности современной карачаево-балкарской разговорной речи 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (тюркские языки)
Работа выполнена в секторе карачаево-балкарского языка Института гуманитарных исследований Правительства кбр и Кабардино-Балкарского...
Использование экзотизмов и варваризмов в современной разговорной лексике молодежи iconПовторы как конструктивный элемент вставочных конструкций в разговорной речи
Повтор – это конструктивный элемент разговорной речи. Даже само актуальное членение предложения предполагает конструктивные повторы....
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org