Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать»



Скачать 127.31 Kb.
Дата11.07.2014
Размер127.31 Kb.
ТипДокументы
Чернявская М.В.
РОМАН МАЦУО МОНРО «НАУЧИ МЕНЯ УМИРАТЬ»

КАК РЕАЛИЗАЦИЯ КЛЮЧЕВОЙ ПОЗИЦИИ ТЕКСТА (ЗАГОЛОВКА)
Человек должен сделать три вещи в жизни: не убить, не быть убитым и не сойти с ума.

М. Монро «Научи меня умирать»
Имя Мацуо Монро в современной прозе не является достаточно известным и широко распространенным, а потому некоторые читатели произведений автора, которых у него всего два (романы «Научи меня умирать» и «Bang-bang»), могут и не подозревать о том, что на самом деле под японским псевдонимом творит русский писатель, психолог, специалист по психологии творчества и разработчик уникальной методики арт-сталкинг - Кирилл Алексеев, известный также под еще одним псевдонимом - Луис Ривера.

Обе книги примечательны динамичным разворачиванием многопланового сюжета, яркостью художественных образов, необычной фабулой, своеобразием жанра (сочетание характерных черт мистики, триллера, детектива, социальной сатиры и элементов философии), но самое главное – своей нестандартной идеологией, которая не может не вызывать интереса. Заголовок романа «Научи меня умирать» сразу обращает на себя внимание. Как можно научить умирать? Жить – еще куда ни шло, но смерть – разве ей нужно учиться, разве это не естественное явление? Некоторые ответы можно найти по ходу чтения книги, но все же вопросов возникает гораздо больше. И тем самым, роман удерживает читателя в постоянном напряжении, втягивает, подчиняет бешеному темпу развития сюжета, погружает в мир невероятных коллизий, загадок и фантастических видений главного героя.

Ито Котаро, успешный копирайтер тридцати лет, работает в крупном рекламном агентстве и живет в богато обставленной квартире по последнему слову моды. На первый взгляд, он среднестатистический представитель потребительского общества, ничем не выделяющийся из массы таких же, как и он. Привычный ход событий резко нарушается с момента его знакомства с девушкой со странным именем Вик.

Котаро встречает ее в букинистическом магазине и сразу обращает внимание на ее лицо: оно, «собранное из отдельных несуразных деталей, приковывало к себе взгляд, разбивало вдребезги мгновение настоящего и заставляло замереть само время. Мельком глянув на него, уже невозможно было отвести глаза. Оно притягивало. Огонек керосиновой лампы и мотылек. Опаленные крылья».

Он долго не может избавиться от наваждения, но когда наконец ему удается почти забыть ее лицо, девушка встречается ему снова, и они знакомятся. С тех пор в жизни Котаро начинают происходить невероятные вещи. Он узнает, что Вик всерьез решила покончить жизнь самоубийством, при этом у нее твердо обоснованная идеология, которой она уверенно следует. Ито ей нужен для того, чтобы быть с ней в последние дни ее жизни и помогать, а после ее смерти отправлять каждый год открытки отцу Вик от ее имени. Все попытки героя отговорить девушку от ее намерения абсолютно безуспешны и ни к чему хорошему не приводят.

Скорее, наоборот. Котаро является говорящая обезьяна, любящая пиво и временами перевоплощающаяся в бармена, который ведет с ним философские разговоры, протирая стаканы в баре, не существующем в объективной реальности; оказывается, что его начальник с глазами «мучителя кошек» – маньяк, он прямо угрожает ему и не скрывает своей страсти к процессу расчленения трупов; Вик втягивает его в сомнительное предприятие, обернувшееся тем, что его подозревают в жестоком убийстве двух людей; он скрывается от полиции, да еще и Вик пытается его «научить умирать», разогнавшись на скользкой трассе до 220 км/ч и выскочив на встречную полосу на угнанной машине. Что же все-таки происходит с жизнью героя и его сознанием и психикой, почему Вик выбрала именно его, в чем миссия Котаро и чем обосновано ее непоколебимое решение умереть – основные вопросы, на которые мы попытаемся ответить в ходе анализа романа с опорой на художественные образы, разбор основных линий сюжета и ключевые идеи, прозвучавшие в тексте.

Роман начинается с воспоминаний Котаро о событиях, которые раз и навсегда изменили его последующую жизнь. События эти – и есть содержание книги. Следует отметить, что книгу эту сложно читать медленно, она построена так, что, начав читать, сложно оторваться. Композиция романа довольно проста: повествование разбито на главы, в хронологически правильном порядке, завершается оно эпилогом. Но особенность его в том, что каждая глава заканчивается на кульминационном моменте, что не дает отложить книгу в сторону, а держит читателя в постоянном внимании. Такой прием обычно используется в остросюжетных сериалах, когда каждая серия обрывается на самом интересном месте, и мы разочарованно вздыхаем, с нетерпением ожидая следующей.

Вик и Котаро – герои, встретившиеся друг другу не случайно. С виду непримечательный обыватель, Ито Котаро на самом деле человек, который постоянно анализирует свою жизнь и размышляет об ее устройстве. Нельзя сказать, что он доволен существующим положением дел, но он подчиняется основным требованиям современного потребительского общества, живя в «мире брендовой дифференциации населения». «Никого не интересует, как ты чувствуешь себя, когда приходит пора гасить свет в спальне и оставаться один на один с самим собой. Часы Titoni, ручка Montegrappa, зажим для галстука Dunhill – значит, ты в полном порядке. Значит, ты не зря прожил последние десятьпятнадцатьдвадцать лет. Что с того, что по ночам ты вынужден глотать снотворное? Зато под окнами стоит Toyota Mark II – и значит, тебе нечего волноваться» (вспомним описание потребительского общества в романах «99 франков» Ф. Бегбедера и «Бойцовский клуб» Ч. Паланика). Однако, несмотря на то, что герой ничего не меняет в своей жизни, он внутренне протестует против сложившейся ситуации. «Кто-то плывет поперек течения. Дело вовсе не в мужестве. Дело в усталости. Настоящая усталость породила больше героев, чем мужество. Я не собираюсь в герои. И не хочу быть отступником. Просто слишком устал быть, как все. Это тяжелый труд. Многие не замечают этого. Многих убивает стремление быть, как все. Понимать это страшно. Не понимать – глупо. Ловушка». И он понимает, чувствует себя лишним, выпадающим из общей системы, но на деле продолжает жить так же: цепляясь за свое положение, за те небольшие преимущества, которые он заработал с течением времени, за свою работу, которая ему не приносит удовольствия. Возможно, из страха все потерять. Из страха быть непонятым, из страха, что, если он станет вести себя по-другому, общество сочтет его поведение аморальным. Потому он тихо рефлексирует, но настоящая картина его жизни противоречит мыслям. «Мы давно превратились в моллюсков. Мы можем быть открытыми, только пока вокруг все спокойно и привычно. Любое отклонение от правил воспринимается как угроза самому существованию». Он думает о свободе выбора, но сам этой свободы не имеет.

И вот появляется Вик, которую так же, как и Котаро, не устраивает такая жизнь, но, в отличие от него, она выстраивает свою идеологию, в которой видит некое решение этой проблемы, и активно действует согласно ей. Она уже с детства осознала свою странность. Она вспоминает момент рождения, когда чуть не умерла от удушья из-за пуповины, обернувшейся вокруг шеи, и как ее спасли врачи. Со временем она стала задумываться о том, что занимает чье-то место, а потому порой становится невидимой, то есть тело есть, а сама она где-то далеко в своих мыслях. Из-за этой особенности, проявившейся уже в детстве, Вик часто терялась из поля зрения окружающих, хотя находилась рядом. Мать могла подолгу не видеть ее, а девочка никогда не подавала голоса сама, лишь пребывала в страхе, что в какой-то момент случится так, что она превратится в невидимку, и ее так и не найдут: «Меня не замечает сам мир, в планах которого не было девушки по имени Вик».

Тем не менее, она не лишена некоторой свободы. И ведет себя прямо противоположно Котаро. Для нее нет правил, ограничений, она не надевает на себя никаких масок, никому не подчиняется:  «Они [другие] тратят время и силы, чтобы быть такими, как все, а я – на то, чтобы быть собой. Затраты одинаковые. Результат разный». Эта свобода чувствуется и в общении с Ито. Она не обращает никакого внимания даже на основные повседневные проявления приличий, такие, как та же ритуальная речь. Для нее нет таких слов, как «пожалуйста», «спасибо», она может надоедать звонками посреди ночи, не здороваться и не прощаться, приходить в любое время, дерзить, грубить и не просить прощения. В ее понимании нет какого-то кастового неравенства среди людей. Она не стесняется прийти в офис Котаро и демонстративно не соблюдать никаких правил хорошего тона, позволяет себе показать средний палец и беспардонно разговаривать с начальником Котаро, Ямадой, который ей противен и перед которым она совершенно не испытывает того страха, которым мучается Ито. Она может ограбить клинику, оглушив охранника сильными ударами по голове, не заботясь о том, каково ему придется; она легко манипулирует Котаро, зная, как можно на него нажать, когда вежливостью, которой он постоянно пытается ее научить, а когда и посредством шантажа. Ей ничего не стоит угнать шикарный «Порше» и беззаботно разъезжать на нем на предельной скорости. Она совершенно не думает о последствиях, о которых, кстати, никогда не забывает Котаро. И вот вопрос: как же она может быть настолько свободна и независима ни от людей, ни от обстоятельств, ни от условий жизни? Все «просто»: Вик планирует умереть. И подходит к этому вопросу с особой тщательностью. Все действия подчинены лишь ее плану. Она давно поняла, что жизнь лишает людей свободы. Это понимал и Котаро: «Я все чаще начинаю думать, что жизнь убивает. То есть так оно, конечно, и есть. Я не изобрел порох. Но одно дело – знать. И совсем другое – чувствовать это». Вик как раз таки чувствует это и борется. Если уж она не могла отвечать за свое появление на свет, она вправе выбрать собственную смерть. Она не верит ни в судьбу, ни в карму, но знает, что сложно устоять перед разрушающей силой непредвиденных обстоятельств, и хочет освободиться и от них тоже. Вик уверена, что единственный путь к свободе – добровольная смерть, а акт проявления свободы в жизни – возможность самому выбрать способ ухода из нее. «С каждым прожитым днем вероятность умереть не так, как ты хочешь, увеличивается. На достаточно длинном промежутке жизни шансы выбрать смерть вообще равны нулю». Чтобы подтвердить эту мысль, она в самых жутких подробностях описывает пораженному Котаро незапланированную смерть человека, которого может убить какой-нибудь маньяк в переулке темной ночью.

Вот и одна из основных сюжетных линий: Вик и Котаро. Но в романе есть и другая. А именно – жизнь Котаро после знакомства с Вик. У него начинаются какие-то непонятные видения, которые сам он принимает за галлюцинации. Лицо Вик, превращающееся в странную, пугающую маску; обезьяна, негр-бармен и бар-невидимка; неизвестно откуда взявшийся клочок бумаги с единственным словом «BAR», а затем и пицца с такой же надписью; автобус, чуть не сбивший его, за рулем которого все та же обезьяна, – все это непонятные явления, которым он не мог найти объяснения... пока обезьяна не заговорила с ним. В той самой клинике, где произошло зловещее убийство и куда вернулся Котаро, сам не зная почему. С трудом выговаривая слова, постоянно путая их порядок, обезьяна объяснила ему, что жизнь – это лабиринт (вспомним «В лабиринте» А. Роб-Грийе), ходы переплетаются между собой, и если повернуть не там, то можно пойти чужим путем, заблудиться, уйти далеко от своего собственного. А если уж вторгнуться в не свою жизнь – придется принять правила этой жизни и следовать им, а не пытаться продолжать жить своей. Свернув со своего пути, Котаро знакомится с Вик. Она рассказывает ему о своем намерении, доверяется ему, и вот он уже часть ее жизни. Но пытаясь жить, как раньше, особенно не вникая в то, что происходит, а лишь стараясь не думать об этом, он затерялся в лабиринте ее жизни и, таким образом, сам навлек на себя множество проблем. Вот тогда и появилась обезьяна, чтобы вернуть его в собственный коридор лабиринта, в собственную жизнь.



Выбор обезьяны наверняка не случайно спланирован Мацуо Монро. Существует японский символ – три обезьяны, одна из которых закрывает уши, другая глаза, а третья – рот. Символ этот растолковывается так: «не вижу зла, не слышу зла, не говорю злого». Но не во всех восточных учениях, к которым применим символ этих обезьян, последователю требуется закрываться именно от зла, чего-то неэтичного или негативного. Можно проиллюстрировать это знаменитой даосской цитатой:
Когда все в Поднебесной узна́ют,
что прекрасное — это прекрасное,
тогда и возникает безобра́зное
Лао-цзы. Дао дэ цзин (Канон пути и благодати)
Иными словами, закрываясь от зла, мы порождаем зло. Требуется не удаляться от «плохого», приближаясь к «хорошему», а перестать классифицировать и измерять окружающее, проводя границы и развешивая ярлыки.

Применимо ли это к Котаро? В какой-то степени, можно сказать и так. Он, как три обезьяны, закрывается от Вик, предпочитая ничего не видеть, не слышать и не говорить. Он не принимает ее решения и строит из себя капитана Очевидность, в действительности проводя границы, подчиняя свое сознание массовому. А ведь, на самом деле, откуда он может знать, что ее решение плохо или аморально? Ведь в то же время он и не пытается как-то спасти ее. Он просто ничего не предпринимает. Бездействует. Только еще не понимает, что уже не в своей жизни. Тем самым он и навлекает на себя все то зло, что происходит с ним. Обезьяна же, явившаяся ему, – ходит на двух ногах, пьет пиво и разговаривает, и тем самым она противопоставляется традиционному японскому символу. Вик открывает ему глаза на то, что все эти понятия зла и добра, морали и аморальности, плохого и хорошего и т. д. очень зыбки. Она просто говорит ему: «А ты не пробовал посмотреть с другой стороны?» И все то, что происходит потом с Ито, является подтверждением ее слов. Когда он бил фонарем по голове огромного якудзу, душившего Вик, в нем проснулась животная ярость, и он уже не мог остановиться: «С каждым ударом я становился свободнее. И с каждым ударом я становился ближе к себе». Когда Вик неслась на «Порше» по скользкой трассе на предельной скорости, она дала ему понять, что, не научившись умирать, не научишься и жить. Ведь только тогда начнешь по-настоящему ценить жизнь и жить так, как ты того действительно хочешь. И Котаро вспоминает, что выбрал совсем не то, чем хотел заниматься раньше: он с детства отлично рисовал и хотел быть художником, но так им и не стал. Потом он думал о работе бармена, которая в свое время тоже привлекала его. Возможно, поэтому в его сознании обезьяна иногда перевоплощается именно в бармена. Если же задуматься о том, почему бар не японский, а американский, то опять же: Мацуо Монро в начале романа упоминал о презрительном отношении японцев ко всему чуждому их культуре. Но ведь это своего рода стереотип, от которого японцы не могут отступиться, и принять что-то выходящее за пределы их традиций, почитанием которых они так гордятся. Имя девушки – Вик – тоже выбрано не случайно. Ее отец был американцем французского происхождения, она не была чистокровной японкой, что символизирует опять же альтернативное мышление, свободу от каких-либо стереотипов. Этой-то свободы и не хватало Котаро. Но он жаждет ее. И он дает ей выход, когда хлещет по лицу Вик на берегу моря. Он выплескивает все скопившиеся в нем эмоции, весь страх, что испытал, пока сидел в машине, которая вот-вот могла перевернуться и сгореть дотла. «Я бью ее ладонью по лицу. Наотмашь. Прямо по окровавленным губам. Хохочущим окровавленным губам. «Давай! – кричит она сквозь смех. – Давай! Еще раз!» Я бью ее снова. Перед глазами розовый туман… «Заткнись!!!» - «Бей! Бей! Покажи себя!» Еще один удар. Еще один. Кровь из рассеченных губ заливает ей подбородок. Губы опухли. Они шевелятся, как толстые красные черви. «Давай! Прикончи меня! Прикончи!»

На последующие позже извинения Вик ответила: «Сделал то, что хотел. Быть может, впервые в жизни». Так, благодаря Вик, Ито начинает глубже понимать себя и свою жизнь, в чем ему также немало помогает бармен. Когда он в облике попеременно обезьяны и негра ведет его машину, то говорит: «Тут главное не слишком-то полагаться на здравый смысл. Он может и подвести. То, что сейчас я сижу за рулем автомобиля и на нас никто не обращает внимания, может означать разное. Возможно, ты сам сидишь за рулем и представляешь себе обезьяну. Возможно, что на самом деле как обезьяна я выгляжу только для тебя. Для остальных я обыкновенный негр. А может быть и так, что в машине открылась какая-то дыра в мир видений, и ты сейчас не в машине, а в ином слое реальности». О том же ему говорила и Вик: «Что такое, по сути, сумасшествие? Просто выбор другой реальности. Отличной от той, в которой живет большинство людей. Да и большинство ли?»

Герой до какого-то времени не мог жить так, как он того действительно хотел, объясняя это так: «Абсолютно любое желание не может удовлетворить ни один человек. Нас сдерживают нормы морали, законы, личные интересы… Часто приходится отказываться от чего-то ради перспективы…». Но, когда, убегая от полицейских, Котаро больно бьет одного из них в пах, когда, спасаясь от перспективы быть зарезанным своим начальником-маньяком, он проделывает то же самое и с ним, разве в те моменты он следует своим словам о морали и законе? Он наконец освобождается. И больше не пытается отговаривать Вик от суицида. И она совершает задуманное. А Котаро в соседней комнате снова является негр-обезьяна, который говорит ему о значении смерти для жизни: «Предоставь в твое распоряжение вечность, ты палец о палец не ударишь. Неизбежность смерти заставляет тебя быть хоть в какой-то степени человеком <…> Когда не боишься жить так, как хочешь, тебя мало что может расстроить или напугать. Единственная штука, которая имеет значение, – свобода. Свобода быть собой».

И в конце романа герою все же удается в какой-то мере достичь этой свободы: он уезжает из города ближе к морю, начинает снова рисовать, осуществляет наконец свою мечту и становится художником. Так он находит примирение с самим собой и в полной мере живет своей жизнью, не плутая по лабиринту.

Сложно не заметить того, что в романе Мацуо Монро много сходств с «Бойцовским клубом». Котаро и Вик – своеобразные прототипы главного героя романа Ч. Паланика и Тайлера. Некоторые сцены, например, эпизод с машиной на бешеной скорости, перечисление брендов, размышления о понятии свободы, описаны чуть ли не так же. То же сумасшествие, что и у героя «Бойцовского клуба», наблюдается и у Котаро, только в другой форме. Хоть это и не расщепление ума в психиатрическом смысле, но ведь иногда и Котаро начинает думать о возможности раздвоения личности (он не уверен полностью, что не он жестоко убил охранника клиники, якудзу и своего начальника). Также в книге заметна некоторая стилизация под романы известного японского писателя Харуки Мураками. Кроме того, чувствуется воздействие пессимистической философии А. Шопенгауэра на формирование идеологии Вик. В учении Шопенгауэра человек мыслится как воплощение особенного глубокого противоречия. Шопенгауэр смотрит на человеческое существование как на неизбывную и неотвратимую трагедию. Она коренится и в общем характере бытия мира, и в особенностях человеческого существования, в специфике общества. Человек, как всякое животное, по природе своей одержим желаниями и стремлениями. А это значит, что он обречен на страдания уже из-за детерминированности своими потребностями. Но Шопенгауэр вынужден признать, что человек все же располагает определенной мерой свободы. Она проявляется, прежде всего, в том, что человек способен к познанию, к "возвышению сознания". Однако отсюда проистекает еще более глубокое страдание. Влияние этой философии чувствуется и в книге «Bang-Bang», которая тоже перекликается с рассматриваемым романом.

Однако мы не можем категорически заявить, что книга мрачна и пессимистична, скорее, как это ни парадоксально, ее можно назвать даже жизнеутверждающей: автор дает нам понять, что мы должны жить в согласии с собой и своими желаниями, стремиться к индивидуальному восприятию мира, а не через призму массового сознания, и полностью осуществлять задуманное. Стоит отметить, что Мацуо Монро необычен и заслуживает внимания уже потому, что это русский писатель под японским псевдонимом, которому удается в своих романах удачно представить симбиоз нескольких жанров, удерживать читателя в постоянном напряжении до самой развязки, а самое главное – так умело использовать японские реалии и символику, что большинство читателей не верит в то, что книги написал не японец. Ему можно простить некоторые заимствования из японских романов уже потому, что Кирилл Алексеев сумел прекрасно представить Японию, обманув читателя, несмотря на то, что никогда не был в Стране восходящего солнца.


Литература


  1. Монро М. Научи меня умирать. М., 2005.

  2. Перцев А. В. Шопенгауэр: жизнь философа и философия жизни. М., 2004.

  3. Плахотнюк В. Н. Символика религий и культов. Большая энциклопедия символов и знаков. М., 2009.




Чернявская Марина Валериевна – студентка 4 курса филологического факультета КубГУ


Похожие:

Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconКак слышать Бога? Проповедует Олег Смаль 16. 03. 2008г
«Укажи мне, Господи, пути Твои и научи меня стезям Твоим. Направь меня на истину Твою и научи меня, ибо Ты Бог спасения моего; на...
Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconРоберт Монро "Окончательное путешествие"
Нэнси Пенн Монро, сооснователю Института Монро, и сотням отзывчивых людей, которые целое тридцатилетие делились со мной своими силами...
Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconБиография Заметка о фотографиях
Шиллер поставил себе задачей собрать воедино работы двадцати четырех виднейших фотомастеров, снимавших Мэрилин Монро. Из огромного...
Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconГосподи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день. Г
Господи, какие бы я не получал известия в течение этого дня, научи меня принять их со спокойной душою и твердым убеждением, что на...
Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconI. псн бз слв II прпвд 1
Коли родились в этом мире, за все придется отвечать. Некогда я слепо вел людей за собой, за это и был распят на Кресте, даже на обоих...
Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconГотический роман (англ the Gothic novel), «черный роман»
«черный роман», роман «ужасов» в прозе предромантизма и романтизма. Содержит таинственные приключения, фантастику, мистику, а также...
Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconЛеонард Орр Бросьте привычку умирать Наука о вечной жизни – Бросьте привычку умирать
Упоминания об этих практиках – если не их детальное описание – можно найти как в Библии, так и во всех великих священных текстах....
Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconСимволика лабиринта в романе Умберто Эко «Имя розы» Прочитав роман Умберто Эко «Имя розы»
Осознав это, я осмыслил одну из идей постмодернизма: идею об антииерархичности. Таким образом, роман «Имя розы» приоткрыл для меня...
Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconУмеешь сам -научи другого

Чернявская М. В. Роман мацуо монро «научи меня умирать» iconРаздаточный материал
«Робинзон Крузо» это и путешествие, и автобиографическая исповедь, и роман воспитания, и авантюрный роман, и роман-аллегория, а вместе...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org