Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца



Скачать 11.75 Mb.
страница60/70
Дата11.07.2014
Размер11.75 Mb.
ТипДокументы
1   ...   56   57   58   59   60   61   62   63   ...   70

башмаки на них были круглые, на надлежащем месте красовался гульфик, а лицо

сзади было гладко и чисто выбрито, и вы видели на нем и два глаза и рот,

словно на кокосовом орехе. Когда же они шли животом вперед, всякий подумал

бы, что они играют в жмурки. Любо-дорого было на них смотреть!

Образ жизни их был таков: едва лишь ясная утренняя звезда показывалась

над землей, они из чувства братской любви надевали друг другу сапоги со

шпорами. Так, в сапогах со шпорами, они и спали или во всяком случае

храпели, нос же у них в это время был оседлан очками.

Мы подивились этому обычаю, но их объяснения удовлетворили нас. Они

сослались на то, что Страшный суд застанет людей вкушающими сон и покой. Так

вот, желая как можно яснее показать, что им в отличие от баловней Фортуны не

страшно перед этим судом предстать, они-де и спят в сапогах со шпорами,

готовые вскочить на коня при первом же звуке трубы.

Когда било полдень (обратите внимание, что все их колокола как на

часах, так равно и на церквах и в трапезных были устроены по завету Понтано,

то есть подбиты наилучшим пухом, а вместо языков у них были привешены лисьи

хвосты), - когда било полдень, говорю я, они пробуждались и разувались; кто

хотел, тот мочился, кто хотел, тот испражнялся, кто хотел, тот сморкался. По

принуждению же, во исполнение строгого устава, все должны были много и долго

зевать, - они завтракали зевками. Сие зрелище показалось мне забавным.

Оставив сапоги со шпорами в конюшне, они шли в монастырскую галерею, с

крайним тщанием мыли руки и полоскали рот, затем усаживались на длинной

скамейке и чистили зубы до тех пор, пока настоятель не подавал им знака

свистом в кулак, - тут каждый разевал пасть как можно шире, и зевали они -

когда полчаса, когда больше, а когда меньше, в зависимости от того, какой

длины завтрак, по мнению настоятеля, полагался в тот или иной праздник, а

после завтрака устраивали торжественное шествие с двумя хоругвями, на одной

из которых была великолепно изображена Добродетель, а на другой Фортуна.

Один из распевов нес впереди хоругвь с Фортуной; за ним шел другой, держа

хоругвь с Добродетелью и кропило, обмокнутое в Меркуриеву воду {8}, которой

описание мы находим в Овидиевых _Фастах_ (кн. V), и этим своим кропилом он

как бы беспрестанно подгонял распева, шедшего впереди и несшего Фортуну.

- Такой порядок противоречит взглядам Цицерона и академиков, - заметил

Панург, - ведь они утверждали, что впереди должна идти Добродетель, а

Фортуна сзади.

Нам, однако ж, пояснили, что цель распевов - отстегать Фортуну,

следственно они поступают правильно.

Во время шествия они вполголоса и весьма стройно распевали какие-то

антифоны, - я этой патленщины не понял; слушая их со вниманием, я, однако ж,

заметил, что поют они только ушами. О, какие это чудные напевы, и как

гармонично сливались они со звоном колоколов! Тут уж дисгармонии быть не

могло. Пантагрюэль сделал по поводу этого шествия удивительно тонкое

замечание.

- Вам ясна, вам понятна хитрость распевов? - обратился он к нам. - Во

время шествия они вышли в одну церковную дверь, а вошли в другую. Они

поостереглись войти туда, откуда вышли. Клянусь честью, это люди хитрые, и

не просто хитрые, а хитрющие, хитрецы, хитрюги, и не только хитрящие, но

исхитряющиеся и перехитряющие.

- Эта хитрость заимствована из оккультной философии, - заметил брат

Жан, - а я в ней ни черта не понимаю.

- Тем-то она и опасна, что в ней ничего понять нельзя, - подхватил

Пантагрюэль. - Хитрость понятная, хитрость предвиденная, хитрость

разгаданная теряет всякий смысл и перестает быть, хитростью, - мы называем

ее дурью. Честью клянусь, эти хитрецы искушены во многих других видах

хитрости.

По окончании шествия, как после прогулки и полезного упражнения,

распевы отправились в трапезную, опустились под столами на колени и легли

грудью и животом на фонари. В это время явился упитанный башмачище и

предложил им не весьма питательную закуску: начали они с сыра, а кончили

горчицей и латуком, - таков был, по свидетельству Марциала, обычай у

древних. Затем все получили по блюдечку горчицы - это они должны были

оставить себе на после обеда.

Их стол был таков: по воскресеньям они ели колбасу кровяную, колбасу

ливерную, сосиски, телятину шпигованную, печенку свиную и перепелов (не

считая неизменного сыра, для возбуждения аппетита, и горчицы на десерт). По

понедельникам - отменный горох с салом, снабженный обширным комментарием и

чтением между строк. По вторникам - изрядное количество благословенного

хлеба, лепешек, пирогов, галет и печенья. По средам - деревенские кушанья, а

именно: головы бараньи, головы телячьи и головы-барсуков, коими здешние края

были обильны. По четвергам - супы семи сортов, а в промежутках - неизменная

горчица. По пятницам - ничего, кроме рябины, и даже, судя по цвету, не

весьма зрелой. По субботам они глодали кости. Должно заметить, что это никак

не сказывалось ни на их расположении духа, ни на их здоровье, ибо желудок у

них и по субботам действовал превосходно. Пили они антифортунное вино - так

назывался у них какой-то местный напиток. Когда они хотели пить или есть,

они опускали капюшоны на грудь, и капюшон заменял им салфетку.

После обеда они усердно молились богу, и непременно нараспев. Прочее

время дня они в ожидании Страшного суда употребляли на добрые дела: по

воскресеньям тузили друг друга; по понедельникам щелкали друг друга по носу;

по вторникам друг друга царапали; по средам морочили друг другу голову; по

четвергам ковыряли друг у друга в носу; по пятницам щекотали друг друга; по

субботам бичевали друг друга.

Так они жили в монастыре. Если же по распоряжению настоятеля им

случалось куда-нибудь отлучиться, то им строго-настрого воспрещалось, под

страхом ужаснейшей кары, находясь на море или реке, вкушать или хотя бы даже

отведывать рыбу, а на суше - мясо, дабы каждый мог воочию удостовериться,

что ни чревоугодие, ни любострастие не имеют над ними власти и что они

непоколебимы, как Марпесская скала {7}. Они и в миру каждое свое действие

сопровождали соответствующими и приличествующими случаю антифонами и, как

уже было сказано, пели всегда ушами. Когда же солнце опускалось в океан,

они, как и в монастыре, натягивали друг другу сапоги со шпорами и, надев

очки, ложились спать. В полночь к ним входил башмак, - тогда они вскакивали

и принимались точить и острить бритвы, а по окончании торжественного шествия

забирались под столы и вышеописанным способом питались.

Брат Жан Зубодробитель, поглядев на этих забавных братьев распевов и

уразумев самую суть их устава, вышел из себя и громко воскликнул:

- Ах вы, бритые крысы, ну как на вас не окрыситься? Вот бы сюда Приапа:

{8} он бы тут, как во время ночных волхвований Канидии, изо всех сил трахал,

- вы себе петь, а он - как бы это вас всех переп....ть. Я теперь совершенно

уверен, что мы находимся на земле антихтонов и антиподов. В Германии сносят

монастыри и расстригают монахов, а здесь монастыри строят, потому как здесь

все наоборот и все шиворот-навыворот.
ГЛАВА XXVIII

О том, как Панург, расспрашивал брата распева, получал от него

лаконические ответы
Во все время нашего пребывания на этом острове Панург только и делал,

что внимательно изучал физиономии бесподобных этих распевов; наконец, дернув

за рукав одного из них, тощего, как копченый черт, он спросил:

- _Frater_ распев, распев, распевчик, где твоя милка?

Распев же ему на это ответил:

- Внизу.


Панург. А много ли у вас их тут?

Распев. Мало.

Панург. А все-таки сколько?

Распев. Двадцать.

Панург. А сколько бы вы хотели?

Распев. Сто.

Панург. Где вы их прячете?

Распев. Там.

Панург. Должно полагать, они разного возраста, а вот какого они роста?

Распев. Высокого.

Панург. Каков у них цвет лица?

Распев. Лилейный.

Панург. Волосы?

Распев. Белокурые.

Панург. А глазки?

Распев. Черные.

Панург. Груди?

Распев. Округлые.

Панург. Личики?

Распев. Славненькие.

Панург. Бровки?

Распев. Пушистые.

Панург. Прелести?

Распев. Пышные.

Панург. Взгляд?

Распев. Открытый.

Панург. А ноги?

Распев. Гладкие.

Панург. Пятки?

Распев. Короткие.

Пануpг. А нижняя часть?

Распев. Превосходная.

Пануpг. Ну, а руки?

Распев. Длинные.

Панург. Что они носят на руках?

Распев. Перчатки.

Пануpг. А какие у них кольца на пальцах?

Распев. Золотые.

Панург. Во что вы предпочитаете их одевать?

Распев. В сукно.

Панург. А в какое сукно вы их одеваете?

Распев. В новое.

Панург. Какого оно цвета?

Распев. Светло-зеленого.

Панург. А какие у них шляпки?

Распев. Голубые.

Панург. А обувь?

Распев. Коричневая.

Панург. А суконце-то на них какое?

Распев. Добротное.

Пануpг. А башмачки на них из чего?

Распев. Из кожи.

Панург. А какого сорта?

Распев. Прескверного.

Панург. Какая же у них походка?

Распев. Быстрая.

Панург. Перейдем к кухне, - я разумею кухню ваших милашек. Давайте не

спеша обследуем все до мельчайших подробностей. Что у них на кухне?

Распев. Огонь.

Панург. Что его поддерживает?

Распев. Дрова.

Пануpг. Какие же именно?

Распев. Сухие.

Пануpг. Какое дерево вы предпочитаете?

Распев. Тисовое.

Пануpг. А хворост и щепки?

Распев. Ольховые.

Пануpг. Чем вы отапливаете комнаты?

Распев. Сосной.

Пануpг. А еще чем?

Распев. Липой.

Пануpг. Половину про ваших сударушек я уже знаю.

Ну, а как вы их кормите?

Распев. Хорошо.

Пануpг. Что же они едят?

Распев. Хлеб.

Пануpг. Какой?

Распев. Черный.

Пануpг. А еще что?

Распев. Мясо.

Пануpг. Какое же именно?

Распев. Жареное.

Пануpг. А суп они совсем не едят?

Распев. Совсем.

Пануpг. А пирожное?

Распев. Вовсю.

Пануpг. Я тоже. А рыбу они едят?

Распев. Да.

Пануpг. Какую? И что еще?

Распев. Яйца.

Пануpг. А какие яйца они любят?

Распев. Вареные.

Пануpг. Да, но как именно вы их варите?

Распев. Вкрутую.

Пануpг. И это вся их еда?

Распев. Нет.

Пануpг. Ну, так что же вы им еще даете?

Распев. Говядину.

Пануpг. А еще что?

Распев. Свинину.

Пануpг. А еще что?

Распев. Гусынь.

Пануpг. А сверх того?

Распев. Гусаков.

Пануpг. _Item?_ {2}

Распев. Петухов.

Пануpг. А что в виде приправы?

Распев. Соль.

Пануpг. А на сладкое?

Распев. Сусло.

Панург. А в конце обеда?

Распев. Рис.

Панург. А еще что?

Распев. Молоко.

Панург. А еще что?

Распев. Горошек.

Панург. Какой именно горошек вы имеете в виду?

Распев. Зеленый.

Панург. А с чем горошек?

Распев. С салом.

Панург. А какие фрукты?

Распев. Вкусные.

Панург. То есть?

Распев. Сырые.

Панург. А еще?

Распев. Орехи.

Панург. А как они пьют?

Распев. До дна.

Панург. А что?

Распев. Вино.

Панург. Какое?

Распев. Белое.

Панург. А зимой?

Распев. Полезное.

Панург. А весной?

Распев. Терпкое.

Панург. А летом?

Распев. Холодное.

Панург. А осенью, когда собирают виноград?

Распев. Сладкое.

- Клянусь моей рясой, - вскричал брат Жан, - ну и здоровы ж, должно

полагать, эти распевные ваши шлюхи, от такой сладкой и обильной пищи они вам

рысью не побегут!

- Простите, я еще не кончил, - сказал Панург.

Панург. Когда и в котором часу они ложатся?

Распев. Ночью.

Пануpг. А когда встают?

Распев. Днем.

- Такого милого распева я еще в этом году не огуливал! - заметил

Панург. - Молю бога, святого блаженного Расдева и святую блаженную

непорочную деву Распевию, чтобы они его сделали председателем парижской

судебной палаты. Ей-жеей, друзья мои, то-то славный вышел бы из него

сварганиватель дел, ускоритель процессов, прекратитель прений, опустошитель

мешков, листатель бумаг, любитель скорописи!

Панург. Когда же у вас бывает затишье?

Распев. В августе.

Панург. А самая горячая пора?

Распев. В марте.

Панург. А все остальное время как у вас идет дело?

Распев. Бодро.

Тут Панург рассмеялся и сказал:

- Ах ты, бедняга распев! Вы заметили, какие у него определенные,

краткие и сжатые ответы? Он в высшей степени немногословен. По-моему, он из

тех, что одну вишенку на три части делят.

- А вот со своими девками он, чтоб мне пусто было, говорит совсем

иначе, - заметил брат Жан, - с ними он очень даже многословен. Ты вот сейчас

сказал насчет трех частей вишни, а я клянусь Григорием Богословом, что он из

бараньей лопатки сделает не больше двух кусков, а из кварты вина не больше

одного глотка. Глядите, какая он дохлятина.

- Эти подлецы чернецы везде одинаково прожорливы, - подхватил

Эпистемон. - А нас еще уверяют, будто, кроме собственной жизни, они в сем

мире ничего не имеют. Черт подери, а чем же тогда богаче их короли и великие

государи?
ГЛАВА XXIX

О том, как Эпистемон не одобрил установления великого поста


- Вы обратили внимание, - продолжал Эпистемон, - что этот паршивый

недоносок распев считает март месяцем распутства?

- Да, - отвечал Пантагрюэль, - однако ж на март всегда приходится пост,

а пост установлен для изнурения плоти, для умерщвления похоти и для

укрощения любовного пыла.

- Теперь вы можете судить, - заметил Эпистемон, - прав ли был тот папа,

который впервые установил пост, коль скоро стоптанный этот башмак, именуемый

распевом, сам признается, что именно во время поста он с ног до головы

бывает замаран скверною блуда, каковое обстоятельство все добрые и сведущие

медики объясняют тем, что ни в какое другое время года не поедается столько

будящей чувственное влечение пищи, сколько постом, как-то: бобов, гороху,

фасоли, турецкого гороху, луку, орехов, устриц, сельдей, солений, рассолов,

салатов, составленных из разных возбуждающих растений, то есть дикой

горчицы, настурции, эстрагона, кресса, поручейника, рапунцеля, мака, хмеля,

фиг, риса, винограда.

- Быть может, вы со мной и не согласитесь, - молвил Пантагрюэль, - я же

склонен думать, что добрый папа, установитель великого поста, дозволил

потреблять перечисленные вами кушанья, как способствующие продолжению

человеческого рода, именно в ту пору, когда естественное тепло исходит из

центра тела, где его задерживали зимние холода, и распространяется по всем

членам, точно сок по дереву, а навело меня на эту мысль вот что: в туарских

метрических книгах число детей, родившихся в октябре и ноябре, превышает

число детей, родившихся в течение остальных десяти месяцев; так вот, если

отсчитать столько-то месяцев назад, то выйдет, что октябрьские и ноябрьские

дети были сотворены, зачаты и зарождены постом.

- Я слушаю вас с великим удовольствием, - заговорил брат Жан, - но

только приходский священник в Жамбе {1} приписывал такое огромное количество

беременностей отнюдь не постной пище, а всем этим горбатым

сборщикам-захребетникам, патлатым проповедникам да за..атым исповедникам:

пост - это их время, они и давай стращать блудливых мужей, что те, мол, не

больше чем в трех туазах от когтей Люциферовых. Напуганные мужья перестают

дергать горничных девушек и возвращаются к женам. Вот и все, что я хотел

сказать.

- Истолковывайте введение великого поста как вам вздумается, каждый

волен остаться при своем мнении, - сказал Эпистемон, - но отмене поста (а

она близка) воспротивятся все медики, я это знаю, я слышал это от них самих.

Без поста их искусство придет в упадок - они лишатся заработка, оттого что

не будет больных. Пост порождает всевозможные заболевания, это настоящий

рассадник, подлинное гнездилище и средоточие всех недугов. Примите также в

соображение, что от поста не только гниет тело, но и беснуется душа. Это

такое время, когда черти в лепешку расшибаются, когда ханжи забирают власть,

когда у святош не жизнь, а сплошной праздник, самое для них раздолье: всякие

там заседания, увещания, отпущения, исповеди, бичевания, анафематствования.

Я вовсе не хочу сказать, что аримаспы лучше нас {2}, - это просто к слову

пришлось.

- Ну-ка ты, блудодей, обряды соблядующий и распевающий, - заговорил

Панург, - как ты думаешь, кто он такой? Еретик?

Распев. Вполне.

Панург. Сжечь его, что ли?

Распев. Сжечь.

Панург. Как можно скорее?

Распев. Да.

Панург. Без провариванья?

Распев. Без.

Панург, Так как же?

Распев. Живьем.

Панург. Что же с ним станется?

Распев. Помрет.

Панург. Видно, он здорово вам насолил?

Распев. О да!

Панург. За кого вы его почитаете?

Распев. За глупца.

Панург. За глупца или же за сумасшедшего?

Распев. Хуже.

Панург. Во что бы вы хотели его превратить?

Распев. В пепел.

Панург. Вам уже приходилось кого-нибудь жечь?

Распев. Многих.

Панург. Они тоже были еретики?

Распев. Не такие.

Панург. А еще будете кого-нибудь жечь?

Распев. Ого!

Панург. А может, кого-нибудь пощадите?

Распев. Никого.

Панург. Стало быть, всех подряд?

Распев. До одного.

- Не понимаю, что за удовольствие болтать с этим поганым голодранцем

монахом, - заметил Эпистемон. - Хорошо, что я давно уже с вами знаком, иначе

в моих глазах это сильно бы вам повредило.

- Да что вы, бог с вами! - воскликнул Панург. - Он произвел на меня

столь приятное впечатление, что я с удовольствием отвез бы его к Гаргантюа.

Дайте срок, я женюсь, моя жена будет им забавляться.

- Не только забавляться, но и с ним валяться, - ввернул Эпистемон.

- Ну, бедняга Панург, плохо твое дело, - со смехом сказал брат Жан, -

будешь ты рогат до самых пят.
ГЛАВА XXX

О том, как мы посетили Атласную страну


Довольные тем, что познакомились с новой религией братьев распевов, мы

плыли два дня, а на третий день лоцман наш открыл остров, прекраснейший и

чудеснейший из всех островов; называется он Остров Фриза, ибо дороги там

фризовые. На этом острове находится страна Атласная, пользующаяся особой

любовью придворных пажей; деревья и травы, здесь произрастающие, никогда не

теряют ни цветов, ни листвы - они из шелкового штофа и узорчатого бархата.

Животные и птицы - ковровые.

Мы увидели здесь множество животных, птиц и деревьев, таких же, как

наши, и по внешнему виду, и по величине, и по объему, и по цвету, но только,

в отличие от наших, они ничего не ели, совсем не пели и совсем не кусались.

Были там и такие, каких мы никогда прежде не видели, в частности несколько

слонов разной величины; среди них особое мое внимание обратили на себя шесть

самцов и шесть самок, которых показывал в римском театре во времена

Германика, племянника римского императора Тиберия, их воспитатель: то были

слоны ученые, музыканты, философы, танцоры, плясуны, фокусники, они чинно

сидели за столом и молча пили и ели, как святые отцы в трапезной. Морда у

них имеет привесок, называемый хоботом, длиной в два локтя, и этим хоботом

они набирают воду, чтобы напиться, поднимают с земли финики, сливы, всякого

рода пищу, защищаются и бьют им, точно рукой, поднимают людей на воздух, и

те, падая, надрываются от хохота. У них большие, очень красивые уши, похожие

на ручные веялки. На ногах у них имеются сочленения и суставы, те же, кто

утверждает противное, должно полагать, видели слонов только на рисунках. В

число их зубов входят два рога - так их называет Юба, а равно и Павсаний

говорит, что это рога, а не зубы. Филострат, напротив, стоит на том, что это

зубы, но не рога, а по мне все едино, лишь бы вам было ясно, что это

настоящая слоновая кость, что длина их достигает трех-четырех локтей и что

находятся они на верхней челюсти, а не на нижней. Если же вы поверите тем,

кто утверждает обратное, то попадете впросак, хотя бы вы это прочли у

Элиана, наипервейшего враля. Именно здесь, а не где-нибудь еще, наблюдал

Плиний, как слоны под звон колокольчиков плясали на канате, протянутом над

пиршественным столом, и никого из собутыльников при этом не задевали.

Я видел здесь носорога, очень похожего на того, которого мне когда-то

показывал Ганс Клерберг {1}, и отличающегося от борова, коего я видел

однажды в Лиможе, только тем, что у носорога на морде острый рог длиною в

локоть, и вот с этим своим рогом он осмеливается нападать на слона: он ранит

его в живот - самую нежную и уязвимую у слона часть тела, и слон,

бездыханный, валится наземь.

Я видел здесь тридцать два единорога: это удивительно коварное

животное; с виду оно очень похоже на породистую лошадь, но голова у него,

как у оленя, ноги, как у слона, хвост как у кабана, а на лбу черный острый

рог в шесть-семь футов длиной, который у него обыкновенно свисает, как

гребень у индюка; когда же единорог вступает в бой или намерен как-либо себе

помочь, то рог у него поднимается кверху, негнущийся и прямой. Я видел, как

один из них, окруженный всякого рода дикими зверями, прочищал своим рогом

источник.

Я видел здесь золотое руно, завоеванное Ясоном. Те же, кто утверждает,

что это не руно, а золотое яблоко, ибо слово μηλον означает и яблоко и овцу,

должно полагать, невнимательно осматривали Атласную страну.

Я видел хамелеона, такого, как его описывает Аристотель и какого мне

однажды показал Шарль Маре, знаменитый врач, проживавший в славном городе

Лионе, что на реке Роне, и этот хамелеон, равно как и тот, питался одним

воздухом.

Я видел трех гидр, таких же точно, каких мне случалось видеть до этого.

Они представляли собой семиглавых змей.

Я видел здесь четырнадцать фениксов. Я читал у некоторых авторов, что

на целый век приходится всего один феникс; однако ж, по моему скромному

мнению, те, кто это утверждает, будь то сам Лактанций Фирмийский, не видели

его нигде, кроме как в Ковровой стране.

Я видел здесь кожу Апулеева золотого осла.

Я видел здесь триста девять пеликанов; шесть тысяч шестнадцать

селевкидов - они ходили стройными рядами и поедали кузнечиков, прыгавших л

пшенице; кинамолгов, аргатилов, капримульгов, тиннункулов, протонотариев, то

бишь онокроталиев с их широченной пастью, стимфалид, гарпий, пантер, доркад,

кемад, кинокефалов, сатиров, картазонов, тарандов, зубров, монопов, пегасов,

кепов, неад, престеров, керкопитеков, бизонов, музимонов, битуров, офиров,

стриг {2}, грифов.

1   ...   56   57   58   59   60   61   62   63   ...   70

Похожие:

Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца iconФрансуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль — II
Пантагрюэль, король Дипсодов, показанный в его доподлинном виде со всеми его ужасающими деяниями и подвигами
Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца iconФрансуа Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль — I
Перед нами книга, составившая эпоху в истории французской общественной мысли и вошедшая в фонд мировой классической литературы. Четыреста...
Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца icon100 книг, которые стоит прочитать, или Книжная полка джентльмена 21 века. Франсуа Рабле. «Гаргантюа и Пантагрюэль»
Мигель де Сервантес Сааведра. «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»(1605–1615)
Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца icon1. Увеличение уменьшение
Этот самый простой прием, он широко используется в сказках, былинах, в фантастике. Например, Дюймовочка, Мальчик-с-пальчик, Гулливер,...
Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца iconТворчество франсуа рабле и народная культура средневековья и ренессанса
Сервантес, – во всяком случае, не подлежит никакому сомнению. Рабле существенно
Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца iconРеферат по истории: Дмитрий Донской (1350 1389)
О других свершениях князя повествуют произведения, летописи и сохранившиеся грамоты тех далеких времен, таких как: Задонщина”, “Повесть...
Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца iconОлег Шапошников. Рождение. Повесть Глава 1
Земли и обеспечивающей начальный импульс жизни. Феху, Йера, Иса, Уруз, эти четыре руны и есть суть постоянного круговорота жизни,...
Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца iconПовесть о Петре и Февронии в иконных клеймах Знаменитая «Повесть о Петре и Февронии»
Давида и Евфросинии. Мы предлагаем вам прочитать эту повесть по клеймам одной из икон XVII века. Причем первое, заглавное клеймо...
Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца icon19 ноября 2011 года 300-летие великого русского учёного и просветителя Михаила Васильевича Ломоносова
«Зрелище жизни великого человека есть всегда прекрасное зрелище: оно возвышает душу, мирит с жизнью, возбуждает деятельность»
Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца iconЖитие преподобного Лазаря, Муромского чудотворца
Аз же, грешный, послан епископом Цареграда Василием1 повесть передать епископу Василию2, у кормила Великого Новгорода стоящему, о...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org