Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд



страница14/42
Дата25.07.2014
Размер8.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   42

22 ВГЛУБЬ
Всю жизнь мучаешься. Потом умираешь. Потом твое лицо забрасывают грязью, Потом тебя едят черви. Скажи спасибо, что все происходит именно в таком порядке.

Соломон Краткий

Какое то время я не говорил ничего. Не то чтобы сказать было нечего – просто слова сейчас были лишними.

Но Уиллиг выжидательно смотрела на меня, хотя я и не мог видеть выражения ее лица, сидя за своим терминалом. Зигель, я знал, тоже с нетерпением ждал моего решения. Парня следовало подтолкнуть. И остальным тоже не помешала бы некоторая уверенность в том, что их капитан не струхнул.

– Ладно, – вздохнул я. – Зигель, проверь, сильно ли мы увязли. На случай, если придется пропахивать борозду…

– Мы сидим довольно глубоко, – сообщил он не слишком радостным тоном. – – Я сделал несколько прикидок прошлой ночью и еще несколько как раз перед тем, как вы проснулись. Довольно клейкая штука, Мы по бедра в грязи.

– Теперь скажи то же самое, только короче.

– Я думаю, нас засосало.

– Ты не можешь сдвинуться с места?

– Я пытался всю ночь. Но что бы я ни делал, становилось только хуже. Это вещество – я не знаю, что это такое, не грязь, не песок, – оно ни на что не похоже. Плы вет как жидкость, а когда начинаешь двигаться – схватывается, как цемент. Тракам не за что зацепиться. Мне жаль, капитан, но машина не может сдвинуться ни на миллиметр.

– Все верно. Мы завязли. Имеем снаружи трех червей. И не можем вызвать помощь. А теперь давай выкладывай плохие новости.



Зигель не ответил. Тишина на переговорном канале неприятно затянулась.

Отвратительная мысль пришла мне в голову. Уиллиг пристально наблюдала, как я поднимаюсь из кресла и направляюсь в кокпит, чтобы лично взглянуть на Зигеля. А заодно проверить Локи и Валаду, работающих на своих постах. Лопец спала. Я протянул руку и выключил переговорный канал.

– Ладно, – тихо сказал я Зигелю. – Сдаюсь. Что ты не хочешь говорить?



Зигель озадаченно посмотрел на меня: – Я все сказал, капитан.

– Тогда я не понял. Вы – ребята неглупые и понимаете, в какое положение мы попали. Но вы воспринимаете это чересчур уж спокойно. Что происходит?

– Капитан. – Зигель развернулся вместе с креслом лицом ко мне. – Если вы боитесь Рэнди Данненфелзера, почему мы должны бояться трех маленьких хторран?

– У этих маленьких хторран большие рты.

– Данненфелзер кусает больнее. Я поднял руку.

– Пусть насчет этого болит голова у биологов. Мы получали какие нибудь сигналы по сети? Какие нибудь сообщения?



Зигель погрустнел.

– Простите, сэр. Ничего не было.

– Merde. – В ответ на насмешливый взгляд Зигеля я добавил: – Пардон за мой французский. Я хотел сказать: дерьмо! – Я опустился в кресло второго водителя. – Все в порядке, мы пошлем «SOS». Потребуем немедленной эвакуации. По всем каналам. Они не смогут это проигнорировать.

– А если все таки проигнорируют?

– Тогда ты и я получим привилегию давать свидетельские показания, когда их будет судить трибунал.

Зигель особой радости не выказал.

– Вы уверены, что хотите послать «SOS»?

– Ты что же, думаешь, мы сумеем выбраться самостоятельно? – Я указал на ветровое стекло. Первые хтор ранские насекомые уже проедали дорожки, но их было не так много, как я ожидал. – Думаешь, они сильно голодны? Мне так не кажется. Слой этой дряни достаточно толстый, а местность заражена не так сильно, и я не думаю, что здесь соберется достаточно личинок, чтобы выесть нам путь на свободу. Это больше не транспортер, а дот. Не так уж много у нас осталось возможностей…

– Но нам пока не удалось выяснить, от чего погиб тот червь, – заметил Зигель.

– Не надо искушать меня. Зигель пожал плечами.

– А мне нравятся мертвые черви.

– Знаешь что? Вы слишком кровожадны – вы оба, ты и Уиллиг. Давай посылай «SOS».

– Спасибо, – поблагодарила Уиллиг, подойдя сзади. – Мы стараемся изо всех сил. Всегда приятно, когда тебя замечают. – Она шагнула ко мне, чтобы подать кружку с чем то горячим и отвратительным на вид – возможно, с намерением проверить эту гадость на мне.

– Это не комплимент. Не забывайте, что в машине образцы и записи, которые надо доставить домой как можно быстрее. Они уникальны. – Я с подозрением понюхал содержимое кружки. – Боже! Кого вы собрались отравить? Меня?

– Вы заявили, что я кровожадна. Словами вам не отделаться – испытайте это на себе.



Я содрогнулся и отвернулся.

– Рейли! Что делают эти три червя?

– Просто спускаются с холма.

Я протиснулся мимо Уиллиг и вернулся обратно к работающим пультам. Их экраны ярко горели в приглушенном освещении машины. Рейли вывел на один экран тактическую схему, а экран рядом показывал внешний обзор. Картинка была подернута розовым туманом, но виднелись три темные тени, прокладывающие себе путь вниз по склону, покрытому сахарной коркой. На схеме это были животные среднего размера.

– Они молодые, – сказал я. – В самом крупном всего 400 килограммов. Хотелось бы мне посмотреть их полосы. Можешь увеличить резкость?



Рейли пробежался по клавиатуре, вызывая телефотоизображение. Еще несколько нажатий на клавиши – и картинка заметно прояснилась. Но это не помогло. Мех червей был запорошен пылью, и, кроме того, двигаясь сквозь сугробы, они поднимали вокруг себя большие облака пыли. Судя по схеме, они направлялись не прямо на нас.

Неожиданная мысль пришла мне в голову.

– Как выглядит наша машина снаружи? – Что?

– Да так, не обращай внимания. – Я уже залезал в башню. – Мы все еще похожи на боевую машину – или просто на очередной бугор в пыли? Пройдут они мимо – или нам предстоит драка?

Сквозь стекло башни виднелась только розовая пелена. Все закрывал тостый слой пыли, но свет все таки пробивался. Я постучал по клавишам рабочей станции башни, на крыше наружу высунулась камера и, развернувшись вокруг своей оси, показала вид транспортера сверху. Он был весь розовый, но очертания все таки выдавали сделанный человеком предмет. Любопытство червей хорошо известно – если они нас заметят, то непременно обследуют. А если почувствуют внутри движение, то на падут.

Или не нападут?

В последний раз, когда я оказался в подобной ситуации, черви не напали – по крайней мере, до тех пор, пока мы не попытались удрать из упавшей вертушки. И я до сих пор не уверен, что они нападали. С таким же успехом это могла быть реакция на ярко светящийся, напоминающий червя дирижабль, который забирал нас.

Я спустился в главный отсек и снова заглянул через плечо Рейли.

– Выдвинуть пушки? – спросил он.

– Не надо, пусть остаются под крышками. Может быть, эта троица скорее любопытна, чем агрессивна. Кроме того, я не думаю, что червь способен взломать нашу броню. Давай прикинемся мертвыми и посмотрим, что они предпримут.

Черви были уже почти у подножия холма. За ними в сугробах на склоне остались широкие борозды. Скоро эта часть Мексики надолго покроется плотной коркой. Здесь не хватит личинок, чтобы съесть все дочиста. Возможно, гнездо под волочащимися деревьями еще слишком молодо и не может производить достаточное количество яиц.

– Они увидели нас… – сообщил Рейли.



Черви скосили глаза в нашем направлении и негромко зачирикали. Они сомневались и остановились, чтобы посовещаться. Если бы не их щебет, они выглядели бы почти комичными созданиями – взгляд искоса делал их похожими на подвыпивших игрушечных гусениц, а припудренный розовым мех придавал очарование плюшевых медвежат. Но все портили издаваемые ими звуки. Их сильно приглушало одеяло пыли, покрывающее окрестности, но даже без усилителя сигналов то, что доносилось до нас, леденило кровь. Они обменивались неприятными вибрирующими звуками, похожими на писк насекомых, с причудливыми обертонами, которые придавали крикам неземное тревожное звучание.

Я оглянулся. Уиллиг сидела на своем рабочем месте, наблюдая за приборами. Локи и Валада смотрели из за ее спины. Сзади ко мне подошла Лопец, протирая заспанные глаза. Она уставилась на экран, дважды моргнула и моментально собралась.

– Что они делают? – спросила она.

– Думают, – ответил Рейли.

– Зигель, – – тихонько позвал я. – Ты послал «SOS»?

– Послал, но подтверждения не получил.

– Все правильно. Держи канал открытым.

– Ладно, ладно, капитан.

– Оп! – произнес Рейли. – Они идут. Надумали.



В кабине стало тихо. Экраны говорили сами за себя. Черви направлялись прямо к нам.
К счастью, существуют достаточно простые способы защиты от ядовитых жигалок. Одежда из любой мелкой сетки сделает вашу кожу недоступной для них. Кроме того, масла и жирные мази, похоже, защищают от укусов. Любая парфюмерия, приготовленная на основе естественных земных экстрактов, также является эффективным репеллентом.

«Красная книга» (Выпуск 22. 19А)
23 ЕЩЕ ГЛУБЖЕ
Если смерть неизбежна, вы можете лечь поудобнее и извлекать из этого удовольствие.

Соломон Краткий

Вокруг них поднимались облака пыли.

Черви скользили по ярко розовым сугробам, как снегоуборочные машины, отбрасывая в обе стороны волны розовой пудры. Она клубами поднималась в воздух, образуя почти неподвижные туманные полосы позади каждого животного.

Приблизившись к машине, они разошлись в стороны и с опаской окружили ее. Три чудовища кружили и кружили вокруг транспортера, пока не превратили большую часть сугробов в грязное красное месиво. Мы слышали, как чавкала грязь под огромными тушами. Пыль уже начала превращаться в вязкую слякоть. Скоро она схватится, как цемент. Черви начали тереться о танк боками, пробуя его своим мехом.

– Они неплохо счистили пыль с наших бортов, – доложил Рейли.

– Скажи им, чтобы не забыли протереть лобовое стекло, – сказал ему Зигель.

– Какие у нас шансы сдвинуться с места? – спросил я. Рейли посмотрел на вспомогательный дисплей и разочарованно доложил: – Слово «глинобитный» вам что– нибудь говорит?



Я потеребил ухо. Тело снова зачесалось, мечтая о ванне. Скоро оно начнет болеть. Рейли поднял на меня глаза: – Что, ответной шутки не предвидится? Я покачал головой.

– Кажется, я сейчас не в шутливом настроении. – Я присел за самый последний терминал и зажег экраны. Черви перестали кружить вокруг машины. Они с любопытством смотрели на нее. Один, самый крупный, подплыл вплотную к нашему правому борту и начал водить клешней по металлу. Царапающий, скрежещущий звук громко отдавался внутри кабины. Уиллиг посмотрела на меня широко раскрытыми глазами.

– Не так забавно, как вы ожидали, да? – поинтересовался я.

Она не ответила – и я удержался от реплики, что запас ее остроумия подошел к критическому пределу.

Скрежет продолжался. Звук был медленный, он тянулся мучительно долго, словно чудовище было не вполне уверено в своих ощущениях. Червь недоуменно продолжал царапать. По нашим нервам водили наждачной бумагой.

– Сидите все тихо, – шепнул я, заметив, что Рейли Уже открыл крышку над красной кнопкой зарядки пу шек. Потянувшись через его плечо, я аккуратно снял палец Рейли с кнопки и закрыл крышку. – Ему просто интересно. Непосредственной опасности нет.



Мои слова не убедили Рейли, но он утвердительно кивнул, демонстративно скрестил руки на груди и откинулся на спинку кресла.

Червь продолжал свое исследование, но теперь расширил репертуар подозрительных звуков, дополнив его постукиванием. Казалось, он был прямо над нами.

– Что это за черт?.. – проговорила Лопец, подняв глаза к потолку.

– Рейли, верхнюю камеру! – приказал я.

Он вывел изображение на главный экран; зрелище было пугающее – червь долбил кончиками клешней по крыше машины. Они вытягивались и извивались, как вывихнутые шеи птиц. Между ними виднелись глаза хторра – словно игрушечный щенок заглядывал через край стола.

– «Здесь был Килрой»1, – прошептал я. Уиллиг хихикнула – но это была нервная реакция.



В конечном итоге – наконец – червь потерял интерес и соскользнул с транспортера, сдал назад, сдвинув пыль в складчатый сугроб, потом повернулся и подплыл к своим компаньонам. Все трое обменялись приглушенными пурпурными звуками и направились вверх по склону к роще волочащихся деревьев.

Вздох облегчения внутри кабины был невероятным, словно весь экипаж одновременно получил пробоины.

– Хорошо, хорошо, – сказал я. – Только не надо быть самоуверенными. Мы еще не выбрались из леса…

– Кэп, взгляните сюда…

Рейли показывал на экран. Черви осматривали след нашего тигра. Шер Хан оставил борозду с ровными краями в нежной пудре, и три чудовища изучали ее с напряженным интересом. Теперь они плыли вдоль борозды к роще.

– Что они замышляют? – спросила Уиллиг.

– Не знаю. Они, похоже, возбуждены.
1Образчик типичной надписи туриста на историческом памятнике.
– Думаете, они чуют запах тигра?

– Нет, – высказал я мысль, неожиданно пришедшую в голову. – Думаю, что они чуют запах гнезда в следах тигра.

– Счастья это им не прибавило, – заметила Уиллиг.

– А вдруг это сторожа рощи? – предположил Рейли. Я задумался.

– Если это так, то Шер Хан в большой опасности. Эти ребята, скорее всего, не жалуют незваных гостей, как ты думаешь? – Я позвал: – Зигель! Готовь тигра. Если черви полезут в дыру, переходи на готовность номер один. Но не стреляй, пока они не атакуют Шер Хана.

– – Ладно, ладно, капитан, – согласился Зигель.



Рейли трудился над клавиатурой. На экранах появились новые изображения червей. Мы разместили на поверхности целый комплект датчиков. Большая часть угнездилась на ветвях, сторожа квартирантов, но несколько осталось на уровне человеческого роста и на земле.

Черви перебрались из слепящего розового света в фуксиновую тень под деревьями. Световые пятна придавали им колдовской вид. Мех искрился розовым инеем и серебряными блестками. Большие глаза вращались в разные стороны с шелестящим спут пфут, избегая ярких лучей и пытливо взглядываясь в темно синий сумрак между переплетающимися корнями.

Вдруг один из червей застыл, его глаза закрутились, словно он пытался обнаружить источник какой то тревоги – звука, или запаха, или постороннего света. Внезапно глаза остановились, сфокусировавшись на одной точке – прямо на нашем датчике. Прибор висел примерно посередине ствола волочащегося дерева, так что червь мог подойти довольно близко. Зрелище было устрашающее. Он смотрел на нас прямо в глазок датчика в течение долгой мучительной минуты, потом, так и не удовлетворив свое любопытство, скользнул половиной туши вверх по колоннообразному стволу и придвинул морду еще ближе к камере. Огромные глаза заполнили экран. Прибор, укрепленный высоко на дереве с противоположной стороны рощи, показывал жирного розового червя, мор гающего на крошечный невзрачный серенький комочек.

– Почему он так заинтересовался? – спросила Ло пец. – Ведь это не живность.

– Должно быть, улавливает инфракрасное излучение или, что хуже, радиоволны.

– Отключить?

– Не надо, давай посмотрим, что он сделает. Может быть, узнаем что нибудь новое.

Неожиданно червь потерял интрес к датчику и поспешил присоединиться к своим сородичам. Двух других хторран намного больше интересовал след тигра. Рейли вопросительно взглянул на меня.

– Ну… – протянул я. – Мы только и узнали, что этот червь не слишком наблюдателен.

– Смотрите, они направляются к корням, – показала Уиллиг.

– Что ж, мы оставили достаточно четкий след… Трое хторран цепочкой углубились в фиолетовую тень лабиринта ползучих корней. Они продвигались медленно, но без видимых усилий. Складывалось впечатление, что такая перепутанная чаща и есть наиболее естественная хторранская среда обитания.

– Думаете, они полезут вниз, в гнездо? Я пожал плечами.

– Все зависит от взаимоотношений между червями и волочащимися деревьями, от отношений между этими червями и этими деревьями, – уточнил я. – Может быть, эти черви охраняют эту рощу, может, они владельцы земельного участка, а может, захватчики.

– Они нашли вход, – доложил Рейли. Гастроподы проследили путь нашего тигра прямо до зева туннеля. Отверстие гнезда манило вниз. Темная дыра была глубокой, красной и на вид влажной; ее окаймляло сплетение нежных коричневых вен. Черви скосили глаза друг на друга и шумно защебетали.

– Это, должно быть, их язык, – пробормотал Рейли.

– Если и язык, то с большими пропусками, – сказал я. – Сколько ни бились в Окленде, они смогли идентифицировать эти звуки лишь с выражением простейших эмоций.

– И тем не менее… – начал Рейли.

– В том, что это заслуживает внимания, я с тобой согласен. Здесь имеет место какой то вид общения.

– Телепатия?

– Это слишком просто, – сказал я. – Мне кажется, что мы не замечаем очевидного. Может быть, они испускают ультразвук или что нибудь еще – – не знаю. С таким же успехом ты можешь считать это волшебством наподобие телепатии, только подобный ответ – ловушка, он запирает двери для любых других вариантов.

Реакцией Рейли было неубедительное кряхтение. Он расстроенно почесал ухо. Разочаровавшись в чем нибудь, парень мог раскиснуть – это за ним наблюдалось. Пока мы не получили никаких ответов – только новые вопросы.

– Ого, они пошли, – предупредила Уиллиг.



Пушистые розовые черви с переливающимся бархатным мехом легко вошли в мягкие красные губы гнезда. Сексуальный символ был слишком очевиден. Я одновременно испытывал и любопытство и отвращение.

– Зигель, следи за своими экранами. Все три червя спускаются вниз.

– Нет проблем, Шер Хан вооружен и готов.

– Не стреляй, пока на тебя не нападут. Я хочу посмотреть, как черви поведут себя на дне.

– Я уже слышал это, капитан, – напомнил Зигель.

– Знаю, что слышал. Но еще я знаю, как хочется тебе открыть счет собственным червям. – Я выпрямился и обвел взглядом кабину транспортера. – То же самое относится ко всем. Мы получили здесь возможность за один раз узнать о хторранах больше, чем за пять лет. Так что не портите все. Давайте проведем образцовую операцию – для учебника. Все приборы здесь и в гнезде можно заменить. Если нашей жизни не будет угрожать непосредственная опасность, я не хочу, чтобы вы предпринимали любые враждебные действия. Тигр снабжен электроимпульсной гранатой, мы взорвем его только после нашей эвакуации…



Я знал, что им неприятно слышать мои слова. Сам факт, что я счел необходимым сказать об этом, доказывал мое превосходство, недоверие, неуважение и подразумевал, что они не в полной мере осознают ответственность работы. Однако они не знали, что слова эти предназначаются больше для ушей записывающего модуля в черном ящике, чем для их собственных. Но я не мог объяснить ничего. Только не здесь, во всяком случае. Может быть, позже.

Более мягким тоном я добавил: – Лично я предпочел бы последить за гнездом несколько месяцев, чтобы увидеть, как развиваются эти штуки внутри, однако мы лишены подобной роскоши. Всем вам известно, что на этот счет говорят действующие приказы: «Вы призваны уничтожать любое и каждое скопление вражеского заражения, которое являет собой экологическую опасность либо в данный момент, либо в будущем» – а это означает все хторранское. – Я процитировал вторую часть приказа: – «Все исследования хторранской экологии, любые эксперименты и наблюдения, могут быть осуществлены только там, где подобные действия не противоречат военным целям операции». В данном случае у нас есть возможность заняться исследованием. Так давайте выжмем из нее максимум. В будущем это может оказаться самым важным из того, что мы здесь сделаем. Вопросы есть?

Вопросов не было. Отлично.

– Рейли?

– Черви примерно на полпути вниз. Наш датчик следит за движением по туннелю, так что мы можем засечь их в любую минуту… Ага, вот и первый. У, черт. – Рейли расстроенно поцокал языком. – Вот дерьмо! Этот гад нашел датчик. – Одна из гастропод ухватила прибор челюстями. Мы смотрели прямо в хторранскую пасть, сплошь усеянную концентрическими кругами зубов, уходящими в глубь глотки чудовища.

– Такую картину не захочешь увидеть еще раз, – заметил Рейли.

– Эту картину ты вряд ли увидишь еще раз, – ответил я. – Нажми ка на кнопку тазера. Может, он выплюнет прибор.

Рейли нажал на клавишу – изображение на экране мигнуло и потом неожиданно исчезло. Рейли проверил дисплей системного контроля и печально покачал головой.

– Датчик мертв, – доложил он. – Его раздавили.

– М м, – задумавшись, протянул я. – Надеюсь, что червь разгрыз его от злости.

Честно говоря, не хотелось бы выяснить, что высоковольтный разряд хторране считают деликатесной приправой.

– Может быть, у слизней аналогичная реакция? – предположил Зигель по переговорной сети.



Я поправил наушник.

– А ну ка повтори.

– Ну, те слизни, в гнезде. Если что то помешало или потревожило – атакуй. Датчик причинил червю боль, и он его раскусил. Может быть, эти существа вообще не испытывают чувства страха. Или, по крайней мере, не так, как мы. Они не знают, что такое паника или бегство; все, на что они способны, – это кусаться.

– Гм. А вот это – интересная мысль. Хотелось бы только собрать побольше данных для подтверждения. Выдели ее в бортовом журнале, ладно? Она заслуживает более детального изучения.

– Непременно выделю.

Рейли показал на схему гнезда. Черви опять двигались вниз.

Они уже почти на дне.

– Вот сейчас мы разберемся, квартиранты это, домовладельцы или кто то еще…



Изображение на дисплеях сменилось, показывая внутренность гнезда. Из устья туннеля вниз влажно выскользнул первый червь. При спуске с его меха слезла почти вся розовая корка за исключением лишь нескольких мазков, налипших на бока, и цвет полос был ярок и отчетлив. Червь пылал красной злобой. На боках выступили резко очерченные пятна; пронзительно оранжевый цвет дисгармонировал с насыщенным фиолетовым и пурпурным. Червь выглядел разъяренным. Он ворвался в главную камеру гнезда воплощением яростного ужаса. Следом ввалился второй червь, раскрашенный в те же цвета насилия. Последняя гастропода – самая маленькая – имела не столь яркие полосы, но комбинация цветов была точно такой же.

– Не очень добродушная группа туристов, а? – заметил Рейли.



Прежде чем я успел ответить…
Существует ряд способов защищать дома и другие сооружения от ядовитых жигалок. Обычные оконные сетки недостаточно мелки, чтобы задержать хищников размером с москита.

Простейший способ – занавесить все двери и окна пропитанными репеллентом занавесками, позаботившись замазать все щели и незащищенные края быстро затвердевающим поролоном. Повешенные в несколько слоев, перекрывающиеся противомоскитные занавески позволят человеку входить и выходить из помещения, не впуская внутрь жигалок.

Более изощренная защита включает в себя покрытие всего строения полимерным аэрозолем, создающим непреодолимую преграду для хищных насекомых. Но такой способ непрактичен в местах с высокой влажностью, частыми дождями, снегопадами и ветрами, если аэрозольный слой постоянно не возобновляется.

Внутри более крупных сооружений, таких как административные здания, ангары, фабрики, склады и подземные убежища, необходимо поддерживать небольшое избыточное Давление. Поскольку ток воздуха постоянно будет направлен наружу, любая открытая дверь окажется для жигалок непреодолимым препятствием.

Репелленты и другие пахучие вещества создают некоторый сдерживающий эффект, но пользоваться ими надо постоянно. Отпугивающие вещества рекомендуется использовать в дополнение к другим защитным средствам, а не вместо них.

«Красная книга» (Выпуск 22. 19А)
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   42

Похожие:

Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconМакфарланд, Дэвид
Большая книга css : [перевод с английского] / Дэвид Сойер Макфарланд. – Санкт-Петербург [и др.] : Питер : Питер Пресс, 2009. — 512...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconТаинственная «новая эротика» с готическим оттенком
«Космический гость». Та традиция, которую на Западе заложили Дэвид Боуи, Дэвид Сильвиан и Брайн Ино, пропитавшись наследием Набокова,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид моралес: властелин хаус-музыки
В декабре столицу ожидает сюрприз: нас посетит легенда ведущий американский диджей Дэвид Моралес. Ремикшер и продюсер с мировым именем,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconБиография: Источник: Бондаренко В. В., Дроздов Ю. В. "Энциклопедия популярной музыки". Минск, 2002. Uriah heep
Исходный состав: Дэвид Байрон (Дэвид Гаррик) вокал; Мик Бокс гитара, вокал; Пол Ньютон бас, вокал; Кен Хенсли клавишные, гитара,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид кэмерон: путь к власти
Эту победу нельзя назвать убедительной, ведь тори не получили абсолютного большинства (лишь 306 мест палате общин против 258 у лейбористов...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид Ланц (David Lanz) блестящий пианист, широко известный не только у себя на родине, в Америке, но и во всем мире. Он одна из наиболее ярких звезд современной инструментальной музыки
К востоку от Луны. Музыка Дэвида очень широко известна в Америке. Дэвид надеется, что благодаря сотрудничеству с компанией Decca...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconОбщая характеристика мирового литературного процесса 20 века
Макс Рейнгардт), в кино (Дэвид Гриффит), в литературе (Марсель Пруст, Франц Кафка, Андре Жид, Гийом Аполлинер и др.). Кроме того,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид Бишоф, Стив Перри Планета Охотников Чужие против Хищника – 2
Не успел тот прийти в себя от боли, как Наткапу нанес ему в правую челюсть удар такой силы, что зрители забеспокоились, не свернет...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд icon-
«Дэвид Дюк. Еврейский вопрос глазами американца. Мое исследование»: Свобода слова; Москва; 2001
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид Лодж Академический обмен
Посвящается Ленни и Присцилле, Стенли и Эйдриен и всем моим друзьям на Западном побережье
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org