Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд



страница2/42
Дата25.07.2014
Размер8.73 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

2 ПРОГУЛКА ПО ПАРКУ
В защиту невежества можно сказать только одно: с него начинается масса интересных дискуссий.

Соломон Краткий

Майор не желал и слышать об этом. Он не хотел даже понять, почему я обеспокоен.

– Вам приказано, капитан, разведать. этот район, не так ли?

– … не подвергая жизнь личного состава чрезмерному риску. Так точно, сэр.

– Мы прошли весь наш маршрут?

– Нет, сэр, но при всем моем уважении…

– Конечно, я только наблюдатель, но думаю, что вы должны выполнять приказы, капитан. Вот что я думаю.



Он отключил связь.

Мы выползли на вершину холма и снова скатились вниз, чтобы пересечь затененную долину. Наша машина пропахала в красной кудзу такую глубокую борозду, что временами следующие за нами транспортеры пропадали из виду. Быстро взглянув на карту, я нагнулся вперед и похлопал водителя по плечу.

– Вот сюда.



Смитти кивнул и направил транспортер вверх по противоположному склону.

Я подождал, пока все пять машин не выбрались на ровное место. Потом приказал: – Колонна, стой.

Открыв люк, я выпрыгнул из транспортера и подчеркнуто неспешно направился к предпоследнему транспортеру. Под ногами хрустел такой толстый слой голубого норичника, что впору было надевать коньки.

– Майор? – сказал я в микрофон. – Можно вас на минутку? По личному делу.



Крышка заднего люка отъехала в сторону. Наружу с разъяренным видом выкарабкался майор Беллус. Я подождал, когда он подойдет ко мне.

– Ну? – прорычал он. – Что это значит?

– Кто командует операцией? – поинтересовался я.

– Так вот зачем вы вытащили меня на эту чертову жару? Ради долбаного процедурного вопроса? Дьявол, это же сауна!



Я спокойно ждал ответа. Майор рылся в карманах, выискивая сигару. Вытащил окурок и сунул его в рот. Потом выжидательно посмотрел на меня.

– У вас есть огонь?

– Я не курю.

Он всосал сквозь зубы воздух и принялся хлопать рукой по остальным карманам.

– Проклятье!

– Сэр, – начал я. – Возможно, вы не поняли. Э, я позволил себе вольность просмотреть ваш послужной список. Он очень впечатляет, однако, если вы позволите мне так выразиться, у вас нет опыта непосредственного контакта с хторранским заражением.

Я не думаю, что вы понимаете, с чем имеете здесь дело. Весь этот красный плющ очень мил, даже похож на лужайку перед замком Оз, но ко всему прочему он – очень точный показатель того, что мы направляемся в самый центр серьезного заражения. Нам неизвестно – пока неизвестно, – почему заражение имеет тенденцию проявляться пятнами и…

– Заткнитесь, – приказал он. Я заткнулся.

– Я не шучу, – пояснил Беллус. – Мне хотелось бы, чтобы вы усвоили, как обстоят дела. А дела обстоят следующим образом: мы будем делать так, как хочу я, или вообще никак.

Я прокрутил в голове шесть возможных ответов. Самым подходящим было промолчать.

– Вам что нибудь непонятно? – спросил он.



Я пожал плечами. Почти все, что я могу ответить, будет воспринято как дерзость.

Он пососал обслюнявленный кончик сигары.

– Вам нечего сказать, капитан?



Задумчиво почесав шею, я посмотрел ему прямо в глаза, – Могу я задать вопрос? Вы присутствуете здесь как наблюдатель? Или как командир?

Майор прищурился.

– Официально, – начал он, – я здесь, чтобы набираться опыта.

– А разве существует неофициальная сторона дела? – как можно вежливее спросил я.

– Какая муха укусила тебя в задницу, сынок?

– Я не ваш сынок, – тихо произнес я. – Я вообще не сынок. Я капитан армии Соединенных Штатов из Агентства Специальных Сил, временно прикомандированный к Северо Американской Оперативной Администрации, и я имею право на то, чтобы ко мне относились соответствующим образом. – И подчеркнуто добавил: – Сэр.

Он со злостью грыз незажженную сигару, испепеляя меня взглядом. Нашивка на рукаве майора говорила, что он из Квебека. Судя по возрасту, Беллус мог участвовать в мятеже, но по его выговору я не мог определить, на чьей стороне. Впрочем, это не имело сейчас никакого значения. Майор с отвращением сплюнул, поднял голову и заметил, что несколько солдат наблюдают за нами. Он показал подбородком: – Отойдем в сторонку.

– Не лучшая идея, сэр. Это…

– … приказ, – перебил меня майор, целеустремленно шагая.

По видимому, он разозлился гораздо сильнее, чем можно было судить по его внешнему виду. Я отошел вслед за ним примерно на длину футбольного поля; наконец он остановился и повернулся ко мне, красный от злости.

– Ладно, а теперь послушай меня, ты, маленький гаденыш. Мне известно, кто ты такой. Я читал твое личное дело. Ты перекрашивался больше, чем забор Тома Сойера. И еще я знаю, что скрывается за твоим досье. Мне наплевать, сколько побрякушек за доблесть понавешала твоя старуха на эту узкую костлявую грудку. Я знаю правду. Ты – дезертир, ренегат, педераст, трус, наркоман и моди.

– Вы забыли ревеляциониста. А еще я частично еврей, частично негр и частично индеец чероки по линии бабушки.

– Не дерзи.

– Мне просто не хочется, чтобы вы что нибудь пропустили, сэр. Если вы ищете причину для ненависти, то не сомневайтесь, все правильно. Между тем, сэр, мы находимся здесь с заданием, которое надо выполнить.

«Как бы обойтись без хвастовства? Черт, я не могу не похвастаться».

– Я могу иметь любые провинности, но я – эксперт по заражению. Такого полевого опыта, как у меня, нет почти ни у кого в Спецсилах. По крайней мере, у живых. Вот почему это задание поручили мне.

– И именно поэтому я принял командование на себя, – заявил майор, плюнув мне на ногу. – Тебе нельзя доверять. Твои симпатии ни для кого не секрет.

– М м? Вы, должно быть, толкуете о другом Джиме Маккарти…



Он меня не слышал.

– Ты такой же ненадежный, как все эти ученые. Ты всегда изворачиваешься и находишь повод жить с червями, только бы не убивать их. Ладно, это не моя проблема и не проблема данной экспедиции. Вас, подлых трусов, мать родила без ссцопез1. Ничего, скоро кое что переменится.



Он кричал, шагая туда сюда и озлобленно размахивая окурком сигары. Я не знал, на кого он так разъярился. Явно не на меня. Он выпустил из себя столько ярости, что ее хватило бы на уничтожение целой кучи дерьма. Да, его обидчик постарался в свое время от души. Возможно, это его отец? Я решил не принимать ничего из брани на свой счет. Этот человек не остановится, пока не вывалит весь груз злобы, который носит в себе, пока не расквитается со всеми, кто на протяжении всей его жизни что нибудь ему сделал и не дал возможности ответить. Сейчас он сводил счеты. Не важно, что он разряжался не в того – он будет продолжать до тех пор, пока не восстановит справедливость. Конечно, лучше взять ситуацию под контроль, но я решил, что не имею на это права, а потому приготовился ждать, пока он не утомится от своего собственного представления. Я изучал небо, землю, свои башмаки, его ботинки… Спустя некоторое время я понял, что быстро майор не угомонится – – слишком уж он упивался собой. Рано или поздно придется вмешаться и напомнить ему, что мы стоим посреди огорода, засаженного голодными красными вампирами.

– Смотри на меня, черт бы тебя подрал, когда я с тобой разговариваю!



Нарастающая злоба вела Беллуса прямиком к апоплексии. – Сэр?..

Мне было что сказать.

– – В гробу я тебя видал! Не желаю слушать. Все это я уже знаю. Мне известно, что ты собираешься сказать. Ты хочешь посоветовать вернуться назад. Увидел дохлого червя и испугался того; Что прячется под плющом. Хтор ранские эльфы, наверное. Пф! Не тебе бояться эльфов! Они же твои друзья, не так ли?



Оставалось надеяться на лучшее – чин майора зря не присваивают.

– Сэр, это очень важно. Пожалуйста, разрешите мне… Он подошел вплотную. Я чувствовал запах того, что он ел на завтрак.

– Заткнись, мать твою! Откроешь рот, когда я разрешу. Понятно, солдат?

Тьфу. Все насмарку. Не предполагал, что канадская армия докатилась до такого плачевного состояния.

– Если тебе захочется иметь свое мнение, получишь его у меня!



Я собрался с духом.

– Заткнись, – сказал я. Я сказал. У него отвалилась челюсть.

– Что ты, мать твою, вякнул?

– Заткнитесь и не шевелитесь. Вы подвергаете опасности свою и мою жизнь.



Он оглянулся, но смотреть было не на что: бесконечный ковер красного плюща с редкими бесформенными буграми, которые когда то были деревьями.

– Что нам угрожает? Синички? – Внезапно майор по идиотски хихикнул. – Решил подраться со мной, да? Что ж, валяй, попробуй.



Я обдумал и эту возможность. Справиться с ним не составляло труда – честно, без всякого хвастовства. Беллус рыхл и нетренирован. Надоел он мне до чертиков, но, как ни соблазнительно было надрать ему задницу, сейчас это было слишком опасно. Я взглянул на потемневшее серое небо и оценил его цвет. Опустил глаза на ботинки майора. Перевел взгляд на свои. Посмотрел ему в глаза. Потом на отдаленные горбы бугров. Прикинул расстояние до машин. Несколько парней вышли наружу и издали с любопытством смотрели на нас.

В раздумье я почесал ухо. Ненавижу бегать. Особенно в армейских бутсах. Ненавижу ощущать трепыхающееся сердце в своей глотке, легкие, разрывающиеся от недостатка кислорода. Я глубоко вздохнул. Еще раз вздохнул.

Он удивленно уставился на меня.

– Что ты, черт возьми, делаешь? Третий вздох я оборвал на середине.

– Вы же не хотите слушать. – Я еще раз глубоко вздохнул. Все равно от этого не избавиться, сколь глубоко ни дыши. Я посмотрел под ноги. – Вы стоите на ползучем нерве, прямо таки отплясываете на нем.

Он опустил глаза: лианы змеились у него под ногами. Глаза майора широко раскрылись.

– Те штуки вон там – волочащиеся деревья. – Я мотнул головой. – В них полно квартирантов – злобных, голодных маленьких тварей. Они нападают стаями. Вы когда нибудь наблюдали их безумное пиршество?

– Н нет… – протянул Беллус. Теперь в его голосе появились нотки неуверенности.

– А я наблюдал. Свидетелей они не оставляют.

– Да? – Майор скривился. – Как же ты остался в живых?

– Не остался. Я тоже погиб.



Много позже я удивился, как такая мысль пришла мне в голову А сейчас у майора Беллуса появились серьезные сомнения. Он вертел головой, глядя то на меня, то на волочащиеся деревья.

– Думаете, что сможете убежать от стаи голодных квартирантов? – осведомился я и сам ответил: – Я так не считаю: слишком уж много лишнего веса.



Я включил переговорное устройство.

– Всем вернуться в машины. Делайте это по возможности медленно. Задраиться. Оставьте открытые люки только в двух ближайших к нам машинах. Сзади – волочащиеся деревья. Если появятся их квартиранты, немедленно сжечь. Все понятно?

– Да, капитан.

– Слушайте дальше. Если они появятся и станет ясно, что мы не успеваем, задрайте и эти люки. Не стройте из себя героев.

– Есть, сэр.

Я отключил связь и повернулся к старому зануде. На его лице отражалась смесь злости и паники.

– Все ты брешешь, – заявил он, но без уверенности, и нервно шагнул в сторону. – Почему эта штука до сих пор не сработала?

– Вы не прочитали инструкцию перед операцией, верно? – Я покачал головой. Как подобные типы становятся начальниками? – Они выжидают, когда мы подойдем поближе. Квартиранты волочащихся деревьев могут быть очень терпеливыми. Они не любят слишком удаляться от своих хозяев и обычно ждут, пока вы не окажетесь прямо под ними.

– Значит… Почему мы не можем просто уйти отсюда потихоньку, на цыпочках? – В его голосе чувствовалось отчаяние.



Я искоса бросил на него иронический взгляд.

– Не глупите. Если они поймут, что мы отходим, сразу же бросятся следом. Думаю, мы оба уже трупы.

– Что то вы чересчур спокойно это говорите. – Майор искал повод для недоверия.

– Я вовсе не спокоен, а перепуган. Просто я не драматизирую ситуацию. Паника контрпродуктивна.



Он хмыкнул и шагнул ко мне.

– Вы направляетесь прямиком к ганглию, – указал я. Беллус застыл. – Только наступите, и вы накличете сюда всех квартирантов, будьте уверены. Здесь сходятся по меньшей мере десять, а может, и пятнадцать лиан нервов.



Майор застыл. Посмотрел на меня. Потом на танки. Осторожно оглянулся на волочащиеся деревья, как будто хотел взглядом заставить их убраться восвояси. Медленно убрал ногу. По его лицу струился пот.

– Я ни на грош вам не верю. Вы все талдычите, что мы уже мервецы. Как можно говорить об этом с таким дьявольским спокойствием? – Его злость испарилась, – Можно. Я уже три раза умирал, и смерть меня больше не пугает. Я смирился с этим как с неизбежностью. Чему быть, того не миновать. Я готов.



Это была ложь – просто работала модулирующая тренировка.

– Значит, вы собираетесь стоять здесь и ждать смерти? Так?

– Вовсе нет. Признанный мной факт не означает, что я уже сдался. Я не уйду без борьбы, но и не собираюсь бежать как трус. Вот и все.

– Так что же вы намерены делать?

– Не знаю, что намерены делать вы, а я намерен выжить. – Я сделал тщательно отмеренный шаг. Не спеша поднял ногу, опустил и потихоньку перенес на нее тяжесть тела. – Я собираюсь идти обратно так медленно, как смогу. Возможно, квартиранты не поймут, что нас двое. Вы можете оставаться, если хотите.

– Капитан… ваш долг спасти старшего офицера… Его голос звучал напряженно, а в глазах застыла паника. Хороший признак.

– Теперь то вы готовы меня слушать?

Я еще раз шагнул – как можно дальше, но так, чтобы не потерять равновесия.

Майор с несчастным видом кивнул.

– Тогда делайте только то, что я скажу, и держите свой проклятый язык за зубами. Видите, что я делаю? Повторяйте в точности то же самое. Внимание. Поднимите левую ногу так осторожно, как только можете, опустите, не опираясь на нее, убедитесь, что она стоит твердо, а потом потихоньку перенесите свой вес вперед. Сумеете?



Он сумел.

– – Еще медленнее, – распорядился я. – Считайте до пятидесяти перед каждым шагом. Если собьетесь, начинайте считать сначала. Надо проявить терпение.



После третьего шага Беллус сказал: – Это глупо. Я чувствую себя клоуном. Я кивнул.

– Вы и похожи на клоуна. Операторы видеозаписи, наверное, катаются в истерике.

– Видеозаписи?

– Угу. – Я указал на камеры на танках. – Стандартная процедура. Записывается все.



Майор побледнел. Безмятежным тоном я добавил: – Кстати, для записи – если мы выберемся отсюда целыми – я намерен прочистить вам мозги. Вы ведь даже не открывали инструкцию, верно?

Он было начал: – Вы не имеете права таким тоном…

– Заткнись, – оборвал я. Беллус заткнулся.



Некоторое время мы передвигались молча, соблюдая длинные, тщательно отмеренные паузы между шагами. Майор что то невнятно бубнил: то ли негодовал про себя, то ли находился в состоянии перманентной паники – не знаю. Возможно, и то и другое. Бедняга пережил такое количество эмоциональных состояний за последние полчаса, что не отдавал себе отчета, где сейчас находится и что чувствует.

Мы приближались к неглубокой лощинке.

– Здесь будьте осторожны, – предупреждал я. Он не ответил.

– В этом месте масса молодых лоз. Плохой признак. Они работают как антенны: передают вибрацию наших шагов прямиком ближайшему нервному узлу. Придется снизить темп.

– Снизить… темп?..

– Угу. Одно движение не спровоцирует нападения. Два или три последовательных – наверняка. Надо шагать помедленнее.

Майор простонал. Это прозвучало почти смешно.

– Разве такое возможно?

– Это называется упражнением на терпение. Мы занимались им на модулирующих тренировках. Задача состояла в том, чтобы проверить, как долго можно идти от одной стены зала до другой. Целый день уходил на то, чтобы пересечь помещение размером с гимнастический зал. Задолго до конца там появлялось множество озлобленных людей.

– Какая глупость. Чего вы добивались?

– Ну, во первых, можно было определить, насколько ты торопишься жить. – Я припомнил слова Формана. – Речь идет о жизни в настоящем. Большинство людей увязло в своем прошлом – за исключением тех моментов, когда они пытаются жить будущим. Очень немногие знают, как жить настоящим.

– Сильно смахивает на ваши калифорнийские глупости, – резюмировал майор.

– Очень может быть. Но постепенно понимаешь, что нет разницы между моментом ожидания и моментом движения. Они равноценны. Таким образом, ожидание не есть что то такое, что надо перетерпеть, через что надо проскочить как можно быстрее и безболезненнее. Напротив, это просто состояние, в котором надо жить, как и в любом другом.

– И вы верите в эту чушь?

– Я больше ни во что не верю. Я отказался от веры. Теперь я просто принимаю Вселенную как она есть.

– Ненавижу евангелистов, – отрезал Беллус.

– Я тоже, – согласился я. – Вы спросили. Я ответил.

Некоторое время майор молчал. Я знал, что он не считает про себя – просто наблюдает за мной, делая шаг только после меня. Он не знал, бояться ему, расстраиваться. или злиться. По его дыханию я догадывался, что он делал сразу все.

В конце концов Беллус не выдержал: – Пора кончать. Я имею в виду эту прогулку по клумбе с тюльпанами. Сколько нам еще плестись, чтобы выбраться на безопасное место?

– Все зависит от того, как далеко тянется сеть ползучих лиан. Расслабьтесь. Нам предстоит долгий путь, прежде чем можно будет подумать о рывке к машинам.

– Вот и я об этом. Мы побежим, а транспортер двинется навстречу и подберет нас.

– Нет, еще слишком далеко.

– Ну, а если он опишет широкую дугу и пустит струю пламени между нами и волочащимися деревьями?

Злость у майора прошла, но замешательство и отчаяние остались.

– Та же проблема. Слишком сильная вибрация. Уж она то разбудит квартирантов наверняка.



Я снова оглянулся, внимательно посмотрев на деревья. Они вырисовывались высокими зловещими силуэтами. С огромных черных стогов пурпурными и черными струями ниспадали каскады широких глянцевитых листьев. Некоторые деревья были украшены кроваво красными лозами и паразитическим вьюнком с яркими розовыми цветками.

– Они стоят слишком далеко друг от друга. Сразу всех им не уничтожить. Огня не хватит. И по времени не успеть, даже если машина и доберется. Моментально поднимутся тучи тварей.

– Мне казалось, что наши костюмы должны иметь какую то степень защиты.

Теперь прошло и замешательство, осталось только отчаяние. Интересно, повалится ли он как мешок или впадет в кататонию?

– Однажды я видел, что натворил рой квартирантов с коровьим стадом. Вы считаете, что комбинезон прочнее воловьей шкуры?

– Ему полагается быть прочнее…

– Хотите поставить на это свою жизнь?



Майор не ответил и сделал еще один осторожный шаг. Он начинал потихоньку каменеть. Все ясно: он уверенно приближался к параличу от отчаяния. Плохо дело. Честно говоря, я ожидал от него большего.

Я знал, как он себя чувствует. Идти вот так медленно гораздо тяжелее, чем может показаться со стороны. Это труднее, чем бежать. Пот с меня лился ручьем. Единственным утешением было то, что майор Зануда потеет еще сильнее. Интересно, как долго он еще продержится? Я оглянулся. Лицо майора стало таким бледным, что казалось бесцветным.

Вот дерьмо!

Он почти потерял сознание.

Я едва успел подхватить его.

– Очнитесь. Я рядом. Не отключайтесь. Держитесь, майор.



Но он стал ватным. Он был перепуган до потери сознания.

– Я вынужден оставить вас здесь, – сказал я. – Тогда у меня хватит времени добежать до машин.



Ответа не последовало. Он действительно отключился.

Ужас!
Наличие обширных территорий, на которых заражение выражается в минимальной степени или отсутствует, не должно быть истолковано как результат слабости или неудачи агрессии, равно как и свидетельство эффективности мер сдерживания со стороны человека. И то и другое может привести к опасным ошибкам при расчетах ресурсов и энергии.

К настоящему времени стало очевидно, что видам, участвующим в хторранском наступлении, необходимо группироваться. Они ищут друг друга для взаимовыгодного сосуществования. Кроме отношений «хищник – жертва», существует партнерство; эти растения и животные нуждаются друг в друге для выживания в данный момент и для конечного успеха.

Там, где плотность заражения максимальна, появляются наиболее здоровые, наиболее сильные и наиболее уверенные в себе организмы; в этих же местах наблюдается наиболее быстрый их рост и распространение.

Там, где плотность заражения приближается к нижнему пределу, отдельные представители хторранской экологии слабее и мельче по сравнению с аналогичными организмами, живущими в более благоприятных условиях.

На основании этого можно предположить, что хтор ранская экология предпочитает питаться в первую очередь собственными ресурсами, а земные виды служат пищей только тогда, когда привычный корм недоступен. Необходимы и настоятельно рекомендуются дальнейшие исследования подобного поведения, поскольку это может сильно повлиять на долгосрочную стратегию выживания Земли.

Это же позволяет безотлагательно рекомендовать использование конкретного оружия в конкретных районах для поражения преобладающего там вида заражения – вместо принятой сейчас тактики коврового выжигания.

Осуществление этой рекомендации позволит значительно повысить квалификацию личного состава и сэкономит силы, что особенно важно сейчас, когда и того и другого не хватает. В любом случае, данная рекомендация заслуживает внимания.

Чтобы использовать энергию более эффективно, императивом должно стать положение, когда в каждом конкретном случае используется критически осмысленный индивидуальный подход. То, что подходит в одной ситуации, может оказаться фатальным в другой. (Отсылаем читателя к Приложению Ш, Случаю 121, который является особо драматическим подтверждением данного положения: там сравниваются трагически закончившаяся попытка сжечь рощу волочащихся деревьев и результаты уничтожения отдельных их особей, находящихся в состоянии оцепенения.) «Красная книга» (Выпуск 22. 19А)
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Похожие:

Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconМакфарланд, Дэвид
Большая книга css : [перевод с английского] / Дэвид Сойер Макфарланд. – Санкт-Петербург [и др.] : Питер : Питер Пресс, 2009. — 512...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconТаинственная «новая эротика» с готическим оттенком
«Космический гость». Та традиция, которую на Западе заложили Дэвид Боуи, Дэвид Сильвиан и Брайн Ино, пропитавшись наследием Набокова,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид моралес: властелин хаус-музыки
В декабре столицу ожидает сюрприз: нас посетит легенда ведущий американский диджей Дэвид Моралес. Ремикшер и продюсер с мировым именем,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconБиография: Источник: Бондаренко В. В., Дроздов Ю. В. "Энциклопедия популярной музыки". Минск, 2002. Uriah heep
Исходный состав: Дэвид Байрон (Дэвид Гаррик) вокал; Мик Бокс гитара, вокал; Пол Ньютон бас, вокал; Кен Хенсли клавишные, гитара,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид кэмерон: путь к власти
Эту победу нельзя назвать убедительной, ведь тори не получили абсолютного большинства (лишь 306 мест палате общин против 258 у лейбористов...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид Ланц (David Lanz) блестящий пианист, широко известный не только у себя на родине, в Америке, но и во всем мире. Он одна из наиболее ярких звезд современной инструментальной музыки
К востоку от Луны. Музыка Дэвида очень широко известна в Америке. Дэвид надеется, что благодаря сотрудничеству с компанией Decca...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconОбщая характеристика мирового литературного процесса 20 века
Макс Рейнгардт), в кино (Дэвид Гриффит), в литературе (Марсель Пруст, Франц Кафка, Андре Жид, Гийом Аполлинер и др.). Кроме того,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид Бишоф, Стив Перри Планета Охотников Чужие против Хищника – 2
Не успел тот прийти в себя от боли, как Наткапу нанес ему в правую челюсть удар такой силы, что зрители забеспокоились, не свернет...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд icon-
«Дэвид Дюк. Еврейский вопрос глазами американца. Мое исследование»: Свобода слова; Москва; 2001
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид Лодж Академический обмен
Посвящается Ленни и Присцилле, Стенли и Эйдриен и всем моим друзьям на Западном побережье
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org