Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд



страница9/42
Дата25.07.2014
Размер8.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42

13 ВНИЗ
Любой ценой придерживайтесь высоких моральных принципов – и излучаемое вами божественное сияние сделает вас самой удобной мишенью.

Соломон Краткий

Чем глубже мы опускались, тем толще становились стены и плотнее сжимались двери клапаны – вероятно это была ответная реакция на изменения в составе атмо– сферы, равно как и дополнительная защитная мера про тив высокого давления, которое мы испытывали на себе.

Интересно было бы посмотреть стены туннеля в раз резе. Я предполагал, что они, как и двери, скорее всего, здорово разрослись в толщину, а мясистый канал являет ся лишь самым внутренним слоем целого комплекса вложенных одна в другую органических труб.

Повторяющиеся двери клапаны позволяли постепен но, шаг за шагом, перейти в совершенно иную среду Красота конструкции заключалась в предельной простоте. Ни одна дверь в одиночку не обеспечит герметичности всей системы, а последовательное повышение атмосферного давления происходило настолько плавно, что почти не ощущалось. Однако совокупный эффект клапанов был таков, что, пройдя через них, мы попали в совершенно другой мир.

Теперь на стенах росли какие то другие штуковины, непонятные явления хторранской экологии, описать которые затруднился бы даже Г. Ф. Лавкрафт1. Там были бесформенные пурпурные массы, похожие на потерявший своего хозяина зоб, и клубки бледных спагетти, вялые, как мертвые полипы, сочащиеся каплями синеватой слизи. То здесь, то там с потолка спускались толстые сети из вьющихся побегов; если они и висели здесь для того, чтобы не пропускать непрошеных гостей, то против скользящего Шер Хана были бессильны. Тигр неуклонно шел вперед и вниз – через клапан, потом еще через клапан, потом еще…

В течение какого то времени мы двигались по туннелю, обросшему чашеобразными выступами.

– И стены имеют уши, – мрачно пошутил Зигель и тут же получил в ответ обещание подвергнуть его дефенестрации2, как только попадется подходящее окно. Чуть дальше мясистые чашевидные цветки уступили место толстым розовым наростам.

– Никто не хочет сказать, что стены имеют языки?

– Мне кажется, они вовсе не похожи на языки, – лицемерно заметила Уиллиг, но развивать тему не стала.



На линии послышались смешки – главным образом экипажа второй машины.

И то сказать – зрелище достаточно неприятное. Поэтому желание позубоскалить быстро пропало.
Лавкрафт – американский писатель, один из основоположников жанра фэнтези.

2Дефенестрация – вид средневековой казни путем выбрасывания из окна.

– Никто не хочет стать раком? – неудачно пошутил Зигель.

– Не отвлекайся, – напомнил я.



Тигр продолжал протискиваться через, казалось, бесконечную череду дверей– клапанов.

– Есть, – раздраженно процедил Зигель. – Мы промочили ножки.

– Давайте осмотримся, – распорядился я. – Зигель, займись тифом. – Я на минутку сдвинул шлем, чтобы глотнуть воды. – Сколько мы находимся там?

– Три часа, – ответила Уиллиг.

– Неудивительно, что у меня разламывается поясница. Ох! Вот вот лопнут почки. Сейчас вернусь. А вы пока обновите данные на стереокарте.

– Как раз этим и занимаюсь, – отозвалась Уиллиг, стуча по клавишам.

– Боже, так хочется писать, что моя задница готова запеть "Поднять якоря… ".

– Вам бы во флоте служить.

– Нет уж, спасибо. Я видел, что случилось с «Ними цем».

Я направился в кормовую часть танка, заперся в клозете и собрался было облокотиться о стенку, как вдруг почувствовал головокружение и плюхнулся на унитаз. Болело все тело – частично от физической усталости, накопившейся за время спуска в хторранский ад, частично от душевного перенапряжения человека, лишившегося всякой поддержки. Меня отрезали не только от Лиз, не только от научного отдела, но и от всего внешнего мира. Голова кружилась от конфликта реальностей. И еще я чувствовал себя до боли одиноким.

Опорожнив мочевой пузырь, я снял боль лишь частично. Может быть, это ощущение старости. При мысли об этом я мрачно усмехнулся. Я и так уже старик – в большей степени, чем мне кажется. К тому же я не рассчитывал протянуть долго, если трезво оценивать шансы. Честно говоря, уже готова и эпитафия: «То, с чем он не согласился, пожрало его».

Возвращаясь на место, я чувствовал себя ненамного лучше. Облегченным – да, но по прежнему насквозь пронизанным болью. Уиллиг, должно быть, заметила, как я, болезненно скорчившись, двигаю плечами в тщетной попытке расслабиться. Когда я сел, она подошла сзади и начала массировать мне шею и плечи.

– Просто расслабься, пусть оно само пройдет, – сказала она. – И перестань мучить себя грязными мыслями.

– Конечно… после таких то слов.

Но я покорно терпел, пока она завязывала мои плечи в узлы.

– Господи, как же тебя скрутило! Что с тобой? Держишь на своих плечах Вселенную?

– Нет, всего два бронетранспортера, двенадцать солдат и тигра спелеолога.

– И Бразильскую экспедицию. И генерала Уэйнрай та. И эту жабу Данненфелзера. И что там еще?

– Разбитое сердце. Нельзя быть такой любопытной. – Я включил связь. – Марано?

– Пока все чисто. Единственная движущаяся цель в поле зрения – пуховик размером с кита. Выглядит довольно впечатляюще. Вы должны посмотреть на него.

– Спасибо, только я уже видел, как один такой закатился в Аламеду в прошлом году. Когда он лопнул, пришлось отмывать из брандспойтов целые кварталы.

– В Аламеду? А я думала, что от нее ничего не осталось.

– Осталось и в самом деле немного, но я бы не хотел, чтобы твои слова услышал губернатор Калифорнии. Мак Муллин Рамирес родился в Аламеде и полон решимости восстановить город – если понадобится, он перенесет туда столицу штата. – Я сообразил. – Эй, если этот пуховик вздумает приблизиться к любой из машин, сожги его. Если они начнут прибывать, мы застопорим тигра внизу и смотаемся отсюда. Попозже мы возобновим связь со спутниками. Но снова попадать в занос я не собираюсь. Одного раза достаточно, и на том спасибо, – Есть, кэп. – Марано отключилась.

– Зигель, что у тебя?

– Мы тут залезли в лужу. Наденьте шлем.

Я подвинул кресло вперед – Уиллиг шагнула следом, продолжая меня массировать, – и надвинул ВР шлем на голову. Как обычно, на краткий миг пропала ориентация и потом снова появилась уже в пространственном восприятии киберзверя.

Туннель был примерно по щиколотку заполнен каким то супом. Жидкость сочилась из стен.

Зигель спросил: – Как вы думаете, труба протекает или так задумано?

– Понятия не имею. Подожди минуту. – Я опять сдвинул шлем на затылок. – Дайте ка стереокарту.



Уиллиг оставила в покое мои плечи и села за свой терминал. Передо мной вспыхнула карта. Она напоминала конусовидную матрасную пружину, направленную узким концом вниз, – Есть, смотрите вот сюда, – сказала Уиллиг. – Туннель закручивается вниз сужающейся спиралью. А теперь, если мы экстраполируем аналогичные спирали от других деревьев в роще, то получим вот что… – Она прикоснулась к клавише, и по меньшей мере еще дюжина закрученных пружин появилась на экране. Все они спиралями уходили вниз и встречались в одной точке, точно под центром рощи. Уиллиг пометила эту точку знаком вопроса, потом зажгла на экране мигающую красную стрелку. – Вы находитесь здесь.

Стрелка оказалась почти рядом с вопросительным знаком.

Я задумчиво похмыкивал, изучая схему – Очаровательная идея. Занесите ее в память. Если вы окажетесь правы, то, так и быть, я приглашу вас на обед.

Уиллиг, конечно, профессионал, но не до такой степени, чтобы не покраснеть от радостного смущения. Она уткнулась в терминал, а я снова надвинул шлем.

– Зигель, как себя чувствует тигр?

– Немного вязнет, но ничего. Справляемся. Надежность восемьдесят пять процентов. Энергии хватит еще на одиннадцать часов, потом надо будет выводить его. Все в порядке.

– Хорошо. Тогда двигаемся на дно этой штуки – окончательно и бесповоротно. Пошли.



Тигр протиснулся через следующий клапан, и…
Уже предлагалось использовать хторранскую экологию против нее самой, и это предложение заслуживает всяческого внимания, так как подтверждается крупнейшими нашими достижениями в области земледелия и биоконтроля за последние сто лет, когда один вид организмов использовался для нейтрализации другого.

Возьмем, к примеру, хторранские сухопутные кораллы. Очень напоминающие земных тезок, обитающих в морях, большие колонии хторранских сухопутных полипов образуют причудливые бетоноподобные наросты. Сначала они лишь немного жестче шаров перекати поля, однако со временем, по мере роста и уплотнения, полипы образуют наземные лабиринтовые рифы значительных размеров. Как показали наблюдения в Мексике, Никарагуа, Кении, на Мадагаскаре, в Китае и Бразилии, сухопутные рифы могут быть циклопическими.

Структура рифов состоит из бесчисленных спрессованных пачек скелетоподобных дисков и палочек. Более твердые и более острые, чем земные кораллы, хторранские рифы сверкают на свету; их доминирующие цвета (разумеется) красный, оранжевый и охра, но встречаются также фиолетовые, слоновой кости и мраморно розовые прожилки.

В тропиках сухопутные рифы достигают пятнадцатиметровой высоты и тянутся на расстояние до двух километров; можно с уверенностью предполагать, что они достигают и больших размеров, поскольку их структура име ет хороший запас прочности. Ограничения для их роста и распространения пока не известны.

Важность рифов заключается в том, что они – почти непреодолимое препятствие для человека. Бульдозеры не справляются даже с самыми незначительными очагами заражения полипами. Траки танков быстро приходят в негодность на острых изломах костяных наростов рифов. Взрывчатые вещества, как и огнеметы, дают минимальный эффект; отсюда со всей очевидностью вытекает идея использовать хторранские рифы для создания самовозобновляющегося естественного барьера, ограничивающего зараженные территории. Если мы не можем преодолеть стену, чтобы проникнуть внутрь окруженной ими территории, то они, с таким же успехом, станут непреодолимым препятствием и для наиболее прожорливых хторранских элементов, стремящихся вырваться наружу.

Рекомендуются дальнейшие исследования в этом направлении.

«Красная книга» (Выпуск 22, 19A)
14 ПРАВО
С медом вы можете проглотить гораздо больше мух, чем с уксусом.

Соломон Краткий

Зазвонил телефон.

– Черт побери! Я же приказал отключить всю связь.

– Виновата, сэр. Я оставила открытым навигационный канал.

– Дерьмо! – Я включил звук на переговорной линии. – Маккарти слушает.

Послышался знакомый – очень знакомый – и очень официально звучащий голос: – Капитан, вы меня узнаете?

– Да, мэм.

– Включите немедленно скрэмблер1.

Скрэмблер – устройство для шифровки переговоров – поток слов или сигналов режется на очень мелкие части, которые передаются в совершенно ином порядке; восстановить исходную последовательность можно только с помощью приемника, снабженного аналогичным устройством, действующим в обратном порядке.

В животе у меня что то оборвалось, но рука сама потянулась и нажала на клавишу скрэмблера. В ухо врезался разозленный голос Лиз: – Какого черта, что происходит?

– Ничего не происходит.

– Ни черта не происходит? У меня уши спеклись от воплей доктора Зимф. Даже успокоившись, она вела себя как фурия. Ведь ясно же, что ты сидишь на крышке очень серьезной аномалии и при этом обрезал связь.

– Чтобы обеспечить секретность.

– Чушь!

– Ладно, тогда что ты скажешь насчет статьи 20 20? Я надеваю железный колпак.

– Хорошо, хорошо, хорошо… – поспешно проговорила она. – Подожди минуту. Давай начнем сначала. Я знаю, что ты разозлился…

– Не успокаивай меня.

– Замолчи и слушай – это приказ. Я знаю, что ты на меня злишься…

– Да нет же, совсем не злюсь. Я люблю тебя.  … но произошла ошибка. Что ты сказал?



Я повторил, очень медленно: – Я. Люблю. Тебя.

– Это тема для совсем другого разговора.

– Мне просто хотелось, чтобы ты знала об этом.

– Не пытайся сбить меня.

– Я и не пытаюсь. Просто у меня здесь совсем иной набор ценностей.

Она вздохнула. Громко. Потом вздохнула еще раз, явно стараясь собраться, прежде чем продолжать. Я представлял себе все так ясно, будто сидел напротив нее. Сначала она улыбнется – едва заметно. Потом слегка покраснеет – чуть чуть. Потом, чтобы скрыть смущение от того, что позволила чувствам отвлечь ее от главного, рукой отбросит волосы назад, досадуя, но на самом деле испытывая удовольствие от моих слов. У нее самые мягкие, самые рыжие волосы в мире. Потом потрясет головой, словно освобождая ее от лишних мыслей, и после этого вернет себе выражение, демонстрирующее, что она снова" думает только о главном. А когда Лиз полностью приведет себя в порядок, то голос зазвучит ровно и сдержанно. Я не ошибся. Голос Лиз стал бархатным, когда он послышался снова: – Ладно, что там у вас случилось?

– Я запросил помощь, но мою просьбу проигнорировали. Специалист первого класса Марта Дозье отказалась соединить меня с доктором Зимф. Вместо этого она отправила меня к доктору Мариэтт Шрайбер в Окленде. Доктор Шрайбер выразилась не так прямолинейно, но очень ясно дала понять, что я предоставлен самому себе и связь со мной поддерживать не будут. Совершенно очевидно, что после той небольшой заварушки с майором Беллусом кое кто решил, будто я не очень хороший компаньон, а потому компания продолжит свои игры без меня. Зато я могу играть здесь сам с собой.

– Понятно, – сказала Лиз.

– Меня хотят подставить, Лиз. Если что нибудь пойдет не так, мне придется самому спустить штаны до колен и подставить задницу. Я имею право завернуть ее в одеяло секретности.

– Я ценю образность языка, – холодно заметила она, – но твои метафоры становятся… м м… слишком личными. – После секундного колебания она добавила: – Если ты действительно считаешь, что все так и есть, Джим, тогда лучше действовать на виду у публики. Чтобы все видели, насколько ты осторожен.

– Я так не считаю.

– Открой каналы связи.

– Я не могу это сделать.

– Это – приказ, капитан.

– На основании статьи 20, параграфа 20, я имею право не подчиниться твоему приказу. Мы наткнулись здесь на что то новое, что то крупное. Не знаю, насколько это важно, но такое еще никогда и нигде не встречалось. Может быть, перед нами следующая стадия заражения, а может, и нет. Но что бы это ни было, это – мое. И не я закрыл каналы, а кое кто повыше. Я лишь подтвердил это, – Джим…

– Лиз, послушай меня. Я просил о помощи. Мне отказали.

– Ты получишь помощь, я сама прослежу.

– Этого мало.

– Не поняла.

– Я сказал, что этого недостаточно. Они отказали мне.

– Я же сказала, что все сделаю.

– Ты не понимаешь. Я должен был получить немедленную помощь как нечто само собой разумеющееся, независимо от чинов и политики. А демонстративный отказ доказывает, что любая помощь может быть прекращена в любой момент и без объяснения причин. Вот почему я не могу от нее зависеть. Вот почему я здесь рискую в одиночку. С какой стати тыловые крысы или кто нибудь еще будет кататься по моему билету?

– Ты не один, с тобой – я.

– Как раз это меня и не устраивает. – Я ненавидел себя за эти слова. – Что, я должен звонить тебе каждый раз, когда мне понадобится какая нибудь помощь? Если ты будешь все время заступаться за меня, это ослабит нас обоих. Я хочу получать поддержку в уставном порядке.

На линии воцарилась долгая тишина. Я слышал, как дышит Лиз, но не мог услышать, о чем она думает. Я знал, что она понимает мои доводы.

– Я пообещала доктору Зимф, что ты откроешь каналы, – наконец сказала она.

– На твоем месте я бы не давал таких обещаний, – заметил я.

– Я думала… – начала Лиз и осеклась.

– Правильно. Ты думала, что наши отношения что то значат. Да, значат. Но на время операции они не выходят за рамки обычных отношений между командиром и подчиненным. Ты сама учила меня этому.

После еще более долгого колебания Лиз очень мягко произнесла: – Ты прав, я не подумала. Я позволила разгневанной Зимф сбить меня с толку.

Большего признания своей неправоты она не могла себе позволить. Я понимал, что пришлось ей пережить. Обаянием доктор Зимф мало чем отличалась от бульдозера. Мне было жаль Лиз, но уступить я не мог. Только не в этом.

Тем не менее я смягчил тон. Постарался говорить как можно спокойнее. Я собирался сказать нечто важное, слишком важное, чтобы позволить сиюминутным эмоциям возобладать над смыслом.

– Насколько я могу судить, одна из сотрудниц доктора Зимф выполнила приказ не своего начальства. Это компрометирует всю систему командования. Дело не только в том, как действует система по оказанию помощи; подорвана вера полевых подразделений в то, что они всегда могут рассчитывать на нее. Теперь не в твоих силах восстановить мою связь, Лиз, и не в моих.

– Джим, ты чересчур раздуваешь дело. Да, тебе отомстили, мелко отомстили, но мишенью стал только ты один…

– Именно об этом я и толкую. Научный отдел обязан оказывать неограниченную помощь. Если кто то смог отказать мне только потому, что я не пользуюсь у них успехом или веду себя не так, как им хочется, то они могут отказать любому по любой причине. Они нарушили принцип. Самым недопустимым образом была подорвана основа, и я не знаю, можно ли ее восстановить.



Я на секунду задумался и добавил: – Лично я думаю, что должны последовать выговоры. Лично я думаю, что Рэнди Данненфелзер должен получить такого пинка под зад, чтобы дерьмо полезло у не из ушей. Лично я так чертовски зол, что еще никогда не! был настолько близок к уходу в отставку.

– Если честно, – призналась Лиз, – то я близка к тому, чтобы принять ее.



Ее слова ранили. Но я сказал: – Если ты хочешь, если считаешь это необходимым, ты получишь рапорт. Сейчас я верну тигра и попрошу, чтобы нас немедленно забрали отсюда.

Она не ответила. Теперь пришла ее очередь помолчать.

Беседа причиняла боль. Не такие разговоры надо бы вести с ней.

– Нет, – наконец ответила она. – Не делай этого. Заканчивай операцию. – Тон показался мне странным, но я понял, о чем она умолчала: «Мы не знаем, что прячется на дне этой дыры. Возможно, что нибудь важное. А доспорим дома».

– Можешь на меня положиться. Под деревьями прячется нечто незаурядное, и я собираюсь выяснить, что это такое.

– Я полагаю, что не найду аргументов, которые убедят тебя восстановить связь?

– Едва ли.

– Даже если скажу, что я беспокоюсь за тебя?

– Вы ведете грязную игру, леди.

– Такой уж у меня склад ума.

– Мне всегда нравился твой грязный ум.

– Джим, пожалуйста…

– Мне жаль.

– Понимаешь, ты ставишь меня в очень трудное положение. Я имею в виду, политически.

– Я знаю. Мне жаль.

– Нет, я не думаю, что ты знаешь обо всем. Доктор Зимф тоже в очень трудном положении. Большая часть помощи, которую она получает от армии, зависит от доброй воли генерала Уэйнрайта. А Рэнди Данненфелзер является тем связующим звеном, с помощью которого устраивается значительная часть всех этих дел…

– Это по прежнему не дает ему права ставить группу в положение, когда я и мои солдаты можем погибнуть…

– Конечно, нет. И я обещаю тебе, что подниму этот вопрос где следует. Если понадобится – перед самим главнокомандующим. А тем временем…

– А тем временем мне кланяться и улыбаться, да?

– Зря ты так.

– Прости. Если доктор Зимф захочет поговорить как частное лицо, я буду рад поболтать с ней. И даже перешлю ей все материалы, которые она имеет право получить как частное лицо. Но ни капли информации не будет передано по армейским каналам – – во всяком случае мною, – до тех пор пока мое безусловное право на помощь не будет восстановлено.

– Джим, послушай меня. Если ты откроешь каналы сейчас, ты победишь, докажешь свое. И я, со своей стороны, подниму шум там, где это поможет.

– Угу, если я открою каналы сейчас, все будут знать, что я отступил, потому что об этом попросила ты. А если ты поднимешь скандал, это будет выглядеть так, будто мамочка снова защищает своего маленького сыночка. Я не могу сделать это.

– Мне жаль, что ты ставишь вопрос таким образом. Я пожал плечами.

– Мне тоже жаль. Но я не вижу, что можно еще сделать.

Лиз секунду подумала.

– – Ты бы принял извинения от доктора Шрайбер? Или даже от доктора Зимф?



Она все еще пыталась найти выход из тупика.

– Доктор Шрайбер подчинилась приказу, который не лезет ни в какие ворота. Она должна была послать Дан ненфелзер подальше, но не послала. Даже если сейчас она извинится, сделанного не исправить. Кроме того, она не может извиниться, не признавшись, что совершила вопиющую ошибку, а тогда ее лишат допуска. Смотри на вещи реально. Она не пойдет на это. Для нее безопасней держаться прежнего курса.

– Доктор Шрайбер – одна из самых преданных помощниц Мойры Зимф. Она понимает, что поставлено на карту. Если доктор Зимф попросит ее…

– Нет. Даже если и попросит, это все равно не поможет. – Я со злостью замотал головой. – Не поможет, Лиз, потому что решение изолировать меня принимали не доктор Шрайбер и не доктор Зимф. Его приняли гораздо выше. Вот так. Теперь придется заново доказывать неприкосновенность системы оказания помощи – не только для меня, а для каждого бессловесного бедолаги на другом конце телефонной линии. Мне действительно жаль, дорогая, но я вынужден стоять до конца.



Лиз ответила не сразу. Молчание настолько затянулось, что я начал беспокоиться, не прервала ли она связь.

– Лиз?

– Я еще здесь.

– Ничего не хочешь сказать?



Она медленно вздохнула, сдерживая раздражение.

– Это очень осложнит твое положение, Джим.

– Ничего. Если ты можешь с этим справиться, то и я справлюсь.

– В том то и дело. Я не вполне уверена, что могу.

– Повтори.

– Теперь речь идет не о нас, а о тебе. Я не смогу поддерживать тебя.

– Понятно.

– Здесь кое что происходит, – сказала она. – Я не могу говорить об этом даже кодом. Пожалуйста, поверь мне на слово.

– Ты просишь как командир и как моя любимая?

– Да.



После долгого колебания я ответил: – Я, правда, хотел бы это сделать для тебя, Лиз. Но… не буду это делать для моего командира и не хочу это делать для моей возлюбленной. Потому что, как бы я ни любил тебя, я не могу понять, что за возня идет вокруг меня.

– Что сие должно означать?

– Когда генерал Уэйнрайт приказал сместить меня с поста офицера по науке в бразильской экспедиции, ты заступилась?

– Джим, я не могу говорить по этому каналу. Не могу сказать то, что тебе необходимо знать. Я могу лишь просить поверить мне.

– Это еще одна вещь, которую я не могу сделать. То, что произошло, подорвало и наши отношения тоже.

– Ясно.

– Не могу, Лиз. И рад бы, но не могу. Мне жаль.

– Мне тоже жаль, – сказала она таким тоном, что у меня чуть не разорвалось сердце.



– До свидания…

Я закончил разговор.

Потом приказал Уиллиг отключить и этот канал.
Когда мы начали систематизировать различные компоненты хторранского заражения, большинство наблюдаемых нами растений имело очень темные листья, что позволяло им поглощать максимум солнечного света. Доминировали темно пурпурный, синий, черный и, разумеется, красный цвета. Это позволило предположить, что либо эти растения эволюционировали под очень тусклым солнцем, либо их планета находится на весьма значительном расстоянии от него, либо – – и то и другое вместе.

Затем, по мере совершенствования методов сбора и систематизации, мы обнаружили много новых видов хторран ской растительности с гораздо более светлой листвой, чем считалось возможным ранее. В настоящее время мы видим растения светло фуксинового, бледно лилового, розоватого и даже бледно голубого оттенков. Также мы наблюдаем тенденцию к более пестрой окраске у отдельно взятых экземпляров; сложная мозаика из белого, оранжевого, желтого, розового и мягких красных тонов становится сейчас обычным явлением.

В настоящее время рассматриваются несколько возможных объяснений этого феномена.

Во первых, мы подозреваем, что семена различных хтор ранских видов были рассеяны по поверхности Земли произвольно – без учета климатических зон и времен года. Общее распределение систематизированных нами форм не позволяет выявить какой либо заранее продуманный план или закономерность; мы наблюдаем произрастание многих видов в неподходящих для них зонах. Совершенно очевидны и несоответствия их сезонных ритмов временам года.

Согласно рабочей гипотезе, более темная флора может являться разновидностью растительности полярных и умеренных широт Хторра, то есть зон, получающих минимум прямых лучей от тамошнего светила. Растения с более светлой листвой, особенно те, окраска которых тяготеет к красной части спектра, возможно, были на Хторре тропическими или экваториальными видами, отражающими избыток света и тепла.

Второе возможное объяснение, не противоречащее первому, заключается в том, что только сейчас мы становимся свидетелями появления второго и третьего поколений хторранской флоры и, в частности, того, что многие из светлых видов не способны к росту до тех пор, пока виды партнеры не создадут для них подходящих условий.

Для окончательного заключения имеющихся на сегодня данных недостаточно…

«Красная книга» (Выпуск 22. 19А)
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42

Похожие:

Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconМакфарланд, Дэвид
Большая книга css : [перевод с английского] / Дэвид Сойер Макфарланд. – Санкт-Петербург [и др.] : Питер : Питер Пресс, 2009. — 512...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconТаинственная «новая эротика» с готическим оттенком
«Космический гость». Та традиция, которую на Западе заложили Дэвид Боуи, Дэвид Сильвиан и Брайн Ино, пропитавшись наследием Набокова,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид моралес: властелин хаус-музыки
В декабре столицу ожидает сюрприз: нас посетит легенда ведущий американский диджей Дэвид Моралес. Ремикшер и продюсер с мировым именем,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconБиография: Источник: Бондаренко В. В., Дроздов Ю. В. "Энциклопедия популярной музыки". Минск, 2002. Uriah heep
Исходный состав: Дэвид Байрон (Дэвид Гаррик) вокал; Мик Бокс гитара, вокал; Пол Ньютон бас, вокал; Кен Хенсли клавишные, гитара,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид кэмерон: путь к власти
Эту победу нельзя назвать убедительной, ведь тори не получили абсолютного большинства (лишь 306 мест палате общин против 258 у лейбористов...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид Ланц (David Lanz) блестящий пианист, широко известный не только у себя на родине, в Америке, но и во всем мире. Он одна из наиболее ярких звезд современной инструментальной музыки
К востоку от Луны. Музыка Дэвида очень широко известна в Америке. Дэвид надеется, что благодаря сотрудничеству с компанией Decca...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconОбщая характеристика мирового литературного процесса 20 века
Макс Рейнгардт), в кино (Дэвид Гриффит), в литературе (Марсель Пруст, Франц Кафка, Андре Жид, Гийом Аполлинер и др.). Кроме того,...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид Бишоф, Стив Перри Планета Охотников Чужие против Хищника – 2
Не успел тот прийти в себя от боли, как Наткапу нанес ему в правую челюсть удар такой силы, что зрители забеспокоились, не свернет...
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд icon-
«Дэвид Дюк. Еврейский вопрос глазами американца. Мое исследование»: Свобода слова; Москва; 2001
Дэвид Герролд Сезон бойни Война против Кторра – 4 Дэвид Герролд iconДэвид Лодж Академический обмен
Посвящается Ленни и Присцилле, Стенли и Эйдриен и всем моим друзьям на Западном побережье
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org