История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований



Скачать 382.95 Kb.
страница1/2
Дата25.07.2014
Размер382.95 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2


Московский государственный областной университет

На правах рукописи

ГОНЧАРОВ ВАЛЕРИЙ ВАЛЕРЬЕВИЧ

ИСТОРИЯ ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ И КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ XX- НАЧАЛА XXI ВЕКА.

07.00.09 – Историография, источниковедение и методы исторических исследований

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва - 2009

Работа выполнена на кафедре преподавания истории, политологии и права Московского государственного областного университета.

Научный руководитель: кандидат исторических наук, профессор

Фукс Александр Николаевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Багдасарян Вардан Эрнестович

кандидат исторических наук, доцент

Исупов Павел Петрович

Ведущая организация: ГОУ ВПО "Московский городской педагогический университет»

Защита состоится «18» ноября 2009 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.05 Московского государственного областного университета по адресу: 105005, Москва, ул. Фридриха Энгельса, д.21а, ауд. 305.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, Москва, ул. Радио, д.10а.

Автореферат разослан “___“ ___________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Е.Б.Никитаева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется её непосредственной связью с целым комплексом узловых проблем исторического развития Восточной Пруссии и Калининградской области в ХХ - начале ХХI века. Прежде всего, это участие национальных историографий в обосновании послевоенной карты Европы и региональной интеграции. Данная проблема носит социокультурный характер.

Другой важной проблемой является формирование новой интеллектуальной традиции в отечественной историографии истории Восточной Пруссии и Калининградской области после 1991 года. Внутри данной проблематики необходимо проследить степень влияния со стороны немецкой, польской и литовской историографии. Отсутствие подобных изысканий привело к разделению научно-исследовательского поля и к редукции исследуемой проблемы, существенно усложнило дальнейшее продвижение исследований. Все это обусловлено тем, что ранее единый в политическом и культурном отношении регион – Восточная Пруссия, по решению стран-победителей был фактически поделен на три части: город Кёнигсберг и его окрестности стали частью РСФСР, Вармия и Мазурский край – Польши, а Мемель оказался частью сегодняшней независимой Литвы.

Тема диссертации имеет принципиальное значение и для понимания особенностей политических процессов, протекавших в регионе с 1945 г.

Интерес к изучению истории Калининградской области, как части бывшей немецкой провинции Восточная Пруссия обнаружился с момента присоединения этого региона к СССР.

Компаративный аспект актуальности определяется возможностью использования сравнительного анализа историографических концепции в отечественной и зарубежной историографии истории Восточной Пруссии и Калининградской области ХХ-ХХI вв.

Актуальность избранной темы исследования обусловлена насущными задачами развития современной историографии, главным условием которой является расширение проблематики исследования и соответственно круга используемых источников.

Объектом исследования является отечественная и зарубежная историография истории Восточной Пруссии и Калининградской области с ХХ - начала ХХI в. В отдельных случаях объектом исследования будет являться историографическое содержание школьных учебников, издававшихся как в Польской республике, Литве так и в СССР (Российской Федерации) в середине ХХ – начале ХХI в.

Предмет исследования. Предметом исследования является изучение роли советской историографии в обосновании интеграции восточной части Пруссии в состав СССР, а также процесс формирования новой исторической памяти и интеллектуальной традиции, связанной с изменением национального состава изучаемого региона. Эволюция оценок прошлого Восточной Пруссии и Калининградской области в отечественной историографии советского периода (1945-1991) и становление новых концептуальных подходов в отечественной и зарубежной историографии (1991-2008).

Хронологические рамки были определены исходя из специфики развития региона и хода исторического процесса. В качестве отправной точки для отечественной историографии избрана дата 1945 г. (год вхождения Восточной Пруссии в состав СССР). Для зарубежной историографии в силу специфических причин, указанных в соответствующих главах исследования, отправной точкой избран 1918 г. Верхняя граница хронологических рамок определена 2008 г. В некоторых случаях в диссертации используются источники более раннего времени, поскольку целый ряд норм и положений можно прояснить лишь ретроспективно, при обращении к истории Пруссии и всей Восточной Европы XII – XIX в.

Что касается географических рамок исследования, то они включают в себя как Восточную Пруссию в целом, так и ёё периферийные регионы, отошедшие к Польше и Литовской ССР после 1945 г. Обоснованность подобного разделения выражена в географической близости данных регионов и их общем прошлом.



Цель исследования. Проследить основные тенденции развития отечественной и зарубежной историографии ХХ- начала ХХI в. сквозь призму рассмотрения ключевых проблем истории Восточной Пруссии и Калининградской области, а также обозначить эволюцию во взглядах и оценках представителей основных течений и направлений историографической мысли.

Задачи исследования:

- проанализировать основные подходы к истории Восточной Пруссии и Калининградской области в советской историографии 1945-1991 гг.

- проследить эволюцию в оценках прошлого Восточной Пруссии и Калининградской области в трудах отечественных историков 1991 -2008 гг.

- выявить степень участия национальных историографии в процессе интеграции территорий бывшей немецкой провинции Восточная Пруссия.

- рассмотреть содержание школьных учебников и проследить изменение авторских позиций во взглядах на историю Восточной Пруссии и Калининградской области.

Методологическая основа исследования. В основу историографического анализа используемых источников был положен принцип научной объективности и историзма, являющийся основополагающим в исторической науке. Одним из основных методов в диссертационном исследовании был сравнительно-историографический метод, а также историко-системный, которые помогли рассмотреть во взаимосвязи все факторы, влияющие на формирование и развитие различных исторических концепций в историографии.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

1. Впервые в практике историографических исследований проведен комплексный анализ зарубежной (польской, немецкой, литовской) и отечественной историографии по истории Восточной Пруссии и Калининградской области. Это позволило более полно охватить весь спектр затрагиваемых проблем, а также сравнить теоретико-методологические подходы.

2. Проанализированы процесс участия польской, литовской и советской исторической науки в обосновании послевоенной карты Европы. Особое внимание уделено проблемам историографической интерпретации хода региональной интеграции в Восточной Европе. Проведенный анализ позволил по-новому взглянуть на интеграционные процессы, происходящие в современном мире.

3. Рассмотрены и впервые определены пути развития и эволюции политических идей и концептуальных подходов в польской историографии ХХ – начала XXI века, связанные с изучением истории Восточной Пруссии.

4. Проведен сравнительно-историографический анализ основных положений отечественной и зарубежной историографии по вопросам изучения истории Восточной Пруссии и Калининградской области ХХ-ХХI вв.

5. По-новому рассмотрено влияние политических и социально-экономических факторов на формирование историографической ситуации вокруг проблем истории Восточной Пруссии и Калининградской области.

6. Одной из ключевых проблем современной историографии является проблема формирования массового исторического сознания. Ведущая роль в этом процессе принадлежит школьной истории. Поэтому одной из приоритетных задач исследования было рассмотрение содержания учебников сквозь призму отражения в них истории Восточной Пруссии и Калининградской области.

Историография. Современную отечественную историографию истории Восточной Пруссии и Калининградской области можно условно разделить на три крупных направления: 1) довоенная история Восточной Пруссии; 2) послевоенная история Восточной Пруссии и Калининградской области; 3) история Кёнигсберга – Калининграда. В конце ХХ века появилось сразу несколько работ, иллюстрирующих заявленную проблематику. Попытки историографического анализа в 90-е годы ХХ века принадлежат таким учёным как С.Гальцова1, Г.В. Кретинин2 , В.И. Кулаков3. В процессе дальнейшей разработки проблематики появились исследования, иллюстрирующие не только текущее состояние историографии, но и являющиеся первыми попытками осмысления всего накопленного багажа 1945-2001 гг. В начале ХХI в. целый ряд теоретико-методологических проблем поднят в исследованиях немецких историков Э.Маттеса4 и П.Вёрстера5. Новый подход к оценке истории Восточной Пруссии в советской историографии можно найти в работе Ю.В.Костяшова6. Особое место в историографии проблемы занимает исследование Панченко А.А7. В своих работах он детально анализирует ключевые проблемы истории Восточной Пруссии в эпоху наполеоновских войн. Сведения о российской историографии Восточной Пруссии (в рамках средневекового государства Немецкого ордена) можно найти в исследовании В.И. Матузовой и В.В. Гончарова8. Информацию о сегодняшнем уровне развития исторической науки можно получить из коллективного труда «Очерки истории Восточной Пруссии», написанного калининградскими учёными В.Н.Брюшинкиным, В.И.Гальцовым, Ю.В.Костяшовым, Г.В.Кретининым, В.Н.Масловым, В.П.Прокопьевым, В.В.Сергеевым9, а также в монографии В.И. Кулакова10. В последние годы появились исследования, посвященные польской историографии проблемы11. Востребованным является исследование А. Карпенко12, посвященное актуальным проблемам региональной истории.

Затрагивая польскую историографию проблемы, следует отметить, что в ее рамках уже сложилась определенная традиция, объединенная под заглавием «западные и северные земли Польши» или «возвращенные земли». Здесь можно привести в качестве примера работы А.Клафковского13, Г.Лябуды14, в которых определены основные подходы в трактовке истории «янтарного края» и её периферийных регионов. Позднее, разработанная в этих исследованиях концепция «возвращенных земель Польши» получила дальнейшее развитие в трудах Я.Ясинского15, В.Корча16, Я.Мишталя17, С.Осековского18, З.Романова19, Р.Трабы20. М.Вагиньска-Маржец21 специально рассмотрела в своей работе отражении истории Восточной Пруссии в школьных учебниках. Стоит отметить, что и в отечественной историографии в последние годы активно рассматривается проблема «возвращенных земель» Польши22.

Пястовская концепция представлена в польской историографии довольно полно. Однако основной пик интереса к ней пришелся на 1918-1920 гг., и был сохранен вплоть до 1945 г., когда она стала частью концепции «возвращенных земель». В разное время к ней обращались – С. Закревский23, К.Баранский24, Р. Гродецкий25, С.Кетшиньский26, К.Вилиньский27.

В начале ХХ века у истоков формирования ягеллонской концепции в польской историографии стояли такие известные исследователи, как представители «краковской» школы - Ф.Конечный28, О.Халецкий29, В.Конопчиньский30, В.Каменецкий31, В.Урусчак32. Позднее ягеллонская идея получила развитие в работах таких историков как Г.Ловмянский33, М.Воланский34. Довольно глубоко изучен аспект школьного знания и трансляции ягеллонской идеи на страницах учебников – Х.Дылягова35, Х.Войчик-Лаган36.

Немецкая историография довоенного времени особое внимание уделяла средневековой истории региона и истории Немецкого ордена (Э.Машке)37. Велись дискуссии с польскими историками, сторонниками пястовской идеи о происхождении польских князей (Г.Хаудорф38), о характере колонизации Пруссии (стоит отметить, что подобные дискуссии продолжаются и до сих пор)39. Форсировано шли исследования над историей немецкой колонизации Пруссии40. Вместе с тем шла активная публикация источников и актового материала. Послевоенное время принесло не только переосмысление всего историографического опыта немецких исследователей, но поставило перед историками ряд «неудобных» вопросов. Речь идет о депортации («Vertreibung») немецкого населения из Восточной Пруссии. В разное время вопросы депортации в историографии затрагивали – Марциан Г.41, Вёрстер П.42, В.Бентц43, Гауниц Л.44 Однако из-за сложной политической ситуации основной вектор был направлен на предвоенную историю региона. На современном этапе, благодаря совместной работе с российскими коллегами, удалось вывести исследования на совершенно новый методологический уровень и организовать совместную работу над изучением широкого круга проблем. В исследованиях немецких историков - Э.Маттеса45 и П.Вёрстера46 анализируется отечественная историография проблемы, дается сравнение исследовательского поля в России и Германии, вноситься общеевропейский контекст. При этом справедливо приводятся слова Берта Хоппе «Северная Восточная Пруссия была до 1991 г. «для немцев страной без современности, для русских – страной без истории»47. Отдельно можно отметить исследования Б.Центары, находящиеся на стыке польской и немецкой историографии. Они посвящены различным вопросам взаимовлияния национальных историографий, проникнуты духом толерантности и открытости к диалогу даже по самым спорным вопросам послевоенной истории48. К сожалению, Б.Центаре не удалось полностью завершить намеченный комплекс исследований49.

Характеризуя литовскую историографию, подчеркнем важность работ последних лет. Особенностью литовской историографии изучаемой проблемы состоит в том, что до 1939 г. на основании решения Лиги Наций, Мемель (Клайпеда) и его окрестности были в составе Литвы, а в 1945 г. стали частью Литовской ССР не по решениям Потсдамской конференции, а на основании акта «О недействительности территориальных приобретений Германии после 31 декабря 1937 г.». История региона Мемель ( в немецкой историографии Мемельланд) приобрела новое звучание в конце 80-х начале 90-х годов ХХ века. Появился ряд работ, в которых «новые» исследования являлись по существу переизданием монографий 40-х годов50. И соответственно их методологический уровень и источниковая база оставляли желать лучшего51. На современном этапе можно отметить рост не только интереса к истории Восточной Пруссии и Мемеля, но и совершенно новую тематическую палитру. В этом заслуга как литовских, так и немецких историков, активно взаимодействующих со своими коллегами в странах Балтии. Исследования Н.Шепетиса52, А.Густайдиса53, И.Шандаву54 посвящены довоенной истории региона и нахождению Мемеля в составе немецкой провинции - Восточная Пруссия.

В монографиях А. Никжентайтиса55, И.Жембрицкиса56 история Мемеля рассмотрена в контексте основных проблем истории и археологии. Событием, внесшим существенный вклад в историческую науку, стал выход словаря-справочника57.

Источниковая база исследования. Используемые источники можно разделить на три основные группы. Первая, историографический материал, содержащийся в исследованиях историков России (СССР) и Польши, рецензии и отзывы в печати, монографии, мемуары ведущих историков, рукописи неопубликованных работ. Вторую группу составили учебники по истории и литературе для средних школ и вузов, изданные с 1945 г. по 2000 г.. Это пособия отечественных авторов – А.А. Данилова, Л.Г. Косулиной , В.Г. Бирковского58, Г.В. Кретинина59, Н.Н. Яковлева, Н.В. Наумова, Сучкова М.Е.. В отдельную подгруппу можно выделить учебники для средних школ зарубежных исследователей - Е.Зарембина , Ф.Беляк, Г.Лябуда, З. Клеменсьевич, Ю. Жлябова. Сравнительный анализ этой группы источников позволил сделать выводы о влиянии государственной политики и различных историографических направлений на содержание соответствующих разделов учебников и учебных программ для средних школ. К третьей группе источников можно отнести правительственные документы и документы органов администрации Калининградской области. Данные источники позволили определить взаимозависимость государственной политики в области идеологии и содержания исторического образования.

Помимо отмеченной группировки источников их также можно разделить по национально-государственному признаку на русский, польский и немецкий комплекс.



Практическая значимость. Теоретическую и практическую значимость исследования определяют содержащиеся в нем выводы и положения, а также фактические и статистические сведения, содержащиеся в работе. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы при чтении и разработке курсов лекций по всеобщей и отечественной истории.

Апробация результатов исследования. Результаты, полученные в процессе работы над избранной темой, были апробированы в сообщениях и докладах на следующих научно-теоретических конференциях: Санкт-Петербургский государственный университет (ноябрь, 2006), Торуньский университет им.Н.Коперника (сентябрь, 2007), Московском государственном областном университете (апрель-май, 2007-2009), Варшавский университет (октябрь, 2008).

Основные положения диссертации нашли отражение в опубликованных работах автора. Они имели положительные отклики, как в России, так и за рубежом. В процессе апробации результатов исследования был издан перевод источника XVI века по истории Пруссии нового времени «Стихи о недавней войне в Пруссии (1520)», который был признан в научном сообществе как единственный перевод рукописи на русский язык. В 2007 году по заказу польского журнала «Исторические записки» в соавторстве с В.И. Матузовой (Институт всеобщей истории РАН) был подготовлен обзор отечественной историографии по истории Немецкого ордена в Пруссии 1991- 2006 гг.



ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Структура и основное содержание диссертации. Исследование состоит из введения, 3-х глав, заключения и библиографии. Во введении обоснована актуальность и научная новизна, определены объект, предмет, хронологические и географические рамки, цели и задачи диссертации, раскрывается историографическая и источниковая база исследования. Структура глав определена хронологическими рамками исторических периодов. Выделены и по новому представлены различные этапы в рассмотрении ключевых проблем историографии истории Восточной Пруссии и Калининградской области, как в отечественной, так и в зарубежной исторической науке.

В первой главе диссертации «Теоретико-методологические вопросы изучения истории Восточной Пруссии и Калининградской области» обозначены основные теоретико-методологические подходы к изучению истории Восточной Пруссии и Калининградской области, сформировавшиеся в конце ХХ – начале ХХI века.

В первом параграфе - «Теоретические вопросы изучения истории Восточной Пруссии и Калининградской области в современной историографии» рассмотрены теоретические вопросы изучения истории Восточной Пруссии и Калининградской области в отечественной и зарубежной историографии ХХ – начала ХХI в. Структурообразующей проблемой данного параграфа явилась разработка периодизации истории Калининградской области. Проведенный историографический анализ источников позволил подтвердить сложившийся в современной историографии взгляд на основные подходы к оценке этой проблемы. В советское время основополагающим фактором был социально-экономический, с опорой на общую периодизацию советской истории, что определило тематику исследований. После 1991 г. наметился иной подход, основанный на объективных факторах развития исторического региона и его политическом статусе.

Во втором параграфе «Поиск новых методологических подходов к изучению прошлого Восточной Пруссии и Калининградской области» рассмотрены и определены перспективные направления исследований истории Восточной Пруссии и Калининградской области. Они тесно взаимосвязаны с процессом теоретико-методологических исканий в российской исторической науке конца ХХ – начала ХХI века. Кризисные явления, затронувшие в целом отечественную историографию, получили свое адекватное отражение и в рассмотрении конкретно-исторических проблем, в том числе это относится и к истории Восточной Пруссии и Калининградской области. Отказ от марксистской парадигмы способствовал формированию новых подходов к оценке прошлого. Широкое распространение в исторической науке и особенно в школьной истории получило неопозитивистское - многофакторное рассмотрение исторического прошлого. Помимо этого, активно используется синтетический метод, предусматривающий сочетание достижений формационного и цивилизационного подходов. Нельзя не согласиться с мнением А.Н.Фукса, который анализируя содержание современных школьных учебников по истории, справедливо отмечал, что решение ключевых проблем современной историографии «…напрямую зависит от политических и теоретико-методологических установок авторов, от их принадлежности и самоидентификации к тому или иному нарождающемуся направлению науки60».

Во второй главе: «История Восточной Пруссии в трудах отечественных историков XX- начала XXI века» определено место советской и российской историографии в изучении истории Восточной Пруссии и Калининградской области в ХХ – начале ХХI в. Обозначен круг центральных культурно-исторических проблем, получивших отражение в историографии.

Первый параграф «Основные подходы и оценка прошлого Восточной Пруссии в отечественной историографии советского периода (1945-1989 гг.)» проведен историографический анализ основных концептуальных подходов, сложившихся в советской историографии по изучению истории Восточной Пруссии и Калининградской области.

В данном параграфе не только определен блок проблем отечественной историографии советского периода, но и вскрыты причины различных подходов к её оценкам. Согласно мнению большинства советских историков, история Калининградской области определялась в рамках общей периодизации истории СССР. В 60-е годы ХХ в. она разделялась условной пограничной линией - «до 1945 г.» и «после 1945 г.». В дальнейшем В.Г.Бирковским была предложена периодизация, в основу которой был положен социально-экономический фактор. В 70-80-е годы ХХ в. существовало III этапа: I) 1945-1950 гг. – становление области; II) 1951-1965 – область в период дальнейшего укрепления и развития социалистического общества; III) 1966-1989 гг. – область в условиях вступления в этап развитого социализма. На основе периодизации, предложенной В.Г. Бирковским, были созданы учебные пособия и разработаны программы для обучения историков.

Количественный анализ публикаций по истории Калининградской области, содержащихся в научно-вспомогательном справочнике «Литература о Калининградской области»61 с 1964 по 1977 гг. позволил сделать вывод о формировании историографической тематики изучения истории Калининградской области. Согласно приведенным данным, более 65% от годичного объема публикаций62 составляла военная тематика (Восточно-Прусская операция Красной Армии; герои боев в Восточной Пруссии; штурм Кёнигсберга советскими войсками). Для сравнения, исследования по краеведению и археологии края насчитывали не более 10-12% от общего числа опубликованных работ63. Также популярными темами были: «города Калининградской области», «герои социалистического труда», «промышленность и сельское хозяйство Калининградской области», «комсомольцы» и т.д.

Во втором параграфе «Изменение оценок прошлого Восточной Пруссии в трудах российских историков (1991-2008 гг.)» выявлены новые типологические черты отечественной историографии Восточной Пруссии и Калининградской области после 1991 г. Определены основные векторы развития российской исторической науки по истории Восточной Пруссии и Калининградской области на современном этапе.

Как показал историографический анализ, после 1991 г. появились новые подходы к формированию тематики исторических исследований. Изменение политической ситуации и отход от марксистско-ленинской трактовки хода исторического процесса привел к усилению акцентов на социальную и политическую историю края. Основным препятствием к детальному и поступательному изучению истории Восточной Пруссии и Калининградской области в 90-е годы ХХ в. стало отсутствие доступа к источникам по истории региона.

В третьей главе диссертации - «Зарубежная историография Восточной Пруссии в ХХ – начале ХХI века» рассмотрено содержание зарубежной историографии в изучении ключевых проблем истории Восточной и Западной Пруссии в ХХ- начале ХХI в. Выявлена зависимость историографических оценок от изменения политической ситуации в обществе.

В первом параграфе «Пястовская идея в польской историографии XX века» обозначены основные черты «пястовской идеи» польской государственности и её влияние на общественно-политические взгляды историков «критической» и «оптимистической» школ (1918-1939). Анализ концептуальных подходов в польской историографии позволил подтвердить вывод о том, что пястовская идея в польской историографии легла в основу идеи «возвращенных земель», доминировавшей после окончания Второй мировой войны. Разработки историков, сторонников данного подхода, использовались для обоснования приобретений земель в Восточной Пруссии. Подобный базис в гуманитарной сфере позволил приступить к активной полонизации и формированию новой исторической памяти жителей региона.

Как показал анализ источников, пястовскую идею экспансии в отношении земель в Пруссии разрабатывали историки как «критической», так и «оптимистической» школ польской историографии XX века. Для историков «критической» школы (А. Парчевский, С. Закревский), идея носила локальный характер, выраженный, прежде всего в попытках обоснования польской принадлежности земель в Восточной Пруссии. Для историков «оптимистической» школы (Я.Домбровский, Р. Гродецкий) политика раннесредневекового польского государства в отношении Вармии, Мазур и Силезии была призвана решать не только локальную задачу обретения исконных земель, но и повлиять на весь политический фон Восточной Европы.

Во втором параграфе - «Ягеллонская идея в польской историографии XX-начала ХХI века» выявлено влияние ягеллонской идеи на польскую историографию истории Восточной Пруссии. На основе анализа источников показано складывание историографической проблематики в тесной зависимости от политической коньюктуры и характера государственной власти в ХХ – начале ХХI века.

Анализ концептуальных подходов польских историков позволил сформировать четкие представления о месте ягеллонской идеи в рамках национальной исторической науки. Отмечено и политическое значение ягеллонской идеи, её роль в становлении польского федерализма и новых взглядов на восточную политику на современном этапе.

Как показал анализ источников, общественно- политическая мысль Польши активно использовала идею ягеллонов как пример позитивного развития страны, увеличения ее могущества мирными целями. Так, например, еще в далеком 1921 г. Артур Горский (1870-1959), в попытке дать ответ на вопрос: «Какой путь выберет Польша?», приходит к мнению, что ягеллонская идея связана со способом отношения поляков к другим народам и может быть применима и в «восточной» политике государства. Она составляла противовес тем политическим тенденциям, которые были популярны среди маргинальных и радикальных слоев польской интеллигенции в межвоенный период (напр. теория интегрального национализма Р. Дмовского).

В третьем параграфе: «Концепция «возвращенных земель» в польской историографии» показано складывание историографической проблематики исследований по истории Восточной Пруссии после 1945 г. Детально определена степень влияния послевоенной историографии на процесс культурной интеграции новых территорий в состав Польской народной республики в 1945-1955 гг. Ретроспективный анализ позволил сделать вывод о том, что эволюция понятия «возвращенные земли» прослеживается еще в межвоенный период. В 20-е годы ХХ века в Польше их определяли как категории «пястовские земли» или «материнские земли». С политической точки зрения важным было создание «идеологически верных» взглядов на прошлое страны, тем самым делая легитимным складывающийся в стране авторитарный режим партийно-государственного аппарата. Пристальное внимание исторической науки и интеллектуальной элиты к школьным учебникам подтверждает тезис о всесторонней социокультурной интеграции этого региона.

Количественный анализ публикаций в польской периодике за 1957-2001 гг., посвященных Восточной Пруссии позволил сделать вывод о широте исследовательского поля. Например, проблематика журнала Kommunikaty Mazursko-Warminskie (KMW) распределялась следующим образом: 41,2% от всего количества статей занимала Вармия, Пруссия в общем (с 1525 по 1772 гг.) – 32,4%, Поморье и Пруссия (без Вармии) - 26,4%, что говорит о преобладании региональной специфики, перехода от общего к частному. Подобные процессы могли происходить только в условиях устойчивой интеллектуальной традиции. На современном этапе также характерно появление печатных изданий, посвященных другим регионам быв. Восточной Пруссии.

Стоит отметить, что история Калининградской области занимала до 1991 г. скромное место в польской историографии64. Калининград казался портовым, гарнизонным городом, закрытым для иностранцев. В 1994 году с инициативы Януша Лоренца был создан бюллетень «Калининградская область»65. Он был призван анализировать события, происходящие в российском анклаве. Начиная с 1995 г., формируются крупные исследовательские центры (Торунь, Ольштын, Вроцлав и Познань)66. Эти процессы привели к тому, что уже в конце 90-х годов ХХ века научные изыскания польских историков вышли за рамки изучения Калининграда. Предметом изучения стала вся Калининградская область и каждый ее район в отдельности.

В четвертом параграфе «Основные концептуальные подходы к истории Восточной Пруссии в современной немецкой и литовской историографии» обозначен процесс формирования историографической проблематики в послевоенное время в немецкой и литовской историографии. Проанализированы работы историков и их концептуальные подходы к освещению ключевых проблем истории периферийных регионов Восточной Пруссии (Мемель) и Калининградской области (бывшей немецкой провинции Восточная Пруссия). Проведенный сравнительно историографический анализ позволил сделать вывод, что присоединение периферийных территорий выступало в литовской историографии как пример торжества исторической справедливости, а не как пример аннексии. В соответствии с этой позицией, литовская историография вводит следующую периодизацию: 1923-1939 гг. – Мемель в составе Литвы, 1939-1945 гг. – Мемель как часть провинции Восточная Пруссия, 1945-1991 гг. – Мемель как часть ЛССР. В целом отмечается ученический, по отношению к немецкой и польской историографии, характер исследований.

Проведенный историографический анализ концептуальных подходов в немецкой историографии ХХ - начала ХХI века, содержащихся как в научно-исторической, так и в учебной литературе позволяет сделать вывод о том, что основной тенденцией довоенного времени было внимание к темам «средневековой истории» региона и истории «Немецкого ордена в Пруссии», «немецкой колонизации», «культуры и архитектуры». Активно пропагандировалась идея о немецком «форпосте на Востоке», издавались периодические журналы. Изменение политической ситуации в обществе в послевоенное время принесло не только переосмысление всего историографического опыта немецких исследователей, но поставило перед историками «неудобный» вопрос – депортация, «исход» («Vertreibung») немецкого населения из Восточной Пруссии. Фрагменты мемуаров и воспоминаний участников этих событий преподносятся как литература изгнания, наполненная духом тоски по «утерянному дому». В объективе работ немецких – история Восточной Пруссии и мифов, связанных с этим краем и бытующих в среде немецкого общества, а также проблема реституции культурных ценностей. Называя сам город «Weltbuergerrepublik»67, немецкие исследователи раскрывают основные моменты не только истории города, но и его места в истории всей Пруссии, сначала – как столицы герцогства, а затем как центра провинции Восточная Пруссия. Потеря этого региона, его дальнейшая история в составе РСФСР трактуются как «Niedergang», переход в качественно иное состояние – стагнацию и постепенное обезличивание68.

В Заключении отмечается, что впервые удалось проследить основные тенденции развития отечественной и зарубежной историографии ХХ- начала ХХI в. сквозь призму рассмотрения ключевых проблем истории Восточной Пруссии и Калининградской области.

Как показал сравнительный анализ отечественной и зарубежной историографии, можно выделить несколько этапов участия историографии и исторической науки в интеграции новых территорий и формировании самосознания жителей региона. По своей сути этапы различаются лишь в наличии необходимых условий для реализации и решения конкретных задач: I этап: стремление к историко-правовому обоснованию территориальных приобретений, закрепление факта принадлежности в обществе и ликвидация комплекса «чужака» ревизия существующих подходов к изучению истории региона; II этап: систематизация знания и создание новых учебных пособий, развертывание научно-исследовательских институтов и активизация полевых исследований, участие в социализации прибывающих переселенцев и пропаганда; III этап: формирование нового самосознания второго поколения переселенцев, внимание к экономической и социальной истории региона, стремление к регионализации исследований, дальнейшее развитие краеведческих знаний. При этом можно отметить важную роль отечественной историографии в процессе обоснования интеграции бывшей немецкой провинции Восточная Пруссия в состав РСФСР: 1) активное участие в формировании самосознания прибывающих переселенцев и их социализации и адаптации; 2) легитимизация решений Потсдамской конференции 1945 г. и факта передачи СССР Восточной Пруссии; 3) ликвидация потерь в культурной сфере и сохранение части коллекций и музеев; 4) изучение истории советского общества в регионе, укрепление и развитие теоретико-методологической базы для дальнейшей интенсификации исследований; 5) изучение истории Великой отечественной войны и Восточно-Прусской операции советской армии, реализация пропагандистской функции истории; 6) поощрение и поддержка процесса трансформации капиталистического способа хозяйствования в социалистический.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Анализ исторических и историографических источников по истории Калининградской области, показал, что в советское время история края была представлена в рамках общей периодизации истории СССР и основывалась на социально-экономическом факторе. При этом полностью подтверждается тезис об отсутствии интеллектуальной традиции изучения прошлого региона, принятый в современной исторической науке. Детальное изучение историографической литературы 1945-1991 гг. позволяет сделать вывод о том, что работам советских ученых отводилась важная роль в процессе культурно-исторической интеграции бывшей немецкой провинции Восточная Пруссия в состав РСФСР.

2. Рассмотрение ключевых вопросов истории Восточной Пруссии и Калининградской области в российской историографии начала ХХ –ХХI в., свидетельствует об эволюции взглядов историков. Уход от единой марксистско-ленинской методологии и политические изменения в обществе после 1991 г. обусловили смещение исследовательского интереса в сторону довоенной истории. Привели к расширению исследовательской практики и соответственно появлению ряда обобщающих трудов, содержащих в себе основной потенциал, накопленный советской исторической наукой. Изучение тенденций развития и формирования новой интеллектуальной традиции свидетельствует о демонтаже разделительной линии истории Восточной Пруссии и Калининградской области на довоенную - «запрещенную», и современную – «послевоенную». Все это способствовало появлению новых подходов в оценке истории Восточной Пруссии и Калининградской области, введению в научный оборот не свойственного советской историографии понятийного аппарата, наполнению традиционных понятий новым содержанием и признаками. Примером могут служить такие понятия как «депортация», «общеевропейская интеграция», «анклав», «эксклав», «реституция» и т.д. При этом, важно отметить решающую роль в становлении новых подходов по рассматриваемой теме калининградских историков - Ю.В. Костяшова, Г.В.Кретинина, И.А.Гордеева, В.И.Кулакова.

3. Сравнительно-историографический анализ источников позволил сделать вывод о том, что в зарубежной историографии истории Восточной Пруссии существовал ряд концептуальных подходов, отражающих точки зрения на прошлое региона и его территориальную принадлежность. Рассмотрение пястовской идеи убедительно доказало, что её сторонники рассматривали территории в Восточной Пруссии как орбиту экспансионистских интересов Польши и настаивали на польском характере колонизации этих земель, тем самым закрепляя в сознании общества идею о насильственной германизации и постоянной борьбе с агрессором. Обращение к ягеллонской идее, позволило проследить эволюцию не только взглядов исторической науки на присоединение территорий в Восточной Пруссии, но и показать основные этапы формирования польского федерализма. Анализ источников позволил сделать вывод о том, что ягеллонская идея активно использовалась польской элитой для решения политических проблем и трансляции в общество идей федеративного государства «от моря до моря» с включением в его рамки территорий - Вармии, Силезии и Мазур. Освещение вопросов формирования концепции «возвращенных земель» и эволюции исторической традиции в рассмотрении ключевых вопросов истории Восточной Пруссии подтверждает вывод о попытках всесторонней интеллектуальной интеграции территорий бывшей немецкой провинции после 1945 г. Историографический анализ содержания польских школьных учебников 1945-1960 гг. позволяет сделать ряд выводов. Преобладание на страницах учебников концептуальных подходов в рамках пястовской идеи и героизация борьбы против внешнего врага было обусловлено патриотической направленностью и что немало важно – дидактической доступностью. В учебниках для старшей школы кроме враждебности немцев подчеркивалась и классовая вражда, что соответствовало идеологическим задачам, содержащимся в официальной доктрине. Склонность немцев к грабежам и завоеванию пространства увязывалось с желанием обогащения немецких феодалов. Часто подчеркивались различия в образе жизни между славянами и немцами.

4. Одним из элементов полонизации в Восточной Пруссии было поощрение информированности переселенцев и местных жителей о своих корнях. «Германизированные имена» заменялись историками «польскими», где это было возможно. В 60-е годы XX в. школьные программы были пересмотрены. В них был включен компонент региональной истории, который знакомил учеников с «характерными памятниками народной культуры своего региона, важнейшими знаниями о населении и экономике , с важнейшими чертами своего региона»69. Регионализация и региональная история по замыслу властей должна ускорить процесс превращения колонистов в автохтонное население.

5. Анализ основных этапов участия национальных историографий в обосновании послевоенной карты Европы и закреплении территориальных приобретений в Восточной Пруссии позволяет сделать вывод об общем, как для отечественной, так и для зарубежной исторической науки, характере интеграционных процессов и наличия внутри них определенных этапов. Первый этап характеризуется стремлением к историко-правовому обоснованию территориальных приобретений, а также попытками идентификации переселенцев с их «новым домом», ликвидацией комплекса «чужака». Второй этап заключается в систематизации знания и создании новых учебных пособий. Развертывание научно-исследовательских институтов и активизация полевых исследований, участие в социализации прибывающих переселенцев и пропаганда – вот характеристики, присущие данному этапу. И наконец, третий этап - формирование нового самосознания второго поколения переселенцев, внимание к экономической и социальной истории региона, создание специализированных кафедр и учебных программ, стремление к регионализации исследований.

6. Комплексный анализ источников позволил сделать вывод о том, что формирование тематики историографических исследований находится в тесной зависимости от политической ситуации в стране. История, как и любая наука подвержена влиянию потрясений и революционных преобразований, догмату цензуры и отсутствию внутренней свободы, излишних упрощений и выполнению социального заказа. Но в то же время, важность воспитательной функции исторического знания, заставляет находить некую формулу золотой середины. Последние события в мире, а также попытки фальсификации истории и использования фактов общей истории в политических целях со стороны целых государств и военно-политических блоков, заставляют пристальнее задуматься над тем, насколько зависит современное общество от адекватной, правдивой и независимой оценки прошлого.

7. Проведенный историографический анализ концептуальных подходов к оценке истории Восточной Пруссии и Калининградской области, содержащихся как в научно-исторической, так и в учебной литературе позволяет сделать вывод о том, что основной тенденцией развития советской историографии явилась попытка формирования новой исторической традиции – рассмотрение истории Восточной Пруссии Калининградской области в рамках периодизации истории СССР, повышенное внимание к социально-экономической истории края, а также деление на «довоенный» и «послевоенный» периоды. В 90-е годы ХХ в. под воздействием политических событий калининградская тема в виду эксклавного положения региона, расширения Евросоюза и НАТО стала одной из приоритетных тем европейской политики. Отечественной историографией стал выдвигаться тезис о том, что представление и изучение истории области необходимы не только с точки зрения научного знания, но и политики дальнейшего развития Калининградской области. При этом шел процесс демонтажа традиционной периодизации истории края, сложившийся в советской историографии. Однако в начале ХХI в. вместо декларированного в ранее подхода о демонтаже условного раздела в виде «начале истории заново», историки снова вернулись к тому, что деление истории края на довоенную и послевоенную было обоснованным. Главная причина - после войны в жизни региона произошла смена носителя исторической памяти. Это также связано с усилением внешнеполитических позиций нашей страны.

8. Анализ методологических позиций и исследовательской практики, как в отечественной, так и в зарубежной историографии ХХ - начала ХХI в., показал, что четко прослеживается формирование школ и направлений. В отечественной историографии можно выделить «калининградскую школу». Её отличительным признаком может считаться особое внимание к региональной истории и ярко выраженный краеведческий аспект. Особое внимание уделяется публикации источников и разработке новых подходов к периодизации, освещению ключевых вопросов истории региона. Активно ведется международная деятельность. Издаются специализированные журналы – «Калининградские архивы», «Terra Baltica» и т.д. В зарубежной историографии, рассмотрение ключевых проблем истории Восточной Пруссии происходило в рамках «оптимистического» направления «краковской школы». Её представители в разное время разрабатывали темы ягеллонской концепции, «материнских земель» Польши, истории Вармии и Мазур. В последнее время можно говорить о появлении «ольштынской школы». В г. Ольштыне в начале 90-х годов возникло множество периодических изданий, а географическая близость к Калининградской области обусловила наличие большого количества исследований по истории Восточной Пруссии и её периферийных регионов.

Положения диссертации отражены в следующих научных трудах автора:


  1   2

Похожие:

История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований icon1. История России XI-XVII вв
Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 07. 00. 09 – Историография, источниковедение и методы исторического...
История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований iconИстория южной африки (южно-африканская республика) с конца XIX века по 1961 год в историографии: основные этапы и тенденции
Специальность 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования
История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований iconВопросы к кандидатскому экзамену по истории и философии науки Науки об обществе История историографии На основе Программы кандидатских экзаменов Министерства и науки РФ от 17. 02. 2004 Понятие «историография»
Понятие «историография». Его многозначность и изменчивость. Современные трактовки. История исторической культуры. История историографии...
История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований iconПрограмма для вступительных экзаменов в аспирантуру по специальности 07. 00. 09 – историография, источниковедение и методы исторического исследования по историографии всеобщей истории предмет историографии всеобщей истории
...
История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований iconКонцепции происхождения «варяжской руси» в отечественной историографии XVIII-XIX вв
Специальность 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования
История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований iconПроблема «битвы за Англию» в отечественной историографии 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования
...
История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований iconИсторическое краеведение карелии конца XVIII начала ХХ века как социокультурное и историографическое явление
Специальность 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования
История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «Историография Отечественной истории»
Особое внимание уделяется анализу творчества крупнейших отечественных историков и выяснению основных исторических и социологических...
История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований iconНачальные века истории человечества
Специальность 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования
История восточной пруссии и калининградской области в отечественной и зарубежной историографии XX- начала XXI века. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторических исследований icon1. Предмет, цели, задачи историографии. Историография
Крестовых походов), или совокупность исторических работ, обладающих внутренним единством в идеологическом или национальном отношении...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org