Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг »



страница1/9
Дата26.07.2014
Размер1.26 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


Из цикла «Острова»
Таня Меер, 2004 г.


Остров Провидения
« …Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно,

А тебя ни здесь, ни вокруг...»

Хуан Рамон Хименес

Зябко кутаясь в шелковую накидку, Катрин рассеянно смотрела на знакомый пейзаж.

«Интересно, бывает ли на этом проклятом острове солнце? Или всегда так отвратительно? Странно, я даже не могу предположить, где он находится, в какой части света. Судя по растительности – это очень похоже на любимое Средиземноморье, но насколько здесь все мерзко. В который раз я здесь в гостях, да в каких , господи, гостях… В гости приезжают и уезжают добровольно, а мы – заложники какого-то дикого замысла. Что хуже всего – нельзя ничего сделать».

Лицо Катрин отражало ее безрадостные мысли. Безупречный овал, матовый цвет кожи, изящные черты - все свидетельствовало об аристократическом происхождении молодой женщины. Множество поколений, взращенных в довольстве и беззаботности, произвели поистине превосходный образец чистой породы.. Так выглядят люди, которые имеют за плечами родословное древо, уходящее корнями во времена Великих Королей и Прекрасных Дам. Это привычно, как давно устоявшаяся реальность, как солнце, луна, звезды на вечном небосводе. Столетия уже ничто и никто не тревожит сон предков, гены которых так ярко проявились в этой красивой женщине. Женщине, которую, действительно, можно было бы назвать красивой, если бы не тяжелая морщина на переносице, которая придавала лицу ощутимую трагичность.

Безрадостный пейзаж нагонял тоску. Пальмы, которые где-нибудь в Ницце радовали бы своими сочно- зелеными широкими кронами, здесь напоминали унылые скелеты самих себя. Низкий туман висел над берегом, и присутствие моря (какого?!) ощущалось только в размеренном шуме прибоя и соленом воздухе. За спиной Катрин высилось здание то ли древнего замка, переделанного под отель, то ли отеля, стилизованного под древний замок. Казалось, художник по неясной прихоти использовал только серый цвет, создавая этот мрачный уголок Вселенной. Темно – серыми были стены здания, чуть светлее – каменная набережная с парапетом и широкой лестницей, ведущей к морю. Жемчужно – серые пальмы, казалось, стряхивали пепел с кроны под порывами ветра. Грязно – серым наплывал туман, врастая в пепельное небо. И Катрин – в роскошном вечернем туалете – атласно – шифоновом, воздушно – черном, превращала этот пейзаж в театральные подмостки шекспировской трагедии.

Внизу, где – то у кромки моря, послышался звук человеческого голоса. Катрин вздрогнула, очнувшись от своих мыслей. Через несколько мгновений на нижних ступенях лестницы появился смутный мужской силуэт. Увидев Катрин, мужчина застыл от неожиданности. Катрин с интересом его разглядывала. На вид ему можно было дать не больше тридцати, среднего роста, широкоплечий, со смешным, растерянным выражением лица.

«Вот и появился новый персонаж, значит, все опять произойдет как девять лет назад,» - обреченно отметила женщина.

- Добрый вечер, молодой человек. Не могу сказать, что рада вас видеть. Здесь не принято говорить такие вещи.

- Где я нахожусь? Что это за чертово место?

- Я бы рада вам помочь, но, боюсь, этого никто не знает. Может быть, мы в океане, или в каком –нибудь море… Одно скажу наверняка – это прескверное место. Вы сами это скоро поймете.

- Да я, вообще, ничего не понимаю. Я не помню, как я здесь очутился.

- Если вы здесь, значит, вы недавно умерли в том мире.

- Как умер?! Почему же тогда я жив?

- Это иллюзия. Мы все здесь мертвы.

- Кто все?

- Вместе с вами нас на этом острове семеро. Как и положено. Вы познакомитесь с ними. Скоро ужин. Хоть мы встречаемся не впервые, и, как бы поточнее выразиться, все старые знакомые, радоваться при встрече не получается. Кормят здесь неплохо, отель к вашим услугам. Я думаю, нам лучше пройти в гостиную – мы немного выпьем, я попробую вам хоть что-то объяснить.

- Выпить мне, действительно, не помешает. Извините, как вас зовут? А то я совсем забыл об элементарных правилах хорошего тона.

- Меня зовут Катрин. А о правилах хорошего тона не беспокойтесь – у нас все запросто. Общество очень разношерстное, так что настаивать на соблюдении приличий глупо.

Как зовут вас?

- Александр.

- Пойдемте, Александр, в отель – здесь достаточно холодно и сыро, хотя простыть все равно не получится. Откуда вы родом?

- Из России.

- О, у нас есть в компании ваша соотечественница. Только она называет вашу страну каким-то «советским союзом».

- Так раньше и называли. Сейчас это опять Россия.

- Простите, а в какое время вы жили?

- Как в какое?

- Видите ли, Александр, мы все здесь из разных эпох и стран, поэтому я и спрашиваю.

- Я родился в 1966 году, и умер, как вы говорите, в 1999.

- Забавно, я почти на целых восемьдесят лет вас старше.

- Не может быть. Вам от силы лет двадцать пять. Хотя извините, с женщинами о возрасте не говорят.

- Не удивляйтесь. В том мире незадолго до смерти мне исполнилось тридцать. Давайте лучше выпьем. Располагайтесь. Бар, напитки справа. Мне, пожалуйста, виски с содовой.

Гостиная поражала великолепием. Каждая мелочь ненавязчиво сообщала о богатстве владельца отеля. Хорошо протопленный камин распространял уютное тепло по комнате, диваны, кресла, светильники приглашали расслабиться и забыть о неприятностях. Бар удивлял выбором напитков: здесь были лучшие сорта вин, водки, виски, коньяка – всего, что человечество изобрело для успокоения взвинченных нервов и поисков забвения. Александр неловко налил виски, старательно добавил содовой из сифона, подал бокал Катрин. К своему удивлению в баре обнаружил хорошую водку («Хоть раз в жизни попить на халяву дорогой водки!» - мелькнуло в голове), не долго раздумывая, налил себе полный стакан. Катрин следила за его передвижениями по гостиной: «Он такой забавный – видно, как растерян, все на лице написано», - думала она про себя.

- Катрин, а чей это отель?

- Увы, и на этот вопрос я не знаю ответа. Полагаю, он принадлежит самому Господу Богу, или дьяволу.

- Вы сказали, что бывали уже здесь не раз?

- Да. Если я ничего не путаю, это мой шестой или седьмой визит. Я, можно сказать, старожил этого места. Кроме меня, здесь есть только лорд Чарльз Блунат – он здесь с прошлого века. Он знает всех и все. Единственный приличный мужчина из всей компании.

- О ком это вы так отзываетесь, дорогая Катрин? – приятный баритон нарушил интригующую атмосферу беседы.

- Как говорят у вас в Англии – вспомни черта, и он появится. О вас, конечно, - Катрин с очаровательной улыбкой протянула руку для поцелуя высокому худому, гладко выбритому мужчине. Неопределенного возраста, но определенно высокого происхождения.

- Позвольте вас представить друг другу. Лорд Чарльз Блунат - Александр. Я как раз рассказывала, что вы знаете и объясните нашему новому товарищу по несчастью правила игры. А я с вашего позволения удалюсь, приведу себя в порядок перед ужином.

- Благодарю Вас, Катрин, за оказанное доверие. Надеюсь, я смогу быть полезен нашему юному другу. С вашего позволенья, только налью себе коньяка. Здесь, знаете ли, отличный коньяк.

Лорд Блунат вытянул свои длинные, голенастые ноги, томно прикрыл глаза и выдержал паузу, как показалось Александру – театральную. Что-то неуловимое смущало его в этом лорде. Нет, он не сомневался, что это настоящий лорд, ни в коем случае. Но было нечто чрезмерное, нарочитое, что ли, в тщательности костюма, холености лица. И породистый англосаксонский череп, и квадратный подбородок, и длинные кисти рук – все было чересчур, слишком. Будь природа чуть скупее при его рождении – лорд Блунат выглядел бы настоящим британским подданным времен королевы Виктории, а не карикатурой на самого себя.

- Очаровательная женщина – Катрин. Вы со мной согласны, мой юный друг? Позвольте мне вас называть именно так. Я предполагаю, что старше вас на столетие. Я родился в тот год, когда наша королева Виктория открыла первую Всемирную выставку в Лондоне. Это было в 1851 году. Я прожил счастливую жизнь в счастливое время. Соединенное королевство царствовало во всем мире. И если шла речь о настоящих традициях и принципах – то говорили об Англии. Доброй старой Англии. Мне повезло – я встречал Рождество 1900 года, двадцатый век. Я много повидал, был в составе дипломатического корпуса многих стран. Присаживайтесь ко мне поближе, юноша, расскажите о себе. Нет, нет, не надо мне рассказывать историю вашей смерти. Вам придется ее рассказать за ужином всем присутствующим. Расскажите мне о себе. Если вас не затруднит – налейте мне еще коньяка.

«Похоже, здесь все любители выпить на халяву,» - решил про себя Александр и широким жестом наполнил бокалы лорда и свой. Когда он подавал коньяк лорду, тот жестом пригласил его присесть рядом на диван. Впрочем, диван стоял ближе к камину, и соответственно, на нем было теплее.

- Итак, Александр, я весь превратился в слух. Кто вы? Откуда родом? Кстати, можете звать меня просто Чарльз.

- Я из России. Родился в 1966 году.

- Я так и знал, что вы с севера! Такие яркие голубые глаза бывают только у северян. Знаете, юноша, вы напоминаете мне викинга. Вы знаете, кто такие викинги?

- Фильм какой-то видел…

- Видели что?

- Кино.


- А, это изобретение этих французов, братьев Люмьер. Кинематограф. Вы странно назвали его просто кино. В вашей эпохе любят смотреть кинематограф?

- Ну да.

- В вас чувствуется здоровый, крепкий мужской дух, - лорд Блунат покровительственно похлопал по плечу Александра.

- Скажите, лорд…

- Умоляю вас, просто Чарльз!

- Скажите, Чарльз, что это за странное место, где мы находимся?

- Я называю это место – остров Провидения. Не правда ли, очень романтичное название?

- Может быть. А что говорила Катрин, будто мы все здесь мертвы?

- Видите ли, Алекс, (вы же позволите вас так называть?), мы действительно умерли все для другого мира. А на этом острове мы играем в «русскую» рулетку – повезет только одному.
- О, я слышу знакомые слова! Кто же собирается играть в рулетку в этой обители порока?-

В гостиной появился молодой человек явно романского происхождения. Очень живой , бегающий взгляд выдавал не столько яркий, средиземноморский темперамент, сколько привычку выискивать поживу.

- Алекс, это Серджио Томази, во всяком случае, нам он представился именно так. Не сомневаюсь, у него в запасе множество имен, фамилий, биографий.

- Многоуважаемый лорд Чарльз, посмею выразить свой восторг от встречи с вами и нашим новым другом. Алекс, кажется, сказали вы?- непринужденно переспросил итальянец.

- Александр.

- Бон джорно, Александр. Надеюсь, вы играете? – в руках у Серждио возникла колода карт. Ловкими руками профессионального шулера он начал тасовать карты, искоса поглядывая на нового знакомого, пытаясь определить его происхождение и финансовое состояние. – Не все же вам слушать басни нашего сладкоголосого, великолепного Чарльза.

- Лорда Чарльза, сэр, - надменно поправил лорд Блунат.

- Да бросьте вы эти церемонии, все мы здесь в одной лодке. Терять все равно никому нечего. Просто признайтесь, мистер Великобритания, что Алекс – в вашем вкусе, - развязно продолжал мошенник. В том, что это мошенник, Александр не сомневался: достаточно было взглянуть на руки итальянца. «Чистый катала, настоящий шулер, интересно, где он работает», - машинально отметил про себя Александр.

- Я не позволю вам продолжать беседу в таком тоне, - до странности неожиданно взорвался хладнокровный лорд Чарльз. – Александр, я вынужден извиниться перед вами за то, что наша беседа была прервана столь бесцеремонным образом.

- Да ладно, не беспокойтесь, я этих шулеров за километр вижу.

- Он не просто шулер, он – убийца! – гневно взвился англичанин.

- Все мы здесь кого-нибудь убили. Не стройте из себя Белоснежку, дорогой лорд. Я удаляюсь, не беспокойтесь, соблазняйте дальше вашего златовласого друга! – легкой, непринужденной походкой законченного проходимца он вышел из гостиной, не забыв прихватить бутылку бордо и хрустальный фужер.

- Не обращайте внимания на его слова, дорогой друг. Я понимаю, что вас, наверное, много пугает и без того, но этот итальянец – не так уж добродушен. Он стал причиной гибели двух прекрасных людей.

История Серджио.

Лорд Чарльз закурил сигару, с удовольствием отхлебнул коньяк и приготовился к повествованию. Он знал, что в своем кругу слывет непревзойденным рассказчиком. И как любой человек с артистической жилкой знал, как заинтриговать слушателей. Благо, что слушателем был красивый молодой, очень привлекательный мужчина. «Немного простоват, а стало быть, наверняка, доверчив,- рассуждал высокородный британец, - но в нем ярко проявляется славянская кровь, которая придает импульсивность и страстность натуре».

- Видите ли, мой друг, так уж повелось, что я являюсь старейшим членом нашего, с позволения сказать, клуба, и соответственно, хранителем всех тайн. Я бы мог вам рассказать множество занимательных и одновременно устрашающих историй, но, думаю, вам полезнее будет узнать кое-что о тех, кто находится здесь сегодня. Начнем, пожалуй, с Серджио. Он, насколько мне не изменяет память, живет где-то в сумасшедших двадцатых – тридцатых годах нынешнего века. Как вы и сами догадались, он профессиональный шулер, картежник, игрок. Его можно встретить на всех самых модных курортах Старого света. О его происхождении, к сожалению, не могу сказать ничего утешительного – у подобных субъектов не бывает ни отца, ни матери, ни родины. Да я полагаю, они им ни к чему – лишний багаж. А путешествовать ему приходится много.

Так вот, однажды Серджио попал в Средиземноморский круиз. Не знаю, насколько вы имеете представление о подобных развлечениях, поэтому на всякий случай поясню, что это такое. Прежде всего, это удовольствие для не бедных людей, я бы даже сказал, для определенной категории богатых. Словом, в такие круизы принято отправляться либо большой компанией, либо семьей. Но, увы, такие типы, как Серджио, умудряются проникнуть и в самое приличное общество. Во время круизов люди развлекаются, тратят деньги, не задумываясь. Как нарочно для таких охотников за чужими деньгами.

В том круизе была пара новобрачных, моих соотечественников. Замечательный молодой человек из очень приличной и состоятельной семьи с юной женой. Они были любимцами всей кают – компании. Даже пожилые люди, глядя на них, вспоминали свою молодость. На всех танцевальных вечерах они танцевали только друг с другом. Милая Генриетта смотрела во все глаза на мужа, и очень любезно отказывалась от других предложений. А влюбленный в нее Эдуард не замечал других женщин, хотя на пароходе были женщины куда более эффектные и соблазнительные. Такие, как правило, бывают во всех круизах – королевы круиза.

Пароход миновал Францию, Италию и держал курс на Кипр, когда эта пара на свою беду сблизилась с Серджио. Он просто очаровал их своими восторженными комплиментами, своими витиеватыми тостами в честь их только созданной семьи, а чуть позднее разжалобил своей историей о несчастной любви. Влюбленные, как вы знаете, всегда доверчивы. И естественно, они прониклись искренней симпатией к новому другу. Я уверен, что Серджио был неплохо осведомлен о размерах состояния Эдуарда и наследстве Генриетты. Игра явно стоила свеч, и он не спешил.

Однажды вечером он уговорил их сыграть в карты, так, для развлечения. Во время игры он так искренне расстраивался, проигрывая, и так по-детски радовался выигрышу, что никто не мог заподозрить, что у него на уме. Эдуард сам предложил играть на интерес, совсем незначительные ставки, чтобы не поставить Серджио в неловкое положение, ибо по всему было видно, что Серджио из знатной, но обедневшей итальянской семьи (этот мерзавец не думал отрицать догадки молодой четы). И так на протяжении нескольких вечеров эти трое проводили время за игрой – Серджио попутно успевал развлекать их семейными ( !) анекдотами, выдумывая смешные приключения своих вымышленных предков.

Когда пароход приближался к Египту (полагаю, вы не представляете этого жаркого, знойного климата), Генриетта почувствовала недомогание. В Египте иногда устанавливается совершенно невыносимая жара, особенно для нас, британцев. В результате Эдуард с Серджио остались одни. И по привычке сели играть. Начали как обычно с небольших ставок, но недаром этот мошенник профессионал своего дела. К рассвету Эдуард выиграл у Серджио очень большую сумму, которую его друг(!) не в состоянии был заплатить. Как истинный джентльмен, он заявил, что дружба превыше всего, и он не намерен настаивать на уплате долга. Но в Серджио взыграла горячая южная кровь, и он ответил, что не может рисковать фамильной честью – не выплатить карточный долг. После долгих споров, подогретые вином и виски друзья пришли к соглашению, что Серджио попробует отыграться.

Следующим вечером Эдуард, как порядочный человек, естественно, подыгрывал Серджио, изо всех сил стараясь помочь другу вернуть долг. Радость, что их дружбе ничто не угрожает, переполняла его. Он несколько раз заходил проведать Генриетту, и та только умилялась порядочности мужа. Она не могла даже представить, что уже через несколько часов будет проклинать тот день, когда выслушала первый комплимент коварного обманщика. На этот раз рассвет встречали разоренный Эдуард и довольный Серджио, который, ссылаясь на материальные затруднения, просил выплатить ему наличными огромную сумму денег. Остальную часть проигрыша, которая равнялась почти всему состоянию Эдуарда, он готов получить по чеку или векселю.

Эдуард вернулся в каюту к жене, с трудом представляя размеры катастрофы – он был очень пьян. Он не стал будить супругу, надеясь, что это просто шутка друга, и наутро все образуется. За завтраком Генриетта встретила Серджио, который сухим тоном поведал ей о происшедшем. Бедная девочка бросилась к мужу, который лежал в каюте, пытаясь вспомнить, чем закончилась игра. Супруги пришли в ужас от вероломства итальянца. Ведь буквально накануне Эдуард проявил столько благородства точно в такой же ситуации. Эдуард отправился на переговоры с бывшим другом, переживая больше по поводу потери друга, нежели потери денег. Он был молод, и ни разу в жизни не сталкивался с подлостью и обманом. Конечно же, разговор с Серджио ничего не дал, и бедный, уже бедный мужчина, начал думать, что можно предпринять, чтобы спасти свою честь. Что ни говори, а для джентльмена честь – это то, что он не разменивает при жизни. Он гулял по палубе, боясь предстоящего разговора с любимой Генриеттой.

В это время змей –искуситель проник в каюту к жене, которая сходила с ума от беспокойства за мужа. Когда вошел Серджио, она, наивная, чистая душа, бросилась к нему, умоляя спасти любимого. Серджио давно оценил прелести молодой женщины и был не прочь воспользоваться ее слабостью и доверием. И он предложил несчастной стать его любовницей, нет, ненадолго, всего до конца круиза, (представляете, каков мерзавец!) в обмен на выписанные чеки. Выбор, перед которым оказалась Генриетта, мог предложить только дьявол: на одной чаше весов – честь мужа, на другой – своя собственная. И она, горячо любящая супруга, должна была выбирать. До конца круиза к тому времени оставалось две недели. Серджио дал ей на размышление сутки. Генриетте металась по каюте, силясь найти выход из этой западни, а Эдуард поглощал виски в баре, набираясь храбрости для разговора с супругой.

Вечером они не вышли на ужин в кают-компанию, сославшись на нездоровье. Но ужинать в одиночестве было еще тяжелее. Может, признайся они друг другу, они и нашли бы поддержку в своей любви. Но, увы, они были слишком молоды. Их семейная лодка попала в шторм, а они не могли от стыда даже взглянуть в глаза друг другу. Вместо ужина Эдуард отправился в бар, заливать свое отчаянное решение – покончить жизнь самоубийством. В те времена было принято иметь с собой оружие, я имею в виду пистолет. У Эдуарда он был, хранился в багаже.

Он сидел в баре, сочиняя предсмертное письмо для нежно любимой жены. Он просил у нее прощения за то, что разрушил ее жизнь, и надеялся, что она быстро утешится и встретит достойного ее мужчину. В это время Генриетта окончательно решила, что она должна, пусть ценою своей чести и разлуки с любимым, спасти честь мужа. Она мысленно репетировала слова, которые собиралась произнести этому подлецу, когда он, как на грех, заглянул в каюту, чтобы полюбоваться на разрушенный семейный очаг. Генриетта со взглядом полным презрения и отвращения сообщила ему свое решение. Но Серджио, этот подлец, решил довести до конца свой дьявольский замысел. Он потребовал, чтобы Генриетта на глазах у всех пошла тотчас же к нему в каюту и осталась до утра. Потерявшая от горя голову женщина даже не подумала сопротивляться и покорно двинулась навстречу бесчестию.

Что происходило в каюте у этого подонка, я не знаю, да и никто не знает. Но когда Эдуард зашел в последний раз в каюту к жене за пистолетом и не застал ее, он встревожился. Какого-то черта он успел взять пистолет, и размахивая им ворвался в кают-компанию с вопросом, где его жена. Он был пьян и очень возбужден. Он напугал всех присутствующих, которые видели через стекла иллюминаторов Генриетту, проследовавшую в каюту вместе с Серджио. Капитан, отведя в сторону Эдуарда, сообщил, где и при каких обстоятельствах видели его жену в последний раз. Взвинченные нервы несчастного не выдержали, и он с безумным криком бросился вдоль палубы. Видимо, он не владел собой абсолютно, потому как через несколько мгновений прозвучали два выстрела.

Капитан обнаружил его, безумного, рыдающего над телами жены и бывшего друга. Корабельный врач констатировал смерть от прямых огнестрельных ранений. Пока длилась суета, связанная с трагедией, Эдуарда все потеряли из виду. В эти минуты он бросился за борт и нашел свое успокоение на дне Средиземного моря. Что произошло на самом деле, никто из пассажиров и команды так и не узнал.

Нам рассказал всю историю этот подлец и убийца. И видели бы вы с каким цинизмом он смаковал ужасающие подробности. Ни капли раскаяния, ни намека на сострадание… Вот так, мой милый друг, он оказался здесь. Этот бездушный убийца.

- Странно, зачем мужу было убивать жену, самому бросаться в море? Мог бы просто набить морду этому негодяю, как полагается мужчине, а не устраивать ненужную бойню,- искренне возмутился Александр.

- Видите ли, Алекс, для джентльмена честь превыше всего.

- Глупо это – расставаться с жизнью из-за пустяков.

- Честь, любовь – это не пустяки, молодой человек. Ради этого можно пожертвовать и жизнью.

- Своей – ладно, но зачем было убивать жену?! Она –то ни в чем не виновата.

- Вы думаете, что после этого кошмара они смогли бы жить вместе? Опозоренный муж, обесчещенная жена?

- В конце концов этот муж сам вляпался в эту историю. Если уж он ее так любил, незачем было ее убивать. Простил бы ей измену, и все бы забыл. И жили бы потом нормально.

- Но ведь ее измена была равносильна потере любви – самого дорогого для них. Вы не согласны со мной?

- Я согласен, что любовь – это не пустяк, но убивать женщину, которая пожертвовала собой для того, чтобы спасти его, на мой взгляд, преступление более серьезное.

- Женщин убивать нужно всегда. Трахнул и убил, - в гостиную, оказывается, давно зашел еще один мужчина. По всей видимости, он слышал спор и сейчас горел желанием высказаться на эту тему. – Эти твари недостойны, чтобы ходить по земле.

- Я вас прошу, Джон, прекратите в таком тоне говорить о женщинах, - произнес лорд Чарльз, глядя поверх головы нового собеседника.

- А как еще может нормальный мужик говорить о них? Я вас не понимаю, сэр, вы-то ведь в своей жизни ни одну бабу не трахнули, чего вы их всегда защищаете?

- Это вопрос воспитания, Джон, но для вас, по всей видимости, это пустой звук. Алекс, это Джон, наш маньяк – убийца. Алекс у нас впервые, Джон, и мне бы не хотелось, чтобы у него создалось неверное впечатление о нас.

- Да бросьте вы. Он просто вам приглянулся, только сдается мне не про вашу честь этот парень. Ты же не голубой? Я же вижу, что он нормальный.

- Джон, я вас прошу соблюдать хоть какие-нибудь приличия, или я вынужден буду покинуть вас.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » iconЗадача: Явленность Провидения свободой командной воссоединенности Огнем ив майтрейи Мг
Цель: Выявление способов провидения иерархической дееспособностью команды ид огнем ис ив провидение
Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » iconРазное Коловращение портера
Все время возникает опасение, что там, где мягко стелят — будет жестко спать. Не сможешь потакать их извращенному восприятию мира...
Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » iconПрощай Аватар…
Итак, мой друг, я готова увлечь тебя за собой в это далёкое, но очень увлекательное путешествие. Я помогу тебе найти выход из любой...
Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » icon65058, пр-т шевченко 10/9, О
Свитязь. А кит, который здесь остался, превратился в живописный остров с романтичным названием «Остров влюбленных». По глубине озеро...
Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » iconДрейф adrift
Постепенно осознавая всю трагичность ситуации, друзья принимаются выяснять отношения. Вскоре истощение, наступающее в процессе попыток...
Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » iconВремя выбирать! (Негосударственные вузы. Мифы и действительность)
А выбор профессии неизбежно связан с выбором образования, с решением о том, где и чему учиться, а я считаю, что еще важнее – где...
Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » iconАндрей Валентинов Диомед сын Тидея 1 я не вернусь. Вернусь не я. Диомед, сын тидея 1
Рядом нетерпеливо вздохнули. Мантос, старший гетайр, недоуменно скреб бороду такую же лохматую, как
Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » iconВключишь радио с утра и жить не хочется: до того ужасно страшно все вокруг…
И сказал мне психиатр, мой близкий друг: понемножку Паркинсона и Альцхаймера и глядишь, не так уж мрачно все вокруг
Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » iconГеография остров Сингапур расположен в 136 километрах к северу от экватора. Его площадь-573 квадратных километров. Вокруг острова разбросано более 50 мелких островков. К северу от Сингапура находится Малайзия
С которой остров соединен дамбой. В 20 километрах южнее расположены острова индонезийского архипелага Риау
Остров Провидения «…Ты не сможешь остаться, друг, Я, возможно, вернусь обратно, а тебя ни здесь, ни вокруг » iconМалайзия Столица Куала-Лампур Крупные города
Основные курорты: остров Лангкави (Langkawi), остров Пенанг (Penang), остров Пангкор (Pangkor), штат Сабах (остров Борнео), штаты...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org