Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои



страница2/3
Дата26.07.2014
Размер0.7 Mb.
ТипДокументы
1   2   3
Глава 5. Казино

- Фома, ты чего грустишь?

- Вот сделай милость, Алекс, ответь на один вопрос.

Алекс решил немного отодвинуться от находящегося в таком взвинченном состоянии Фомы и осторожно ответил:

- Я, конечно, попробую, но ничего не обещаю.

- Вот скажи, моя подопечная специально ждет, когда я займусь другими, чтобы вляпаться в очередную гадость?

Алекс горько вздохнул:

- Это у них семейное! Наследственность, что поделаешь.

- И что теперь делать? Я же не могу контролировать ее круглосуточно.

- А что случилось-то? Вроде бы Келли вполне счастлива сейчас с Ником.

- Да я просто проанализировал все неприятности, что с ней случались, и получилось, что стоит мне заняться другими делами, как тут же случается катастрофа, и я обнаруживаю ее в лучшем случае в расстроенных чувствах, а чаще на больничной койке.

- Может, повзрослеет со временем? – осторожно постарался обнадежить Алекс.

- Твоя повзрослела. И как?

- Ну, э-ээ …

- Без комментариев.

- Люди говорят: надежда умирает последней.

- Наивный ты, Алекс, просто это люди мало живут, жили бы лет по триста, глядишь и надежда бы сориентироваться успевала, чего собственно от нее хотят, а то многие: хочу…, а чего хотят - непонятно. Пока их мысли разгребешь, уже чего-то другого хотят. Надежда сама мне как-то жаловалась, типа, устала, уйду на пенсию.

- Ладно, отчеты сдали, пошли подопечных разыскивать.

По дороге Фому с Алексом нагнал запыхавшийся Анцифер. Адрес местонахождения подопечных у них был один и тот же и отправлял их куда-то в море.



- Я даже подозреваю, чем они там занимаются! – пробормотал Фома – И если это так, то у нас проблемы.

- Это еще почему? – на лету уточнил Алекс, повернув голову к Фоме, и тут же впечатался в чью-то спину. Остальные остановились. Перед ними стояла толпа ангелов.

- Чего стоим? Кого ждем? – во весь голос крикнул Алекс.

Вся толпа нервно вздрогнула.

- Казино открыли. Нам туда ну никак нельзя. Бесовское заведение, – ответил ему кто-то, пожелав перед этим много хорошего.

- И что делать будем? – обратился Алекс к Фоме и Анциферу.

- Ждать! – вздохнул Фома. - А то, если мы там окажемся, то я живо представляю, что нам скажут на дисциплинарной комиссии.

Анцифер принял позу, выпятив вперед несуществующий живот, поднял вверх указующий палец и заунывным голосом произнес:

- Вам нужно было не спасать их, когда они уже там, а не допускать чтобы они вообще туда попали!

- А может все-таки проскользнем? - жалобно спросила отделившаяся от толпы Лири, - их же спасать надо.

- Я тебе проскользну, - рявкнул Фома, – тут столько свидетелей, вмиг доложат.

- Не, не доложат, - вздохнул Алекс, - просто некоторые пишут отчет несколько подробнее других.

Ответом на эту фразу был дружный вздох.

Фармазон залетел в помещение казино.



- Ой, сколько ж вас!!! И что, все ко мне? – восхищению Фармазона не было предела.

- Не боись, - ответили ему сбоку, – нас мало, но мы справимся.

Справа от Фармазона появился еще один черт.

- Ну, в крайнем случае, надорвемся. Пошли, а то коллеги уже вовсю потеют, а мы тут прохлаждаемся.



Лис – черт, студент последнего курса

Внешность: невысокий, загорелый

Характер: любознательный. Очень талантлив

Любит: фильмы про шпионов

Не любит: экзамены

Подопечные: пока нет. Прибыл в Санта-Барбару для прохождения практики.

Фармазон окинул взглядом поле деятельности. Он летал от одного посетителя к другому, давая умные советы, и вот, остановился передохнуть.



- Ой, мама, да тут работы непочатый край!

В этот момент он услышал насмешливое замечание о действиях только что прибывшего Лайонела Локриджа.

- Это кто это у нас тут оракулом заделался? О, Мейсон, как я рад тебя видеть! Надо бы мне тобой снова заняться, да все никак, дела-дела. Ну да ладно, ты пока и так обделенный, причем во всех смыслах. Наследства лишили, девушка ,вон, с другим в казино ходит. О, кстати, я знаю, как решить одну твою проблему. Раз в любви тебе пока не подфартило, надо сыграть - глядишь, разбогатеешь!

Не обделив и Мейсона дельным советом, Фармазон полетел дальше. Пролетев немного, он заметил маленького чертика, сиротливо торчащего у входа.

- А ты чего тут стоишь без дела?

- Я новенький. Практикант.

- Зовут как?

- Лис.


- Как?

- Лис.


- Странно, вроде не рыжий. Ну да ладно. Не знаешь, чем заняться? Значит так, юный талант, вот тебе задание: берешь в оборот, например, вот этого блондинчика (запоминай, зовут Уоррен Локридж) и внятно и ненавязчиво рассказываешь о перспективах богатства, причем не бабушкиного, а собственного, вещаешь о том, какой он удачливый (поведется, гарантирую) и даешь ему в этот день выиграть немного, только чтобы раздразнить. В общем, если подсядет крепко, то зачет по практике обеспечен. Действуй практикант, а я пошел, пора моими любимыми клиентами заняться.

- Какие люди, сам СиСи Кэпвелл! Здрасти, здрасти. Стоп, чего это ты у них выкупать собрался, с ума сошел или опять где без моей помощи головкой стукнулся? Здесь же ка-зи-но! Тут выигрывают, ну, или проигрывают, это уж как повезет, а ты как в лавке: сколько да сколько за тот пучок. Ну, наконец-то, дошло.

- Так Лайонел, чего стоим? Чего ты на него так неотрывно любуешься? Я не понял, ты что, так сильно расстроился, что София от тебя недавно сбежала, и решил сменить ориентацию? Ах, это ты примериваешься, с какой стороны Кэпвеллу пойдет фингал! Думаю, с левой будет в самый раз. Так, стоп, ты чё, и драться здесь будешь? Слушай, есть дельный совет: бей по тому, что дорого! С его женщиной связываться пока не надо, ты там уже наследил, как мог, так что действуй через деньги. Они ему ох как дороги. Вот, слышишь, мудрая женщина твоя жена, Локридж, какое самопожертвование: свою часть состояния отдам, лишь бы любимый муж развлекся.

- Правильно Августа, не в деньгах счастье, а в получении удовольствия, и не важно, что его тебе доставляет.

- София, девочка моя, а что так стоим? СиСи же тебя плохо видно. Встань-ка за спиной у Лайонела. Ну, смотри, как Кэпвелл радуется. Его аж перекосило. Главное, чтоб навсегда с такой улыбкой не остался, а то даже я заикаться начинаю. Значит, постоишь немного тут, а потом с другой стороны встанешь, чтобы и Локридж полюбовался.

Под утро Фармазон уже устал метаться и просто пристроился прямо на столе.



- Нет, ну, правда, Локридж, какой еще завтрак! Яичница? И в тебя полезет? Железные нервы. Даже я нервничаю, хотя сам вам обоим карты сдавал. На кону состояние, а он, видите ли, голодный. Война, войной, а завтрак по расписанию. Уважаю!

- Так, ладно, завтракайте, а я тут пока стол посторожу. Хотя, а вы куда направились? Иден, ты куда мать повела? Не будет она ни во что вмешиваться. Правильно, София, СиСи еще и в этом виноват: выгнал из дому, а женщине не с руки покупать себе квартиру, пусть дарят. Вот Локридж и озаботился. Чего отказываться-то? Он же от чистого сердца, а вдруг обидится? Ой, ладно дамы, вы пока поболтайте, а мне пора назад.

- Мейсон, ну какой же ты все-таки талант! Обязательно в скором времени тобой займусь, посидим, поболтаем, глядишь, и договоримся о чем-нибудь. Только саму Софию мы на стол ставить не будем, они будут отвлекаться, да и ей не очень понравится.

- О-ООО, вот это игра пошла! Яхта и самолет – это же отлично. Дождемся, пока подвезут ключи и продолжим.

А в это время за стенами казино…

Наступало утро. Многие ангелы вместе со своими подопечными разошлись по домам. К скучающей неподалеку от казино группе оставшихся ангелов подлетел Макс.



- А чего это Вы тут делаете? – жизнерадостно спросил он, глядя на кислые физиономии окружающих.

- Ты знаешь, кто это такой? – спросил Анцифер, обращаясь к Фоме.

- Будущий ангел.

- Ты чего? Ты где таких рыжих ангелов видал? – Анцифер переводил взгляд с Макса на Фому и обратно. - У нас же внешность обычно характеру соответствует! Ой, мамочки, бедные его будущие подопечные! И кому, интересно, это счастье достанется?

- Пока вы тут сидите, они там играют! – преподнес еще одну новость Макс.

- Детка, - ласково обратилась к нему Лири, - мы, к сожалению, об этом догадываемся. Нам это не нравится, но мы ничего пока не можем сделать.

- Ей это тоже, по-моему, не нравится, - состроив сосредоточенное выражение лица, поделился Макс.

- Кому?


- Ну, той, на которую играют.

- ЧТО?!!!

- Ну, я там просто мимо пролетал, - немного испуганно протараторил Макс, - а там один симпатичный, его кто-то Мейсоном назвал, предложил поставить Софию Кэпвелл. Я помню, это та светленькая подопечная Алекса.

Все разом развернулись к Лири.

- Э-ээ… Он, наверно, пошутил, - не вполне уверенно поделилась Лири и широко улыбнулась, одновременно немного отодвигаясь от Алекса, а сама в это время подумала: « Ну, погоди, доберусь я до тебя, остряк-самоучка!».

- Ой, не расстраивайтесь Вы так, - попытался успокоить Макс, - просто у тех дяденек за столом, наверное, больше ничего нет.

- У кого?

- Тот симпатичный, о котором я говорил, одного называл папой, а второго Лайонелом.

- Максик, солнышко наше, - не выдержал Фома, - эти, как ты их назвал, дяденьки – двое самых богатых людей Санта-Барбары.

Макс сосредоточенно засопел, обдумывая то, что ему сказали и через какое-то время, когда о нем почти забыли, громко выдал результат:

- Тогда, наверное, после этой игры в Санта-Барбаре останется только один самый богатый человек – тот, который выиграет.

Компания, к тому времени уже обсуждавшая вариации на тему: «когда же это все кончится?», вздрогнула.

- А на что они, собственно, играют, ты не в курсе, случайно? – поинтересовался Алекс.

- Ну, я точно не помню, там были маленькие цветные кружочки, картины, лошади, участки земли, самолет, яхта, блондинка и что-то еще, но я не помню!

«Интересно, сколько же раз он там мимо случайно пролетал, что столько услышал? Никак к окнам прирос на всю ночь! И куда только Вильгельм смотрит?» - подумал Фома. Его вернул к действительности крик.

- Срочно!

- Прекратить!

- Эту!


- Игру!!!

Это орали на два голоса Александр с Анцифером. Идея была, конечно, хороша, но прерывать надо было так, чтобы никто не выиграл, а точнее, чтобы игру признали недействительной. Но как это сделать, вот вопрос? После недолгого обсуждения было решено пожертвовать кем-то из подопечных. Вот, только, кем? В конце концов, компромисс был найден.

Алекс и Анцифер разыскали Бакса довольно таки быстро. Несмотря на раннее утро, он нежился рядом с бассейном в доме Кэпвеллов.

- Привет, Баксик!

- Привет!

- Нам тут помощь нужна.

- Я занят.

- Интересно, чем?

- Думаю, так что не отвлекайте меня!

- Нам бы с твоей подопечной поговорить. Не знаешь, где она?

- Там.

- Где там?



- Дома.

- Где дом?

- Прямо, направо, еще раз направо, потом три раза повернуть налево, снова направо и упрешься. В том доме она сейчас и живет, - флегматично выдал Бакс и прикрыл глаза, давая этим понять, что разговор окончен.

Алекс с Анцифером опешили от такого. Сколько раз направо, а сколько налево, они не запомнили.

(Далее шепотом).

- Зеркало Видения?

- Код не скажет, а без него мы ее не увидим.

- Берем его и тащим.

- Упрется ногами.

- Ты за ноги, я за руки. Раз, два взяли.

Затея удалась с блеском, и Джина выполнила пожелания ангелов от и до, но кто бы знал, чего этим двум стоило дотащить извивающегося и орущего Бакса до Зеркала Видения.

- Ну, друзья мои, - откашлявшись, торжественно произнес Фармазон, - настало время истины! Кто впустил сюда эту женщину? Джина, лапочка моя, уйди отсюда. Мы так с тобой отлично ладили в последнее время, послушай дядю Фармазона, уйди по-хорошему, мешаешь. НЕЕ-ЕЕЕТ. Джина, мы же были друзьями, а теперь у меня все насмарку. Да как ты могла?!!!



Двое чертей схватили Фармазона, пока он громко орал и пытался вырваться:

- Убью! Собственноручно! Кэпвелл, оставь ее мне, я ее лично хвостом придушу. Такую картину испортить!

Вдруг он резко замер, а потом снова заорал:

- Кэпвелл, стой, я знаю, как мы ей отомстим! – и, вырвавшись, подлетел к СиСи и стал что-то тому нашептывать.

Анцифер, Макс и Алекс любовались рассветом.



- Слава Богу, что эта ночь закончилась! – вздохнул Алекс.

- Но все же закончилось хорошо? Может нас поо… по..о..щрят? – по слогам выговорил понравившееся ему слово Макс, он давно хотел сказать что-нибудь умное и вот, вроде, получилось.

- Лишь бы не наказали, - проворчал в ответ Алекс.

- Отсутствие наказания – это особый вид поощрения!!! – подытожил Анцифер.

Впереди был новый день.

Глава 6. Больница - наш дом родной (тепло, и врачи под боком)

Фома сидел под дверью палаты и вытирал концом совершенно мокрого хитона пот со лба. Руки мелко дрожали. В помещение влетел Алекс. Следом за ним спешил Анцифер. За ними поспешал еще один ангел (маленький и рыжий).

- КАК? – выдохнули Алекс и Анцифер.

- Н.н.нормально, – заикаясь, произнес Фома, - жить будет.

Фома кое-как поднялся на ноги и, почти придя в себя, продолжил уже раздраженно:

- И, надеюсь, не с этим бараном.

- Ты кого это парнокопытным назвал? – уточнил осторожный Анцифер.

- Да вон, «спаситель» стоит… Ты даже не представляешь, сколько раз он за ней нырял! С трудом развернул его в нужную сторону, все в другую тянуло. Что, скажешь, не баран?

- Нууу… он же все-таки ее спас, - протянул Анцифер.

- Да? А кто виноват в том, что ее вообще понадобилось спасать? – рассвирипел Фома.

- Кто? – встрял любопытный Макс. Все дружно посмотрели на него.

- Кто, кто… «Спаситель» наш и виноват!

- Он ее что, сначала топил, а потом спасал? – удивился Макс. – Зачем?

- Не топил он ее, - взвыл Фома, – он баран, но без таких отклонений. Просто его братец послушал одного рогатого и рассказал, что спал с Келли. Вот этот баран и потащил ее на катер и увез подальше, типа разобраться. Она ему говорит, а он слушает и не слышит. Поругались, и Келли собралась доплыть на лодке сама. Ник ее за руку схватил, она вырвалась и упала. Ну и кто здесь виноват?

- Рогатый… баран… а у барана есть рога? – озадачился Макс.

- Максик, солнышко, погулял бы ты немного, - не глядя на почти озверевшего Фому, ласково развернул Макса Алекс и оттолкнул тихонько от их компании.

- Спокойствие, Фома! Ты просто перенервничал. Ники - хороший мальчик. Не идеал, конечно, но с идеалом скучно. Он же спас ее потом, не без твоей помощи, конечно, но спас же.

- И так ее любит, опять же, - вставил Анцифер.

- И правда, чего-то я устал, - смутился Фома, успокаиваясь понемногу.

Тут, как назло, двери лифта распахнулись, и из них вышел Фармазон при параде и с цветочками.

- Ой, ой, ой… Больно надо связываться со всякими нервными ангелами! И не я это вовсе, – прокричал Фармазон из-за угла. – Я вообще зашел сюда по делам. По личным, между прочим. Короче, выходной у меня. Тут где-то одна такая красавица заработалась. Хвостик - во, глазки - во, фигурка - во…



В это время по холлу пролетал чем-то сильно озабоченный ангел, краем глаза он охватил окружающую его обстановку и замер. Перед ним развернулась интереснейшая сцена. Два запыхавшихся ангела с трудом удерживали мокрого, всклоченного, с багровой от напряжения физиономией третьего с фразой: «Оставь его! Ему по должности положено гадом быть, а нам нельзя…». В той стороне, куда так стремился этот третий, ничего не было видно, кроме рук высовывавшихся из-за поворота и обрисовывавших что-то в форме песочных часов. Рядом с троицей ангелов подпрыгивал еще один маленький… Наблюдатель протер глаза, решив, что ему померещилось от усталости, но нет, он не ошибся. Этот маленький был огненно рыжим и, прыгая, еще пытался изобразить нечто сродни боксерских движений. Подпрыгнув в очередной раз, он неудачно запнулся о подол собственного, немного длинноватого, одеяния и шмякнулся на пол. Руки перестали выписывать в воздухе пируэты, и вместо них высунулась рогатая физиономия.

- Нокаут, - громко резюмировал в тишине Фармазон. – Эй, мокренький, ты победил.

Фома, на миг переставший было вырываться, перевел взгляд со стонущего на полу Макса на черта и, вспомнив что он хотел сделать, рванулся от удерживавших его друзей.

- Всё, всё, всё… не надо стремиться пожать мне руку, я тебя поздравлю на расстоянии, - радостно сообщил Фармазон, заметив, что с ним опять хотят познакомиться поближе. - И, вообще, я вроде бы уже говорил, что занят…пока.

Решив что дальше в этой компании ничего интересного, кроме украшений на свою физиономию (с этих станется…), он не найдет, Фармазон направился дальше по коридору больницы, заглядывая по пути в палаты с фразой: «Крошка моя, ты где?» У последней палаты он остановился.

«Ну, если ее и тут нет, то я просто подожду», - подумал Фармазон и на этот раз зашел в палату.

- Ой, как тут, оказывается, уютно. Столько проводочков, экранчиков… - Фармазон уткнулся в экран с зеленой линией и почти носом следил за ней. Вверх, вниз, вверх, вниз, вверх…

- Нее, - он энергично потряс головой из стороны в сторону, - этот фильм мне определенно не нравится. О, а вот и хозяин апартаментов. Как же это они тебя в провода так замотали, дедушка? А, с другой стороны тоже приборчики… сколько тут всего… А это что? Упс… а чего все запищало и замигало? Это что последний писк моды, светомузыка? Что, дедушка, ты что-то хочешь?...

Пожилой мужчина на кровати явно смотрел в упор на Фармазона и видел его. Фармазон все понял и засуетился около кровати.

- Ты чего? Умирать надумал? Как же так? И где ж твой куратор?... Дедушка, ты хоть договорчик-то подписал? Как это на что? Конечно на шикарные условия после смерти! Эх, придется помогать коллеге…. Диктуй по-быстрому свои желания…

Фармазон выудил из воздуха красивый знак с печатями и пером и начал усердно строчить. Исписав треть листа, он прервался.

- Слушай, тебя чего, всю твою жизнь не кормили? Куда тебе столько жратвы? Ах, ты язвенник и хоть после смерти отъешься. Ну, тогда ладно, продолжай… О-оо, дедушка, а тебе сколько стукнуло-то? Ведь правнуки уже, небось, взрослые, а ты туда же. Ладно, ладно, записал. Рыженькая, блондинка, мулаточка, и еще с бюстом не меньше четвертого размера. Мужик, честно скажу, уважаю. Слушай, а давай шестого? Никогда вживую не видел? Так я щас покажу…

Фармазон улегся рядом с клиентом. Через секунду он понял, что это руками не покажешь и достал из заднего кармана сигару. В палате уже давно суетились врачи и что-то вводили в капельницу, но черту это совершенно не мешало. Раскурив сигару, он выдохнул облачко дыма и быстрым движением соорудил из облачка то, что, по его мнению, должно было наглядно показать шестой размер бюста. Рядом раздался хрип, и теперь уже другой прибор, тот самый, что показывал фильм Фармазону, издал писк. Писк сильно зачастил.

- Эй, ты чего? Куда собрался? А договор? Я для кого старался? – возмутился до глубины Фармазон. Он всунул в дрожащую руку перо и через секунду вытащил подписанный контракт. – Перо отдай, а то на вас на всех не напасешься.

Писк прибора стал ровным и противным. Через некоторое время врачи не спеша отключили приборы, и наступила тишина.

- Какой еще инфаркт? Он же сказал, что у него язва, – возмутился Фармазон, подслушав врачей… – И чего тут удивительного? Умер он со счастливой улыбкой на лице, потому что мечтал о том, что ему в последние лет тридцать было явно недоступно.

Фармазон вышел из палаты и посмотрел на договор в руке.

- Вот незадача. Договор-то заключен на моем именном бланке, а не его куратора. Хотя…кто не успел, тот опоздал.

Насвистывая, он пошел по коридору обратно. Вдруг он увидел, как в лифт зашла чертовка с шикарной фигурой. Рядом с ней увивался другой черт. Дверцы лифта закрылись, и мечта Фармазона растаяла.

- Вот так всегда. Работаешь, работаешь, а потом какой-то черт уводит твою мечту у тебя из-под носа. Это называется правда жизни или, по-другому, закон подлости. Что, в сущности, одно и то же.

А в это время…



- Вот стоило только нам отвернуться… - не выдержал вида приехавших Софии и Лайонела Анцифер. – Лайонел, что ты здесь делаешь? Поддержать?... Давай на словах по телефону, а? …Слушай, тебя там Августа ждет, развод опять же тоже ждет, а у Софии вон тут сколько поддержки… Вот и молодец….

- Ты бы присмотрел за ним что ли… - задумчиво произнес Алекс, глядя на уходящего Лайонела. – Мы тут с Фомой справимся.

Анцифер со вздохом полетел за своим подопечным. Алекс стал прислушиваться к Софии.

- …Воспоминания… Умеешь же вспомнить в нужный момент, хотя… с памятью у тебя раньше были большие проблемы… Ой, вот этого не надо. Не надо. Я понимаю, обстоятельства. Хочется обнять и пожалеть. С СиСи этого делать не надо. Он может и укусить… хи… а с другой стороны…ну-ка, ну-ка, посмотрим. А нет, не укусит. Ему тоже этого хочется, но гордость не позволяет… Так что давай лучше пока не рисковать. Дистанция минимум в метр, я думаю, будет вполне оптимальна для твоего и его психологического здоровья.

Глава 7. Развод и месть неразделимы.

Перед казино в задумчивости сидел Анцифер.

— О чем задумался? — внезапно раздалось у него за спиной.

Анцифер вздрогнул и обернулся. Сзади стояла Лири.

— Да вот… — неопределенно махнул он в сторону казино, — караулю. Там моя подопечная работает, а у нее в последнее время мысли нехорошие как засели, так выгнать не могу.

— Какие, если не секрет? — спросила Лири, пристраиваясь рядом.

— Развод и девичья фамилия. Хотя насчет фамилии она как раз сильно сомневается.

— Ого. А что, совсем ничего нельзя сделать?

— Пока нет, — вздохнул Анцифер. — Поверь, я пытался, но быстрее убедишь осла, что он маленькая птичка колибри, чем Августу, что развод не принесет ей счастья. А ты чего здесь?

— Да вот, тоже пришла проверить. Мой подопечный там, как бы чего не вышло. Беспокоюсь я за него, — печально вздохнула Лири.

— А что не так?

— Да у него с его второй половинкой никак не ладится. Она у меня все с другом общается. Я ей и так, и сяк, а она ни в какую… и на открытие казино с Марком, и пообедать с ним, будь он неладен. Не нравится он мне, ох, как не нравится, а она уперлась.

— Да-а, у меня в паре разлад тоже из-за старых друзей, — вздохнул Анцифер, и они с Лири замолчали, переживая каждый о своем.

А в это время в казино…



Фармазон настойчиво крутился около Августы.

— Ну, кого ты слушаешь? Что твоя сестра может понимать в браке, она ж там никогда не была… Его простишь, а он опять за старое возьмется, или что-то новое найдет. Тебе оно надо? Хочешь, я помогу тебе определиться по жизни? Представь: море, солнце, яхта, Лайонел, София…. Поза номер 63, а нет, это скучно, и они уже повернулись, поза номер…, ой, забыл. Сейчас посмотрю в Камасутре… А хочешь, картинку покажу? Хотя, чего это я? Я тебе эту книжечку подарю, и сама выберешь… О-о-о… какой поворот сюжета, — Фармазон достал из кармана старый, весь исчерканный блокнотик, — погоди, не так быстро, я записываю. Мадам, я перед вами преклоняюсь, какая буйная фантазия и богатое знание языка портовых грузчиков! Половины фраз не понял, но записал. Пригодятся, когда получу по шее от начальства и буду жаловаться на то, как прекрасен мир, и куда ему с этой красотой стоит пойти.

В этот момент Августа снова подошла к Джулии, которая у стойки разговаривала с Мейсоном.

— Вот, видишь, твоя сестра способна давать правильные советы, иногда. Здравствуй, Мейсон… Августа, он отличный адвокат, быстренько расскажи мальчику о своей проблеме и помни, картины — это самое любимое развлечение Лайонела!!! И лежат они в вашем же подвале.

Фармазон отлетел в сторону, оставив Августу наедине с Мейсоном обсуждать подробности развода Локриджей.

— Ну, Лайонел, я же тебе обещал, что будет, если не выполнишь мой заказ. Пришла пора начать выплачивать мне неустойку.

В этот момент он, наконец, увидел того, кого искал в казино. Лис крутился у игорного стола.

— Привет, студент. Как дела с Уорреном? Отлично. Значит, дальше действуем так…

Пообщавшись с Лисом и скорректировав его дальнейшие действия, Фармазон направился к выходу из казино. По дороге он заметил, как Мейсон разговаривает за столиком уже с Мери.



— Так, так, так… вами мне тоже пора заняться, — пробормотал Фармазон, — столько работы, а я один, ну хоть разорвись.

Фармазон присел на стойку рядом с телефоном и задумался. Вдруг телефон издал резкую трель. Черт подпрыгнул.

— Да что за… пи-пи-пи… честным чертям подумать не дают! Мейсон, тебя к телефону, — заорал Фармазон, а сам пристроился рядом, собираясь подслушивать. — Лошадь? Какая лошадь, Кэпвелл? У нас развод!!! Тьфу, не у нас… Ты куда пошел? Куда зашла эта лошадь?

Фармазон тут же вспомнил, как он перед приходом в казино запихал, толкая сзади, какую-то лошадь в дом для гостей с фразой «сходи, поешь, там вкусный тортик. Повеселись, крошка».

— Будет весело, но заглянуть не смогу, дела-дела, — усмехнулся Фармазон и, достав откуда-то кучу бумаг, начал рисовать какие-то схемы.

Глава 8. Любовь, свадьба и прочие мелкие неприятности.



Казино

Фармазон наблюдал за выражением лиц Августы, Лайонела и СиСи. Атмосфера в казино стояла накаленная.

— Ребята, как все-таки приятно иметь с вами дело. Вы так легко ведётесь на подставы. Вот вы такие разные, а стоило Софии придти с неизвестным мужчиной, как реакция одна и та же. Физиономии озадаченно перекошены.

Фармазон еще долго развлекался, подслушивая и подсказывая тому или другому игроку действия. Через какое-то время он заметил Керка и вспомнил, какие у него были планы на этого товарища. Прислушавшись к мыслям Керка, он мгновенно понял, что его планы начали осуществляться и на данной стадии настойчиво требуют его личного присутствия. В это время Керк стоял рядом с СиСи и еле сдерживался, получая выговор за плохо сделанный отчет.

— А ты чего молчишь, Керк? — возмутился Фармазон. — Пошли его в… хотя… нет, туда не посылай, а то вдруг пойдет. Тех ребят жалко, нормальные черти, а тут такое сокровище подвалит. Сейчас я тебе другие места подскажу, — Фармазон достал блокнотик и начал листать. — А , вот, нашел.

Прошептав Керку минуты две на ухо, черт отстранился и сообщил.

— Это мне Августа подсказала. Потрясающая дама, я можно сказать даже влюбился в нее, такой полет фантазии. Когда помрет, я ее со своим начальством познакомлю. Знатная парочка выйдет.

Керк выслушав СиСи, ушел из казино, а СиСи вернулся к разговору с Августой. Фармазон разрывался. Ему хотелось остаться и проконтролировать действия любимых подопечных, но и с Керком надо было ехать обязательно.

— Вот почему всегда так? Как начинается самое веселье, так бедному черту на работу. Керк, стой, мы с тобой только начали! Хотя чего с тобой начинать, ты и без моей помощи уже дошел до нужной кондиции. Вот ведь невезение. И драка, наверняка, в казино сейчас будет, а я пропущу. Августа, помни, сбагрить картины СиСи — это гениальная идея, Лайонела доведешь до белого каления, — прокричав это напоследок, Фармазон побежал догонять уже успевшего уйти из казино Керка, посмеиваясь на ходу. — Да и СиСи будет полезно оказаться на скамье лохов. Стой, Керк, вот неугомонный, я с тобой. Навестим голубков? Крузи, Иден, а теперь мы идем к вам!

Через несколько часов Фармазон, развернув кучу бумажек, сидел на баллоне с пропаном.



— Ну что, насмотрелся на любимую жену и ее любовничка? — спросил он подошедшего к баллону Керка. — Экий ты, братец, нерешительный, все мечешься. Вот же оно, решение! Я сейчас только найду в этих схемах, какую штучку надо подкрутить, и мы их быстренько согреем. Да и тебе будет хорошо: чистая камера, решеточка на окнах, постоянная занятость и ведь не уволят. Все у тебя будет, погоди, только найду… какой козел это рисовал, ни фига же непонятно, — в этот момент Фармазон запнулся и понял, что зашел далеко — так обругать себя любимого, ведь это он сам чертил. Он прислушался к мыслям подопечного. — Ой, вот только не надо размазывать сопли. Заманили… Как же, держи карман шире, сама, поверь мне, сама бежала на свиданку, — тут чертик вспомнил, как, высунув язык, старательно копировал почерки Иден и Круза и потом отсылал им записки. — Да и кто теперь докажет, что не в первый раз?

Тут Фармазон издал крик команчей и запрыгал на баллоне:

— Нашел! Нашел! Нашел! Смотри, повернешь вот эту штучку и исполнишь самую заветную мечту своей жены! Как это какую? Умереть в один день с любимым… Они жили, любили и умерли в один день. Эх, красиво-то как! Что значит ты не собираешься еще умирать? Я говорил не о тебе. Я имел в виду его… — черт махнул рукой в сторону окна и, заметив суетящегося вокруг Иден с Крузом ангела, обрадовался: — Полетаем, пернатый?

Тут он заметил свет в другом окне.

— А это что такое? Если папа миллионер, то теперь и свет экономить не надо? Так что ли?

В комнате он застал Мэри и Марка.

— А вы что здесь делаете? Та-аак, неучтенные пассажиры, и куда вас теперь девать? Хотя… ладно, запишем в графу «погрешности». Нет, ну, действительно, не прерывать же старательного парня, — и черт с умилением посмотрел на повернувшего вентиль и оторвавшего трубу Керка.

Круз и Марк вышли и, повозившись с автомобилем пару минут, зашли обратно в домик.

— А теперь зажмем ушки. Будет БУМ!

С этими словами Фармазон пнул забытую мужчинами керосиновую лампу и побежал от огня.

Несколько часов спустя в больнице.



— Нет, нет и еще раз нет! Ты можешь подержать его за руку, быть с ним до конца, но замуж-то зачем? — со слезами на глазах умоляла Лири свою подопечную. Вид у ангела был неважный: одна из косичек расплелась, вторая торчала дыбом, юбочка перевернулась и спереди торчали кармашки, которым положено было быть сзади. — Это слишком кардинально. Вон, посмотри на Мейсона, на нем же лица нет, а уж что в душе творится… Что значит он же не умирает? Ты, что предпочла бы, чтобы это он здесь лежал? Ах, нет, ну, ладно. И вообще, откуда ты знаешь, может у него сейчас гораздо худшее состояние, чем у твоего Марка? Вот упертая. У тебя в роду только два осла было вместо родителей, или целое стадо наберется? Какое еще последнее желание, какое счастье в последние минуты жизни? Ты что, а если он выживет? Ой, что это я говорю, пусть живет, конечно, но не твоим же мужем. Это перебор!!!

Крики ангела в палате умирающего Марка продолжались, но результата в убеждении Мэри пока не наблюдалось.

— Мда-аа, это, определенно, не то, что я ожидал, — Фармазон озадаченно почесал затылок, стоя в коридоре больницы и прислушиваясь к крикам Лири. — Интересно, в какую графу отчета я должен занести свадьбу? В мелкие гадости или же в большие? Если муж помрет, то это вроде как большая катастрофа для него самого, но вот для меня - неясно. В результате моих действий он сейчас помирает — гадость вроде бы большая. Душа, опять же, после суда может перепасть, а может, и нет. С другой стороны: кому от его смерти плохо-то будет? То бишь, дополнительные бонусы для меня отсутствуют, а одной парочке так он вообще сильно мешает… О, а это идея, если он выживет, у меня будет больше шансов заполучить его душу, да и такую свинью ангелу Мери и Мейсона подложу! Ух, какой я талантливый!



Фармазон решительно отправился к врачам, занимавшимся Марком. Где-то на окраине мелькнула мысль: «А к какой категории мне отнести спасение жизни? Начальство подавится пончиком, когда прочитает это в моем отчете…»

Некоторое время спустя.



Фармазон несся по коридору, уворачиваясь от огненных шаров руководства и осколков мрамора.

— Вот это я сдал отчет… — бормотал он, петляя, как заяц. Далее последовали идиоматические выражения, некогда записанные и впоследствии заученные наизусть.

Глава 9. Паром и прочие попытки примирения.

Бедный Алекс бился головой о стену парома.

«Столько трудов стоило убедить СиСи, что ему именно сейчас надо срочно поговорить с Софией об Иден и обсудить еще пару десятков неотложных вопросов! И что получилось? Сначала одна умотала в казино, а потом какой-то умник под горячую руку сообщил второму, что Локридж получил бумаги о разводе. Ух, его и перекосило тогда, и с этим настроением он тоже отправился в казино. Я честно надеялся, что казино после такого не смогут отремонтировать, но обломался, там все прошло мирно. А когда СиСи приказал никого не брать на паром, я обрадовался. Наедине они, может, все же до чего-нибудь договорятся. Даже сделал так, чтобы паром ненадолго заглох, и можно было бы при необходимости быстро починить. Зря старался. Помнится, был у меня подопечный, русский, занятный малый, так он очень часто вспоминал про какое-то мочало на колу и собаку у попа, которая съела несчастный кусок мяса (голодная, видать, была). Вот и эта парочка сейчас как в тех сказках. Вроде, уже о Локридже забыли, на Иден переключились, София сомнениями поделилась насчет ребенка, СиСи уже пару раз пытался уточнить насколько сильно София его ненавидит и ненавидит ли вообще, и уже сидят рядышком и, бац, опять двадцать пять, то бишь Локридж. Не встречайся с ним. Ой, мама, какие эмоции пошли…»

— Я же тебя так люблю, — сказал СиСи.

Алекс замер, боясь вздохнуть, и именно в этот момент влетел черт.

— Я все починил!!! — заорал он что было мочи, махая какими-то проводами.

— Я же тебя так любил, — сказал СиСи.

Раздался стук упавших челюстей.

— Слышь, пернатый, твой неблагонадежный свидетель сильно путается в показаниях, — возмутился, опомнившись, Фармазон. — Ты посмотри, даже дама удивилась, видимо, решила, что у нее слуховые галлюцинации. Ой, смотри, как она разозлилась.

Алекс медленно переводил взгляд с СиСи на черта и обратно. В голове зрела мысль: «А если бы этот рогатый не вмешался, то…»

— Убью! А если не убью, то покалечу.

— Ты бы лучше сообщил своему подопечному, что точно знать, с кем она спит, он будет только в одном случае: если будет спать с ней сам, а в остальное время держать за ручку.

Тут черт оторвал взгляд от занятной парочки и повернулся к ангелу. Его глаза заметно округлились, когда он увидел, как Алекс вытащил из-за скамейки какую-то палку.

— Эй, ты это чего задумал, недощипок?

Через пару секунд Фармазон уже носился по кругу, а за ним с палкой наперевес летал Алекс. Первый круг, второй, третий, десятый, пятнадцатый - сбившись со счета, черт заорал:

— Вспомни, ты - ангел, а они себя так не ведут.

— Я тебе сейчас наглядно продемонстрирую поведение разозлившегося ангела и исполню богоугодное дело. Одним чертом станет меньше, — сквозь зубы произнес Алекс. Он, наконец, прицелился, и палка пошла вниз. Раздался резкий гудок сигнального рожка, рука Алекса дрогнула и палка выпала из рук.

— Какого… пи-пи-пи?

Фармазон воспользовался шансом и слинял из помещения.

— Твою … — в исполнении черта осталось никем не услышано, даже им самим.

После этой небольшой прогулки на воде в небесной канцелярии и преисподней у врачей возникла проблема по лечению абсолютно глухих работников.

После несостоявшейся свадьбы Келли.



— А вот и мы, — радостно произнес Алекс, проходя вместе с Софией в дом. — Угу, угу, мы пришли к Келли. Спит? Замечательно, тогда мы… Стоп, что значит пойдем. Девочка моя, мы только пришли, вот и СиСи просит тебя остаться. Ну, давай, пожа-а-алуйста, я уже так устал подстраивать вам встречи, — взмолился Алекс и через некоторое время с умиленным видом наблюдал, как подопечные спорят из-за Келли, как давно живущая вместе пара. — Эх, привычки не умирают…. Так, София, куда опять? Что значит пойдешь? СиСи, да, в конце концов, сделай что-нибудь! Ты же не хочешь, чтобы она ушла. Ужинала? Отличная идея! София, скажи да, тьфу, скажи, нет, то есть… Я с вами запутался. София скажи ему, что нет, ты не ужинала и да, ты согласна поужинать с ним! Короче, Кэпвелл, что ты задаешь идиотские вопросы, ты же знаешь, она всегда голодная!

Алекс подлетел к Софии и прошептал на ухо:

— Только попробуй сказать, что ты уже поела, сядешь у меня на строгую диету и надолго!

Войдя в ресторан, они наткнулись там на другую троицу. Августа сидела в ванной, которая почему-то стояла в зале ресторана, рядом были Лайонел и Анцифер.

— Что надо? — рявкнул Анцифер, — не видишь? Занято!

Алекс с подопечными под смех последних быстро ретировались, даже не подозревая, что с их приходом потерпел крах еще один план Анцифера по примирению подопечных.

Свидание с одним, а консультируем другого.



Анцифер разозленный пытался отцепить новенький балахончик от очередного куста.

— Августа, вот зачем ты, собственно, разводилась, а? Внятно объяснить можешь? Просто муж или бывший муж - для тебя разницы никакой, все равно сидим в каких-то кустах и ловим колючки на задницу. Вот посмотри, я уже весь в зеленых пятнах. Я, конечно, понимаю: камуфляж при шпионаже крайне необходим; может, все же подойдем к ним по дорожке или вообще не будем подходить? Скунс? Где? Тьфу на тебя, Лайонел, это всего лишь твоя уже бывшая жена. Хотя, если ее задеть, то вонять будет! Послушай, Августа, зачем мы вообще сюда приперлись? Они мирно разговаривают, у них дела, причем, действительно, - дела. Вот, видишь, закончили дела, пожали руки и ушли. Все вполне прилично. Эй, стой, ты куда? Куда? Зачем к СиСи? Не надо!

Дверь особняка распахнулась, и Анцифер столкнулся нос к носу с Алексом.

— Тебе чего? У меня дела, не видишь, работаю. Забирай свою Августу и быстренько уходите.

— Августа, нам здесь не рады, пошли. Ой, нет, не надо, какое еще второе место для СиСи, ты что несешь? — Анцифер аж вспотел, глядя на багровеющего Алекса и начинающего злиться СиСи. — Алекс, честное слово я пытался ее отговорить.

— София собиралась просто поговорить с Лайонелом по поводу кредита, и все, — прошипел сквозь зубы Алекс.

— Так все и было, — оправдывался Анцифер, — они обсудили все, пожали друг другу руки и пошли, а Августа сюда рванула, прости, я не смог ее остановить.

— Интересно, с какой скоростью твоя Августа неслась сквозь кусты к дверям, что даже ушедшую раньше Софию опередила. Там что, просека, как после танка, осталась? — яд сочился из уст Алекса.

План примирения рухнул в одночасье, осталась лишь сломанная маленькая розочка.

Глава 10. Отчет по практике одного студента

Фармазон отдыхал на берегу моря. Облака в его воображении трансформировались в баранов, и он, устроившись на песке, принялся подсчитывать свое стадо.

— Раз барашек, два барашек, три…

— Можно прервать? – раздалось неожиданно над ухом.

Фармазон подскочил и демонстративно схватился за грудь справа. — Ты чего, студент, довел меня до инфаркта. Ой, мне плохо.

— Простите, — без тени раскаяния, для проформы, извинился Лис. — Я не хотел, и к вашему сведению, сердце у людей с левой стороны, а у нас его вообще-то нет.

— Ты еще меня учить будешь! – возмутился Фармазон. — Тоже мне умник нашелся, сваливаются разные студенты на голову и доводят бедных старых чертей до инфаркта. Никакого уважения.

Фармазон продолжал ворчать про наглую молодежь, отряхивая штаны, вдруг он замер и не поверил своим ушам.

— Пятнадцатый баран, шестнадцатый баран... — Лис стоял, задрав голову и подсчитывал.

— Не смей трогать мое стадо, — рявкнул Фармазон, отвесив наглецу за передразнивание подзатыльник. — Кстати, о стаде, ты почему здесь? У тебя отчет по практике, а ты прохлаждаешься. Так что давай быстренько оставь в покое баранов небесных и вернись к нашим, земным. Барашек по имени Уоррен уже потратил ворованные денежки?

— Нет, — Лис почесал макушку, — одна овца сильно мешает.

— Чего?


— Ну, она узнала малыша на пароме, развела бодягу, давит на совесть, которая у него, слава Богу, спит непробудным сном. Он ей в ответ плачется о тяжелой травме, которую нанес ребеночку развод предков, при этом урожая ей пистолетом. А…

— Стоп! — Фармазон почти озверел от туманности объяснения, — какая еще овца? Какая совесть? Какая еще травма под пистолетом?

— София. Совесть Уоррена. Насчет травмы понятия не имею, но он на ней сильно настаивал, — отрапортовал Лис.

— Значит, София влезла не в свое дело, — протянул задумчиво Фармазон. — Надеюсь, он ее подстрелил?

— Не-а. Духу не хватило, хотя я и настаивал. Но теперь к воспитанию подключился еще и найденный братик.

— Тьфу, семейка, ничего нельзя без контроля оставить.

— Он СиСи деньги отдал в погашение долга.

— Так это же отлично, — обрадовался Фармазон. — СиСи обнаружит метку и сдаст его в полицию.

— Не сдаст, — остановил фантазии наставника Лис. — Он думает, что деньги Уоррену дала София, а та это подтвердила.

— Вот паразитка, и здесь влезла. Ей что, заняться нечем? Так я ее займу, живо вспомнит количество своих детей. Не до чужих станет. А СиСи надо срочно просветить насчет денег. Наивный человек, так заблуждаться.

Тут Фармазону в голову пришла отличная мысль.

— Локридж старший, ты, кажется, мне еще не весь штраф за непоставку оленьих рогов Кэпвеллу выплатил. Я был возмутительно добрым к тебе, но время вышло.

Схватив за шиворот опять задравшего к небу голову Лиса, Фармазон отправился к СиСи осуществлять просветительскую деятельность.

Обработать СиСи оказалось очень легко, а уж как хорошо прижилась идея забрать все у Локриджа, можно было только порадоваться. Хотя все чуть не оказалось испорченным в одночасье. София смогла достучаться до СиСи, и в какой-то момент Фармазон, подсматривая за меняющимся выражением лица СиСи, решил, что все рухнуло, но нет, - желание разорить Лайонела перевесило все. Алекс к вящему удовольствия черта обозвал СиСи упертым бараном и отправился утешать подопечную. К делу подключилась даже эта девчонка Лири с Мейсоном. Идея с написанием мемуаров так понравилась Фармазону, что он записал ее в свой блокнотик с пометкой "использовать обязательно". И вот настал долгожданный момент.

— Проходите, гости дорогие, — Фармазон радостно приветствовал пришедших Августу и Лайонела. — Давайте не будем затягивать — раз, и все, Локридж, это совсем не больно. Так, кто пустил сюда детей? Уоррен, мальчик мой, ты уже все сделал, иди, вспомни о братике и поплачь бабушке в жилетку.

Лис попытался помочь учителю, но неудачно повернулся и оказался перед появившимся с Уорреном Анцифером.

— Упс…

— Вот тебе и упс, маленький гаденыш, — Анцифер засучил рукава. — Сейчас я научу тебя, как надо играть.



Анцифер не видел нырнувшего под стол при его появлении Фармазона и счел Лиса за единственную угрозу. Студент решил, что связываться с разъяренным ангелом себе дороже и совершил тактическое отступление, то есть, побежал так, что пятки засверкали. Ангел бросился за ним. За Локриджей он был спокоен, ведь Уоррен все понял правильно и сможет убедить отца, что за свои ошибки он должен отвечать сам. Анцифер не учел только одного — Фармазона. Черт, послушав речь Уоррена об ответственности, вылез из-под стола уже с платочком.

— Ой, как хорошо сказал, я аж расчувствовался, — с шумом высморкавшись, Фармазон продолжил. — Лайонел, таким сыном надо гордиться. Взрослеет на глазах, а ведь еще вчера плакался о том, что ты нанес ему травму, подарив братика и разведясь с мамой. Лайонел, неужели ты позволишь такому сыну сесть в тюрьму? И ведь надолго. Так, мальчик, дай папе, наконец, почувствовать себя героем. Пожертвовать всем ради любимого сына! Смотри, как красиво звучит, давай подписывай! А что ты хотел, Локридж? Ты мне много должен, да еще и с процентами, так что быстренько оставь автограф Кэпвеллу на долгую память.

Фармазон с удовольствием наблюдал, как Лайонел подписывает бумаги, как вдруг раздался крик команчей. Это Анцифер, вернувшись, увидел СиСи с бумагами и Фармазона рядом с ним.

— Ой, ребята, мне пора, — заторопился черт, понимая, что всё, что нужно, он уже сделал, а фингал под глазом не украсит его облик.

Анцифер не сумел догнать верткого черта, но пока никто не видел, на нервах, не подумав, подсунул Минкс заряженное ружье, через пару минут он опомнился, но из цепких рук старушки было уже ничего не вырвать. Старая гвардия без боя не сдается.

В то время, как Алекс руководил процессом избавления СиСи от последствий меткого выстрела Минкс Локридж, Фармазон подслушивал разговор Иден и Софии в дверях дома.



— Пострадала только его гордость, — Иден с трудом сдержала улыбку.

— А она у него именно там находится? — Фармазон чуть не свалился под куст от удивления. — Вот все у него не как у людей. Что же это получается, он все время сидит на собственной гордости? Интересно, а в каком месте у него совесть тогда находится?

Так как никто и не собирался отвечать на вопрос черта, то додумывать ответ ему пришлось самому.

...


Через пару дней Фармазон решил опять поваляться на песке и посчитать барашков, но место было занято. Там сидели Алекс и Фома.

— Что теперь делать, просто ума не приложу. София теперь с СиСи даже разговаривать не хочет. Кэпвелл сидит в доме один, — жаловался Алекс.

— Он у тебя как Кощей над златом чахнет. Читал такую сказку? — усмехнулся Фома.

— Читал, а что мне теперь с этим Кощеем делать?

— Не знаю. Нужно, чтобы он четко понял, что теряет из-за своей ревности и может потерять раз и навсегда. Нужен какой-то толчок.

— Толчок, говорите? — прошептал подслушивавший Фармазон, — так я его вам устрою. Помогу, как говорится, чем смогу, — тут Фармазон вспомнил, как София с Бриком уговорили Уоррена лечится и совсем разозлился: — Ну, София, скажи здравствуй судьбе.



1   2   3

Похожие:

Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои iconМир ангелов и демонов и его влияние на мир людей
Есть физический мир, который мы видим, но о котором мы еще многого не знаем. Есть мир духовный, недоступный человеческому взору....
Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои iconИгорь Владимирович Поль Ангел хранитель Ангел-Хранитель – 1 Игорь Поль
Сергей Петровский, на своей шкуре пробует все прелести армейской жизни. За короткий срок он проходит нелегкий путь от мягкотелого...
Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои icon1. Библия о сотворении мира и грехопадении. Религиозный смысл библейских рассказов
Прежде чем сотворить видимый мир, Господь сотворил мир невидимый, т е мир ангелов
Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои iconКонспект урока мгп в рамках курса «Вокруг тебя Мир»
Каков мир, в котором живут люди? Как живут?
Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои iconШкола Kaplan Aspect Город Санта-Барбара Минимальный возраст для зачисления 16 лет
Курсы английского языка проходят в кампусе колледжа Санта-Барбары в здании с видом на Тихий океан и горы Санта-Иньес
Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои iconУ каждого времени свои песни, свои легенды, свои герои. Когда-то давно ими были Хуан-Мануэль Фанхио, Альберто Аскари, Джим Кларк, Грем Хилл, Джеки Стюарт, Ники Лауда, Ронни Петерсон, Жиль Вильнёв
В смысле чего-то более высокого, более волнующего, в смысле тех полных и глубоких страстей, которые переживал мир, следивший за каждым...
Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои iconОтношение Насти к матери
Паустовский резко меняет место действия: он переносит читателя в иной мир – мир большого города, где живет и работает дочь Катерины...
Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои iconЛекция №1 09. 01) Мировоззрение его структуры и исторические типы. Мировоззрение это система взглядов на мир и место в нем человека. Две стороны: интеллектуальная
Охватывают мир в целом (проблема бытия, проблема развития)
Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои icon«Герои живут рядом» или «В жизни всегда есть место подвигу» Мелодия любви
А чтобы сделать это надо человеку помогать, о нём заботиться и переживать. Значит, надо быть добрым!
Ангел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои iconКукольная москва
Всем тем, кто любит, и будет всегда любить мир кукол. Мир этот велик, не меньше нашего. Здесь есть свои техника и технология, наука,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org