Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник



страница1/3
Дата26.07.2014
Размер0.53 Mb.
ТипЗаседание
  1   2   3
СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ

АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

МАТЕРИАЛЫ БАЙКАЛЬСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФОРУМА
СЕКЦИЯ №1

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РОССИИ СО СТРАНАМИ АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОГО РЕГИОНА. ОЦЕНКА МЕСТА,

РОЛИ И ПУТЕЙ УКРЕПЛЕНИЯ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА КАК СТРАТЕГИЧЕСКОЙ БАЗЫ РОССИИ В XXI ВЕКЕ

1 (132)



январь

МОСКВА

2001

В соответствии с решением Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 19-22 сентября 2000 года в городе Иркутске был проведен 1-й Байкальский экономический форум, который стал заметным событием в жизни страны.

В работе форума приняло участие более 1600 человек из 44 субъектов Российской Федерации, в том числе 46 членов Совета Федерации, члены Правительства Российской Федерации, представители федеральных органов исполнительной власти, общественные деятели, предприниматели и видные ученые.

Своих представителей на форум направили Германия, Канада, Китай, Япония, Монголия, Республика Корея, Франция, Япония и другие страны.

В рамках Байкальского экономического форума было проведено 2 пленарных заседания, 3 секции, 10 “круглых столов” и 3 международные конференции, на которых обсуждались наиболее актуальные вопросы стратегии развития России, ее восточных территорий (Сибири и Дальнего Востока), интеграционных процессов со странами Азиатско-тихоокеанского региона в XXI веке.

Заседание секции № 1 было посвящено стратегии развития экономического потенциала России и ее взаимодействия со странами Азиатско-тихоокеанского региона, дана оценка роли и путей укрепления Сибири и Дальнего Востока как стратегической базы России в XXI веке.

В настоящее издание включены стенограмма заседания, принятые рекомендации, а также именной указатель выступивших.
СТЕНОГРАММА

ЗАСЕДАНИЯ СЕКЦИИ № 1

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РОССИИ СО СТРАНАМИ АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОГО РЕГИОНА. ОЦЕНКА МЕСТА, РОЛИ И ПУТЕЙ УКРЕПЛЕНИЯ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА КАК СТРАТЕГИЧЕСКОЙ БАЗЫ РОССИИ В XXI ВЕКЕ”


Иркутский академический драматический театр им.Н.П.Охлопкова, 21 сентября 2000 года. 10 часов утра

Председательствует Председатель Совета Федерации Е.С.СТРОЕВ

Председательствующий.
Уважаемые участники заседания “круглого стола”! В рамках заседания нам предстоит обсудить стратегические вопросы развития Сибири и Дальнего Востока как важнейшую предпосылку экономического возрождения России в целом. Хотел бы особо подчеркнуть, что экономику восточного макрорегиона мы рассматриваем как неотъемлемую часть российского национального хозяйства. В то же время динамика экономического развития усиливает стремление Сибири и Дальнего Востока к интеграции в экономическую систему стран Азиатско–Тихоокеанского региона (АТР). В этом противоречии мы видим не антагонизм, а дополнительный импульс роста экономического потенциала России, ее восточных территорий. Такова в настоящее время диалектика развития нашей страны.

К сожалению, в последние годы у нас и в политике, и в экономике появились настолько активные сторонники внешней интеграции, что они готовы принести ей в жертву общегосударственные интересы самой России. Вчерашнее пленарное заседание форума продемонстрировало иную идею, иную идеологию, которая признает несомненные выгоды от взаимодействия со странами АТР, но одновременно утверждает необходимость укрепления единого российского рынка, роста отечественного производства, возрождения демографического потенциала российского народа, создания и восстановления через Россию транспортного коридора Запад - Восток. Мы не имеем права проиграть эту борьбу. Нам исторически предопределено восстановить те традиционные связи, которые были заложены, когда мы строили Маньчжурскую железную дорогу, Дальневосточную железную дорогу, Байкало-Амурскую магистраль. Об этом же свидетельствует все более активное участие российских представителей в работе международных азиатских структур экономического сотрудничества: Форуме Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЭАН).

Общеизвестны значительные успехи в экономике, достигнутые за последние годы странами АТР. Сегодня это наиболее динамично развивающийся регион. Мы в наших планах исходим из того, что роль стран АТР в развитии мирохозяйственных связей и в политическом влиянии будет дальше возрастать, соответственно и наша роль должна на этих направлениях также расти. Убежден, экономический прорыв Сибири и Дальнего Востока на передовые технологические позиции XXI века в современных условиях немыслим без тесного, многостороннего и равноправного взаимодействия России с этим регионом. Для этого Россия имеет все основания. В первую очередь, это гигантский природный и интеллектуальный потенциал Сибири и Дальнего Востока.

А вот практических наработок пока мало. Имея огромные биоресурсы морей на Востоке, в настоящее время мы их почти полностью потеряли. В самом деле, в советское время мы добывали почти на 9 млрд. долларов морепродуктов. Где они сейчас? Кто знает? Одних этих денег было бы достаточно для обеспечения теплом городов и поселков. Почему с трудом называются лишь два-три крупных проекта? Их должны быть сотни в каждом регионе и в том числе десятки крупных, определяющих необходимые стратегические связи на годы вперед.

Укрепление Сибири и Дальнего Востока как стратегической базы России в XXI столетии возможно только при активном участии государства. На форуме отчетливо звучала мысль о необходимости становления мощной социально ориентированной рыночной экономики, но если отечественные рыночные монополисты будут “убегать” с капиталом за рубеж, то мы получим еще один “насос” для ограбления России. Разве не видно, сколько сегодня финансовых средств уходит за пределы России. Вчера многие выступающие подчеркивали, что плачевное состояние их регионов является результатом ошибочной политики, проводившейся до недавнего времени центром. Самоустранение государства от исполнения координирующей роли больно ударило по экономическому и социальному развитию восточных территорий России, особенно по социальной сфере, по людям, живущим здесь.

Сегодня я специально поинтересовался у Бориса Александровича Говорина, а какая заработная плата у врачей, учителей, академиков? К сожалению, она на уровне или даже ниже прожиточного минимума. И как после этого можно говорить, что мы сможем закрепить людей и привлечь специалистов для освоения крупных строек, подъема промышленности? Без интеллекта мы ничего не поднимем. Самым дорогим всегда считался интеллектуальный потенциал нации. Разве не настало время открыто поставить вопрос об изменении оплаты труда в Сибири и на Дальнем Востоке, сделать ее более привлекательной, чтобы специалисты стремились приехать в эти регионы? Право на такую постановку вопроса есть. В настоящее время Сибирь дает свыше 20 процентов валового внутреннего продукта страны, а из бюджета на этот регион остается всего 8 процентов.

Считаю, что должна быть согласована позиция Президента Российской Федерации, палат Федерального Собрания Российской Федерации, Правительства Российской Федерации в части разработки общегосударственной комплексной программы развития Сибири и Дальнего Востока на долгосрочную перспективу. Я уверен, что палаты Федерального Собрания Российской Федерации поддержат такую постановку вопроса, если он будет исходить от Байкальского экономического форума и его участников.

Заслуживает всяческой поддержки работа по развитию и углублению интеграционных связей со странами АТР, которую ведут ассоциации межрегионального экономического сотрудничества и прежде всего, Межрегиональная Ассоциация “Сибирское соглашение” и Межрегиональная ассоциация экономического взаимодействия субъектов Федерации Дальнего Востока и Забайкалья.

Особая и очень важная тема для сегодняшнего обсуждения – это привлечение инвестиций, в первую очередь прямых, в развитие и обновление промышленного потенциала Сибири и Дальнего Востока, значительная часть которых должна направляться на реконструкцию и поддержание жизненного цикла промышленности, электроэнергетики, транспортных объектов, построенных еще в советские годы. Этому мог бы способствовать особый порядок инвестиционной деятельности на территориях Сибири и Дальнего Востока, который позволил бы сделать инвестирование привлекательным не только для западных инвесторов, но и, в первую очередь, для отечественного капитала. Сибирь и Дальний Восток должны стать полигоном для отработки принципиально новых налоговых, таможенных, лицензионных, страховых правил, обеспечивающих приток инвестиций. Для этого придется разработать специальный федеральный закон и комплекс соответствующих региональных актов. Таковы некоторые соображения, которые хотелось бы предложить в качестве начала нашей дискуссии. Благодарю за внимание.

Слово для выступления предоставляется Александру Викторовичу Уссу - Председателю Законодательного Собрания Красноярского края, доктору юридических наук, профессору.



Усс А.В. Уважаемые участники Байкальского экономического форума! Уважаемые Егор Семенович и Борис Александрович!

Думаю, что не погрешу против истины и выражу общее мнение, если скажу, что вчера мы имели очень интересный и продуктивный день, выслушали в этом зале порядка двух десятков докладов, которые затрагивали различные аспекты стратегии развития Сибири и Дальнего Востока и взаимодействия этих регионов со странами АТР. Сегодня, в том числе и на заседании данной секции, ожидаются доклады и выступления, которые рассмотрят составные части этой стратегии уже на уровне конкретных предложений и проектов. Именно поэтому я постараюсь ограничиться тем, что привлеку ваше внимание к некоторым, на мой взгляд, общим и принципиальным моментам.

На протяжении всей истории освоения Сибири, российское государство удерживало этот регион в своих границах и приращивало им свое могущество, прежде всего за счет того, что несло сюда начала государственности, передового производства, нового образа жизни. Это хорошо было видно и на примере нашей недавней истории, так называемого советского времени. Что давало государство российским регионам? Государство формировало для нас образ будущего. До регионов доводились конкретные пяти- и семилетние планы. Одни из них были менее удачными, другие – более удачными, но самое главное, что они были и в подавляющем большинстве выполнялись. Государство направляло в Сибирь очень большие финансовые ресурсы, обеспечивало и проводило соответствующую демографическую и социальную политику, благодаря этому, здесь возникли гигантские стройки, ставшие затем гордостью промышленности не только Сибири и России, но и всего мира. Продукция сибирских предприятий находила гарантированный сбыт в Советском Союзе, во всех странах социалистического содружества. Это был единый народнохозяйственный комплекс.

Зададимся вопросом, что же дает Россия сибирским регионам сейчас? Может быть, по-прежнему, она формирует образ нашего будущего, предписывает или рекомендует как нам жить? Увы, нет. У России до недавнего времени практически не было собственной стратегии развития, что уж говорить о сибирских регионах. Может быть, большая Россия обеспечивает просторам Сибири должные инвестиции? К сожалению, тоже нет. Две трети валютных поступлений формируются именно здесь, но среди лидеров инвестиций сибирский регион не числится. Более того, основная часть зарабатываемых здесь денег увозится либо за границу, либо в центральные районы России. Это хорошо известно. Может быть, большая Россия дает заказы для сибирских предприятий и таким образом обеспечивает наше взаимодействие? Увы, нет. Поскольку флагманы сибирской индустрии, развивающиеся и наиболее привлекательные предприятия работают в подавляющем большинстве на экспорт.

Ярким примером тому является Красноярский край, где находятся крупнейшие мощности по производству никеля, самый крупный в мире Красноярский алюминиевый завод. Однако продукция этих предприятий более чем на 90 процентов потребляется не на российском рынке. Таким образом, несколько упрощая, несколько драматизируя ситуацию, можно сказать, что большая Россия, по существу, сама уходит из Сибири. На ее место приходят крупные международные транснациональные компании, которые интересуются в первую очередь сырьевыми предприятиями. Вокруг них имеются зоны относительной стабильности, относительного благополучия. Там же, где таких предприятий нет, фактически формируются депрессивные территории, зоны “социальной пустыни”, если можно так выразиться. Люди, населяющие эти территории, вынуждены их покидать либо переходить фактически к натуральному хозяйству, примитивному образу жизни. То есть Сибирь, ранее бывшая относительно однородной, гомогенной территорией, гигантской индустриальной площадкой, планомерно осваиваемой Советским Союзом и всеми странами СЭВ, утрачивает такую однородность и уходит от центральных районов России.

В этой связи я задаю себе вопрос: что если мы действительно сумеем поднять еще одно, два, три, пять месторождений, проложить еще одну нитку к нашим восточным соседям? Само по себе в состоянии ли это укрепить наше государство и создать единый комплекс, который обеспечивал бы взаимодействие России с сибирским регионом? По-видимому, нет. Без пересмотра общей концепции нашего общегосударственного развития это может привести к дальнейшей дезинтеграции и отколу отдельных российских регионов от большой России.

Еще несколько вопросов. Есть ли у нас сегодня целостный и обобщенный образ будущего Сибири и Дальнего Востока? Есть ли четкое понимание, какова наша роль в постиндустриальном обществе, в мировом разделении труда в ближайшие десять, двадцать, тридцать, пятьдесят лет? Видимо на общенациональном уровне таких четких, ясных и надежных представлений у нас тоже не имеется. Думаю, что Байкальский экономический форум как раз явится серьезным шагом к выработке таких представлений.

Между тем без общих стратегических ориентиров говорить о реализации, об осуществлении даже внешне аксиоматичных и привлекательных проектов дело достаточно рискованное.

Я позволю себе напомнить вам ставший уже хрестоматийным в экономике пример со строительством ирландского аэропорта “Шенон”. Он задумывался и проектировался как транзитный пункт посадки при перелетах из Европы в Америку и обратно. Этот проект рассматривался как локомотивный для всей экономики страны. Но к моменту ввода аэропорта в эксплуатацию выяснилось, что построены новые типы самолетов, которые смогли осуществлять перелеты из Европы в Америку и обратно без посадок. В результате гигантские инвестиции в несколько миллиардов долларов фактически оказались неэффективными, во всяком случае, они не дают тот результат, на который рассчитывали страна и крупные компании, инвестировавшие средства. Поэтому очень хочется, чтобы грандиозные планы развития Сибири не стали для нас своеобразным российским “Шеноном”. Скажем откровенно, предпосылки к этому, к сожалению, есть.

Многие из планов или программ развития, которые обсуждаются сейчас и на федеральном, и на региональном уровнях, представляют собой собрание проектов, оставшихся нам в наследство от Советского Союза. По разным причинам (как объективным, так и субъективным) они не были реализованы в те времена. Поэтому это не столько планы на завтра, во всяком случае многие из них, сколько дефектная ведомость вчерашних недоделок. Три кита ожидаемого социально-экономического процветания Сибири и Дальнего Востока - нефтегазодобыча, электроэнергетика, транспортный комплекс - видятся нам с позиции сегодняшнего дня как отрасли, устремленные в будущее. В то же время есть много причин, которые не позволяют относиться к перспективам их развития с безоговорочным оптимизмом. Технологическое состояние этих отраслей оставляет желать лучшего, требуются гигантские инвестиции в обновление основных фондов уже существующих производств. Что уж говорить о разворачивании новых - мы должны смотреть правде в глаза.

Но если страна и ее партнеры все-таки найдут достаточные капиталы и решатся на их направление в восточные регионы страны, следует учитывать, что инвестиции, которые кажутся нам сегодня эффективными, могут быть обесценены развитием новых технологий. Так, инвестировав в электроэнергетику, в принципе мы можем столкнуться и с нехваткой энергоносителей и, самое главное, с принципиальным изменением способа производства электроэнергии. Представим себе: если будут реализованы проекты с так называемым “холодным термоядом”, что станет с традиционными способами получения электроэнергии? Ответ очевиден. Это мало реально, но такую возможность все-таки не видеть нельзя. Сказанное тем не менее не означает, что мы не должны двигаться вперед, сидеть сложа руки, но делать это приходится лишь заглядывая за горизонт сегодняшнего дня, поскольку лишних финансовых средств, которыми можно безоглядно рискнуть, увы, у страны нет.

В свое время наши восточные соседи в Китае и других странах АТР при проектировании будущего привлекли своего рода внешних агентов, представителей наиболее развитых государств. Они создали на своей территории особые экономические зоны, своеобразные экспериментальные площадки для проектирования будущего, вложив предварительно в инфраструктуру в экономических зонах до 30-50 млн. долларов США на квадратный километр. Очевидно, что возможность последовать примеру стран АТР по созданию таких зон мы упустили в 80-е годы, когда у страны были необходимые для этого ресурсы и ожидался быстрый экономический подъем на постсоветском пространстве. Сейчас возможности участвовать в выборе направлений у России, к сожалению, не так уж велики, и мы должны искать новые, но надежные пути проектирования будущего.

Теперь об основном конкурентном преимуществе Сибири и Дальнего Востока в геоэкономическом развитии. На протяжении почти всей истории хозяйственного освоения Сибири таким преимуществом была огромная территория. Это вполне объяснимо, поскольку прежний тип экономики был основан на том, что основные богатства создаются именно природой, и, осваивая новые территории, мы расширяли зону доступа к этим богатствам, получали не только большое их количество по объему, но и делали свое богатство все более и более разнообразным. Ситуация радикально изменилась в последние 20-30 лет. Основные ценности сейчас создаются не природой, а интеллектом, это общеизвестно. Поэтому их обладателями стали уже не гигантские империи с огромной территорией, а компактные государства-регионы, мегаполисы. Как подсчитал Кеничи Амаэ, автор известной книги “Конец национального государства”, если бы Токио и три прилегающих к этому городу префектуры создали независимое государство, то по объему ВВП они заняли бы третье место в мире после США и Германии.

С этой трибуны вчера выступал известный человек, уважаемый академик Велихов, который говорил о значении на мировом рынке программирования, во сколько это оценивается. Я повторю этот пример. Маленький по мировым масштабам квартал Нью-Дели в когда-то не очень привлекательной Индии в 1999 году реализовал программной продукции на мировом рынке на 5 млрд. долларов США. Я проверил цифры, это выглядит еще внушительнее – на 7 млрд. долларов США. Напомню, что это почти в два раз больше, нежели объем продаж всего Росвооружения. И таких примеров можно привести много.

Огромные пространства Сибири и Дальнего Востока вместо прежнего богатства создали нам дополнительные проблемы в виде необходимости проведения северного завоза, поддержания жизнеспособности протяженных транспортных путей и так далее. Все, кто отвечает за жизнь в этих регионах, сталкивается с этими проблемами ежедневно, ежечасно. Мир перевернул систему координат развития, и мы в этом мире, увы, оказались не в центре. То, что было нашим преимуществом, к сожалению, стало для нас обузой. И все же, сохранение страны как огромной территории реально необходимо, это наш исторический долг, но лишь в том случае, если мы придадим новую ценность пространствам Сибири и Дальнего Востока, теперь уже в категориях постиндустриального мира. О чем конкретно идет речь?

На нынешнем этапе развития человеческой цивилизации все большую ценность начинает приобретать нетронутая природа. С ростом численности населения в мире ее значение будет возрастать. Думаю, Россия могла бы предложить человечеству проект превращения ныне индустриально не освоенных земель Зауралья в рекреационные пространства природы, культурно обихоженные и международно охраняемые. Сегодня фермер Франции получает от государства компенсации за то, что он не возделывает определенное количество земельных угодий, имеющихся в его собственности, для того, чтобы не нарушить сельскохозяйственный и экономический баланс. Рано или поздно придет понимание того, что и за содержание природы, “легких” нашей планеты, необходимо платить всем. Реализация этого проекта способна привлечь средства со стороны развитых государств для снижения антропогенного воздействия на природную среду Сибири, сформировать ее новый имидж. Сибирь и Россия получат новое видение своей мировой миссии и мы обретаем шанс стать разработчиками и обладателями уникальных технологий постиндустриальной эпохи, технологий сбережения огромных пространств естественной природы. Очевидно, что это не только производственные технологии, но и технологии финансовые, демографические, технологии социальной инженерии, позволяющие серьезно скорректировать образ развития планеты на ближайшие сто лет.

Думается, что реализация этого проекта позволила бы изменить отношение других стран, в том числе и наших азиатских соседей, к гигантским просторам Сибири и Дальнего Востока. Они должны отказаться от представлений о наших регионах как о целине для заселения собственными гражданами и источнике легкодоступного сырья. Сибирь и Дальний Восток - это неприкосновенный запас, в первую очередь России, но также и человечества в целом. Прошу понять меня правильно, речь идет только о тех территориях, для которых характерна низкая плотность населения и фрагментарное индустриальное освоение.

И в заключение. Одной из наших острейших организационно-управленческих проблем является отсутствие надлежащего разработчика доктрины развития Сибири и Дальнего Востока. Федеральные институты государственной власти фактически отказались от проектирования для Сибири и Дальнего Востока образа будущего. Существует у нас программа “Сибирь”. Относительно недавно она получила статус федеральной, но на сегодняшний день в значительной степени устарела, и главное, не обеспечена никаким финансовым подкреплением. Не могут сделать этого и “капитаны российского бизнеса”: банки, нефтяные и газовые корпорации, крупнейшие промышленные предприятия. У них хотя и важные, но все-таки свои, частные задачи. Ограничены в этом отношении возможности и региональных властей, так как нынешние административно-политические границы не совпадают с границами новых формирующихся экономических районов. Сделать это должно российское государство, иначе известная фраза Ломоносова о роли Сибири в могуществе России из разряда пророчеств может перейти в категорию заблуждений. Не допустить этого наш исторический долг.



Председательствующий. Слово для выступления предоставляется Валерию Владимировичу Кулешову - директору Института экономики и ОПП СО РАН, академику.

Кулешов В.В. Уважаемые коллеги! Уважаемый Егор Семенович!

Я хочу начать свое выступление с сообщения о том, что я привез книгу, которая называется “Сибирь на пороге нового тысячелетия”. В этой книге, на мой взгляд, да и не только на мой, содержится достаточно целостное представление о текущих проблемах Сибири, о перспективах ее развития, о наших взаимосвязях со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Теперь сосредоточу ваше внимание на нескольких конкретных вопросах, касающихся объявленного предмета доклада. Начну с цитирования весьма известного человека, нобелевского лауреата Милтона Фридмана, которого, как я понимаю, не все любят, но эта цитата носит нейтральный характер и звучит так: “Дело именно в деньгах”.

Далее вспомним об инвестиционных проектах развития Сибири в XX веке. Приведу несколько примеров, чтобы пояснить одну идею.

Сколько стоил Транссиб? Он стоил миллиард золотых рублей. Сколько стоило переселение в Сибирь? В 1906-1910 году на ссуды переселенцам, в том числе и на безвозвратной основе,тратилось от 10 до 15 млн. рублей ежегодно. Это дало возможность за период с 1905 по 1914 год удвоить население Сибири. Но стоило это, повторяю, огромных денег.

Формирование западносибирского нефтегазового комплекса. За четыре пятилетки на развитие в Тюмени добычи нефти и газа было затрачено порядка 200 млрд. тогдашних рублей. Норильский комбинат, о котором здесь упоминал господин Усс. В начале 70-х годов, когда строился новый металлургический завод – ядро сегодняшнего производства - единовременно привлекалось до 20 тысяч строителей. На их содержание тратилось от 300 до 500 рублей в сутки. Наконец, строительство Байкало-Амурской магистрали. Оно обошлось стране примерно в 11 млрд. рублей. Через БАМ прошло два миллиона строителей.

Какой я делаю комментарий? Страна сегодня в очень значительной степени живет результатами этих акций и еще долго будет жить ими. Для того, чтобы совершить новый виток развития производительных сил в Сибири в XXI веке, требуются огромные первоначальные затраты. Впоследствии они окупаются. Именно через проекты, которые я перечислил, и осуществлялся лозунг великого Ломоносова о том, что могущество России прирастать будет Сибирью. То есть могущество России прирастало через реализацию огромных инвестиционных проектов в Сибири, с огромной же отдачей, но не сразу.

За последние 10 лет во многом утрачены механизмы и опыт реализации суперпроектов. И возникает вопрос, на который ответ должны дать наука и практика. А может ли Российская Федерация сегодня реализовывать проекты, приведенного выше уровня? Это будет выяснено уже в ближайшие несколько лет.

Вспоминали федеральную целевую программу “Сибирь”. Общее количество позиций сводной таблицы проектов этой программы, разработанной в 1996 году, составило 1014. На их реализацию разработчики закладывали порядка 600 млрд. рублей. То есть в масштабах инвестирования никаких радикальных изменений не произошло.

Сформулирую свою позицию, свое отношение по поводу будущего развития Сибири и связи со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Она, может быть, покажется парадоксальной и не корректной, но сводится к тому, что могущество Китая будет прирастать Сибирью, а богатство Сибири – Китаем. Что это означает? А то, что теперь все значимые проекты в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке будут осуществляться с участием наших китайских друзей и во многом для них, для ликвидации их огромного дефицита электроэнергии, энергоносителей. Российские атомщики объявили о своей готовности организовать продажу электроэнергии в Японию, создать своеобразный энергомост Сахалин-Япония. Энергетическая линия выстраивается достаточно ясно.

Что касается технического сотрудничества с Китайской Народной Республикой. Я только что прилетел из Китая, где был в составе делегации. Мы посетили много интересных объектов. Один из них – Шанхайский технопарк. Он основан семь лет тому назад. За этот период создано 175 предприятий, объем продукции составил 650 миллионов долларов, а специализация – информационные технологии, фармацевтика и так далее. Только в Шанхае три таких технопарка. А развитие научно-технической сферы - это стратегическая задача Китая в XXI веке. Уже сегодня Китай имеет в этой сфере очень крупные достижения и полагать, что научно-техническое сотрудничество с Китайской Народной Республикой – это улица с односторонним движением: Российская Федерация - Китай, значит глубоко заблуждаться. Движение будет носить двусторонний конкурентный характер. Наши приоритеты - прежде всего, космос, авиастроение и ядерная энергетика. Причем этот спектр будет сужаться, потому что Китай развивается гигантскими темпами, как в экономической, так и в научно-технической сферах. Это по первому тезису, о деньгах. Деньги у них есть, что немаловажно.

Второй мой тезис очень короткий - о народонаселении Сибири. Этот вопрос здесь затрагивался, я просто несколько моментов позволю себе отметить, наиболее очевидных, а может быть не очень очевидных. Недавно, прочитал в газете о том, что одна из звезд отечественной эстрады, живущая в Москве, родила ребенка. Роды прошли хорошо, без осложнений. Это дало ей повод заявить: а как же иначе, я ведь сибирячка, у меня отменное здоровье. Не сомневаясь в истинности ее оценки собственного здоровья, отмечу, что здоровье среднестатистического сибиряка ничуть не лучше здоровья среднестатистического россиянина - плохая экология. Пожелание крепкого сибирского здоровья в настоящей ситуации не более чем беллетристика.

Что было характерной особенностью в течение 90 лет прошедшего века? Это ускоренный рост населения Сибири и Дальнего Востока. Не буду приводить статистику, она достаточно известна. Очень серьезным элементом государственной региональной экономической политики того периода было создание привлекательного имиджа Сибири, восточных регионов страны. Создание некой региональной харизмы. В том числе и по материальному благосостоянию. Не все люди ехали в Сибирь за туманом, как говорится. Здесь можно было сделать карьеру, заработать. Так вот, благодаря усилиям парттехнологий Сибирь была “географическим идолом” целого поколения. Так было со второй половины 50-х годов до второй половины 70-х годов. Преимущественное положение среди приезжающих на работу занимала молодежь. Средний возраст людей, которые приезжали в тот период в Сибирь, составлял 30 лет, то есть еще 30 лет человек мог “молотить”. Таким образом, в соответствии с материально-вещественным и финансовым потоком шел поток трудовых ресурсов, параллельно росло народонаселение. Достигалось сбалансированное развитие: можно привлечь деньги, но нам нужны трудовые ресурсы.

Так было, а как будет сейчас, не совсем понятно. Потому что сейчас ситуация более сложная. Если взять Север России, 11 территорий, то там проживает в лучшем случае, один человек на 100 кв. км, чуть более 3 процентов населения Российской Федерации (без Мурманской области). На юге Сибири и Дальнего Востока ситуация получше, но численность жителей на квадратный километр, я округляю, в Западной Сибири – шесть, в Восточной Сибири – два, на Дальнем Востоке – один человек А комментарий такой: вдоль границ с Российской Федерации проживает порядка 300 миллионов граждан Китая. Внешнеэкономическая деятельность китайцев активно поддерживается государством.

Прогноз демографической ситуации. Здесь говорилось, о том, что к 2025 году население Китая увеличится на 300 миллионов человек, остальных азиатских стран – на 800 миллионов человек. Население же России, тем более Сибири и Дальнего Востока, в лучшем случае останется на прежнем уровне. Причем, говорят: в Сибири сейчас проживает 23 миллиона человек, ну будет вас 21 или 22 миллиона, ну и что в этом такого.

Но дело в том, что качество населения ухудшается, то есть теряется интеллектуальный потенциал, молодежь пробивается на Запад, начиная с Москвы и кончая зарубежьем. А что такое интеллектуальный потенциал Сибири? Это как раз тот круг специалистов, который сформировался в 60 - 70-е годы преимущественно вокруг академической науки. Уже по этой простой причине он является самым неустойчивым, не только с позиции закрепляемости, но по многим другим вещам.

Население Китая и остальных азиатских стран растет, а территория, которую они занимают, остается постоянной, довольно ограниченной при сегодняшней численности. Отсюда неизбежно растущий территориальный дефицит, насущная потребность в его ликвидации. То есть будет работать механизм мирной территориальной экономической экспансии, основанной на оседании мигрантов, создании ими для себя на чужой территории климата наибольшего благоприятствования и так далее. Средств известно много.

В заключение я процитирую одного американского писателя, его довольно парадоксальное утверждение: “Прогресс – это движение по кругу, но все более быстрое”. Развитие экономики Сибири в XX веке начиналось со строительства железнодорожного пути и достаточно интенсивного заселения территории. Это были основные предпосылки для ее включения в экономическое пространство России и расширения последней. Для того чтобы сделать экономику Сибири мобильной в XXI веке, нужно делать тоже самое, но на качественно другом уровне. Не только, например, прокладывать дороги, но и создавать электронные телекоммуникационные системы, формировать единое информационное пространство региона и тому подобное. Ломоносова вспоминали со вчерашнего дня много раз. Я его тоже хочу процитировать. В трактате о сохранении и размножении российского народа он подчеркивал, что именно в здоровом многочисленном народе состоит величие и богатство государства, а не в обширности, тщетной без обитателей. Эти слова и должны стать лейтмотивом государственной региональной экономической политики в XXI веке как на федеральном, так и на региональном уровнях после аполитичного периода 90-х годов.


  1   2   3

Похожие:

Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconИнформационно-аналитический центр
«О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата» как фактор эффективного функционирования государственного аппарата,...
Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconИнформационно-аналитический центр
«О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата» как фактор эффективного функционирования государственного аппарата,...
Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconИнформационно-аналитическое управление
М. Ю. Лермонтова, краевых органов исполнительной власти и органов местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского...
Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconУправление федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу москве
Управление Роспотребнадзора по городу Москве направляет информационно-аналитическое
Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconИнформация о себе: 1990 г р., не замужем
С 2010 г по 2011 г. – Акимат г. Алматы: Управление по вопросам молодежной политики г. Алматы. Информационно-аналитический и правовой...
Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconИнформационно-аналитический Еженедельник «Наука и образование»
Симферопольского государственного университета (1977-1985), председателя совета ректоров высших учебных заведений Крыма, заслуженного...
Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconГ. С. Мельников*, И. Н. Серов Аналитическое программирование информационно-обменных процессов активных биологических форм
Аналитическое программирование информационно-обменных процессов активных биологических форм
Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconАнализ обращений граждан в Министерство обороны Российской Федерации за первый квартал 2011 г
Ло 17731 (в 2010 г. – 12021) обращение, в том числе от членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы РФ – 372, из Администрации...
Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconП/п Номер лицензии Владелец
Общество с ограниченной ответственностью "Информационно-аналитическое агентство "IF"
Информационно-аналитическое управление аппарата совета федерации аналитический вестник iconОтчет об участии члена Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике, члена делегации Совета Федерации в делегации Федерального Собрания Российской Федерации в Парламентской ассамблее Совета Европы
Совета Федерации в делегации Федерального Собрания Российской Федерации в Парламентской ассамблее Совета Европы (пасе) в заседании...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org