Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство



Скачать 273.72 Kb.
Дата26.07.2014
Размер273.72 Kb.
ТипАвтореферат



На правах рукописи


СЕЛИВАНОВА Анастасия Дмитриевна

Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство

Специальность: 10.01.03. – литература народов стран зарубежья

(литература народов Европы и Америки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2011


Работа выполнена на кафедре истории зарубежных литератур Московского государственного областного университета


Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент

КОЗИН Александр Александрович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

ЛИТВИНЕНКО Нинель Анисимовна

кандидат филологических наук, доцент



ОЩЕПКОВ Алексей Романович

Ведущая организация: Пятигорский государственный лингвистический

университет

Защита состоится «10» ноября 2011 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д.212.155.01 при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, г. Москва, улица Ф. Энгельса, д. 21а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, улица Радио, д. 10а.


Автореферат разослан «____» __________ 2011 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета _______________________ к.ф.н., доцент АЛПАТОВА Т.А.


В настоящее время в Западной Европе и в России возрос интерес
к поэзии позднего средневековья, в частности, к таким ярким
её представителям, как Карл Орлеанский (Charles d’Orléans, 1394–1465)
и Франсуа Вийон (François Villon, 1431/1432–прим. 1463). Выбор творчества именно этих авторов для исследования обусловлен тем, что
на примере их произведений возможно (а в свете активизации интереса современных учёных к проблеме существования жанровых форм средневековья – и необходимо) проследить развитие средневековой французской поэзии, когда схоластическая куртуазная лирика начала обретать демократические тенденции. Они творили на грани двух исторических вех: закате куртуазной этики и возникновении городской культуры. Карл Орлеанский продолжал традиции куртуазной литературы, а стиль поэзии Франсуа Вийона приближался к эстетике городской культуры.

Актуальность нашего исследования определяется тем интересом, который испытывает современное литературоведение к проблеме жанра. Впервые в отечественной литературной науке жанровая дифференциация средневековой поэзии, функционирование и трансформация жанровых форм, соотношение жанровой традиции и оригинального авторского стиля рассматриваются на конкретных примерах лирики К. Орлеанского
и Ф. Вийона.

В качестве важнейших этапов эволюции поэтического искусства


XII–XIV вв., в первую очередь, следует отметить постепенное отмежевание поэзии от музыки и возникновение собственно поэтических жанров.
К XIV в., когда текст лишается музыкального аккомпанемента, в поэзии бытуют фиксированные формы, в которых более или менее строго определена строфика и рифмика. К ним относятся баллады, рондо
лэ и вирелэ — жанры, в рамках которых впоследствии работали
К. Орлеанский и Ф. Вийон.

Понятие «жанр» и «жанровая форма» в средневековье и принципы жанровой систематики глубоко проанализированы Г.Р. Яуссом, П. Беком, Д.С. Лихачевым, Л.В. Евдокимовой1. Последние отмечают сложение из определенной группы жанров так называемых «регистров» или систем, объединенных по критериям наличия или отсутствия песенности, повествовательности, принципам строфической организации, лексических


и грамматических особенностей, а также постоянный процесс трансформации, что и объясняет обилие жанровых наименований. Для нас было важно проследить истоки происхождения жанров и их преобразование в творчестве К. Орлеанского и Ф. Вийона. Наложение одних признаков жанра на другие привело к созданию разновидностей жанра или появления особых жанровых форм, то есть произведений
с более свободным единством жанрового содержания и формы, нежели это мыслилось в творчестве их предшественников: Гийома де Машо, Эсташа Дешана, Жана Фруассара, Кристины Пизанской.

Поэзия Карла Орлеанского основывается на уже существовавших твердых формах. Однако при анализе его стихотворений очевидно новаторство в области строфической структуры баллады и рондо. Характерное для средневековой эпохи аллегорическое содержание остается традиционным. В то же время посредством умелого использования тропов и стилистических фигур К. Орлеанскому удаётся достичь особого эмоционально-психологического напряжения, не свойственного его предшественникам.

С формами баллады и рондо экспериментировал и Франсуа Вийон. Он изменял строфическую структуру, форму обращения в посылке
баллады, преобразовывал традиционную структуру рондо в серию катренов с рефреном.

Степень научной разработанности. Исследованию литературного процесса эпохи средневековья посвящали свои труды крупные отечественные и французские медиевисты2 XX в. Из монографических
и аналитических исследований творчества К. Орлеанского следует выделить труды Д. Пуарьона, П. Шампьона, Р.-Л. Стивенсона,
Е.В. Клюевой3.

Среди исследований, посвященных поэзии Франсуа Вийона, описательные работы биографического характера (очерки, эссе и т.п.) преобладают над аналитическими. Значимыми для нас являются книга


О. Лоньона и издание Ж. Фавье, работы П. Демаролля, Д. Мюса,
Ж. Дюфурне4.

Однако, несмотря на солидный объем имеющейся научной литературы и иного рода изданий, до настоящего момента проблема бытования жанровых форм в поэзии К. Орлеанского и Ф. Вийона тщательной разработке не подвергалась.


Научная новизна предпринятого нами исследования заключается
в том, что данная диссертация является первым специальным исследованием, в котором подвергаются комплексному анализу рондо, баллады и другие жанры поэзии позднего средневековья, характерные для творчества Карла Орлеанского и Франсуа Вийона.

В работе рассмотрены 123 баллады и 344 рондо К. Орлеанского;


186 лэ, 41 баллада и 4 рондо Ф. Вийона; выявлено 29 разновидностей рондо и 37 разновидностей жанровой формы баллады у Карла Орлеанского; 5 жанровых форм баллад и 1 жанровая форма рондо
у Франсуа Вийона; исследовано влияние различных стилей лексики (просторечий, «зеленого языка») на жанровые формы в «Малом завещании» и «Большом завещании» Франсуа Вийона. При сопоставлении баллад К. Орлеанского и Ф. Вийона, созданных для поэтического состязания в Блуа, привлекается баллада Фреде как одного из участников конкурса. Ряд переводов стихотворений Карла Орлеанского и Франсуа Вийона представлены на русском языке впервые.

Цель диссертации – на материале поэзии К. Орлеанского
и Ф. Вийона установить особенности функционирования и преобразования жанровых форм лирики позднего средневековья.

Достижение поставленной цели обусловило необходимость решения следующих исследовательских задач:

– обозначить фундаментальные принципы эволюции французского стихосложения XII–XV вв. как базиса поэзии Карла Орлеанского
и Франсуа Вийона;

– показать композиционные особенности эпических и лирических произведений поэтов-предшественников и проследить их динамику


в жанровых формах лирики Карла Орлеанского и Франсуа Вийона;
– определить роль канонов жанровых форм в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона;

– исследовать жанровые особенности баллад, лэ и рондо в поэзии Карла Орлеанского и Франсуа Вийона;

– изучить специфику поэтического языка «Малого завещания»
и «Большого завещания» Франсуа Вийона как индивидуального эстетического явления, повлиявшего на жанровую форму данных циклов.

Объектом исследования являются жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона.

Предметом исследования является лирика Карла Орлеанского,
в частности, его баллады и рондо, а также поэзия Франсуа Вийона, в том числе его лэ, баллады и рондо как вошедшие, так и не вошедшие в «Малое завещание» и «Большое завещание».

Гипотеза данного исследования состоит в том, что Карл Орлеанский и Франсуа Вийон явились новаторами в области формы. При этом К. Орлеанский придерживался куртуазного (аристократического) стиля,
а Ф. Вийон использовал все стилистические уровни языка.

Материалом для исследования послужили баллады и рондо Карла Орлеанского, «Малое Завещание» и «Большое Завещание» Франсуа Вийона, а также его баллады и рондо, не вошедшие в данные поэтические циклы.

Источниковедческой базой диссертации послужили рукописи Карла Орлеанского5 и Франсуа Вийона6, хранящиеся в Bibliothèque Nationale


de France
(Paris)7. Сохранилось всего двенадцать рукописей со стихами Карла Орлеанского, воспроизведенными более или менее полно или подобранными для сборников. Эти рукописи подробно описаны Пьером Шампьоном8 как в отдельных работах, так и в предисловии к его двухтомному изданию стихотворений Карла Орлеанского. Отдельные публикации факсимиле Франсуа Вийона были осуществлены в изданиях Е. Дроз и Л. Мазено9.

Методологическая и теоретическая база исследования – труды отечественных и зарубежных литературоведов в области поэтики позднего средневековья, теории жанра, литературы — А.Н. Веселовского,
И.Л. Гаспарова, А.Я. Гуревич, Л.В. Евдокимовой, В.М. Жирмунского,
Е.В. Клюевой, М.Б. Мейлаха, Я. Мукаржовского, Б.И. Пуришева,
Ю.Н. Тынянова, О.М. Фрейденберг, В.Е. Хализева, В.Ф. Шишмарёва,
А.Л. Штейна, Р. Драгонетти, П. ле Жантия, М. Зинка, П. Зюмтора,
А. Машабея, Ж.-Кл. Мюлеталера, А. Планш, Д. Пуарьона, Ж. Фокса,
П. Шампьона.

Методология диссертации носит комплексный характер. Помимо традиционного историко-литературного подхода, используются биографический, культурно-исторический, аналитический методы, а также метод филологического анализа и интерпретации художественного текста, сравнительно-сопоставительного анализа оригинала (на языке XIV–XV вв.) и перевода, применявшегося при оценке достоверности использования тех или иных поэтических приемов (метафор, аллегорий) в поэтических переводах произведений исследуемых поэтов.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Французская поэзия эпохи позднего средневековья эволюционировала в течение четырех веков. Развитие французской лирики проходило по нескольким направлениям и представляло собой обновление различных элементов поэтики.

  2. Лирика позднего средневековья претерпевает значительную корректировку у Карла Орлеанского, в творчестве которого наблюдаются как соблюдение куртуазных канонов, так и отказ от них. Заметна тщательная проработка структуры рондо и баллады, их образной системы (возникновение аллегорической фигуры Фортуны или Луны, колеса Фортуны, являющихся средствами выражения философского осмысления перипетий человеческой жизни и др.).

  3. Концепция fin’amor, повлиявшая на тематику твёрдых жанровых форм, сохраняется в ранний период у Карла Орлеанского. Новое осмысление она получает у Франсуа Вийона, приобретая устойчивый иронический оттенок.

  4. В поэзии Карла Орлеанского можно выделить
    29 разновидностей рондо, отличающихся от канонических форм оригинальной рифмикой, строфикой, особой организацией рефрена.

  5. Франсуа Вийон в большинстве своих произведений отказывается от устоявшихся канонов и куртуазных клише, характерных для поэзии Карла Орлеанского. Он говорил от лица рядового человека своего времени. Такое явление можно было бы охарактеризовать как демократизм, повлиявший на «размывание» чётких жанровых границ баллады и рондо. Вийоном не написано ни одного классического рондо, но его вариантом является последовательность катренов, содержащих рефренную строку.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что предложенная в диссертации концепция значительно расширяет современные представления о роли творчества К. Орлеанского и Ф. Вийона в литературном процессе Франции XV в. Подходя к проблеме жанра, жанровых форм, в работе учитывалась не только специфика взаимозависимости внешней формы и внутреннего содержания, но также прослеживались пути экспериментов К. Орлеанского и Ф. Вийона
в области данных категорий. Подобная трактовка проблемы позволяет увидеть факторы, обеспечивающие как устойчивость жанровой традиции, так и динамику ее развития.

Практическая значимость исследования. Результаты, полученные в ходе настоящей работы, могут быть использованы при разработке
и обновлении курсов лекций по зарубежной литературе позднего средневековья, спецкурсов, посвященных средневековой французской поэзии XIII-XV вв., а также при написании учебно-методических
и учебных пособий.

Апробация исследования. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры истории зарубежных литератур МГОУ. По теме диссертации сделаны доклады на российских и международных научных конференциях: II Международная научно-практическая конференция молодых ученых, аспирантов и студентов «Проблемы межкультурной коммуникации в современном образовательном пространстве»
(ТГПИ им. Д.И. Менделеева, 2008 г.), Международная заочная научно-практическая конференция «Инновации гуманитарных и естественных наук» (Екатеринбург, 2010 г.), II Международная студенческая научно-практическая конференция «Интеллектуальный потенциал XXI века: ступени познания» (НГТУ, 2010 г.), межвузовская конференция
«Идейно-художественное многообразие зарубежной литературы»
(МГОУ, 2011 г.)

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, двух приложений и библиографии, состоящей из 314 наименований.

Содержание работы

Во Введении обосновывается выбор темы диссертации, исходя из ее актуальности, формулируются цель и задачи исследования, его объект


и предмет, характеризуются материал и методы анализа, определяются положения, выносимые на защиту, приводится обзор аналитической литературы о жанрах позднесредневековой поэзии и их функционирования в творчестве К. Орлеанского и Ф. Вийона.

В первой главе «Французская поэзия XIIIXV веков: основные особенности и этапы развития» прослеживается процесс возникновения и закрепления твердых форм во французском стихосложении.



В §1.1. «Генезис французского стихосложения и характеристика лирических жанров французской поэзии позднего средневековья» обозначаются основные этапы национального стихотворного искусства средневековья, производится комментированный обзор сложившейся
к XIV в. жанровой системы (ди, кансона, сирвента, жалоба, тенсона, альба, песня полотна, пастурелла, рондо, кароль, баллада, лэ), явившейся материальной основой для формирования поэзии Карла Орлеанского
и Франсуа Вийона.

Развитие стихосложения происходило в несколько этапов: первый этап (X–XI вв.) характеризовался наличием ассонанса и колебанием между силлабикой и тоникой; второй этап (XII–XIII вв.) ознаменовался появлением рифмы, активно вытесняющей ассонанс; на третьем этапе (XIV–XV вв.) синтезировались старые и новые стихотворные размеры


с использованием рифмы взамен ассонансов. Наиболее популярными формами стиха были восьми- и десятисложник.

Одной из важнейших тенденций развития французской поэзии явилось возникновение куртуазной тематики, в рамках которой возобладала концепция fin’amor («куртуазная любовь»). Наиболее универсальной и емкой формой, воплотившей данную концепцию, стала кансона (или любовная песнь). Ее форма повлияла на другие жанры


с куртуазной тематикой: сирвенты (sirventés), жалобы (plain или complainte), тенсоны или жё-парти (tenso, jeu-parti). Данные формы фигурировали в практике трубадуров и труверов.

Классификация стихотворений по постоянным признакам строфической организации способствовала становлению твердых форм, таких, как баллада, рондо, лэ и вирелэ. Они составили основу жанровой системы лирики позднего средневековья. Их генезис довольно сложен:


c одной стороны, в их развитии прослеживается влияние карольного рондо (или трехчастной народной песни, по М. Гаспарову), а с другой —
жанра ди.

Жанр ди (dit, dictier — «сочинять») прошел длительную эволюцию от нарративного исторического (XI в.) до «любовного ди» (le dit amoureux, XIII в.). В данном жанре могли использоваться аллегории, любовные или моралистические диалоги, допускающие элементы автобиографического характера. В целом ди — это поэма, насчитывающая 3000 или более стихов, в которую могли быть включены лирические пьесы (баллады, рондо) или даже прозаические отрывки (как в «Рассказе о действительно случившемся» Г. де Машо, 1364). С исчезновением ди на авансцену выйдут баллада и рондо, форма которых к XV в. будет варьироваться


в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Один из основных принципов ди, глоссирование (функция вставных стихотворений), проявится в «Большом Завещании» Франсуа Вийона: восьмистрочные лэ будут чередоваться с балладами и рондо, композиционно организуя единый цикл.

Ни Карл Орлеанский, ни Франсуа Вийон не писали ди, но влияние этого жанра на их творчество бесспорно. Границы ди «размылись» настолько, что входившие в него жанровые разновидности стали бытовать самостоятельно. Так, со временем от ди отмежевались твердые формы, которые затем появились в творчестве Карла Орлеанского (баллады, рондо) и Франсуа Вийона (баллады, лэ, рондо). По сути, сборники,


в которые объединял Карл Орлеанский свои стихи, могли также называться ди. Это же можно сказать и о Франсуа Вийоне, написавшем «Большое завещание», в котором поместились серия лэ и вкрапленные между ними баллады.

Жанр лэ, возникший приблизительно в XII в., был довольно популярным для поэзии позднего средневековья. У Карла Орлеанского данная форма отразилась лишь за счет частого употребления восьмисложника; в поэзии Франсуа Вийона форма лэ стабильно используется в качестве доминирующего жанра «Малого Завещания»


и «Большого Завещания». После XVI в. эта форма утратила популярность.

Почти все твердые формы романской поэзии восходят


к музыкальным жанрам, в том числе к народным плясовым песням, чаще трехчастной структуры. Среди таковых — кароль и балет, зародившиеся примерно в XIII в.

Балет, ставший одним из предков жанра баллады, представлял собой поэму из трех строф, каждая из которых содержала от трех до пяти строк; рефрен звучал в начале и конце каждой строфы; его длина могла варьироваться от одной до трех строк. Этот принцип в конце XIII в. перейдет к балладе, на начальной стадии развития которой наблюдалась значительная свобода в способе рифмовки.

К XIV–XV вв. французская баллада была уже достаточно развитым жанром с четкой структурой. В содержании баллады могли фигурировать отголоски событий из личной жизни поэта. Баллада адресовалась другу, Даме, некоему защитнику или аллегорическому персонажу.
У Г. де Машо, наследника куртуазной традиции трубадуров и труверов, баллада возникает в виде любовного послания. Для Карла Орлеанского, как, впрочем, и для Франсуа Вийона, баллада стала действенным средством выражения своего жизненного опыта.

Рондо — это стихотворение, структура которого предполагает,


как и в балладе, наличие рефрена. Рондо может содержать от 12 до 17 строк, построенных на трех рифмах. Рефрен, содержащий две строки, открывает и завершает стихотворение, а в срединной строфе, как правило, воспроизводится первая строка рефрена. Наличие трижды повторяющегося рефрена обращает к главной идее структуры рондо – повторе
(или круговом движении). Так создавалась замкнутая структура, своего рода, круг. За XIII–XIV вв. форма рондо претерпела ряд изменений: рефрен уже вмещал от двух до пяти строк, число строф увеличилось до трех.
С начала XV в. рондо приобретает новую форму, которая будет широко использоваться и в более позднее время: отныне рефреном будет служить первое полустишие, которое анафорически возвращается в конце второй
и третьей строфы (или куплета); парные рифмы возвращаются на 12 или 15 строке. Именно такая форма в основном будет использована
Карлом Орлеанским.

В итоге система жанров французской поэзии позднего средневековья представляла собой весьма многогранную, не лишенную гибкости систему, в которую Карл Орлеанский и Франсуа Вийон привнесли немало новаторских решений.



В §1.2. «Лирики XIVXV веков: предшественники Карла Орлеанского и Франсуа Вийона» представлен обзор творчества «великих риторов» Г. де Машо, Э. Дешана, Ж. Фруассара, К. Пизанской. Последователи традиций трубадуров и труверов, они закрепили в своём творчестве и теоретических трактатах схемы, впоследствии ставшие канонами твердых форм французской поэзии, с которыми будут работать Карл Орлеанский и Франсуа Вийон.

Творчество Г. де Машо знаменует новый этап в истории французской лирики. Выдающийся поэт и композитор средневековья, Машо определил закономерности и правила стихосложения. Созданный им в 1371 г. «Пролог» стал первой поэтикой на французском языке.


В трактате излагается наука стихотворства по аналогии с овидиевской наукой любви. Именно творчество Машо может наглядно представить процесс отделения поэзии от музыки: он предпочитает уделять более тщательное внимание искусству версификации, рифме, предлагает искать музыку в слове. Отсюда и возникла потребность в твердых формах, выполнявших функцию лирического дискурса.

Ученик Машо Э. Дешан, автор трактата «Искусство сочинять


и слагать песни» (1392), ясно представляет структуру существовавших
в то время жанров, уделяя большое внимание их смысловой основе.
Так, например, «посылка» в балладе и в королевской песне должна
не только содержать определенное число стихов, но и выражать сущность (matiere) всего стихотворения. И если риторика для Машо была главенствующей наукой, то для Дешана это лишь вспомогательное средство для сочинения стихов.

Ж. Фруассар, разделявший многие положения учения Машо, считал, что мудрость, риторика и музыка должны быть определяющими принципами в процессе формирования личности поэта.

Заметное влияние Машо обнаруживается и в творчестве
К. Пизанской. Однако она несколько изменяет структуру рондо по сравнению с рондо Г. де Машо: рефрен и основная часть строфы, образуя единый синтаксический период, находятся в ином соотношении, чем
у Машо. После строф чаще всего повторяется первый или два первых стиха трехстишного рефрена. Последний постепенно трансформируется
в так называемый rentrement –– повтор первых строк строфы, характерный для рондо более позднего времени.

В итоге следует отметить, что для французского стихосложения был характерен синтез искусств: риторики, музыки и «науки любви». Именно с их помощью сформировалась куртуазная лирическая поэзия.


К началу XV в. жанры уже чётко делятся на лирические (имеющие непосредственную связь с музыкой) и нелирические (нарративные).

Во второй главе «Баллады и рондо Карла Орлеанского» разбираются традиционные принципы и специфические особенности композиции жанров, их поэтический стиль и основные мотивы.

В §2.1. «Композиция и тематика баллад Карла Орлеанского» исследуются новаторские принципы балладного творчества поэта, заключающиеся в более свободном обращении с канонизированной формой баллады.

Наследник культуры трубадуров, труверов, великих риторов, сочинявших на изысканном, иносказательном языке (trobar clus),


К. Орлеанский обладал особым «высоким» поэтическим стилем: trobar car, cobert, escur (богатый, скрытый, темный). Это выражалось, прежде всего,
в использовании многочисленных аллегорий-персонификаций, галерея которых была значительно расширена по сравнению с той, что фигурировала в «Романе о Розе» или у предшественников поэта Машо, Дешана, Фруассара, Пизанской. Наряду с типичными — Amour («Любовь»), Beau(l)té («Красота»), Bel Accueil («Гостеприимство») и др., Карл Орлеанский употребляет образы Ennui («Скука»), Dureté («Жестокость»),
Maladie («Болезнь»), Grace («Милость») и т.д.

В балладах поэт во многом ориентировался на Э. Дешана:


их общим художественным приемом были риторические вопросы, обращения. Наряду с традиционной для баллад куртуазной тематикой (ранний период творчества до 1415 г.), у К. Орлеанского заметен
и значительный отход от нее, а именно: появление мотивов отчаяния
и одиночества (два последних периода творчества поэта — английский, 1415-1440 гг. и французский, 1440-1465).

Отличительной чертой поэзии К. Орлеанского было аллегорическое изображение Франции (балл. № 98)10. Новым мотивом в его балладах явилось «плавание на корабле», в связи с которым возникает и новый образ — «корабля благой вести» (балл. № 28). Бытовой пейзаж представляется насыщенным событиями полотном: воспоминания


о прошлой жизни пленника и его размышления о будущем сопровождаются введением многочисленных метафор и персонификаций.

К. Орлеанский использовал в основном классическую структуру баллады, хотя в его творчестве заметен и своего рода эксперимент. Среди баллад поэта нами было выявлено 37 разновидностей строфической струтуры данной жанровой формы. Поэт более не учитывает правила соответствия стихов в строфе и слогов в стихе: баллады могут включать


от семи до одиннадцати строк в каждой строфе; вместе с этим при семистрочной строфе баллада может быть написана восьми- или десятисложником. Не у всех баллад есть посылка (как, например,
в первой), и объем её может варьироваться: от четырех до шести строк. Введение дополнительной рифмы-окончания –– также характерная черта некоторых баллад Карла Орлеанского: вместо классического ababbcbc, возникает ababbcdcd и даже ababbccdede.

В целом Карл Орлеанский не нарушает жанровой сущности баллады. Предметом ее художественного осмысления по-прежнему являются аллегорические и метафорические способы выражения. Неизменным в форме остается наличие рефрена и посылки. При этом возникают и тенденции к обновлению формы за счет расширения тематических полей и композиционных признаков.

В §2.2. «Жанровые особенности рондо Карла Орлеанского» проанализированы и подвергнуты классификации на основе различий
в строфической структуре и рефренных особенностей 344 рондо поэта, выделены такие новаторские феномены, как «чужие» строки и «сращение» строк.

Как и в балладах, в рондо заметна тенденция ухода «со службы Любви и Молодости», в связи с чем его поэтические строки окрашиваются в меланхолические тона. Это явление сопровождается активным использованием персонификаций, особенно тесно связанных


с цикличностью или круговой символикой. Такими становятся Меланхолия, Фортуна и Надежда.

Значение круговой композиции, заложенное в название жанра рондо (rond с фр. «круг»), еще больше усиливается троекратным повтором рефрена. Круг – замкнутое пространство, не имеющее ни начала, ни конца. В контексте аллегорической культуры средневековья подобная идея выражалась с помощью аллегории Фортуны или, точнее, колеса Фортуны (это еще один образ круга) с положительным и отрицательным значением. Круговая символика связывалась и с календарем, который, будучи циклично организованной системой, предполагал возвращение времен года. В большинстве случаев Фортуна Карла Орлеанского —


это капризная хозяйка судьбы, власть которой чаще всего ассоциировалась с ночным миром, а точнее — с луной, фазы которой также цикличны;
в №№ 170 и 26511 Фортуна и луна отождествляются. В рондо № 280 замкнутость круга колеса Фортуны преобразуется у поэта в заключение, ментальную замкнутость: поэт оказывается скованным Меланхолией.
Это, в свою очередь, провоцирует появление символа тюрьмы, заточения, но не в смысле «любовного томления», как это было характерно для предшественников К. Орлеанского или для его собственного раннего творчества, а в значении подлинного ощущения плена, которым тяготится поэт. Появляются фигуры Справедливости и Правосудия, усиливающие семантику заключения. В связи с концепцией образа колеса Фортуны
Карл Орлеанский изобретает ряд ассоциативных образов, в том числе «мельницу мысли» (рондо № 279). Таким образом, и аллегорическая фигура Мысли становится причастной к круговой символике.

При сравнении рондо XIII в. с рондо Карла Орлеанского очевидна эволюция данной жанровой формы. Ранее (например, у Адама де ля Аля) рондо зачастую состояло из восьми строк, а его первая строфа содержала две рефренные строки. Постепенно осуществлялся переход к рондо терцетному, четырехстишному («рондо-катрен») или пятистишному. Эволюция этого жанра отразилась, главным образом, на рефрене.


У Карла Орлеанского рефрен мог содержать от одной до трех строк
и вместо классического троекратного повтора, повторялся лишь дважды, образуя «сращение» первой и второй строф.

Среди рондо К. Орлеанского было выявлено 29 разновидностей данной жанровой формы. Такая классификация основывалась


на различной слоговой организации строки (от четырехсложной
до десятисложной, с постоянным или изменяющимся количеством слогов в стихе), на строфической структуре рондо (от десяти до двадцати одной строки и от двух до четырех строф), на способе рифмовки рефренных строк и изменении структуры рефрена. Наиболее редкими признаками
в рондо стали отсутствие рефренной строки в середине произведения, введение «чужих» строф», так называемое «сращение» строф
и трехстишные строфы рондо.

Для Карла Орлеанского традиционными можно считать следующие признаки композиции простых рондо: написанные семисложником (их 28), восьмисложником (таких 196) и десятисложником (их 29), объединенные


в 13 или 16 строк. Подобные формы встречались у А. де ля Аля
и Г. де Машо. Наряду с классическими 13- и 16-строчными простыми рондо особое внимание обращают на себя два «двойных» рондо
(№№ 159, 221). Несмотря на отсутствие обозначения двойного рондо
у № 221, очевидна их идентичная структура: к классической форме рондо добавляются две дополнительных строфы (по типу второй и третьей строфы рондо). В результате объем двойного рондо равен 21 строке
и распределен по пяти строфам.

Последний классик позднего средневековья Карл Орлеанский явился настоящим реформатором формы рондо. Поэт, с одной стороны, сохранил традиционные формальные признаки (стабильное наличие рефрена в каждом рондо и его неоднократное воспроизведение, а также использование двух рифм). С другой стороны, он изобрел новые жанровые формы рондо, которые выделялись слоговыми, строфическими, рефренными особенностями. Никто из современников не повторит «изобретенные» им двадцать девять типов форм рондо: ни Клеман Маро, ни Винсен Вуатюр, ни Сэнт-Аман, ни Франсуа Вийон. Именно рондо Карла Орлеанского в большей степени повлияет на развитие поэзии


XIX в., когда возникнут стилизации под рондо в манере средневекового поэта, как, например, у Теодора де Банвиля.

В третьей главе «Жанровая специфика поэзии Франсуа Вийона» анализируются жанровые формы, вошедшие в состав «Малого Завещания» и «Большого Завещания», а также баллады и рондо,


не вошедшие в данные циклы; проводится сравнительный анализ баллады конкурса в Блуа Je meurs de soif en couste la fontaine («Над родником
от жажды умираю»).

§3.1. «Жанровое своеобразие лирики Франсуа Вийона» посвящён рассмотрению лэ, баллад и рондо из «Малого Завещания»
и «Большого Завещания», а также одноименных жанров, не вошедших
в данные циклы. Среди баллад Ф. Вийона было выявлено 5 жанровых форм (их классификация основана на оформлении посылки – основной части баллады, подвергшейся варьированию); в рондо – всего 1 жанровая форма (рондо-катрен).

В своих произведениях Франсуа Вийон создает новый тип героя: патетичного «бедного Вийона» (povre Villon), жертву несправедливости, обмана женщин, безденежья. Поэт намеренно игнорирует куртуазную концепцию fin’amor, которая для него оказывается несостоятельной.


Если поэт и употребляет куртуазные метафоры, то обязательно
в пародийном ключе.

Особенностью цикла «Большого Завещания» явилось глоссирование — включение иных жанров, кроме лэ: баллад, рондо, эпитафии. Несмотря на то, что некоторые принципы такой композиции использовали и предшественники Ф. Вийона (Г. де Фруадмон,


М. Тайеван, Ж. Бодель, Рютбеф, Г. де Машо), жанровый синтез, предложенный поэтом, представляется исключительным.
В «Большом Завещании» среди 186 лэ содержится восемнадцать баллад (среди которых двойная баллада) и три рондо. Лэ написаны восьмисложниками, их рифмы у Вийона организуются стабильно следующим образом: ababbcbc. Форма эта очень гармонична, удобна для создания повторов. Условный квадрат (крест), видимый в строении этой формы, оказывает влияние на ритмическую организацию, которая ассоциируется с типом ритмики присказки, прибаутки.

Если в творчестве Карла Орлеанского баллада была жанром, состоящим из трех строф c одинаковой схемой рифмовки, с посылкой, почти никогда не превышающей количество половины строк в строфе, то


у Вийона количество строк посылки в семисложной (!) балладе порой доходит до семи (как в Ballade [des contre-vérités]12, «Баллада [истин наизнанку]»), в десятисложной балладе могло равняться и четырем строкам (Ballade [intitulee ''Les Contredictz de Franc Gontier'', «Баллада [озаглавленная ''Противоречия Франка Гонтье'']»), Ballade [de Villon
et de la Grosse Margot]
, «Баллада [о Вийоне и о толстухе Марго]»), шести (Epistre, «Послание»), семи (Ballade [que Villon feit a la requeste de sa mere, pour prier Nostre Dame, «Баллада-[Молитва Богородице, которую
он сочинил по просьбе своей матушки]» и не вошедшая в «Большое Завещание» La Complainte de Villon a son cueur, «Жалоба Вийона своему сердцу»). Число строк в самой строфе баллады может варьироваться от семи до тринадцати, метр – от трех до десяти слогов. В некоторых балладах Вийон по-своему употребляет узаконенное Prince в начале посылки: то заменяет его на Princesse, а то и вовсе избегает данного обращения.

Вийон экспериментировал и с формой рондо. Вместо устоявшейся трехстрофной композиции объем рондо доведен до четырех строф — это


и есть рондо-катрен (который не трудно определить по наличию в нем рефрена). Вместо традиционного двухстрочного рефрена он использует четырехстрочный, который формирует отдельный катрен, звучащий вначале и в конце рондо. Во второй строфе повторяются лишь первые
две начальные строки рефрена. Таким образом, схема рондо Вийона — ABCD abAB cdef ABCD.

Наряду с канонами твердых форм существовали и устоявшиеся мотивы-формулы. Так, точками соприкосновения лирики Карла Орлеанского и Франсуа Вийона можно считать мотивы «сумасшедшей молодости», «любовного плена», тюремного заточения, надвигающейся старости. У Ф. Вийона они перестают носить характер клишированных выражений. Для Ф. Вийона более характерны мотивы физических страданий, смерти, мученичества, что у К. Орлеанского только осторожно намечалось.

Свободно оперируя различными языковыми стилями (употребление канцеляризмов, жаргонной лексики, «зеленого языка»), поэт как бы подкреплял свои стилистические опыты вольным обращением с формой: объединял в циклы восьмистишные лэ, писал рондо катренами, экспериментировал с балладной формой. Все это придавало его поэзии злободневную остроту как в тематическом, так и в формальном
ее понимании.

В §3.2. «Поэтические состязания в Блуа: баллады на тему “жажды у фонтана”» подвергаются сравнительному анализу одноименные баллады Карла Орлеанского и Франсуа Вийона, определяется своеобразие их проблематики и жанровой формы.

Противоречивое утверждение в заданной К. Орлеанским первой строке, определило характер всей баллады. Многочисленные парадоксы
и противоречия обеих баллад не характерны для баллад предыдущих поколений. Даже при блестящем владении поэтическим
и риторическим искусством было очень трудно выдержать всю балладу
в соответствии с заявленной идейно-формальной сутью. Некоторые фразы в балладах Орлеанского и Вийона либо вовсе не содержат противоречий, либо данный эффект распространяется на две фразы.

Формы обеих баллад в целом традиционны: 3 строфы, десятисложник, посылка. Главное отличие сочинения Вийона — это объём строфы, включающий 10 стихов, тогда как у остальных участников конкурса их по 7–8. Схема рифмовки при этом — ababbccdcd. Посылка


в балладе примечательна добавлением эпитета clement («благородный»)
к слову «принц», которое до этого не встречалось ни у Ф. Вийона,
ни у К. Орлеанского.

Если в балладе К. Орлеанского косвенно, но присутствует любовная тематика, то в балладе Ф. Вийона её нет. Портрет


Ф. Вийона остается актуален для него самого: он предстает как одинокий, бедный, потерявшийся, неуверенный в себе больной человек. Общими можно считать следующие противоречия-мотивы: огонь/дрожь, нагота физическая/нагота ментальная, смех/слезы, радость/отчаяние, сила/бессилие, надежда/безнадежность.

Пересматривая устоявшиеся и закрепленные каноны куртуазной лирики, Ф. Вийон представил блестящие новаторские образцы, наметив дальнейшие пути для развития французской поэзии. Благодаря этому


Ф. Вийон стал одной из самых значительных фигур своего времени.
Он не был, как Данте или Петрарка, политическим или общественным деятелем, не занимал высоких государственных постов, но его роль как поэта переоценить трудно. Подобно Данте, чье творчество явилось своеобразным мостом, соединяющим сознание и культуру уходящего средневековья и наступающей эпохи Возрождения, Вийон подготовил почву для дальнейшего развития французского Ренессанса.

В Заключении обобщаются результаты исследования


и формулируются основные выводы по поставленной проблеме.

К XIV в. жанровые формы поэзии позднего средневековья обрели свою самостоятельность, отделившись от музыки. Данное обстоятельство позволило последующим поколениям поэтов более свободно обращаться


с литературным материалом, не считаясь с принципами музыкальных форм. Благодаря Г. де Машо жанры обрели статус твердых форм. Но уже
в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона данные твердые формы подвергнутся значительному пересмотру.

У Карла Орлеанского и Франсуа Вийона возникают тенденции обновления твердых форм за счет расширения тематических полей


и композиционных признаков. Так, в балладе Карл Орлеанский не всегда соблюдает соответствие количества строк и количества слогов в строфе; Франсуа Вийон значительно изменяет функцию посылки. В рондо Карл Орлеанский варьирует не только слоговую и строфическую специфику,
но и рифму; Франсуа Вийон пишет рондо катренами. Тем не менее, отголоском ди стала универсальная форма «Большого Завещания»,
в котором поэт использовал различные жанровые форматы в объёме одного произведения.

Такое обновление жанровых форм было в какой-то степени закономерным явлением для XV в. — мировоззрение и нравы эпохи менялись. На смену утончённым аристократам-феодалам приходили люди с иными эстетическими ориентирами. Это не замедлило сказаться на поэзии, ярчайшими представителями которой явились Карл Орлеанский


и Франсуа Вийон.

В приложении I дается список баллад и рондо Ф. Вийона


по изданию Ж.-Кл. Мюлеталера, что значительно упрощает распознавание тех или иных произведений, вошедших или не вошедших
в «Малое завещание» и «Большое завещание».

В приложении II приводятся тексты баллад и рондо К. Орлеанского и Ф. Вийона с параллельными переводами, выполненными автором диссертации.


Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:
1. Селиванова А.Д. Особенности формы рондо в творчестве Карла Орлеанского // Хабаршы Вестник Казахского Национального Университета имени Аль-Фараби. Серия филологическая. №1 (131). — Алматы: Издательство КазНУ, 2011. — C. 51-57.

2. Селиванова А.Д. «Зеленый язык» и жаргонная лексика
в поэзии Франсуа Вийона // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Русская филология». №6. —
М.: Издательство МГОУ, 2010. — С. 87-90.

3. Селиванова А.Д. Рондо Карла Орлеанского: символ круга
и аллегория фортуны // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Русская филология». № 5. —
М.: Издательство МГОУ, 2010. — С. 100-104.

4. Селиванова А.Д. Анализ рондо Карла Орлеанского Ou puis parfont de ma mercencolie // Сборник статей по материалам


II Международной студенческой научно-практической конференции: «Интеллектуальный потенциал XXI века: ступени познания» / Под общ. ред. С.С. Чернова. — Новосибирск: Издательство НГТУ, 2010. — С. 67-70.

5. Селиванова А.Д. Баллада Je meurs de soif en couste la fontaine Карла Орлеанского и Франсуа Вийона // Интеллектуальный потенциал XXI века: ступени познания: сборник материалов II Международной студенческой научно-практической конференции / Под общ. ред.


С.С. Чернова. — Новосибирск: Издательство НГТУ, 2010. — С. 55-66.

6. Селиванова А.Д. Поэзия Карла Орлеанского в русских переводах // Сборник научных трудов/журнал «Мир гуманитарных наук»


по материалам международной заочной научно-практической конференции «Инновации гуманитарных и естественных наук». — Екатеринбург: ИП Бируля Н.И., 2010. — С. 63-67.

7. Селиванова А.Д. Средневековая французская поэзия: эпоха великих риторов // Сборник статей по материалам II Международной научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов


и студентов, посвященной 20-тилетию факультета иностранных языков: «Проблемы межкультурной коммуникации в современном образовательном пространстве». — Тобольск: Издательство ТГПИ
им. Д.И. Менделеева, 2008. — С. 76-82.


1 Jauss H.R. Theorie der Gattungen und Literatur des Mittelalters // Alterität und Modernität der mittelalterlichen Literatur. Gesammelte Aufsätze, 1956-1976. – München: W. Fink, 1977. – S. 119; Bec P. La lyrique française au moyen âge (XII-XIII s.): contribution à une typologie des genres poétiques médiévaux: études et textes. –
P.: A. et J. Picard, 1977. — Vol. I — 246 p.; Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. – Л.: Наука, 1971. – С. 71; Евдокимова Л.В. Системные отношения между жанрами средневековой французской литературы XIII –XV вв. и жанровые номинации / Проблема жанра в литературе Средневековья /
Отв. ред. А.Д. Михайлов. – М.: Наследие, 1994. –– С. 303-304.

2 Евдокимова Л.В. У истоков французской прозы. Прозаическая и стихотворная форма в литературе
XIII в. — М.: «Наследие», 1997. — 397 c.; Ее же. Французская поэзия позднего Средневековья.
XIV – первая треть XV вв. — М.: Наука, 1990 — 229 c.; Гаспаров М.Л. Очерк истории европейского стиха. –– М.: Фортуна Лимитед, 2003 — 272 c.; Гуревич А.Я. Другие средние века: к 75-летию
А.Я. Гуревича. –– М.: ЦГНИИ ИНИОН РАН, 2000. — 463 c.; Даркевич В.П. Народная культура Средневековья: Светская праздничная жизнь в искусстве IX-XVI в. — М.: Наука, 1988. — 341 c.;
Cohen G. La poésie en France au Moyen Âge. — P.: Richard-Masse, 1952; Mühlethaler J.-C. Poétiques
de la «maîtrise» en France et en Italie: réflexions sur les enjeux du lyrisme à la fin du Moyen Âge / Кентавр/Centaurus. Studia classica et mediaevalia. №2. — М.: РГГУ, 2005. — P. 206-228; Zumthor P. Essai de poétique médiévale. –– Аvec une préface de Michel Zink et un texte inédit de Paul Zumthor. –– P.: Éditions du Seuil, 2000. — 619 p.

3 Poirion D. Le Poète et le prince: l’évolution du lyrisme courtois de Guillaume de Machault à Charles d’Orléans. – Grenoble: Allier, 1965. — 663 p.; Champion P. Charles d’Orléans, joueur d’échecs. –
Genève-P.: Slatkine [diffusion Champion], 1975. — 16 p.; Stevenson R. L. Charles d’Orléans. — Trad.
de l’anglais par Jacques Drillon. — Grenoble, Le Promeneur, 1992 — 77 p.; Клюева Е.В. ''Мельница мысли''. Поэзия Карла Орлеанского. — М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2005. — 332 p.

4 Lognon Aug. Étude biographique sur François Villon: d’après les documents inédits conservés aux Archives nationales. –– P.: H. Menu, 1877 — 223 p.; Favié J. François Villon. — P.: Librairie Arthème Fayard, 1982. — 540 p.; Mus D. La poétique de François Villon, ouvrage couronné par l’Académie Française. – Seyssel: Champ Vallon, 1992. — 506 p.; Dufournet J. Dernières recherches sur Villon. – P.: H. Champion, 2008. — 205 p.

5 Manuscrit personnel de Charles d’Orléans. P.: BNF, ms. fr. 25458.

6 Ms 1661 (BNF) après 1464, Version incomplète du Lais; Ms 20041, dit «manuscrit Coislin» du nom
d’un ancien propriétaire, après 1464: Versions incomplètes du Lais et du Testament, quatre poésies diverses;
Ms 3523, fin du XVe siècle: Versions incomplètes du Lais et du Testament, La ballade de Fortune.

7 Национальная Библиотека Франции (Париж).

8 Orléans Ch. d’. Le manuscrit autographe des poésies de Charles d’Orléans par Pierre Champion. – Genève: Slatkine, 1975. Les plus beaux manuscrits des poètes français. –– P.: BNF, Éd. Roberf Laffont, 1991.

9 Villon F. Deux manuscrits de François Villon (BNF, fonds français 1661 et 20 041) reproduits en phototypie avec une notice sur les manuscrits du poète, par Alfred Jeanroy et Eugénie Droz. –– P.: Droz, 1932;
Villon F. Fac-similé intégral de l’un des trois exemplaires connus de l’édition princeps du Grand et du Petit Testament: avec une introduction «Le Villon de 1489» par Jacques Guignard. – P.: L. Mazenod, Collection
«Les livres célèbres», créée et présentée par Lucien Mazenod, 1957.

10 Здесь и далее баллады и рондо цитируются по изд.: Orléans Ch. d’. Ballades et rondeaux. Traduction, présentation et notes de Jean-Claude Mühlethaler. — P.: Le livre de poche, LGF, 1992; 2004. — P. 108-110, 286.

11 Orléans Ch. d’. Op. cit. — P. 504-506, 516, 566-568, 616, 630-632.

12 Все названия приводятся на французском языке эпохи Ф. Вийона. См.: Villon F. Lais, Testament, Poésies diverses. Édition bilingue. Publication, traduction, présentation et notes par Jean-Claude Mühlethaler
et Eric Hicks. P.: Champion Classiques, 2004. — P. 136, 168-170, 176, 200-202, 304, 308-310.


Похожие:

Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство iconЛекции по истории позднего средневековья Лекции Т. Н. Грановского по истории позднего средневековья
Публикация продолжает начатое нами в 1961 г издание лекций Т. Н. Грановского по истории более ранних периодов средневековья (V—xiv...
Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство iconКанонами, в том числе и жанровыми
Средневековье от Средневековья позднего (XIV-XV веков)- так называемой «осени Средневековья», когда в Италии уже торжествует раннее...
Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство iconХичкок/Трюффо
Книга Франсуа Трюффо, в которой исследуются метафизическая и психологическая основа кинематографа Хичкока, режиссерское новаторство...
Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство iconРеферат Роль маски эстетике различных времён: маска Ф. Вийона в творчестве А. В. Ледащёва Работу
Мир- это маскарад: лицо, одежда, голос все подделка, каждый хочет казаться не таким, каков он есть на самом деле; каждый обманывается,...
Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство iconВоенные потери в средневековье
Только для позднего средневековья становятся доступны более объективные канцелярские отчеты и, изредка, археологические данные
Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство iconВопросы к устному экзамену и зачету по «Истории отечественного и зарубежного искусства»
Архитектура и скульптура Западной Европы позднего средневековья (готический стиль)
Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство icon«Песня, танец, марш в творчестве композитора, исполнителя, слушателя»
«открыть» три основные жанровые сферы музыки, выявить различия в характере музыки песни, танца, марша
Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство iconТворчество франсуа рабле и народная культура средневековья и ренессанса
Сервантес, – во всяком случае, не подлежит никакому сомнению. Рабле существенно
Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство iconКрупные жанровые формы в русской поэзии второй половины 1980 2000- х годов 10. 01. 01 русская литература

Жанровые формы позднего средневековья в творчестве Карла Орлеанского и Франсуа Вийона. Традиции и новаторство iconОсновные вопросы для подготовки к экзамену по курсу всеобщей истории и темы для рефератов
Западноевропейские города позднего средневековья и становление буржуазии. Роль античных традиций
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org