Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов)



страница1/41
Дата05.11.2012
Размер5.47 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41



Айзек Азимов

Немезида (пер. Ю.Соколов)

«Немезида»: Эксмо; 2005

ISBN 5 699 12982 0

Оригинал: Isaac Asimov, “Nemesis”

Перевод: Ю. О. Соколов
Аннотация
Свой роман «Немезида», который критики сочли не слишком удачным, Айзек Азимов посвятил «Марку Херсту, моему незаменимому редактору, который, как мне кажется, работает над моими рукописями больше, чем я».

Речь в книге ведется об еще не изученной звезде, прячущейся за пыльной тучей на полдороги от Солнца до Альфы Центавра. Действие происходит в 2236 году и Земле угрожает гибель. Ученые с околоземной орбиты строят звездолет, способный развивать скорость света. Этот корабль и открывает в системе Немезиды планету Эритро, вполне приспособленной к жизни человека, но пагубно влияющей на его мозг. Лишь дочку главного героя Марлену не затрагивает «эритроническая чума», поскольку, как позднее выяснилось, она с детства владела некими телепатическими способностями. Именно девочка смогла понять тот факт, что действие Эритро на человека несет в себе в конечном итоге благо.

И Марлена становится «переводчиком» и представителем Разума Эритро, потому, что она оказалась не такая как все. Она умела «читать» жесты людей и потому всегда знала, что у человека на уме. Немезида должна была через пять тысяч лет пройти через Солнечную систему и тогда Земля бы погибла. А Эритро подсказала выход из этого положения.
Айзек Азимов

Немезида
Марку Хэрсту, бесценному редактору, который, по моему, тратит на мои рукописи больше времени, чем я сам.
От автора
Книга эта не входит в мои серии об Академии, роботах или Галактической империи. Она сама по себе. Наверно, об этом стоит предупредить, чтобы избежать недоразумений. Может быть, я еще напишу другой роман, связывающий этот с остальными – а может быть, и нет. В конце концов, сколько же можно заставлять себя придумывать хитросплетения новой истории?

И еще. Я давно уже руководствуюсь основным правилом – все мои произведения должны быть ясными. И потому отказался от мысли о всяких поэтических, символических и прочих экспериментах, хоть они и могли бы в случае удачи принести мне Пулитцеровскую премию. Я научился писать просто и ясно, и это помогает мне установить теплые отношения с читателями и профессиональными критиками.

Мои книги пишутся сами собой – я сам удивился, обнаружив в своем романе две событийные линии. Одни события совершаются в будущем, другие – в прошлом, но обе линии сходятся в настоящем.
Не сомневаюсь, что вы без труда разберетесь во всем, но, поскольку мы с вами друзья, я счел необходимым предупредить вас заранее.

Пролог
Он остался один.

Где то там, далеко, светили звезды и среди них одна, небольшая, со своей маленькой системой миров. Мысленный взор являл ее гораздо отчетливей, чем можно было увидеть глазами, если вернуть прозрачность окну.

Маленькая звезда, розовато красная, цвета крови и разрушения, носящая соответствующее имя.

Немезида!

Немезида, богиня возмездия.

Он опять вспомнил историю, которую слышал еще в молодости, – легенду, миф, сказание о всемирном Потопе, истребившем грешное человечество, когда уцелела одна семья, с которой все началось снова.

Но на сей раз Потопа не будет. Грядет Немезида.

Человечество вновь пало. Так пусть Немезида обрушит на него кару, – оно заслужило такую судьбу. И это будет не Потоп. Не просто Потоп.

Даже если кому то удастся уцелеть – куда им деваться?

Почему, же он не чувствует жалости? Человечество не может оставаться таким, как есть. Оно медленно гибнет – и по заслугам. И если медленная смерть станет быстрой – о чем же жалеть?

Здесь, вокруг Немезиды, кружит планета, вокруг планеты вращается спутник, вокруг спутника – Ротор.

Только горстка избранных спаслась в Ковчеге от Потопа. Он не знал, каким был тот Ковчег, но сейчас Ковчегом стал Ротор. Он нес в себе семя рода людского, из которого должен вырасти новый и лучший мир.

А старой Земле предстоит встреча с Немезидой.

Он снова подумал об этом. Красный карлик неумолимо летел вперед. Ему и его мирам ничто не грозило. А вот Земле…

Немезида уже в пути, Земля!

Она несет предреченное возмездие!
Глава первая

Марлена

1
Последний раз Марлена видела Солнечную систему, когда ей едва миновал год. И, конечно, ничего не помнила.

Марлена много читала, но это занятие не помогло ей ощутить себя крохотной частичкой Солнечной Семьи.

Все свои пятнадцать лет она провела на Роторе, который был для нее целым миром. Как никак восемь километров в диаметре. Лет с десяти у нее вошло в привычку регулярно, примерно раз в месяц, обходить его кругом. Иногда Марлена забиралась туда, где тяготение было слабым – и тогда девочка почти парила в воздухе, едва касаясь ногами поверхности. Но пари или ходи – Ротор летел все дальше и дальше, а с ним и здания, парки… и люди.

Путешествие занимало целый день, но мать девочки и не думала беспокоиться. Она всегда говорила, что Ротор – абсолютно безопасное место. «Это не Земля», – твердила она, не объясняя, впрочем, почему считала Землю местом не безопасным. «Да так, ничего», – говорила она.

Меньше всего Марлене нравились люди. Говорили, что, по последним данным, на Роторе их шестьдесят тысяч. Слишком много. Даже чересчур. И у каждого на лице фальшь. Марлена ненавидела эти лица, замечая то, что пряталось под приветливой внешностью. Но она молчала. Только раз, еще маленькой девочкой, она осмелилась сказать об этом, но мать рассердилась и запретила ей неуважительно говорить о взрослых.

Став постарше, она научилась видеть фальшь куда более ясно, и лживые лица перестали волновать ее. Она научилась не обращать на них внимания и старалась почаще уединяться и размышляла, размышляла.

Она все чаще думала об Эритро – планете, на орбите которой прошло ее детство. Марлена частенько забиралась на обзорную палубу и, сама не зная почему, с жадностью вглядывалась в лик планеты, мечтая когда нибудь попасть туда.

Иногда мать спрашивала девочку, чем привлекает ее пустынная безжизненная планета, но та отмалчивалась. Она и сама не знала. «Просто хочется взглянуть на нее», – был ее всегдашний ответ.

Она разглядывала планету в одиночестве, на обзорной палубе никогда никого не было. Роториане сюда не ходили: это не запрещалось, но почему то никто не испытывал к Эритро подобного интереса.

Половина планеты была светлой, половина – погружена во мрак. Марлена смутно помнила, что впервые увидела ее диск, сидя у матери на руках. С каждым мгновеньем планета становилась больше: Ротор медленно приближался к ней.

Действительно ли она это помнила? Впрочем, тогда ей было почти четыре года – могла и запомнить.

Воспоминание это – реальное или придуманное – незаметно сменилось размышлениями о величине планеты. Диаметр Эритро превышал двенадцать тысяч километров – что рядом с ними жалкие восемь? Планета не выглядела такой большой, и Марлена не могла далее представить себе, что стоит на ее поверхности, а вокруг просторная ширь на сотни и даже тысячи километров. Но она знала, что хочет увидеть это, очень хочет.

А вот Ауринела Эритро не интересовала, и Марлену это огорчало. Он говорил, что у него и так есть о чем подумать, например, как получше готовиться к поступлению в колледж: ведь ему уже семнадцать с половиной. А Марлене недавно исполнилось всего пятнадцать. Подумаешь, разница – убеждала она себя, – все равно девочки развиваются быстрее.

Должны, по крайней мере. Она с привычным недовольством оглядела себя – ребенок, совсем еще ребенок, все еще коренастая коротышка.

Она вновь перевела взгляд на Эритро, огромную и прекрасную, рдеющую под лучами красного солнца. Это большое небесное тело на самом деле не было планетой. Девочка знала, что перед ней спутник. Спутник громадного Мегаса, который и был настоящей планетой. Правда, на Роторе под этим словом обычно подразумевалась Эритро. Парочка эта, Мегас и Эритро, а с ними и Ротор, кружили вокруг звезды, которая звалась Немезидой.

– Марлена!

Девочка узнала голос Ауринела. В последнее время она все больше помалкивала в его присутствии, и причина этой застенчивости смущала ее. Ей нравилось, как он произносит ее имя. Ауринел делал это правильно. В три слога: Мар ле на, слегка раскатывая букву «р». Просто приятно слушать.

Она обернулась и, стараясь не покраснеть, пробормотала:

– Привет, Ауринел.

Он ухмыльнулся:

– Опять на Эритро глазеешь, а?

Марлена не ответила. Конечно же, она была занята именно этим. Все знали, что ее интересует Эритро,

– Как ты здесь оказался?

(Ну скажи, что искал меня, подумала она.)

– Твоя мать послала меня, – ответил Ауринел.

(Ладно.)

– Почему?

– Она сказала, что ты не в духе, а когда ты принимаешься жалеть себя, то поднимаешься сюда. И что я должен увести тебя. Потому что иначе, сказала она, ты станешь еще угрюмее. А почему у тебя плохое настроение?

– Хорошее нестроение. А если и не совсем, то не без причины.

– Какой причины? Выкладывай, ты уже не маленькая и должна уметь выражать свои чувства словами.

Марлена подняла бровь.

– Я прекрасно умею разговаривать. А причина простая – я хочу путешествовать.

Ауринел расхохотался.

– Но ты же путешествуешь, Марлена. Ты уже пролетела больше двух световых лет. Во всей истории Солнечной системы никому до нас не удавалось пролететь и части светового года. Никому. Так что нечего кукситься, Марлена Инсигна Фишер, галактическая путешественница.

Марлена едва сдержалась, чтобы не хихикнуть. Инсигна – это девичья фамилия ее матери. Прежде, когда Ауринел, дурачась, называл ее полным именем, он отдавал честь и корчил уморительную гримасу, но такого не случалось уже давно. Наверное, потому, подумала она, что он уже считает себя взрослым и отрабатывает достойные манеры.

– Я не помню путешествия, – ответила она. – И ты это знаешь. А раз так, значит, и нечего было запоминать. Просто мы здесь, в двух световых годах от Солнечной системы, и никогда не вернемся назад.

– А ты откуда знаешь?

– Да ну тебя, Ауринел. Неужели ты хоть раз слышал, чтобы кто нибудь говорил о возвращении?

– Ну и что? Земля – мирок людный, всю Солнечную систему тоже обжили, повсюду теперь тесновато. И нам лучше здесь, потому что мы хозяева всему, что видит глаз.

– Какие хозяева? Мы целую вечность пялимся на Эритро, но почему то не торопимся спускаться, чтобы стать ее истинными хозяевами.

– О чем ты? Ведь на Эритро уже построен прекрасный и надежный Купол. Ты же знаешь.

– Он не для нас, а для горстки ученых. А я говорю о нас с тобой. Нам даже не разрешают бывать там.

– Всему свое время, – no взрослому сказал Ауринел.

– Конечно – когда стану старухой или помру.

– Не сгущай краски. И вообще пошли ка отсюда, пусть твоя мама порадуется. Да и мне некогда торчать здесь. Дела. Долоретта…

В ушах Марлены застучало, и она уже не расслышала, что Ауринел сказал дальше. Довольно и того, что было произнесено это имя… Долоретта!

Марлена ненавидела Долоретту, такую стройную – и такую пустую.

Ах вот, значит, как! Ауринел волочится за Долореттой. Взглянув на него, Марлена сразу это поняла. А теперь его послали за ней, и он, видите ли, тратит здесь попусту свое драгоценное время. Теперь ей все стало ясно. Значит, он спешит к этой… этой Долоретте. (Ну почему она всегда обо всем догадывается? Иногда это так противно.)

Марлене вдруг захотелось сделать Ауринелу больно, отыскать такие слова, от которых ему стало бы не по себе. Ошеломить его.

– Мы не вернемся в Солнечную систему, – проговорила она. – И я знаю почему…

– Ну и почему же? – Марлена не ответила, и он насмешливо добавил: – Опять девчачьи тайны?

Марлену это задело.

– Не хочу тебе говорить, – пробормотала она. – Я и сама не должна была знать об этом.

Но ей так хотелось все выложить ему. Ей так хотелось, чтобы всем было так же плохо, как и ей.

– Но мне то скажешь? Мы ведь друзья?

– Друзья? – переспросила Марлена. – Ну хорошо, скажу. Мы никогда не вернемся назад, потому что Земля обречена.

Реакция Ауринела оказалась совсем не такой, как она ожидала. Он разразился громким хохотом. И не сразу заметил ее яростный и негодующий взгляд.

– Марлена, откуда ты это взяла? – спросил он. – Ужасников насмотрелась, что ли?

– Я их не смотрю.

– Тогда почему говоришь такие вещи?

– Потому что знаю. Я умею делать выводы. Из того, что говорят люди и о чем умалчивают, и из того, что у них получается, когда они полагают, что изображают именно то, что хотят. И из того, что мне отвечает компьютер, когда я задаю ему вопросы.

– Ну и что он тебе отвечает?

– Я не хочу, чтобы ты знал об этом.

– А может быть, ты просто выдумываешь?

– Нет. Земля погибнет не в один миг – быть может, на это уйдут тысячелетия, но она обречена. – Марлена важно кивнула. – И ничто ее не спасет.

Она повернулась и, сердитая, пошла прочь. Как посмел Ауринел усомниться в ее словах? И не просто усомниться: он решил, что она не в своем уме. Впрочем, наверное, так оно и есть – она сказала ему слишком много и ничего этим не добилась. Все вышло не так, как она хотела.

Ауринел смотрел ей вслед. Улыбка исчезла с его лица, и тревожная складка залегла между бровями.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41

Похожие:

Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconАйзек Азимов Немезида
Свой роман «Немезида», который критики сочли не слишком удачным, Айзек Азимов посвятил «Марку Херсту, моему незаменимому редактору,...
Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconАйзек Азимов в начале
Известный американский писатель фантаст и популяризатор науки Айзек Азимов комментирует с научной точки зрения библейскую картину...
Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconАйзек Азимов в начале
Известный американский писатель фантаст и популяризатор науки Айзек Азимов комментирует с научной точки зрения библейскую картину...
Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconИсследование Айзек Азимов Дождик дождик перестань Айзек Азимов Необходимое условие

Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconАйзек Азимов. Машина победитель

Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconАйзек Азимов. Сочинения в трех томах. Том 1

Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconАртур Кларк Одд Сулумсмуен Петер Братт Гарри Гаррисон Джо Холдеман Роберт Шекли Волфганг Келер Айзек Азимов Адам Сыновец Лайош Мештерхази Ингмар Бергман Альберто
Шекли Волфганг Келер Айзек Азимов Адам Сыновец Лайош Мештерхази Ингмар Бергман Альберто Ванаско Боб Шоу Рэй Бредбери Яцек Савашкевич...
Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconАзимов Айзек Краткая история биологии. От алхимии до генетики
Краткая история биологии. От алхимии до генетики / Пер с англ. Л. А. Игоревского. — М.: Зао изд-во Центрполиграф. 2002. 223 с
Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconАзимов Айзек Краткая история биологии. От алхимии до генетики
Краткая история биологии. От алхимии до генетики / Пер с англ. Л. А. Игоревского. — М.: Зао изд-во Центрполиграф. 2002. 223 с
Айзек Азимов Немезида (пер. Ю. Соколов) iconАйзек Азимов Выбор катастроф
Оригинал: Isaac Asimov, “a choice of Catastrophes: The Disasters That Threaten Our World”
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org