Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!»



Скачать 464.63 Kb.
страница1/3
Дата26.07.2014
Размер464.63 Kb.
ТипРеферат
  1   2   3


Муниципальное образовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 13

Экзаменационный реферат по истории

«Годы плена забыть невозможно!»

Выполнила

ученица 9 «Б» класса

МОУ СОШ № 13

Вржесинская Марина

Ярославль

2010


Содержание

  1. Введение

  2. Глава 1.Международные документы о положении военнопленных

Глава 2. Военнопленные в Советском Союзе

Глава 3.Размещение и положение военнопленных в Ярославской области

Глава 4. Военнопленные в Ярославле


  1. Заключение

  2. Список литературы

  3. Приложение


Введение

«А внуки не знают,

Как было им страшно»

И.Резник

Война! Страшное слово для всех на нашей большой Земле. Сколько их было всего? Ученые посчитали, что за последние 3400 лет было только 250 лет всеобщего мира. Самой страшной за всю истории нашей страны была Великая Отечественная война 1941-1945 годов. На рассвете 22 июня 1941 года без объявления войны, нарушив Пакт о нападении, германская армия обрушилась всей мощью на советскую землю. Продолжалась война 1418 дней и ночей – почти 4 героических и трагических года. В СССР были разрушены 1710 городов и поселков городского типа, уничтожены 70 тысяч сел и деревень, взорваны и выведены из строя 31850 заводов и фабрик, 1135 шахт, 65 тысяч км железнодорожных путей. Посевные площади сократились на 36,8 миллиона га. Но это мелочи по сравнению с количеством людских потерь. В СССР не было не одной семьи, которую бы не затронула война. Она унесла почти 28 млн. человеческих жизней; 2,6 млн. человек стали инвалидами. Более 5 млн. советских солдат и офицеров оказались в нацистском плену. Сотни тысяч и так и не вернулись домой. Тысячи людей прошли сквозь ее горнило, испытали ужасные мучения, но они выстояли и победили. Победили в самой тяжелой из всех войн, перенесенных до сих пор человечеством. И живы еще те люди, которые в тяжелейших боях защищали Родину. Война в их памяти всплывает самым страшным горестным воспоминанием.

Свое представление о войне осталось и у тех, кто жил в тылу, не был на фронте. Это нерадостные воспоминания: голод, холод, страх за близких, тяжелейший труд. Кажется все, что можно, о войне уже рассказали, напечатали. Особенно, в годы юбилейные, такие как 2010 –год 65-летия великой победы. Но оказывается есть темы не совсем удобные, не популярные.

Одна из них тема военнопленных. Общее число военнопленных, захваченных всеми государствами в период первой мировой войны, составило свыше 10 млн. человек, второй — около 35 млн. Во второй мировой войне только во власти Германии находились 5 734 528 советских военнопленных, из которых 3,3 млн. (57,8 %) погибли. СССР захватил в плен свыше 4 млн. человек (свыше 2 млн. немцев, 640 тыс.

японцев, остальные финские, венгерские, румынские, польские и итальянские военнопленные).1

Долгое время перешептывались, рассказывая друг другу о том, что роскошные дома сталинской постройки на улицах Ярославля и Рыбинска были частично возведены немецкими военнопленными. Говорят, что немало бывших вражеских солдат умерло и в районах Ярославской области. Долгие годы эта тема была запретной. Но народная молва и скудные архивные данные, преодолев десятилетия, донесли до нас подлинную историю жизни поверженных немецких оккупантов в советском плену.

Тема немецких военнопленных в СССР весьма актуальна и требует основательного и кропотливого изучения различных источников: архивных материалов, но и воспоминаний очевидцев, непосредственных участников и свидетелей минувших событий. Многие военнопленные писали мемуары о русском плене2, они интересны и достаточно полно передают их чувства, страдания и переживания. По ним можно составить частичную картину советского плена. Эти материалы значительно дополняют и расширяют наши представления о реальной жизни военнопленных, нередко вносят коррективы в документы официального происхождения. Для меня воспоминания бывших военнопленных ценны в том плане, что они отражают индивидуальное восприятие событий и фактов и передают личный взгляд на вещи. Кроме того, они позволяют представить себе изучаемое время через отдельные человеческие судьбы и характеры, понять мироощущение людей того времени. Мне кажется, нам как потомкам, необходимо знать как наши прабабушки и прадеды относились к поверженным «фрицам». Мне стало интересно, кто они, эти немцы? Каковы были условия их жизни и работы? Каким было отношение администрации и врачей к пленным? Сколько часов продолжался рабочий день? Как было с питанием и одеждой? Когда были освобождены из плена и вернулись домой? На эти вопросы мне и предстоит дать ответы в своем реферате. Ответы на эти вопросы можно найти и в воспоминаниях советских граждан, которые в годы войны по тем или иным причинам сталкивались с пленными. Они интересны тем, что не несут в себе ни капли ненависти.3

Для того, чтобы определить судьбу военнопленных необходимо изучить и нормативные источники: Женевская конвенция 1929 г. о военнопленных, Постановления Советского правительства о военнопленных.4

Цель данной работы: сбор, систематизация, анализ сведений о жизни военнопленных в Ярославле.

Основные задачи:



  • выяснить, какие международные нормативные документы существовали в годы второй мировой войны;

  • определить, каково было официальное отношение к военнопленным в Советском Союзе, куда их отправляли, каково было их положение;

  • выяснить, где находились военнопленные в нашей области, на каких предприятиях работали;

  • положение военнопленных в Ярославле, попытаться найти свидетелей того времени у нас на Перекопе.

Глава 1.Международные документы о положении военнопленных

Законы обращения с военнопленными появились еще на заре человеческой цивилизации. Впервые попытка сформулировать принципы международного права в отношении военнопленных и порядка ведения военных действий была предпринята голландским философом Хуго Гроциусом (1583-1645) в 1625 году. Он написал трактат «Закон войны и мира», в котором доказывал первичность принципов гуманности по отношению к национальным законам. Однако до второй половины XIX века в международном праве отсутствовали международные соглашения, устанавливающие режим военного плена. Первая конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, зафиксировавшая нормы, регулирующие режим военного плена, была принята в 1899 году на первой конференции мира в Гааге, которая была конкретизирована на второй конференции мира (в 1907-м) с принятием новой конвенции. Первая мировая война (1914-1918) вызвала необходимость дальнейшей разработки норм военного плена, и 27 июля 1929 года в Женевскую конвенцию вошли новые положения, касающиеся гуманного обращения с военнопленными.


Согласно общепринятым нормам международного гуманитарного права воюющие стороны обязаны надлежащим образом содержать лиц, захваченных в плен, обеспечивать реализацию ими основных прав человека (право на жизнь, труд, переписку и т. п.), организовать их репатриацию после окончания военных действий либо в некоторых случаях во время войны; осуществлять правовую защиту своих граждан (военнослужащих и гражданских лиц), захваченных в плен другой стороной.

Однако мировой опыт показывает, что решить данные проблемы не так-то просто, особенно если число пленных составляет десятки тысяч и тем более миллионы. Например, общие затраты Советского государства на репатриацию 4059736 иностранных граждан, освобожденных Советской Армией, а также военнопленных Германии и ее союзников превысили 2 млрд. 328,5 млн. руб. Неготовность воюющих сторон в политическом, экономическом и иных отношениях урегулировать указанные вопросы привела к массовым нарушениям норм международного гуманитарного права и прав конкретных лиц. Недооценка проблемы военнопленных поставила под угрозу честь, достоинство и жизнь граждан, попавших в плен, привела к падению морального престижа воюющих государств. 5

В советском законодательстве в период с 1922 г. по июль 1941 г. уделялось определенное внимание проблеме военнопленных. В этот период были разработаны положения о военнопленных от 19 марта 1931 г., от 20 сентября 1939 г., а также ряд документов, связанных с содержанием, репатриацией и т. п. польских и финских военнопленных в период с 1939 по 1941 гг.

Отношение Советского государства к военнопленным немецкой армии в начале Великой Отечественной войны было выражено в Положении о военнопленных, утвержденном СНК СССР 1 июля 1941 г.

Положения о военнопленных как от 20 сентября 1939 г., так и от 1 июля 1941 г. систематически доводились до сведения личного состава воевавших с СССР армий Финляндии, Германии, Италии, Венгрии, Румынии и т. д. по радио, в листовках, обращениях и т. п., а в лагерях для военнопленных они вывешивались на видных местах на русском языке и языке военнопленных (финском, немецком и т. д.).

Формально военнопленные получали право при первой возможности сообщить на родину о своем нахождении в плену; приобретать за свой счет дополнительно продукты, одежду и другие предметы личного обихода и первой необходимости; беспошлинно, безлицензионно и без уплаты акциза получать с родины и из нейтральных стран посылки с продовольствием, одеждой и прочими предметами первой необходимости, а также денежные переводы и т. п. Однако на практике эти положения, как правило, не выполнялись.

Особо следует отметить право на обжалование действий администрации лагерей для военнопленных вплоть до правительства СССР. При этом необходимо подчеркнуть, что если в «Положении о военнопленных» от 20 сентября 1939 г. право военнопленных на обжалование действий администрации лагерей для военнопленных было записано, то в «Положении о военнопленных» от 1 июля 1941 г. прямое упоминание об этом отсутствует. Но несмотря на это, как в самом Управлении НКВД СССР по делам военнопленных (было создано в сентябре 1939 г., затем в декабре 1939 г. переименовано в Управление НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных, а в начале 1945 г. его переименовали в Главное управление НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных), так и в каждом управлении лагеря для военнопленных все жалобы и заявления военнопленных регистрировались в специальных журналах. Результаты принятых решений по их жалобам и заявлениям своевременно доводились до заинтересованных военнопленных под расписку. Военнопленные (особенно немецкие и японские) и интернированные неоднократно этим правом пользовались.

По принципиально важным вопросам содержания иностранных военнопленных, их материального (продовольственного и вещевого) и медико-санитарного обеспечения советским правительством было принято в различных формах с 1939 г. по 1956 г. более 60 решений, которые доводились до конкретных исполнителей и военнопленных как непосредственно, так и путем издания ведомственных нормативных актов (их за указанный период было издано свыше 3 тыс.).

В период Второй мировой войны (1939-1945) Германия, поправ нормы, предписанные международными конвенциями, подвергала военнопленных истязаниям и массовому уничтожению, что впоследствии привело к разработке и подписанию 12 августа 1949 года Женевской конвенции об обращении с военнопленными. В этот документ были включены принципиально новые нормы: запрещение дискриминации в отношении военнопленных по признакам расы, цвета кожи, религии, пола, происхождения или имущественного положения; установление уголовной ответственности за нарушение положений конвенции и другие.

Сегодня можно говорить о детально разработанном международном гуманитарном праве, где подробно излагаются нормы, направленные на защиту жертв вооруженных конфликтов и ограничение методов и средств ведения войн, а также определены механизмы, предназначенные для обеспечения соблюдения этих норм.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны и после нее СССР в отношении к иностранным военнопленным следовал принципам гуманизма и требованиям международного гуманитарного права.

Глава 2. Военнопленные в Советском Союзе

В СССР более трех миллионов военнопленных были размещены по трем тысячам лагерей и лагерным отделениям в системе НКВД-МВД СССР. Немецкие солдаты опасались только советского плена, так как понимали, что в СССР никогда не забудут тех зверств, которые фашистские войска творили на оккупированных территориях.

Множество препятствий приходилось пережить немцам за время пребывания в поезде по дороге в лагеря, никто не знал, куда они едут. Плохое питание, теснота и непогода, появилась вшивость, не хватало воды. Многие умирали по дорогам. Когда поезд походил к той или иной станции, выносили мертвых иногда, их оставляли рядом с рельсами на снегу. Пленные узнавали, что они едут по территории СССР только по заснеженным полям. Как вспоминают многие из них, они боялись не столько смерти, сколько легендарной Сибири.

Бывший военнопленный Карл Хайнц Люлинг рассказывает о том, что он с друзьями имел честь пройти по Красной площади, увидеть стены древнего Кремля и был в восторге от увиденного.

В соответствии с постановлениями СHК СССР 1782-79 сс от 30 июня и 4732рс от 6 августа 1941 г., были установлены четыре нормы суточного довольствия военнопленных: 1 - основная; 2 - для находящихся в лечебных заведениях лагерей и приемных пунктах HКВД; 3 - для находящихся в оздоровительных командах; 4 - для эпатируемых с приемных пунктов в глубь страны.

Набор продуктов отражен в таблице №1



Наименование продуктов

Норма №1

№2

№3

№4**



Хлеб ржаной



400

300

600

600\700

Хлеб пшеничный

-

200

-

-

Мука 2-го сорта

20

20

16

12\-

Крупа



100

70

100

100\-

Рис и манная крупа

-

35

-

-

Макароны

-

15

-

-

Мясо



-

60

25

25\-

Масло растительное

20

12

20

12\-



Жиры животные



-

20

-

-

Рыба



100

90

100

125\250

Сухофрукты

-

10

-

-

Сахар



20

20

15

12\30

Молоко



-

250

-

-

Соль

30

20

15

20

Картофель и овощи



500

600

600

750

Яйца, штук



-

0,5

-

-

Томат-пюре

10

10

10

10\-

Чай натуральный

-

0,5

2

-

Суррогатный чай

20*

-

-

3\6***

*в месяц; ** - числитель - при организации горячей пищи, знаменатель - при выдаче продуктов сухим пайком; *** - чай или кофе суррогатные.

Пленные понимали, что русское население само жило впроголодь и не могло в достаточной мере обеспечить питанием пленных немцев. Поэтому их быт мало отличался от жизни советских людей. Судя по воспоминаниям, лагерное начальство тоже было заинтересовано в том, чтобы пленные были физически здоровы и трудоспособны.

Регулярно проводились медицинский осмотр, прививки. Здоровых отправляли на наружные работы, слабых оставляли в лагере на легких работах. Внутри лагерей работали на кухне, хлеборезке, портными, сапожниками, в бане, туалетах, санитарами, в похоронной команде.

Как ни удивительно – вроде бы куда бежать? – бежали многие. Большинство из них, конечно, были пойманы и наказаны, но кое-кого так и не нашли.



Глава 3. Размещение и положение военнопленных в Ярославской области

Первая большая партия немецких военнопленных появилась в Ярославской области осенью 1944 года. К нам военнопленных доставляли на поездах. Лагеря для военнопленных были оборудованы как в самом Ярославле, так и в Рыбинске, Угличе, Переславле и других районах. Всего насчитывалось 8-9 лагерей и 23 лаготделения.

Первый лагерь - №259 – для немцев был открыт на территории области в ноябре 1944 года. Самым многочисленным можно считать Переборский лагерь №221. В нем было 8500 человек. В самых Переборах («Благострой») находилось 1000 пленных. Этот лагерь имел отделения в Угличе при заводе №34, а так же на реке Шексне.

Вторым по численности являлся Рыбинский лагерь №259. Имел 9 отделений. В самом Рыбинске было расположено три из них. Всего в городе работали 1950 пленных. Они трудились на многих заводах и возводимых объектах. При Рыбинском совете имелось специальное отделение лагеря из 500 человек, занимавшимся заготовками леса. Несколько сот немцев работали на фарфоровой фабрике в Песочном. По 50 пленных трудились на кирпичном заводе, торфодобыче, торфопредприятие «Солодиха», в совхозе «Свобода», заводе №36. Всего в Рыбинском лагере с его отделениями находилось 7700 пленных. «Это был лагерь каменных карьеров. Здесь больше всего умирало военнопленных», - пишет бывший немецкий солдат Люлинг, который находился в лагерях военнопленных на территории Ярославской области.

В Ярославле находился лагерь №276 с семью отделениями. 1000 военнопленных работали на шинном заводе. Одно отделение из 500 немцем располагалось при автозаводе. Второе отделение из 750 человек – при особом строительно-монтажном управлении ОСМУ-3, третье отделение (250 пленных) – при заводе №50 («Мостобаза») и четвертое (400 немцев) прикреплено было к Яргорсовету. Три других отделения по 500 человек в каждом размещались в Гаврилов-Яме, на фабрике «Заря социализма», в селе Семибратове при Ярославской железной дороге («Главлесснаб») и в Тутаеве при кирпичном заводе.

В Переславле располагался лагерь №282. Всего там были 3500 пленных. Из них на фабрике №5 Переславля – 1000, в селе Берендееве на торфопредприятии – 750 и на фабрике «Красное эхо» - 500 немцев. В Дуниловском лагере содержалось 2000 человек. Здесь немцы трудились в основном на торфопредприятиях (Дуниловском, Муравьевском и Вареговском).

Кроме того, по свидетельству журналиста А. Соленикова6 лагерь военнопленных был также в Дертниках под Ростовом Великим. Жили там немцы в землянках, строили шоссейную дорогу Москва-Ярославль.

Следует так же упомянуть про лагерь Варингово, где немцы работали на торфоразработках, после пребывания в нем, они отзывались о Ярославской области в целом, как о «области болот и ссылок». В лагере было 500 военнопленных.

Всего по подсчетам, на территории Ярославской области находилось 25100 военнопленных.

При Управлении НКВД Ярославской области в феврале 1945 года был создан Отдел по делам военнопленных и интернированных (ОПВИ).

Прибывшие немцы сначала проходили санобработку. После чего их отправляли в разные лагеря и проводили перепись. По прибытию пленные проходили дезинсекцию и мылись в бане. Некоторые не могли перенести настоящей русской бани и самые обессиленные скоропостижно умирали, так быстро, что им никто и не успевал помочь. Все волосы было приказано сбрить.

Из личных вещей некоторым оставляли губные гармошки, на которых немцы быстро учились наигрывать русские народные песни, особенно популярными были знаменитая «Катюша» и «Калинка-малинка».

В некоторых лагерях (например, в лагере №276) жили довольно долго в землянках, разрушенных домах, палатках, складах, сараях (позднее были построены бараки). В каждый барак набивалось народу в два, три раза больше, чем положено. Офицеры жили в отдельных бараках и кормили их значительно лучше. Теснота была только половиной беды: настоящим кошмаром стали послевоенный голод и лютые русские морозы

Значительная часть доставленных в область бывших военнослужащих вермахта имела ранения и контузии, а также страдала различными заболеваниями - от дистрофии и туберкулеза до педикулеза и сыпного тифа. Многие из них были готовы к активному труду, но были больны. Каждой зимой смертность увеличивалась. Начинались эпидемии дизентерии. По воспоминаниям Денезера, сами пленные порой провоцировали болезни: часто пили воду из шланга во дворе лагеря. Это приводило к серьезным заболеваниям и даже было причиной смерти.

Больше всего умерших было зимой 1945 года. Средний возраст – от 20 до 40лет.

В конце 1944 - начале 1945 года была создана сеть медицинских учреждений, обслуживавших лагерный контингент. Она включала в себя госпитали, лазареты, амбулатории с оздоровительными командами при них, а также аптеки. Кроме того, в ряде лечебных учреждений создавались специализированные кабинеты по диагностике различных заболеваний и их лечению. Перед Отделом по делам военнопленных и интернированных поставлена задача наладить интенсивное лечение пленных, чтобы в последующем использовать их на восстановительных работах.

Общее количество койко-мест в госпиталях и лечебных пунктах Ярославской области было различно и колебалось от 10 до 50, а порой и до 100 в лагерных лазаретах, а в крупных госпиталях – до 400-500. Все это позволило в достаточно короткие сроки сократить число летальных исходов. В подобном успехе была большая заслуга не только советских, но и военнопленных немецких медиков. В числе их, в первую очередь, следует назвать Экхарда Весселя, работавшего в 1945-1948 годах в объединенном (на две области) спецгоспитале №1401 в Галиче. Вессель удачно сочетал в себе способности замечательного терапевта и хирурга. Из советских медиков нужно назвать майора медицинской службы Е.К. Александрова, возглавлявшего галичский госпиталь. Два выдающихся врача немало сделали для спасения жизни пленных.

На втором этапе пребывании военнопленных на Ярославщине, когда в основном были залечены раны, полученные на полях сражений, перед руководством медицинской службы ОПВИ и лагерных лечебных учреждений встали не менее сложные задачи: преодоление педикулеза, являвшегося обычным в условиях большой скученности людей, борьба с эпидемиями гриппа и сыпного тифа, свирепствовавшего в области в 1946-1947 годах. Преодолевались эти трудности как конкретно медицинскими мерами, так и общим повышением уровня санитарно-гигиенического обслуживания пленных, условий труда в зимнее время, а также заботой врачей об улучшении питания в лагерях и лагерных пунктах.

В этот же период перед медиками встала проблема преодоления участившихся стрессовых состояний пленных, вызванным длительным пребыванием под стражей вдали от Родины. «Первые полгода, - отмечает Люлинг, - были для меня адом: я был безумен от горя и тоски по Родине и родным. Состояние безысходности испытали все». Стрессы лечили самыми различными методами: усилением культурно-воспитательной работы, улучшением санитарного состояния бараков, быта военнопленных, предоставлением наиболее больным специальных дней отдыха. Врачам нередко приходилось выступать перед подобными больными и в качестве социальных психологов. И здесь положительную роль также сыграло содружество советских и немецких медиков.

По заключению медкомиссий, находившихся в тяжелом состоянии пленных уже в первые послевоенные годы отправляли на Родину. Советские врачи наряду с офицерами НКВД - МВД СССР всегда включались в состав подобных комиссий, определявших тех, кто раньше других полежал репатриации. Это значительно повышало авторитет медиков, вселяло в военнопленных надежду на возращение домой.

Ярославские медики выполнили свой гуманитарный долг по отношению к бывшим врагам. Как показывают выборки по архивным материалам, из прибывших в область 17 тысяч пленных, многие из которых были травмированы и покалечены войной, имели различные заболевания, удалось спасти более 70%, что примерно соответствовало числу раненых воинов Советской армии, возвращенных медиками в строй (75%). В тех условиях это очень большая цифра.

Из множества госпиталей для пленных больше всего бывшие военнопленные отмечают спецгоспиталь №5365, который находился в поселке Чебаково Тутаевского района в здании сельской школы с 1945 по 1948 года. В нем было два отделения – терапевтическое и хирургическое. В каждом из них работали русские и немецкие врачи. Они вместе вели истории болезни, осматривали больных. В хирургическом отделении лежали военнопленные с переломами рук, ног, ребер, были даже и с гангреной (но такие вскоре умирали). Госпиталь был обнесен колючей проволокой в два ряда, между ними - песок, на котором никогда не было следов. Все, в том числе и военнопленные, ходили через проходную будку. Попыток побега не было. Военнопленные ходили по поселку свободно. А немецких врачей (они тоже были из числа пленных, получали, как и медсестры, по 70 рублей в месяц) отпускали в Ярославль, и они всегда возвращались в госпиталь. Они также лечили русских деревенских жителей. Военнопленные были разных национальностей: немцы, чехи, румыны, венгры, итальянцы и другие. Они делали деревенским ребятишкам деревянные игрушки-вертушки, чинили бытовые предметы. Один даже, по воспоминаниям Зои Алексеевны Селяниной, работницы госпиталя, рисовал натюрморты. Одна из его картин, до сих пор у нее хранится.

В спецгоспитале было две кухни: для военнопленных готовили немецкие повара, для русского медперсонала – русские. Время было голодное. Везде давали по карточкам по 400 граммов хлеба, а пленных кормили хорошо. У госпиталя было свое подсобное хозяйство на нескольких гектарах земли возле деревни Аксенково. Там работали выздоравливающие военнопленные, а в уборочную страду и все сотрудники госпиталя. Сажали много картофеля, сеяли овес для лошадей, заготавливали капусту, сами возили ее с поля на лошадях и квасили в больших чанах. Немцы очень любили русскую березку и на могилах своих соотечественников ставили католические кресты из березы. Большинство военнопленных хорошо говорили по-русски. После того как госпиталь расформировали, четверо немцев остались работать на электростанции. В память о похороненных в Чебаково военнопленных – немцах по решению администрации области 5 декабря 2001 года установлен памятный знак из черного камня.

Содержание пленных поначалу было весьма строгим: заборы в 2,5 метра, многие ряды колючей проволоки, вышки, вооруженный конвой. После войны режим ослабел, охрану во многом несли сами пленные из числа благонадежных. На территории лагерей располагались несколько бараков, лазарет, клубное помещение, баня и кухня.

В некоторых лагерях узники обзавелись даже своей самодеятельностью и начали выпускать антифашистскую газету. Хуберт констатирует, что в лагерях существовали антифашистские группы. Многие пленные учились в антифашистских школах. Они же и занимались перевоспитанием своих товарищей. Но в целом, в воспоминаниях военнопленные негативно отзываются о немцах-антифашистах. Они утверждают, большинство учились в школах из конъюнктурных соображений, чтобы получить лишнюю порцию супа, кусок мяса, иметь легкую жизнь в лагере и плену.

1715 человек остались навсегда на 12 кладбищах области (цифра умерших, считают люди, занимавшиеся этим вопросом, реально должно быть умножена на 2).

В Ярославле умерших пленных хоронили на Леонтьевском кладбище, в Рыбинске 27 человек похоронены на Новогеоргиевском кладбище. В Петровском районе близ деревни Первитино – 7человек. В том же районе близ деревни Хмельники, станция Сильницы, - 8. Между деревнями Котово и Покровские Горки в Углическом районе погребено 420 военнопленных. На станции Чебаково Тутаевского района захоронен 381 немецкий солдат. Там же на гражданском кладбище – 210, вблизи деревни Малаково (Рыбинск) – 227 военнопленных. Этот список можно еще долго продолжать. Необходимо обратить внимание на то, что кладбищенские книги по каждому лагерю и лагерному отделению, в которых имелась более полная информация о числе умерших и похороненных, уничтожены. Поэтому сейчас трудно сказать о точных цифрах. Тем более, что не так давно стали известны захоронения пленных, которые никак не подтверждаются архивными документам. Большинство кладбищ, где захоронены немцы, сейчас находятся в запущенном состоянии. Работы по благоустройству не проводятся. Исчезли березовые кресты и деревянные ограды. Территория погостов заросла деревьями и кустарниками. Следует отметить, что эти данные об умерших только в 1945-1949 годах. Нет никаких сведений о том, сколько немцев скончалось до 1945 года. О судьбе остальных военнопленных пока неизвестно.

  1   2   3

Похожие:

Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconПраздник, который всегда со мной
Фессалоники… Их забыть невозможно это был бесконечный праздник – яркий, очень трогательный
Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconРеферат по курсу русской литературы XIX века (первая треть) по теме: «Жанр баллады в литературе и художественное новаторство Жуковского-балладника»
Ее происхождение невозможно свести к какому-то одному источнику, истоки и генезис этого удивительного жанра можно найти и в устном...
Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconКонкурс творческих работ «В мой дом пришла война»
Невозможно забыть тяжёлые военные испытания, страшную цену, заплаченную за Победу, миллионы человеческих жизней. Мы храним благодарную...
Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconXx век Искусство режиссуры XX век удк 792. 1 Ббк 85. 33 И 86
Их имена, творчество, опыт — напо­минание о великом театральном веке, который больше не повторится. Жалко? Очень: спектакли Станиславского...
Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconИстория вероисповеданий и религиозных движений Беларуси
Изучение прошлого, культуры Беларуси невозможно без глубокого понимания религиозной истории. Без знания конфессиональных реалий невозможно...
Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconРеферат По истории информатики на тему " История развития технологий web 0 и Wikipedia"
Данный реферат может представлять практическую пользу предпринимателям, осуществляющим деятельность в области веб приложений и электронной...
Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconЭти годы не забыть никогда”
Формирование чувства любви к Родине и гордости за свою страну, уважительного отношения к славному военно-историческому прошлому России...
Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconРеферат по истории
Эпоха Возрождения – один из самых ярких периодов в истории развития европейской культуры
Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconРеферат по истории науки Философские взгляды Джона Стюарта Милля в истории правовых учений Западной Европы XIX в

Реферат по истории «Годы плена забыть невозможно!» iconРеферат по истории на тему
Вот в истории появился и еще один «революционный» парадокс, превративший город Свободный в лагерь заключенны
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org