Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны



страница1/15
Дата26.07.2014
Размер2.09 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемый сборник, подготовленный в связи с XVII Международным конгрессом исторических наук, посвящен тематике одной из секций конгресса "Союзные договоры накануне и во время второй мировой войны".

Как видно из содержания сборника, большинство рефератов касается событий кануна второй мировой войны.

В последние годы предыстория войны стала предметом острого общественного внимания и интереса; были изданы десятки книг, статей и сборников документов, прошли многочисленные конференции и "круглые стопы" в нашей стране и за рубежом. На них выявились различные точки зрения и позиции как между западными и советскими историками, так и между советскими учеными.

Острота и необычная актуальность обсуждавшихся проблем явилась одной из причин неослабевающего интереса историков и общественности. Наметился даже определенный парадокс: чем больше издается книг, чем шире круг документов и материалов, вводимых в научный оборот, тем острее идут споры и столкновения точек зрения.

Дискуссии вокруг предыстории войны приобрели новый характер в связи с перестройкой в СССР, с теми процессами критического переосмысления и обновления, которые характеризуют развитие исторической науки в Советском Союзе и в других странах Восточной Европы.

Постепенно и сфера внешней политики и международных отношений перестает быть запретной, стоящей вне

5

критики; мы во все большей степени говорим о том, о чем раньше умалчивали, - о проявлении сталинских, деформаций социализма во внешнеполитической области, об ошибках и просчетах СССР на международной арене.



В связи с анализом предыстории второй мировой войны в советской историографии сейчас обсуждаются вопросы методологического характера, связанные с выработкой новых подходов к внешней политике СССР во второй половине 30-х годов.

Прежде всего отметим, что большинство историков согласны с тем, что необходим серьезный пересмотр наших взглядов на развитие исторического процесса в целом. Речь идет о необходимости анализа различных альтернатив, всегда существовавших в истории.

Некоторые, правда, скептически относятся к возможностям сослагательного наклонения в истории, до поиск истины в истории как раз и предполагает анализ всех возможных альтернатив и тщательное выяснение, почему развитие событий пошло именно этим, а не каким-либо иным путем. В этом контексте важно внимательно исследовать все различные альтернативы, существовавшие в развитии международных отношений 30-х годов, в том числе и в политике Советского Союза.

Методологический вопрос связан и с диалектикой внутренней и внешней политики. В принципе это достаточно тривиальное положение, но оно имеет ныне особый смысл применительно к истории нашей страны, к пониманию того, как сталинские деформации во внутреннем развитии страны воздействовали на внешнеполитическую сферу.

Абсолютная бесконтрольность деятельности Сталина во внутренних делах имела определенные пределы в международной сфере, где его намерения и действия лимитировались политикой других государств. И изучение всей этой специфики диалектики внутренней и внешней политики составляет важную задачу историков-международников, исследующих предысторию второй мировой войны.

Сравнительно новая, но необходимая в наше время тема -взаимоотношения политики и морали, политики и

6 правовых норм, ее разработка крайне важна для оценки международного развития 1938-1939 гг., когда мир был свидетелем многих политических акций, носивших противоправный и аморальный характер. Вопрос об этических нормах в международных отношениях существен и при анализе антивоенных пацифистских движений 20-30-х годов, для уяснения той роли, которую эти движения могли бы сыграть в создании антифашистского блока.

Наконец, историки внимательно исследуют и международное коммунистическое движение, и эволюцию концепции мировой революции в 30-е годы, ее воздействие на развитие событий и на советскую политику, и на действия Коминтерна в канун второй мировой войны.

Сейчас многие историки внимательно изучают развитие международных отношений и внешнюю политику СССР в середине 30-х годов.

Теперь всем очевидно, что после прихода фашизма к власти в Европе складывались определенные предпосылки для антифашистской альтернативы. Они получили выражение прежде всего в проектах коллективной безопасности, в попытках объединения общественных сил на антифашистской и антивоенной основе.

Реальным проявлением этого стали и некоторые договоры, такие, как советско-французский и советско-чехословацкий (1934), проект Восточного пакта и т. п. И в этом плане историки многих стран справедливо видят в них известную возможность новой расстановки сил, которая могла бы создать существенный барьер на пути фашистской угрозы.

Но, как известно, после 1936 г. ситуация качала резко меняться. Англия явно саботировала возможные соглашения, изменилась ориентация французской политики. Господствующей линией политики этих строи стала политика "умиротворения агрессоров".

О сущности политики "умиротворения" написано немало трудов. Всем ясен ее смысл - ценой односторонних уступок "умиротворить" Гитлера, смягчить обострившиеся противоречия с рейхом за счет интересов других стран,

7 прежде всего Восточной и Центральной Европы. Но, может быть, в меньшей мере мы пишем о политике "умиротворения" в плане серьезных стратегических просчетов, прежде всего со стороны Великобритании. В Лондоне считали, что они не дадут событиям выйти из-под контроля, что в любом случае они, но позволят Гитлеру делать то, что не будет соответствовать британским интересам. В эту политическую линию активно включились и французские политические круги.

Политика "умиротворения" должна быть оценена и как политика аморальная. Ее смысл особенно отчетливо проявился в Мюнхенском соглашении. Фактически без единого выстрела Гитлеру отдали часть суверенной европейской страны. Мюнхен сломал систему блоков и пактов, сложившуюся в Европе в 20-х - начале 30-х годов. Малые страны отныне чувствовали себя незащищенными.

В итоге идея коллективной безопасности и создания объединенного фронта антивоенных сил потерпела неудачу.

Существенным негативным фактором явились и политические установки Сталина. Несмотря на решения Коминтерна об объединении антифашистских сил, действовала инерция прежних лет. Установки Сталина, направленные против союза с социал-демократами, действовавшие еще с конца 20-х годов, не были преодолены. Продолжали действовать и установки на мировую революцию.

Серьезным препятствием к единству были массовые репрессии в СССР, деформировавшие образ социализма и наводившие ужас не европейских интеллектуалов. Кроме того, в сталинских схемах присутствовало обсуждение "абстрактного гуманизма" и "абстрактного пацифизма", мешавшие достижению единства с антивоенными силами Западной Европы. Да и сам европейский пацифизм был раздроблен. Многие представители европейской интеллигенции были солидарны с политикой "умиротворения", другие были пассивны и неактивны.

А тем временем фашистская Германия в союзе с Италией последовательно реализовывала свою агрессивную программу.

8

Внимание историков и политологов, общественных деятелей и публицистов обращено на события 1939 г,



Представленные в сборнике рефераты содержат, на наш взгляд, интересные дополнительные материалы, раскрывающие позиции основных участников тех трагических событий.

Прежде всего, они показывают, как в начале 1939 г., после Мюнхенского соглашения, обнаружилось стремление СССР начать контакты с Германией. Речь Сталина на XVIII съезде партии, отставка М.М Литвинова с поста наркома иностранных дел - проявления этой тенденции.

Правда, другие документы свидетельствуют, что еще ранее Гитлер и его окружение начали зондировать почву для контактов с Советским Союзом. Многие историки в этой связи пишут о дипломатическом приема в Берлине, в начале января 1989 г., где Гитлер впервые беседовал длительное время с советским послом.

Ученые анализируют причины таких контактов и намерения сторон. Наиболее активно советско-германские связи развивались в апреле и с конца июля 1939 г, В первое, время они касались по преимуществу экономических и торговых отношений.

Но в те же месяцы шел активный процесс переговоров между представителями СССР, Англии и Франции.

В связи с последними переговорами следует сказать, что, а принципе это была бы наиболее благоприятная альтернатива. Заключение политического соглашения и военного союза трех государств могло бы составить серьезный, если не решающий, противовес агрессивным гитлеровским намерениям. Сейчас история этих переговоров вновь оказалась в центре внимания.

В советской исторической литературе имеются десятки трудов, в которых аргументировано и справедливо показана неконструктивная позиция английской и французской дипломатии на политических переговорах трех сторон летом 1939 г., приведены многочисленные свидетельства критики, которой подвергались правительства Англии и Франции со стороны широкой общественности их стран.

9

Имеется много фактов и о деструктивной позиции польского правительства.



Но нам следует теперь глубоко и непредвзято проанализировать и советскую позицию на этих переговорах. Жесткая и бескомпромиссная линия советской дипломатии, нежелание отделить возможность политического соглашения от заключения военной конвенции не содействовали плодотворному завершению переговоров. Но советской дипломатии явно не хватало гибкости и тактического мастерства, чтобы использовать и слабости в позиции партнеров, и разногласия между ними.

Сегодня, анализируя весь комплекс событий тех лет, можно констатировать: если бы даже на том уровне договоренности, который существовал в июле 1939 г., была бы обнародована, хотя бы и в общей форме, декларация или заявление о готовности трех стран совместно на определенных условиях противостоять агрессии, это имело бы большое значение на пути возможности создания антигитлеровской коалиции. Но участники переговоров не сделали этого.

Положение явно ухудшилось на последовавших вскоре переговорах военных миссий трех стран.

Мы сейчас должны на основе новых архивных документов, ставших известными после выхода в свет французских и английских публикаций, дать более глубокий анализ позиции Англии и Франции на этих переговорах.

Документы показывают, что необходимо модифицировать наши представления о французской позиции. В одном из рефератов приводятся интересные данные о тех инструкциях, которые получали французские и английские участники переговоров и из которых видны различия в позициях этих стран. В отличие от своих английских коллег, французы испытывали все возрастающую озабоченность агрессивными действиями Германии. Историкам важно глубоко и аргументирование проанализировать позиции Англии. Франции, Польши, учитывая даже незначительные сдвиги, оттенки в поведении Лондона, Парижа и Варшавы в те драматические месяцы.

10

Нам необходимы новые документы, которые дали бы возможность более тщательно раскрыть советскую тактику на Московских переговорах в августе 1939 г. Складывается впечатление, что жесткая и ультимативная позиция советских представителей не способствовала конструктивному завершению переговоров и заключению соглашений.



В целом напрашивается вывод, что все участники тройственных переговоров весной и летом 1939 г. недооценили опасность фашизма и для всего человечества и для каждой из стран - участниц переговоров, они больше думали о собственных интересах, чем о судьбах мира.

В международных отношениях преобладали цинизм и национальный эгоизм, активно эксплуатировались геополитические теории, что выражалось в многочисленных соглашениях о разделе сфер влияния и разграничении сфер интересов.

Одно из центральных мест в реферируемых книгах принадлежит советско-германскому договору от 23 августа 1939 г.

Представленные рефераты не так много добавляют к тем фактическим материалы, которые уже публиковались в 1989 г.

Однако они нам интересны общими оценками и анализом позиций различных сторон.

В этом плане был бы важен глубокий разбор целей СССР и Германии при подписании договора. Сам по себе договор был довольно распространенным в международной практике явлением (подобные декларации были у Англии и Франции с Германией; была и польско-германская декларация о ненападении). Но договор имел серьезные негативные последствия. К ним следует отнести, в частности, шок в мировом прогрессивном общественном мнении и в коммунистическом движении от самого факта, что страна, которую считали флагманом борьбы с фашизмом, подписала договор с нацистской Германией.

Но главное внимание в этой связи, естественно, обращается на секретный протокол к договору, который справедливо оценен Вторым съездом народных депутатов СССР как

11 противоправный и недействительный с самого начала его подписания. Важно продолжить исследования истории протокою', его последствий и его органической взаимосвязи с договором о "дружбе и границе" между двумя странами от 28 сентября 1939 г. и секретных протоколов к нему.

Важный вопрос состоит и в выяснении тех более длительных последствий, которые имел договор и секретный протокол для СССР и для Германия, и в частности для подготовки СССР к войне.

Сравнительно недавно в советской историографии начал активно обсуждаться вопрос о соотношении политики и морали. И с особой силой этот вопрос имеет отношение к событиям августа-сентября 1939 г. Сама идея о разграничении сфер интересов социалистической страны с нацистской Германией была проявлением сталинского пренебрежения принципами и нормами нравственности к морали.

Несколько рефератов сборника посвящено союзным договорам периода второй мировой войны. Соединение столь разных договоров в рамках одного сборника отражает противоречивый характер предстоящей дискуссии на конгрессе историков в Мадриде.

Военные договоры имели совершенно иную основу, цеди, задачи и последствия.

В целом представляемый сборник помогает советским историкам ознакомиться с новыми публикациями в западной историографии и лучше представить себе ход возможных дискуссий на международной встрече историков в августе 1990 г.

А.О.Чубарьян

АМАН Р. ПАКТЫ О НЕНАПАДЕНИИ; РАЗВИТИЕ И ОПЕРАТИВНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ЕВРОПЕ 1922-1939

AHMANN R.

Nichtangriffspakte; Entwicklung u. operative Nutzung in Europa, 1922-1939: Mit einem Ausblick auf die Renaissance des Nichtangriffs -Vertzages nach dem 2 Weltkrieg. -Baden-Baden: Nomos, 1988. - 764 S. -Bibliogr.: S.713-748.

В исследовании западногерманского историка Р.Амана рассматривается история 15 пактов, о ненападении, заключенных СССР и Германией в период между двумя мировыми войнами.

Книга, состоящая из девяти разделов, опирается на документы федерального архива ФРГ и архива Института современной истории в Мюнхене, а также на опубликованные документы и исследования.

Почти все пакты о ненападении в прошлом и в настоящем заключались в условиях, когда применение силы было уже запрещено международным правом, а между их участниками не существовало вооруженного конфликта и отношения после имевшего место военного столкновения были

13 урегулированы на основе мирного договора. При этом считает автор, ответ на вопрос о целесообразности заключения таких пактов должен даваться с учетом внешнеполитической обстановки, в которой они были заключены, исходя из их оперативной пользы или результатов оперативного применения.

По мнению автора, ни один из видов политических международных договоров не способствовал в такой мере разрушению систем военной и внешнеполитической безопасности в международном и региональном масштабах, как пакт о ненападении. Поскольку парадокс политики обеспечения безопасности заключался в стремлении одной из сторон добиться для себя при заключении пакта о ненападении абсолютной безопасности путем нейтрализации другой стороны, это вызывало чувство отсутствия абсолютной безопасности у стран, не участвовавших в договоре. Использование пакта о ненападении как политического средства вне рамок "законной' структуры коллективной безопасности со стороны Советского Союза в 1925-1939 гг. по отношению к Лиге Наций носило скорее оборонительный характер, чем агрессивный, как это было со стороны Германии в 1933-1939 гг.

Начиная с 1937 г. СССР в полной мере возобновил проводившуюся им до 1934 г. политику противопоставления пактов о ненападении системе коллективной безопасности, что завершилось подписанием пакта о ненападении с Германией в августе 1939 г. Этот факт ставит под сомнение приверженность Советского Союза политике коллективной безопасности. Подписание секретных протоколов к советско-германскому договору 1939 г. и вступление советских войск на территорию Польши в сентябре того же года являлось явным нарушением советско-польского договора о ненападении 1932 г. Исходя из этого, последний может быть квалифицирован как пакт о ненападении только до определенного момента, лежащего в пределах срока действия договора. Вместе с тем, полагает автор, не обнаружено каких-либо признаков, которые могли бы свидетельствовать об агрессивных планах со стороны СССР но отношению к Польше до 1939 г.

14

В отличие от договоров о ненападении, заключенных Советским Союзом в 1925-1933 гг., в германо-польском договоре 1934 г. не содержится обязательства о соблюдении нейтралитета при конфликтах одной из сторон с третьими странами. Однако накануне нападения на Польшу Германия заключила ряд договоров о ненападении, в которых имелись такие обязательства. К последним относятся договор с Литвой о ненападении от 22 марта 1939 г. и соглашение о передаче Мемельской области, с Данией - от 31 мая 1939 г., с Латвией и Эстонией - от 7 июня и с СССР - от 23 августа 1939. Анализируя общее отношение Германии к пактам о ненападении, автор указывает, что советское предложение о заключении такого пакта в 1936 г. было ею отклонено под предлогом того, что у нее нет общей границы с СССР. Гитлер в это время не был заинтересован в политических переговорах с Советским Союзом, и вопрос о них был поднят только летом 1939 г. - снова по инициативе советской стороны. До 1937 г. Германия всячески стремилась воспрепятствовать включению граничащих с ней стран в систему коллективной безопасности путем заключения с ними двусторонних пактов о ненападении. Этим годом завершается первая фаза политики нацистской Германии, основанной на заключении договоров о ненападении, и начинается непосредственная подготовка "третьего рейха" к войне.



Нацистская дипломатия пошла на заключение пактов о ненападении, но отказывалась от признания договоров в системе Лиги Наций и добивалась исключения гарантий третьих стран. Уже в германо-польском договоре 1934 г, содержалось условие об ограничении таких гарантий только содержавшимися в ранее заключенных договорах. 28 апреля 1934 г. Гитлер заявил, что отношения Польши с Великобританией, которые впредь будут регулироваться теми или иными договорами, а также переговоры относительно заключения последних явятся нарушением германо-польского договора о ненападении.

Возобновление Германией политики заключения пактов о ненападении в 1939 г. автор объясняет обострением

15

нольского вопроса, желанием локализовать германо-польский конфликт и изолировать Польшу. И если в 1933-1937 гг. заключение таких договоров имело целью> в первую очередь, завуалировать осуществлявшийся в Германии процесс перевооружения, то в 1939 г. их цепью было скрыть процесс непосредственной подготовки к агрессии и добиться изоляции очередной его жертвы. Правда, при этом на передний план все в большей степени выходило стремление использовать экономические возможности по обеспечению подготовки к войне, открывавшиеся в результате заключения договоров о ненападении,



По мнению автора, Гитлер использовал пакт о ненападении с Польшей для обеспечения процесса перевооружения, направленного прежде всего против нее. В то же время Польша рассматривалась как прикрытие с тыла в случае интервенции западных стран и как барьер при нападении со стороны СССР. Однако иллюзии Гитлера относительно благожелательного нейтралитета Польши в случае нападения Германии на Францию окончательно рассеялись в 1938 г.

Автор рассматривает попытки использования Польшей договора о ненападении с Германией для проведения самостоятельной политики. Польша мечтала о создании так называемой "третьей Европы" -конфедерации нейтральных стран от Балтики до Черного моря при главенствующей роли Польши. Эта конфедерация должна была стать противовесом англо-французской "Антанте" и странам "оси". Подобные намерения выражались в планах создания Балтийского союза под польским руководством, установления обшей польско-венгерской границы и в создании польско-румынского союза. Осуществлению таких планов препятствовали неурегулированные конфликты с Литвой и Чехословакией, устранению которых, в свою очередь, мешали германо-польские разногласия.

Анализируя политику Польши в предвоенный период по отношению к странам Балтийского моря, автор полагает, что они занимали центральное место в польских планах создания конфедерации нейтральных стран. Однако эти

16

государства ограничились лишь провозглашением "вооруженного нейтралитета" и дистанциированием от Лиги Наций. Усиление в них нейтралистских тенденций было ошибочно оценено в Варшаве как признак единства их политики и политики Польши. Однако нейтралитет стран этого региона после разрыва Гитлером договора с Польшей в 1939г. способствовал ее изоляции в результате заключения Германией пактов о ненападении с прибалтийскими государствами. Таким образом, Польше не удалось использовать в своих интересах договор о ненападении с Германией, так как она переоценила и его значение как средства, гарантирующего безопасность, и свою мощь. Пакт о ненападении 1934 г. оказался инструментом, который смог активно использовать только тот участник договора, который обладал преимуществом в военном отношении.



Цели Гитлера в отношении Польши, как полагает автор, в достаточной мере до сих пор еще не выяснены. До 1933 г., в его планах завоевания жизненного пространства на Востоке Польша едва упоминалась. Заключение договора 1934 г. имело целью отодвинуть разрешение германо-польского конфликта на более позднее время. В последующий после 1934 г. период согласованность в области внешней политики обеих стран проявлялась в такой степени, что, считает автор, можно было говорить об отношениях, близких по своему характеру к союзническим. В частности, имели место неоднократные попытки со стороны Германии привлечь Польшу к Антикоминтерновскому пакту. В 1937-1938 гг. это отражало стремление придать германо-польским договорным отношениям позитивный характер, в отличие от отношений, вытекающих из пакта о ненападении. Подобные предложения в рамках германо-польских переговоров в январе 1939 г. о глобальном урегулировании были направлены на обеспечение тыла Германии в случае ее нападения на Францию и закрепление оборонительной роли Польши по отношению к Советскому Союзу, но не создание направленного против него союза. Так, 5 января 1939 г. Гитлер говорил министру иностранных дел Польши Ю.Беку; "Присоединение к Анти-

17 коминтерновскому пакту, о чем вновь говорил Риббентроп... не должно, прежде всего, означать активной военной роли по отношению к Советскому

Союзу" (с, 539).

Сделанным 6 января 1939 г. Беку предложениям об удовлетворении претензий Германии в отношении Украины автор серьезного значения не придает, поскольку договор о ненападении с Польшей был по существу ограниченным по времени соглашением, сроки которого определялись Гитлером. В намерения же фюрера никогда не входило сохранение Польши в границах 1934 г.

Нацистская Германия принципиально до 1938 г. не возражала против заключения договоров о ненападении с прибалтийскими странами, но считала это нецелесообразным по отношению к Латвии и Эстонии, которые не имели с ней общих границ. По мнению автора, нацистская дипломатия не хотела в этом плане создавать прецедент для отношений с Советским Союзом. Кроме того, как заявлял 20 июня 1936 г. министр иностранных дел " третьего рейха" фон Нейрат, Германия не намеревается нападать на прибалтийские государства и поэтому нет необходимости заключать с ними пакты о ненападении.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconI. Последствия аншлюса и Второй мировой войны для Австрии §
Австрия в период аншлюса и Второй мировой войны. Решения антигитлеровской коалиции по австрийскому
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconМеждународные отношения накануне Второй мировой войны
Докажите, что в 30-е годы XX века возрастает агрессивная политика Германии, Италии, Японии
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconВнешняя политика СССР накануне и во время Второй Мировой войны. Международные отношения в последние предвоенные годы
Ср – сложное. На востоке – опасность со стороны Японии, на Западе – усиление агрессивности Германии и политика "умиротворения" западных...
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconТемы выпускного экзамена по истории для основной школы
Международное положение после Первой мировой войны и накануне Второй мировой войны
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconМеждународные договоры
Международные договоры подразделяют на двусторонние, многосторонние и универсальные, т е такие договоры, в которых могут участвовать...
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconСоветская внешняя политика накануне второй мировой войны
Советское государство, русскую революцию как начало мировой пролетарской революции
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconРеферат план : Международная обстановка накануне второй мировой войны
Борьба СССР за предотвращение войны. Развитие отношений с ведущими капиталистическими странами
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconУрок – ролевая игра Международные отношения накануне второй мировой войны Ролевой урок проводиться в 11 классе после изучения темы «Великая Отечественная Война»
«Великая Отечественная Война» и представляет собой судебное заседание, рассматривающее встречный иск представителей СССР и западных...
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconСоветско-германские экономические отношения накануне и в начальный период второй мировой войны

Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй Мировой Войны iconКурт Фон Типпельскирх История Второй мировой войны. Блицкриг
Второй мировой войны. Этот капитальный труд увидел свет в 1954 году и до сих пор не потерял актуальности. Данная книга представляет...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org