Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост



Скачать 315.38 Kb.
страница1/3
Дата07.11.2012
Размер315.38 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
Дмитрий Песков
Интернет-пространство - состояние пост премодерна.

Распространение интернета во второй половине 1990-ых годов в большинстве стран мира создало условия для организации на новом пространстве принципиально новых способов коммуникации, равно приложимых в бизнесе, политике, науке, повседневном общении и развлечении. Интернет стал сильнейшим раздражителем для традиционных структур, обеспечивающих воспроизводство вышеперечисленных сфер. Начав с микроуровней политического, интернет очень быстро стал важным фактором мировой политики, средством создания глобального общества, раздражителем и объектом мировой политики.

В многообразии форм, связывающих интернет и мировую политику, принципиальную роль играют характеристики контекста, в котором проходит эволюция последних. Очевидно, что сегодня мы наблюдаем лишь первые проявления будущего общества с характеристиками современности, совершенно отличными от сегодняшних.

В начале своего существования интернет был прежде всего технологией, способом и типом коммуникации. Исторический опыт человечества показывает тесную зависимость между появлением новых способов и типов коммуникации и политической \ социальной организацией общества. Появление письма, колеса, телеграфа, железной дороги, телефона, радио, телевидения каждый раз меняло политическую организацию общества. При одновременном воздействии нескольких новшеств изменения происходили еще быстрее. Признавая интернет как изобретение, как минимум равнозначное телефону или радио, а как максимум признавая появление Природы-2,1 или, вслед за некоторыми лингвистами, начало третьего этапа после появлении речи и письма, мы должны ожидать не менее масштабных изменений в устройстве общества ХХI века.2 Со времени внедрения интернета в повседневную жизнь прошло менее десяти лет, а принципиальные изменения в его структуре, продолжающие повышать эффективность и скорость коммуникации в любом масштабе измерения продолжают происходить быстрее, чем это отслеживают аналитики. Скорее всего, система интернет-общество изменится еще не один и не два раза. Мы исходим из того, что в рамках интернет-дискурса невозможен теоретический анализ в принципе. Интернет «революционирует» быстрее, чем становится возможным любой теоретический анализ, так как меняется суть самого понятийного аппарата.

К счастью, инертность политических изменений в традиционных структурах значительно выше, чем аналогичные изменения в интернет-пространстве. Поэтому, признавая невозможность теоретического анализа интернет-процессов в реальном масштабе времени, мы вполне способны отслеживать изменения в «обществе офлайна», в зоне взаимной адаптации интернета и общества.3 Для анализа интернета, как представляется, невозможно использовать традиционные средства подачи и обработки материала, даже если они мультимедийные и дистанционные.
Феномен требует адекватных методов и методик, своего особого дискурса. Так, в нем невозможно понятие «слушателя», это все равно, что рассказывать слепому о феномене радуги. Специфика интернета требует абсолютной включенности исследователя в процесс познания новой формы реальности. Восприятие возможно лишь при получении «непосредственного» опыта, опыта общения «один-один».4

Интернет является сложным феноменом, несводимым к любому одному определению. У него множество граней, включающих в себя технические, социальные и политические характеристики явления. Здесь и далее под термином «интернет-пространство», «интернет» мы будем понимать совокупность сетевых отношений, модифицированных социальных институтов, технологий и технических средств, связанных внутри себя и друг с другом посредством компьютерно-опосредованных линий, и характеризуемая единым временем и пространством с особыми характеристиками.

В таком расширенном толковании интернет включает в себя социальную действительность, претендуя не только на виртуальность, но и на часть традиционно понимаемом «реальности». Как только тот или иной социальный или политический институт, или технология, задействуют внутри себя сетевой принцип коммуникации на основе технологий, которые включают ее, эту организацию, в общемировое пространство с едиными законами времени и пространства, и сетевое существование становится основой деятельности организации, она включается в интернет-пространство, или интернет. Понимание интернета исключительно как технического средства коммуникации или совокупности компьютеров и проводов представляется нам устаревшим, и мешающим обществу в осознании и использовании возможностей интернет-пространства. Возможно и понимание интернета как прообраза новой действительности, некой пренатальной эманации общества будущего. Существует несколько гипотез развития интернет-пространства. Одна из них предполагает конвергенцию и итоговое схлопывание пространств виртуальности и реальности. Схлопывание, или предельное усложнение, подразумевает состояние мира, когда одна непроизвольное либо произвольное действие может привести к уничтожению мира. Такое состояние (человечество уже подходило к нему во время ядерного противостояния, которое можно считать концом эпохи модерна, когда за словом вполне могло последовать дело) будет следствием процесса увеличения, усложнения и подконтрольности связей всех уровней. В пользу понимания интернета как прообраза будущей действительности, свидетельствует тот факт, что все возникающие организации так или иначе заимствуют его сетевые принципы работы, которые только и позволяют добиться успеха и устойчивости в мире. Устойчивость в новом обществе подразумевает способность к постоянной модернизации, в каком-то смысле мутагенности.5
Одним из вопросов, на которые нам необходимо дать ответ прежде всего, является вопрос о телеологии интернета. Другими словами, исследуя процессы внутри, вне и по поводу интернета, мы должны знать, существует ли направленность развития такой открытой сверхсложной системы, как интернет. Определение вектора развития сложной системы создает сферу вероятностного прогнозирования, то есть, по сути, делает возможным появление науки об интернете.

На сегодняшний день, в том числе и в силу феномена «антитеоретичности», такая наука находится, с позволения сказать, в пренатальном состоянии. Другими объяснениями такого состояния является инерция восприятия феномена в гуманитарных науках. При изучении интернет-процессов исследователи чаще всего пользуются методами аналогий и метафор, хотя совершенно очевидно, что сравнение интернета с радио, железными дорогами или метафоричное его описание как постоянного фронтира или афинской агоры совершенно неправомочно в научном смысле, и возможно только как художественное развлечение. Констатируем также тотальное отсутствие адекватного смыслового запаса для описания новых процессов и необходимость конструирования принципиально иного терминологического строя, и, в более широком смысле, научного языка интернета.6 В гуманитарных науках ситуация отличается по мере увеличения удельного веса естественнонаучных парадигм. Здесь прослеживается тесная и очень важная связь с позитивистским пониманием науки как обобщения опыта, вытекающего из непосредственного познания мира. В гуманитарные науки возвращается понятие эксперимента и социального конструирования, которым, в частности, можно проверить ту или иную гипотезу. Образование будущего становится невозможным без немедленного практического применения теоретического знания, а изучение политической философии становится частью воспитания социальных конструкторов – демиургов. Социология, например, вполне успешно описывает динамику роста пользователей интернета и их политические предпочтения. Появляется специфический жанр исследований истории интернета. Другое дело, насколько все это является предметом науки об интернете. Так, ни одна из гуманитарных наук не в состоянии предсказать и описать, например, появление и развитие аморфных сетевых сообществ. Какие термины могут использоваться для описания и анализа, например, политического в среде интернета? Возможен ли «эффект толпы» в интернете? И что такое толпа? Можно ли описывать политические процессы в интернете, опираясь на модель политической системы Алмонда? Существует ли в интернете политическая культура по Вербе? Что от понимания гражданственности присутствует в понятии «netizen»? Как изменяются в интернете понятия власти и знания? Действительно ли интернет является началом второго процесса модернизации? Где нам взять для интернета концептуальные формулировки, или идеальные типы Вебера? И, наконец, что такое интернет? Где проходят границы этого понятия? Фактически гуманитарная наука сама закрывает себе глаза на проблему, или выбирает адаптивные аналоговые пути псевдопознания нового явления.

Очерчивая границы, пределы и ограничения науки об интернете, необходимо обратить внимание на ключевое, на наш взгляд, противоречие между текущими приемами и методологией политической науки, описывающей изменения, связанные с появлением новых технологий и их социальными следствиями, и дискурсом интернет-науки.

Невербализованная посылка современной политической науки заключается в признании любого изменения, во-первых, действительным, во-вторых, значимым для анализа политической действительности, и, в-третьих, могущего быть экстраполированным и использованным для прогноза, или распространенного на гомогенные процессы. В ситуации с интернетом политическая наука признает существования феномена, воспринимает его как некое новое телевидение, дополнительный фактор коммуникации в обществе как системы институтов. При этом такая ситуация характерна не только для российской науки, но и для мировой науки в целом. Обозначенный подход позволяет, например, анализировать роль веб-сайтов в предвыборном процессе или феномена анонимности в грязной политической борьбе, и, самое важное, строить модели информационного общества на основе анализа роли веб-сайтов, скажем, в кампании по выборам в Государственную Думу в 1999 году или президентских выборов в США в 2000 году. Анализ скажем, бюрократии будущего сетевого общества в проекте J.F. School of Government J. Nye «Visions» строится на изменениях концепции бюрократии Вебера в ситуации двустороннего контроля общество - государство и возросшей скорости коммуникации. Все это имеет крайне отдаленное отношение к теоретическим возможностям общества на основе интернета и общественных экспертных сетей: 80% бюрократии среднего и низшего звена в таком обществе заменяются компьютерными агентами, в том числе в сфере социального управления. В мире существует достаточно состоявшихся примеров работы таких агентов, втом числе при создания т.н. e-governments, электронных правительств. Для политической науки, привыкшей иметь дело с «фактами» состоявшихся изменений и «интернетом сегодня», он, интернет, уже состоялся. Значит, его можно анализировать, теоретизировать и использовать. Между тем интернет по своей сути является средой, в которой единственным постоянным фактором является изменение, в том числе технологическое и политическое. Анализ развития технологий в конце прошлого века показывает достаточно большое количество удачных, но не состоявшихся технологий, каждое из которых могло повлечь изменения в социальной структуре не меньшие, чем повлекло, например, появление телевидения. В такой ситуации предметом анализа интернет-науки, или политической науки с интернет-качеством является не анализ состоявшихся изменений, но прогноз и предложение вариантов развития при использовании либо неиспользовании тех или иных технологий: информационных, биологических, социальных. До сих пор такую функцию выполнял рынок и соотношения спроса-предложения. Мир, тем временем, подошел к черте, когда общество вынуждено принимать такие решения: речь идет, например, о проблемах идентификации личности (социальные технологии + информационные технологии), клонировании и генетически измененных продуктах (социальные и биологические технологии). При этом политическая наука оказывается обезоруженной на этом поле: у нее нет пригодной методологии, и нет внутренних механизмов выработки такой методологии, что приводит, особенно в России, к ее самоустранению. Гипотетическая наука об интернете механизмы выработки решений и методологии решений социальных проблем в своем арсенале уже имеет: она знает, что технология и есть общество, и оно не равно системе институтов.7

Одной из причин такого положения, как нам представляется, стала пролонгация актуальности научной традиции изучения так называемого информационного (постиндустриального) общества. Здесь необходимо сделать некоторое отступление.

Конец 1960-ых годов XX века, 1968-1969 гг. ознаменованы тремя событиями, которые во многом предопределили дальнейшее развитие общества. События касались социальной, технологической и научной сфер человеческой жизни. Студенческие революции 1968 года, «красный май» в Париже ознаменовали наступление эпохи социального постмодерна. Скандальные лозунги парижских улиц буквально через 10-15 лет стали лозунгами западного общества с его характеристиками толерантности, иронии, сексуальности, цинизма, всеобщего смешения жанров и симуляции действительности. Не менее значимыми, хотя и менее заметными были изменения в науке и технологии. В 1969 году в США появляется прообраз современного интернета – военная сеть ARPANET, призванная сохранить информационную инфраструктуру США в случае нанесения Советским Союзом ядерного удара и облегчить взаимодействие ученых из географически удаленных центров.8 Третьим событием, которое оказывается объектом нашего внимания, становится введение профессором Токийского технологического института Хаяши в научный оборот понятия «информационное общество». В 1969 году Агентство экономического планирования EPA (Economic Planning Agency) представляет доклад "Японское информационное общество: темы и подходы" ("Japan's Information Society: Themes and Visions". Два первых события порождают тенденции, которые приводят к торжеству идеалов постмодернизма в современном мире, в том числе в мировой политике и международных отношениях, и созданию глобальной информационной системы интернета. Научная тенденция изучения проблематики «информационного общества» с каждым годом все более отклоняется от первых двух тенденций.

Понятия «информационного общества» и общества на основе интернета парадоксально оказываются противоречащими друг друга. Подробный анализ противоречия дан в работах Д. В. Иванова «Идея информационного общества и internet», мы можем отметить основные моменты такой критики. Действительно, у большинства теоретиков этого ряда (Д. Белл, А. Турен, Э. Тоффлер, Махлуп, Масуда, П. Дракер, М. Маклюэн, З. Бжезинский) в качестве характеристики трудов заявлено социальное прогнозирование. Увы, современное общество в минимальной степени соответствует видению теоретиков информационного общества. Если отвлечься от поисков мелких совпадений и удачных фактологических предсказаний, и перейти на уровень концепций, то они не выдерживают никакой критики с точки зрения современности, причем как современности онлайна (т.е. интернета), так и современности офлайна: политической, социальной, экономической. Основные идеи теоретиков информационного общества: научное знание как определяющий фактор развития; программируемость социальных процессов и институтов; вытеснение промышленных корпораций и увеличение роли университетов как центров создания, переработки и накопления знания. Современный мир, несмотря на совпадение ряда фоновых признаков (преобладание услуг, компьютеризация), основывается не на знании, но на коммуникации и интерпретации. Информация, как подчеркивает Д. Иванов, не всегда знание, но всегда коммуникация, media, которая часто подразумевается под тем, что мы называем информацией. Корпорации в современном мире только усилили свое влияние, их замены на университеты не произошло. Одновременно общество не равно системе институтов. В мире как онлайна, так и офлайна появились гигантские зоны свободные от контроля институтов, а интернет вообще до сих пор (хотя и не навсегда) представляет собой пространство внеинституциональных коммуникаций.

В западной научной мысли проблематика информационного общества постепенно забывается и уходит в архив научного сообщества, ее сменяет парадигма «сетевого общества», то есть акцент переносится с содержания, знания, на коммуникацию, и способы коммуникации. В России исследователи проблем, связанных с интернетом, просто включают исследования принципов и способов самоорганизации в сетевом обществе в традицию «информационного общества», забывая или не отдавая себе отчет в том, что это по сути противостоящие друг другу концепции. Из западных апологетов концепции «сетевого общества» в России наиболее известен М. Кастельс, провозглашающий в своей последней работе «Internet Galaxy», что сеть и есть послание, «Net is the message». В России тенденция применения термина и научная традиция в целом становятся самодостаточными и саморазвивающимися. Причины понятны: готовая научная традиция, по которой можно защищать диссертации, где нужна глава по историографии вопроса, проводить компаративный анализ и т.д. Здесь есть наработанные схемы, определенная, хотя и довольно расплывчатая терминология, и т.д. При этом прямой связи между научной традицией и изучаемым предметом не наблюдается. Подавляющее большинство российских политологических работ, посвященных интернету и информационным технологиям, сводится к реферативному обзору западных работ
  1   2   3

Похожие:

Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост iconИванченко Дмитрий Алексеевич руководитель направления развития систем информатизации образовательных учреждений зао «мнпп намип»
...
Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост iconРегиональная интернет-журналистика: современное состояние и перспективы развития (на материале контент-анализа тверских интернет-ресурсов) 10. 01. 10 журналистика
Региональная интернет-журналистика: современное состояние и перспективы развития
Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост iconВыбор способа отработки обводненных месторождений песков
Обоснована рациональность применения технологической схемы разработки обводненных месторождений песков плавучими земснарядами
Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост icon28 ноября 2010 года начинается Рождественский пост
На соборе 1166 года бывшем при константинопольском патриархе Луке и византийском императоре Мануиле всем христианам было положено...
Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост iconИванченко Дмитрий Алексеевич
Круг интересов в области социологии и других общественных наук: интернет, информатизация образования, информационный менеджмент,...
Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост iconО питании во время Великого поста Великий пост
Великий пост самый продолжительный и строгий пост, поэтому к нему надо готовиться заранее, тогда он не покажется таким тяжелым, каким...
Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост iconСлучай не: (отсутствие) пост-модернизм(а) в европейских исследованиях. Несколько спорных тезисов
Пост-модернизм – набор позиций, высказанных разными людьми по разным поводам и не сведенных в стройную систему. Достаточно трудно...
Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост iconТехнико-экономическое обоснование технологической схемы разработки обводненных месторождений песков
В работе выполнен краткий сравнительный технико-экономический анализ известных и апробированных технологических схем разработки материковых...
Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост iconКонспект одноимённой дискуссии
Например, некоторые являются вегетарианцами и не едят ничего мясного. Это не пост, это вегетарианская диета. Некоторые соблюдают...
Дмитрий Песков Интернет-пространство состояние пост iconОсновы теории экстремальных задач
Линейное пространство (ЛП). Алгебраический базис и размерность лп. Нормированное пространство (НП). Открытые и замкнутые множества...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org