Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система



страница6/13
Дата08.11.2012
Размер1.59 Mb.
ТипГлава
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

2. Основные вопросы и ответы социокультурной динамики Питирима Сорокина



Вышесказанного достаточно, чтобы указать решение проблемы Динамики: почему целостная интегрированная культура, образованная слиянием множества культурных подсистем, изменяется и переходит из одного состояния в другое. Ответ: она и ее подсистемы... изменяются потому, что каждая их них действует и в самой себе несет причину своего изменения. То, что я подразумеваю под фразой «глубинные факторы», означает, что как смерть внутренне связана с жизнью и неизбежна для любого человека независимо от всех внешних, культурных и климатических условий, так и социальные беспорядки, по всей видимости, представляют внутреннюю черту социокультурной жизни как таковой и в этом смысле неустранимы и проявляются почти одинаково в своих существенных особенностях во всех социальных организмах.

П. Сорокин. Социальная и культурная динамика
Ответы на следующие четыре вопроса образуют главное содержание одного из самых амбициозных и пространных сочинений в социологической литературе — «Социальной и культурной динамики» Питирима Сорокина *:

* Sorokin Pitirim. Social and Cultural Dynamics. Vol. 1—4. New York, 1962. 3rd edition (1st edition in 1937—1941).
1. Что такое социокультурная система?

2. Как именно изменяются социокультурные системы?

3. Почему они изменяются именно таким образом?

4. Является ли история, то есть процесс смены одних социокультурных систем другими, «всегда старой» или «всегда новой», или и той и другой одновременно?

В списке приведенных вопросов и тем самым предполагаемых ответов нет вопроса о конфликте и его роли в социокультурной динамике. Но это не означает, что содержание «Динамики» П. Сорокина никак не связано с основной темой данной главы. Как будет показано, исследование П. Сорокина вносит существенный вклад в теорию и методологию анализа конфликтов. Учитывая, что содержание «Динамики» почти неизвестно широкому российскому читателю, мы сочли необходимым более подробно остановиться на основных положениях этого монументального труда.

Любая социокультурная система, по П. Сорокину, характеризуется (1) наличием логически развитой смысловой компоненты (детерминанты), присутствие которой принципиально отличает ее от механических, физических, химических и биологических систем; (2) объективацией смысловой компоненты, то есть наличием материальных средств ее выражения, восприятия и распространения (трансляции); (3) социализацией смысловой компоненты — поиском, вербовкой индивидов и созданием организации, способной защищать, пропагандировать ее ценности, развивать ее постулаты, достигать поставленные ею цели.


Например, возникновение новой религиозной секты невозможно без создания новой догматики или существенной ревизии старой, то есть формирования новой смысловой компоненты; без создания средств ее пропаганды и распространения, то есть ее объективации; без приобретения последователей, организации их в определенным образом упорядоченную группу, то есть внедрения объективированной догматики в социальную реальность.

Каждый из указанных признаков в отдельности необходим, а все вместе они достаточны для возникновения и существования социокультурной системы, будь то государство, научная школа, религиозная секта или какой-нибудь клуб по интересам. Соответственно без любого из них социокультурная система перестает быть реально действующим динамическим единством. Она превращается в конгломерат элементов, чья связь или не имеет никакого логического и культурного смысла, или этот смысл не имеет средств для своего объективного выражения, распространения и понимания, или он не находит сторонников и адекватных организационных форм, или и то, и другое, и третье.

Соответственно ритм возникновения любой социокультурной системы включает три не обязательно совпадающие по времени фазы: (1) образование новой смысловой компоненты, что обычно представляет синтез ранее не связанных между собой смыслов и, как следствие, возникновение новой системы ценностей, новой теории, новой технической идеи и тому подобное; (2) объективацию смысловой компоненты в разнообразные эмпирические средства выражения (пропаганды), восприятия, оценки и трансляции; (3) социализацию — приобретение (вербовку) сторонников новой смысловой компоненты, их организацию в единую группу, дифференциацию и стратификацию своих членов.

Социализация также означает, что члены возникающей социокультурной системы объединяются друг с другом одним из трех указанных ниже способов.

Во-первых, они могут образовать систему на основе альтруизма и всеобщей солидарности, когда желания и усилия одного совпадают с желаниями и усилиями всех остальных индивидов. Образования, в которых альтруизм, дружба, любовь и гармония индивидов являются преобладающими формами социальных связей, были названы П. Сорокиным системами семейного (феминистского) типа. Заключение брака по любви является самым распространенным примером возникновения подобной системы. Другим примером могут служить религиозные объединения. Системы данного типа отличает полная вовлеченность всех членов, спонтанное внутреннее единство, высокая интенсивность взаимодействия и долговременность существования.

Во-вторых, индивиды могут образовать систему на основе определенного договора (контракта) ради получения какой-то общей выгоды. Такая связь хотя и предполагает сотрудничество ради общих целей, но уже не требует от членов системы всеобщей солидарности, безоговорочной поддержки любых действий, а только такой солидарности и таких действий, которые стали предметом соглашения. Более того, в случае невыполнения принятых условий обычно предусматриваются различные санкции вплоть до полного разрыва отношений с невыдержавшими испытание. Образования, в которых договор между индивидами является доминирующей формой социальных связей, были названы П. Сорокиным системами договорного (контрактного) типа. Работа по найму является самым распространенным примером подобной системы. Для систем данного типа характерно чувство солидарности, но уже ради достижения своих эгоистических интересов, ограниченная вовлеченность членов системы, наличие элементов принуждения и ограниченный срок существования.

В-третьих, возможно объединение индивидов в одну систему на основе принуждения. В этом случае интересы тех членов системы, которые принуждают, и тех, которых принуждают, прямо противоположны, то есть антагонистичны. Образования, в которых принуждение является ведущей формой социальных связей, были названы П. Сорокиным системами принудительного (антагонистического) типа. Тюрьма с известным разделением всех ее членов на заключенных и охрану с администрацией представляет классический пример системы принудительного типа. Диктаторские режимы дают другой пример. В широком смысле принуждение возникает там, где одни члены системы налагают на других членов обязанности, формы поведения, противоположные их желаниям и склонностям. Сила, которая связывает антагонистов и не дает им разорвать свои отношения, и представляет силу принуждения.

Вся история культуры, доказывает П. Сорокин, представляет более или менее непрерывный процесс смены одних социокультурных систем другими, но при этом всегда одного из указанных трех типов, хотя и с разным ритмом, периодичностью, скоростью, с разной пропорцией элементов всех трех типов. При этом изменение типа социальной связи оказывает более революционное воздействие на социокультурное развитие, чем любое другое изменение политической или экономической структуры. «Политическая или экономическая революция, которая не включает изменение пропорций и качества фемилистских, договорных и принудительных видов связи в группе, представляет не более чем изменение позиций ее членов и не оказывает никакого серьезного воздействия на ее структуру и вид. Так называемая "Индустриальная революция представляла важное изменение только потому, что она повлекла значительное уменьшение доли фемилистских и принудительных связей в структуре Западного общества в пользу контрактных» *.

* Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 3. P. 43.
Первый вопрос, считает П. Сорокин, который должен задать себе всякий исследователь, столкнувшись с фактом непрерывной смены указанных трех форм социальных систем, — это вопрос о закономерностях, лежащих в основе как глобальных ритмов всей культуры, так и ритмов ее отдельных разделов. Но на этот вопрос нельзя дать удовлетворительного ответа, если не решить более общие проблемы: как именно изменяется социокультурная реальность и почему она изменяется именно таким образом.

Два популярных в XIX столетии и первой трети XX столетия решения этих проблем оспаривает П. Сорокин. Оба они признают развитие социокультурной реальности, но отличаются в объяснении формы и причин развития. Первое решение, отстаиваемое сторонниками линейного развития, утверждает, что история культуры представляет плавный и постепенный процесс накопления либо знаний, разумности, альтруизма, справедливости (прогрессисты), либо ошибок, глупости, эгоизма и несправедливости (регрессисты). В обеих версиях линейного развития социокультурное изменение мыслится исключительно как количественный и аддитивный процесс, не создающий принципиально нового качества и, самое главное, движущийся в одном и том же направлении — к всеобщему прогрессу или к не менее всеобщему регрессу. После тщательного анализа фактической стороны дела сторонникам линейного развития культуры П. Сорокин отвечает следующее: «Множество теорий, провозглашающих существование устойчивой тенденции прогресса к еще большей и лучше организованной социальности, солидарности и альтруизму (фемилизму) или их противоположности — непрерывно растущему принуждению и антагонизму, не подтверждается приведенными, как, впрочем, и неприведенными, материалами»*.

* Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 3. P. 124.
Второе решение, предлагаемое сторонниками многочисленных концепций циклического развития, утверждает, что космические и биологические явления и их ритмы в значительной степени контролируют все социокультурные явления, обуславливают их периодичность. П. Сорокин не отрицает определенного влияния космических и биологических факторов на социокультурные процессы. Но, по его убеждению, «Допущение некоторой зависимости не то же самое, что допущение самой тесной зависимости — настолько тесной, что все, что происходит в космическом и биологическом окружении, необходимо отражается в жизнедеятельности и структуре социокультурной системы и что последняя находится под полным контролем и властью космических и биологических сил»*. Более того, анализ, проведенный П. Сорокиным, показал, что посылки космических и биологических теорий периодичности социокультурных процессов «представляют допущения, явно повисающие в воздухе, что они противоречат соответствующим данным. Но если допущения оказываются несостоятельными, то несостоятельны и обсуждаемые теории»**.

* Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 3. P. 532.

** Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 3. P. 539.
Вместе с тем П. Сорокин не отрицает наличия определенной периодичности некоторых социокультурных ритмов: «Приведенная критика и отклонение космических и биологических теорий периодичности социокультурных ритмов не означает, что некоторые из социокультурных ритмов не являются периодическими... Но все подобные периодичности явно и однозначно имеют социокультурное происхождение и выражают, сознательно или бессознательно, установленные социальные соглашения» *.

* Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 3. P. 542.
Итак, по мнению П. Сорокина, социокультурная реальность изменяется, но это изменение не является направленным к какой-нибудь единственной цели, строго периодическим и, кроме того, его ритмы не зависят фаталистически от космических, биологических и иных внешних ритмов. Как же тогда развивается социокультурная реальность, какие причины лежат в основе ее развития, не имеющего ни единого направления, ни детерминируемого внешними причинами вечно повторяющегося ритма?

Формы социальной связи представляют часть мира становления (чувственно наблюдаемого мира. — В. С.) и поэтому не могут не изменяться вместе с ним, считает П. Сорокин. Даже отношения двух людей непрерывно изменяются, потому что непрерывно изменяются сами люди — биологически, психологически и культурно. Амплитуда изменений отношений в некоторых случаях может быть очень значительной — от любви (обожания, восхищения) до ненависти (презрения, отвращения) или наоборот. Но если подобные изменения форм социальных отношений имеют место в простейших системах из двух индивидов, то тем более их следует ожидать в более комплексных системах. Значит, фемилистский, контрактный и принудительный типы социальной связи будут постоянно сменять друг друга, но никакого общего закона, которому подчиняется последовательности их чередований, не существует. «Прежде всего нет никаких логических оснований, по которым наблюдаемая последовательность (чередований форм социальной связи. — В. С.) должна быть признана универсальной, а не одной из возможных. Во-вторых, наблюдение более простых межличностных социальных связей показывает, что в

некоторых случаях дружественная связь превращается в холодную расчетливую сделку, эгоистическую, но рациональную; в других случаях она трансформируется в ненависть и антагонизм... То же самое можно сказать об изменении контрактных связей в фемилистские или принудительные, принудительных связей в фемилистские или контрактные. Иными словами, мы не наблюдаем никакой единообразной и универсальной последовательности трансформаций, форм социальной связи, а только чередование разнообразных последовательностей. Но если это имеет место в межличностных отношениях, то с гораздо большим основанием мы должны ожидать отсутствия единообразия и универсальности в межгрупповых связях»*.

* Sorofein Pifirim. Ibidem. Vol. 3. P. 131.
Главная причина, по которой невозможны единообразие и универсальность в изменении социокультурной системы, такова. Ни одна такая система не представляет настолько интегрированную систему, чтобы все ее части синхронно и в одном направлении могли изменяться вместе со всей системой. Также ни одна система не состоит из настолько независимых частей, чтобы изменение любой одной из них не было связано как с изменением всех других, так и с изменением всей системы в целом. В каждой реальной (эмпирической, по терминологии П. Сорокина) социокультурной системе ее основные части изменяются примерно в одном направлении (в сторону усиления или ослабления фемилистских, контрактных или принудительных связей) и в едином ритме со всей системой, второстепенные же части, завися в большей степени от внешних факторов, изменяются своим особенным образом, как правило, с более кратким ритмом, чем ритм всей системы.

Изменение любой социокультурной системы в целом выражается прежде всего в наложении всех ее ритмов друг на друга и в появлении флуктуации значений переменных, которые можно назвать флуктуациями первого порядка, так как они не меняют основного направления изменения системы. Более фундаментальные изменения системы происходят от перестройки или разрушения ее основных отношений, то есть от появления новых и/или удаления старых переменных, отношений, циклов. В этом случае возможно изменение суммарных коэффициентов обратной связи и, как следствие, непредсказуемые изменения основного направления ее развития. Поскольку и этот вид изменения не является направленным, то его можно назвать флуктуациями второго порядка. Именно такие флуктуации делают процесс изменения систем нелинейным в длительной перспективе.

Социокультурные ритмы, основные единицы повторений изменяющихся систем, по П. Сорокину, проявляются в наблюдаемой исследователем флуктуации значений и/или отношений их основных переменных, то есть в непредсказуемом (хаотическом) колебании последних между какими-то предельными значениями. Исследовав обширный эмпирический материал по трем указанным выше формам социальной связи, П. Сорокин делает окончательный вывод: «Таким образом, эти формы и их комбинации флуктуируют. Мы видим из представленных данных, что на протяжении всего изученного времени (около 1300 лет. — В. С.) ничто не свидетельствует в защиту утверждения о том, что какая-нибудь одна из этих форм стабильно вытесняет две другие. Наоборот, они только флуктуируют, без какого-либо ясного указания на то, что человечество уверенно движется к победе фемилистских или контрактных связей»*.

* Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 3. P. 124.
Аналогичные выводы П. Сорокин делает и относительно флуктуации войн в истории межгосударственных связей. «Что касается представленных данных, то ничто из них не подтверждает утверждение об уменьшении частоты войн в прошлом, как ничто не подтверждает, вопреки исключительно высоким значениям кривой "война-мир" для XX века, утверждение, что был (или будет) какой-нибудь устойчивый тренд в сторону увеличения частоты войны в будущем. Кривая только флуктуирует, и это все, что можно сказать»*.

* Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 3. P. 361—362.
Подобные заключения о характере изменения указанных и других социокультурных феноменов позволили П. Сорокину однозначно ответить на второй принципиальный вопрос своей «Динамики», как именно изменяются социокультурные системы: в длительной перспективе они изменяются ненаправленно и непериодически: ни одна форма социальной связи, ни одно состояние системы (война или мир, революция, иные потрясения или внутренняя стабильность) не являются конечной целью или регулярно повторяемой фазой ее изменения; флуктуация значений переменных и отношений, а также флуктуация главного направления (тренда), его ритма и темпа основная форма проявления динамической природы всех систем.

Третий принципиальный вопрос «Динамики» — это вопрос о том, имеют ли наблюдаемые флуктуации значений и отношений переменных социокультурных систем и флуктуации направлений их изменения свои конкретные причины (законы)? Согласно П. Сорокину, из всех возможных решений данной проблемы наиболее предпочтительным является следующее: основная причина изменения любой социокультурной системы находится внутри нее самой, но проявление, действие этой причины обязательно подчиняется внешним условиям и ограничениям.

Каждая социокультурная система несет в себе причину, «семена», по выражению П. Сорокина, своего изменения. Этой причиной является способность систем к самодетерминации, то есть их способность самим определять форму, фазы, ритм и направление достижения своих целей, обладать определенной автономией от внешних обстоятельств. Внешние условия могут лишь замедлить или ускорить, усилить или ослабить проявление внутренних возможностей системы, могут даже уничтожить систему, но они не могут изменить ее существенные характеристики, ее базисное качество (предназначение, судьбу). «Как только социокультурная система возникает, принципиальная и "нормальная" траектория ее существования, формы, фазы, виды деятельности, ее жизненная карьера или судьба определяются прежде всего ею самой, ее потенциальной природой и целостностью ее свойств. Внешние обстоятельства влияют на развитие системы, но главным образом как фактор, замедляющий или ускоряющий раскрытие ее внутреннего предназначения... однако эти обстоятельства не могут заставить систему проявить то, чем она потенциально не обладает; стать тем, чем она по внутренним причинам не может стать; делать то, что она не способна делать»*. Желудь, как утверждал еще Аристотель, может или погибнуть при неблагоприятных внешних условиях, или стать дубом и только им при благоприятных. Стать дубом — это имманентное предназначение желудя, определяемое исключительно его внутренней природой. Все остальное относится лишь к сфере более или менее успешной актуализации этого предназначения.

* Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 4. P. 602.
Самодетерминация социокультурных систем является тем не менее очень общей в качестве причины их автономного непрерывного изменения. В частности, она не объясняет ритмического характера их развития, а также регулярных инверсий в их изменении. Почему все системы развиваются ритмично? Почему некоторые ритмы являются периодическими, а некоторые нет? Почему ни одно изменение не может продолжаться сколь угодно долго в одном и том же направлении, в одном и том же качестве? Ответ на эти и другие вопросы требует, согласно П. Сорокину, конкретизации закона самодетерминации социокультурных систем.

Самодетерминация системы — это ее свобода выбирать принципиальные возможности своей самореализации, быть относительно не зависимой от влияния внешних обстоятельств. Ни одна система не обладает и не способна обладать бесконечным или очень большим набором таких возможностей, а также способностью порождать новые. Если бы это было так, тогда системы могли бы трансформироваться во что угодно и перестали бы быть распознаваемыми и идентифицируемыми. Значит, каждая система обладает ограниченным перечнем принципиальных возможностей своего развития, или, как утверждает П. Сорокин, выполняет закон пределов изменения. Все системы развиваются в границах, определенных своей внутренней природой, и не могут их нарушить. Если же последнее происходит с какой-нибудь системой, то это влечет уничтожение ее базисного качества, разрушение ее как данной системы.

Ни одна социокультурная система не может не изменяться. Изменение систем подчиняется закону самодетерминации как своей общей внутренней причине. В свою очередь, самодетерминация систем подчиняется закону пределов, определяющего принципиальные границы их возможного изменения в данном качестве.

Пока система не перебрала под влиянием внешней необходимости все указанные возможности, в ее развитии нет повторений, нет ритма. Следовательно, ритм — это исчерпание данной системой принципиальных возможностей своего изменения в каком-либо одном направлении, возвращение к новому перебору этих возможностей. Только системы с бесконечным числом возможностей развития или с одной единственной такой возможностью не имеют ритма в своем изменении. «Если не для всех, то по меньшей мере для громаднейшего числа действующих социокультурных систем, число фундаментальных возможностей принципиального изменения направления, появления новых форм, паттернов и внешнего проявления ограничено. Конкретное число этих возможностей различно для разных систем, но оно всегда конечно. Использовав их все, система либо прекращает свое существование, либо, если продолжает функционировать, вынуждена возвращаться к тем фазам, через которые она уже прошла. В последнем случае существование системы обнаруживает себя в виде повторяющихся качественных, количественных, пространственных ритмов, поворотов, паттернов, форм, темпов и т. п. (безотносительно к тому, периодичны эти повторы или нет)» *.

* Sorokin Pitmm. Ibidem. Vol. 4. P. 702.
В более глубоком смысле появление ритма свидетельствует о наличии саморегуляции системы, о том, что достигнув какого-нибудь одного предела, одной «точки насыщения» своего развития, чтобы не погибнуть, она инвертирует свое изменение, то есть начинает развиваться в обратном направлении, к исходному пределу, начальной «точке насыщения». Достигнув его, она снова инвертирует свое изменение и начинает развиваться в обратном направлении и так до тех пор, пока не будет исчерпан потенциал систем и/или не помешают внешние обстоятельства. Подобные инверсии порождают колебания, то есть флуктуации изменения системы. И насколько неустранима изменяемость социокультурных систем, а следовательно, и их самодетерминация в определенных внутренней природой границах, настолько же неустранима ритмичность и флуктуация значении и отношении их переменных*.

* «Инверсии — решения от противного, возникающие как реакции на прежний тип решений, — не являются исключительной особенностью российского политического темперамента. "Реактивный" характер политического процесса, когда избиратели, устав от засилья "правых , голосуют за левых", а затем возвращаются к "правым", наблюдается и в западных странах. Центризм и регионализм, кейсианство и монетаризм, социал-демократическая волна и неоконсервативная, эмансипаторско-гедонистическая фаза в культуре и неотрадиционалистско-аскетическая — эти и другие дуальные пары в чередовании образуют динамику общественной жизни» {Ильин В. В., Панарин А. С, Ахиезер А. С. Реформы и контрреформы в России. Циклы модернизационного процесса. М., 1996. С. 215).
Флуктуация переменных системы может быть линейной, сохраняющей основное направление ее изменения и ее качество, и нелинейной, не сохраняющей неизменным главное направление развития и качество системы. Самыми известными продуктами нелинейных флуктуации социального развития являются войны (дезорганизация межгрупповых связей) и революции (дезорганизация внутригрупповых связей). Закон пределов изменения объясняет существование линейной флуктуации. Но объясняет ли он существование нелинейной флуктуации? П. Сорокин отвечает на этот вопрос утвердительно и указывает, что причина войн и революций и тем самым нелинейности изменения социокультурных систем, как и их линейности, содержится в их внутренней природе. «Эти данные (о флуктуации внутренних беспорядков. — В. С.) снова наводят на мысль, что не существует никакого серьезного основания для квалификации некоторых государств как "склонных к беспорядку", а некоторых других как "склонных к порядку". Эти данные также свидетельствуют, что возникновение беспорядков, их частота и длительность контролируются, по-видимому, силами и условиями, лежащими очень глубоко, гораздо глубже конкретных культурных и иных обстоятельств, различающих сравниваемые страны... Под фразой "факторы, лежащие очень глубоко" я имею в виду, что как смерть внутренне связана с жизнью и неизбежна для любого живого существа независимо от любых внешних, культурных и климатических условий, так и социальный беспорядок представляет, по всей вероятности, неустранимую черту социокультурной жизни как таковой ив своих существенных особенностях проявляется одинаково во всех социальных организмах»*.

* Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 3. P. 479.
Порядок (организация внутренних связей) и беспорядок (дезорганизация внутренних связей) представляют, иными словами, те абсолютные пределы изменения всякой социокультурной системы, флуктуации между которыми не избежать ни одной из них. П. Сорокин замечает в этой связи: «Такое качание от порядка к беспорядку и наоборот имеет, по-видимому, свои пределы и относится ко всем социокультурным явлениям точно так же, как и ко всем физико-химическим и биологическим процессам. Помимо свидетельства о сравнительно невысоких значениях максимума и минимума флуктуации наших индикаторов вышеизложенное наводит на мысль, что глубоко внутри социальной жизни имеются силы, возможно, разделенные на два противоположных множества, действие и контрдействие которых проявляется в подобных пульсациях. Когда одно множество сил становится слишком сильным, другое немедленно начинает действовать в противоположном направлении»*.

* Sorokin Pltirim. Ibidem. Vol. 3. P. 481.
Приведенные аргументы позволили П. Сорокину однозначно ответить на третий принципиальный вопрос своей «Динамики», почему изменение социокультурных систем происходит в форме флуктуации и в длительной перспективе не является ни направленным в каком-то одном направлении, ни строго циклическим, ни каким-либо еще иным: любая социокультурная система, будучи самодетерминируемой с момента своего возникновения, обладает конечным числом принципиальных возможностей самореализации и после их перебора вынуждена согласно закону пределов изменения ибо прекратить свое существование, либо повторять в непредсказуемом порядке все или некоторые пройденные фазы, то есть флуктуировать до полного исчерпания всех возможностей своего изменения или до появления принципиальных внешних ограничений.

Значит, чем больше число принципиальных возможностей изменения системы, тем менее ритмично ее развитие; наоборот, чем таких возможностей меньше, тем более ритмично ее развитие. Частота ритмов, таким образом, пропорциональна числу фундаментальных возможностей изменения систем. Из всех ритмов периодическими (повторяемыми через один и тот же интервал времени), доказывает П. Сорокин, являются те, которые представляют социальные конвенции, то есть необходимо связаны с социальным временем (периодичность рабочих дней, выходных, праздников, выборов всех уровней и т. п.).

Означает ли флуктуация социокультурных процессов, что история не создает ничего нового, лишь колеблясь между раз и навсегда заданными границами изменения, или она создает только новое, никогда не повторяясь в своих решениях? Данный вопрос является последним из тех, которые можно считать принципиальными для всей «Динамики». В самом деле, если история не обнаруживает никакого однонаправленного или строго циклического развития, а только флуктуирует, то творит ли она что-нибудь новое? А если творит, то какими параметрами ее творчество обладает?

Каждая социокультурная система, кроме принципиальных возможностей изменения, обладает множеством непринципиальных, случайных, сопутствующих возможностей развития. Если изменение системы рассматривается на уровне ее принципиальных возможностей, то оно является устойчивым, достаточно длительным и консервативным. Такое изменение системы отвечает критерию «всегда старый процесс». Если же изменение системы рассматривается на уровне непринципиальных возможностей, то оно является неустойчивым, кратковременным и многообразным по своим формам. Такое изменение системы отвечает критерию «всегда новый процесс». Данному критерию отвечает также неограниченная возможность появления новых систем с принципиально иными свойствами и способностями, чем системы, исчерпавшие возможности своей самореализации. «Каждая система, когда речь идет о ее существенных свойствах, обладает ограниченным набором возможностей изменения. Но когда рассматривается процесс биологической и социокультурной истории в целом, в изменении случайных свойств и особенно в замещении систем одного типа системами другого типа, по-видимому, существует самый широкий, почти неограниченный ранг возможностей»*. Следовательно, социокультурная история в существенных чертах, принципиальных возможностях изменения своих систем всегда ограничена и, наоборот, в случайных чертах, непринципиальных возможностях изменения своих систем, а также, что самое важное, в создании систем с новыми возможностями развития ничем не ограничена. Единство обеих тенденций и делает историю всегда старой и всегда новой одновременно. «По-видимому, — отмечает П. Сорокин, — история не является ни монотонно однообразной, ни бессильной в создании нового, как полагают сторонники строгой периодичности, "железных законов" и "универсальных регулярностей"; но она не является и бездумной машиной, механически штампующей одно и то же число революций в единицу времени. Она повторяет свои "темы", но почти всегда с новыми вариациями. В этом смысле она всегда новая и всегда старая, потому что ее спуски и подъемы повторяются вечно»**.

* Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 4. P. 730.

** Sorokin Pitirim. Ibidem. Vol. 3. P. 359—360.
Выдающийся вклад П. Сорокина в динамику социокультурных процессов и тем самым в теорию анализа и разрешения конфликтов станет более понятным, если перевести основные результаты его исследования на язык динамической модели конфликта.

1. По характеру социальной связи возможны только три качественно различных типа социокультурных систем — фемилистские, контрактные и принудительные, считает П. Сорокин (наличие систем со смешанным видом связей сути дела не меняет). Системы данных типов устойчиво сменяют друг друга в самой различной последовательности, но при этом никаких принципиально иных типов социальной связи не возникает. Почему? Ответ очевиден, если учесть, что фемилистский и контрактный типы систем относятся к синергетическому, а принудительный тип — к антагонистическому видам систем, которые, как было установлено в предыдущем параграфе, вместе исчерпывают класс бесконфликтных и тем самым внутренне устойчивых систем. Даже тогда, когда П. Сорокин говорит о системах со смешанными связями, он не выходит за пределы сочетаний связей указанных трех видов. Значит, все системные связи делятся П. Сорокиным дихотомически на бесконфликтные — фемилистские, контрактные или принудительные и конфликтные — те же самые виды связей, но находящиеся в состоянии дезорганизации, беспорядка, внутренней неустойчивости и перехода в иной тип связи.

2. Социокультурная реальность не может не изменяться, утверждает П. Сорокин. Почему? В отличие от влиятельных в западной социологической мысли первой половины XX века эмпиристских (бихевиористских, позитивистских) школ, ищущих причины изменения социальных и иных систем преимущественно во внешних условиях и обстоятельствах, П. Сорокин развивает противоположную, восходящую к Аристотелю и Гегелю точку зрения: основная причина изменения любой системы — в ней самой, в ее внутренней природе. Насколько оправданна такая аргументация с динамической точки зрения? Любая система, чей суммарный коэффициент обратной связи R не равен нулю, после введения в нее некоторого количества энергии начинает изменяться (ограниченное или неограниченное время), и этот процесс является абсолютно автономным, свободным от внешней среды. Из истинности R ¹ 0 следует, что рассматриваемая система содержит по крайней мере один положительный или негативный цикл (по меньшей мере одну положительную или отрицательную петлю обратной связи). Значит, наличие хотя бы одного такого цикла превращает множество несвязанных элементов в самодетерминируемую систему. Самодетерминация системы как решающая внутренняя причина ее изменения ничего иного и не означает, как наличие в ней хотя бы одной петли обратной связи. Но последнее условие необходимо и достаточно для возникновения системы в собственном смысле слова. Следовательно, для любого множества реально существующих элементов быть связанным хотя бы одним циклом, быть системой и быть внутренней причиной своего собственного изменения — это одно и то же.

3. Ни одно изменение, доказывает П. Сорокин, не может продолжаться вечно в одном и том же направлении, с одними и теми же знаками петель обратной связи, в одном и том же ритме и темпе, с одной и той же периодичностью. Рано или поздно наступает остановка (пауза) и начинается инверсия: система исчерпывает возможности своего развития в одном направлении и, если не прекращает своего существования по внешним причинам, начинает их перебирать в обратном. Данное утверждение он сформулировал в виде закона пределов изменения. Какое динамическое значение имеет этот закон?

Можно выделить два уровня действия данного закона. Первый связан с периодической инверсией причинных переменных системы; второй — с колебаниями между порядком и беспорядком во внутренних отношениях системы. Рассмотрим их по порядку.

При обосновании в предыдущем параграфе трансформационной теоремы Т5, названной именем П. Сорокина, указывалось, что отношение между любыми двумя «открытыми» переменными системы всегда регулируется так называемой причинной, «скрытой» переменной. Одной из главных особенностей причинных переменных является их способность к инверсии модальности своих отношений, к изменению их веса. Чувство голода управляет нашим отношением к еде, потребность в общении управляет нашим отношением к друзьям и т. д. и т. п. Причинные переменные являются скрытыми, принадлежат к глубинному уровню динамического взаимодействия, и их выявление представляет одну из самых сложных аналитических задач.

Пределами изменения причинных переменных являются их противоположные состояния — чувство голода сменяется чувством сытости и новым чувством голода, желание пообщаться — желанием побыть одному и новым желанием общения. Так возникают ритмы изменения — главные признаки существования пределов изменения. Если есть ритм, значит, существуют и пределы изменения и причинные переменные. Динамическим аналогом ритма как единицы повторения выступает путь, образующий цикл, но без замыкающего отношения. Например, если система состоит из цикла (АВ, ВА), то ритм ее изменения задается последовательностью АВ, АВ, АВ.....Цикл наибольшей длины генерирует ритм наибольшей длины. Только цикл бесконечной длины, как доказывает П. Сорокин, делает изменение системы лишенным ритма. Но таких циклов в реальной природе не существует. Поэтому все эмпирические системы изменяются ритмично, а это, в свою очередь, свидетельствует о существовании пределов изменения. Поскольку наличие хотя бы одного цикла превращает множество элементов в самодетерминируемую систему, то ритмичность развития также служит признаком ее саморегуляции.

Колебания между порядком и беспорядком во внутренних отношениях системы образуют второй уровень действия закона пределов. Если исходить из определения порядка как согласованности, организованности, а беспорядка как несогласованности, дезорганизованности отношений между элементами системы, которого придерживался П. Сорокин, то мы получаем синонимы динамически стабильных бесконфликтных и конфликтных состояний соответственно. Трансформационные теоремы Т1—Т5 раскрывают предельный характер этих состояний достаточно полно, и мы не будем повторяться.

Следовательно, быть самодетерминируемой системой, иметь пределы изменения (развития), ритмически изменяться, совершая колебания от одного противоположного состояния своих причинных переменных до другого и от динамически стабильного бесконфликтного состояния всей системы к динамически стабильному конфликтному и наоборот — это все одно и то же. Главный вывод, который следует из сказанного, — это то, что если оно истинно, то мы должны распрощаться с мыслью о всегда бесконфликтном или всегда конфликтном состоянии любой реальной социокультурной системы.

4. Социокультурные системы могут изменяться линейно, то есть сохранять неизменным главное направление, хотя ритм, темп, периодичность могут при этом варьировать, только ограниченное время, доказывает П. Сорокин. В длительной же перспективе изменение любой системы представляет колебательный процесс между линейной и нелинейной фазами.

При линейной флуктуации амплитуда колебаний либо стремится к некоторому пределу, что соответствует интервалу динамической стабильности —1 < R < 1, либо имеет некоторое постоянное значение, что соответствует равенству R = — 1 или R = 1. При нелинейной флуктуация амплитуда колебаний катастрофически увеличивается, порождая безудержный рост синергизма или антагонизма переменных системы (при — 1 > R амплитуда принимает как отрицательные, так и положительные значения; при R > 1 амплитуда имеет только положительные значения). Учитывая, что — 1 £ R £ 1 — это интервал, в котором система сохраняет свое качество и направление своего развития, равенства R = —1 и R — 1 следует признать теми границами, в пределах которых система флуктуирует линейно, ритмично из-за ограниченного набора возможностей изменения, сохраняя главное направление своего изменения, а за их пределами — нелинейно, неритмично, без сохранения неизменным основного тренда своего развития и своего качества.

Что же заставляет системы колебаться между линейной и нелинейной фазами своего развития, почему ни одна из них с течением времени не превращается в доминирующую? Определяющий признак линейно развивающейся системы — сохранение неизменным главного направления своего изменения, бесконфликтность или конфликтность, не разрушающие ее базисного качества. Аналогичный признак нелинейно развивающейся системы — полная непредсказуемость главного направления изменения, динамически нестабильные состояния бесконфликтности или конфликтности, разрушающие ее базисное качество. Следовательно, линейный и нелинейный полюсы развития — это более общие разновидности порядка и беспорядка как абсолютных пределов изменения, о которых говорилось выше. Колебания между ними также подчиняются закону пределов изменения, но с некоторыми дополнениями.

Как именно указанный закон заставляет социокультурные системы изменяться линейно-нелинейно, то сохранять свое системное качество, то выходить за его границы? На динамическом языке этот вопрос звучит так: что именно заставляет системы то оставаться в границах интервала — 1 £ R £ 1, то выходить за эти границы?

Чтобы реализовать свое назначение в непрерывно изменяющейся внешней среде, подчиняясь закону самодетерминации, каждая социокультурная система должна обладать способностью перестраивать свои внутренние связи, то есть устранять неэффективные и образовывать эффективные. С динамической точки зрения это означает способность систем под влиянием внешних стимулов устранять одни переменные, отношения и циклы и образовывать другие. Границами подобной перестройки выступают состояния организованности (порядка) внутрисистемных связей, когда система адекватно решает свои проблемы, и дезорганизованное™ (беспорядка), когда система оказывается неспособной решить их адекватно и вынуждена перестраиваться, чтобы выжить. При этом не имеет особого значения, находится ли она в конфликтном или бесконфликтном состоянии, так как в этом случае важнее, является ли она динамически стабильной или нестабильной системой. Колебания системы в указанных границах и означают колебания между линейным, и нелинейным, однозначно нестабильным состояниями. Самодетерминация систем, иными словами, необходимо подразумевает как периоды их линейного развития, не требующие радикальной реорганизации их внутренних связей, так и периоды нелинейного развития, требующие подобной реорганизации.

5. Два множества глубоко скрытых сил, о которых говорит П. Сорокин и которые, по его мнению, определяют все виды флуктуации, включая и колебания между линейной и нелинейной фазами развития, — это два противодействующих полюса одного и того же процесса самодетерминации. Ни одна система, чтобы выжить в условиях гетерогенной внешней среды, не может не изменять значений своих суммарных коэффициентов обратной связи. Множество всех импульсов, вынуждающих систему изменяться, можно назвать первым полюсом самодетерминации. Чтобы реализовать свое внутреннее предназначение, каждая система обязана оставаться самой собой, то есть независимо от требований внешней среды обязана сохранять значения своих суммарных коэффициентов обратной связи неизменными. Множество всех импульсов, вынуждающих систему оставаться неизменной, можно назвать вторым полюсом самодетерминации. Оба этих полюса импульсов (сил, по выражению П. Сорокина) присущи любой системе в одно и то же время. Их противодействие определяет амплитуду и частоту всех видов колебаний системы. Ни одна система не может оставаться неизменной в своих существенных параметрах бесконечно долго, то есть развиваться только линейно. Но она также не может и изменяться бесконечно долго, то есть изменяться только нелинейно. Следовательно, социокультурные системы, подчиняясь закону самодетерминации, не могут изменяться сколь угодно долго линейно, повторяя однообразно свои предшествующие фазы и формы; но они также не могут иметь и неограниченные возможности изменения, то есть развиваться только нелинейно, без возврата и повторения ранее пройденных фаз и форм (иначе все превращалось бы во все). Реальное изменение происходит в форме флуктуации линейных и нелинейных фаз развития, делая историю и старой, и новой одновременно.

В свете всего сказанного и вопросы, и тем более ответы «Динамики» П. Сорокина следует признать удивительно актуальными, проницательными и глубокими по существу. П. Сорокину удалось выявить специфику социокультурных систем, их структурные особенности. Но настоящим открытием следует признать результаты, относящиеся к исследованию динамики таких систем. Полный анализ всех динамических теорем П. Сорокина еще впереди, но и того, что уже проанализировано, достаточно, чтобы назвать «Социальную и культурную динамику» самой выдающейся социологической работой XX столетия.

Содержание

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система icon1. Диалектическое учение о противоречии и конфликте Карла Маркса
Существенный вклад в общую теорию конфликта внес Карл Маркс разработав учение о противоречии и развив модель конфликта револю­ционного...
Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система iconМетоды диагностики организационных конфликтов
Слабая изученность самого феномена конфликта, особенно организационного конфликта как отдельного его типа, обладающего определенной...
Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система iconАспекты грузино-абхазского конфликта Aspects of the Georgian-Abkhazian Conflict
Встречи представителей грузинских нпо с общественностью Абхазии в рамках проекта «Исследования народной дипломатии в разрешении абхазо-грузинского...
Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система icon«Гамлет». Легенда о Гамлете из датской летописи, её гуманистическое переосмысление Шекспиром. Причины трагического конфликта Гамлета с действительностью
Атской летописью; сопоставление образа Гамлета из летописи и трагедии Шекспира; раскрытие причины и сути конфликта главного героя...
Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система iconВ. А. Семенов «Диалектический метод» в конфликтологии Р. Дарендорфа Одним из представителей традиции, рьяно оценивающей функционализм как консервативный способ анализа, является Ральф Дарендорф известный немецки
Его перу принадлежит целый работ по проблемам конфликта: «Классы и классовый конфликт в индустриальном обществе», «Элементы теории...
Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система iconУгроза гражданской войны, начало конфликта с Узбекистаном, повторение афганских событий — такие сценарии развития ситуации в Киргизии рассматривают иностранные журналисты. Между тем, число жертв межэтнического конфликта продолжает расти
Орых районах Оша, где 11 июня начались столкновения между киргизами и узбеками, продолжились поджоги. Обстановка в пригородных селах...
Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система iconМеждународная молодежная конференция «Тюменская модель Организации Объединенных Наций – 2010»
Будучи глубоко обеспокоенным человеческими жертвами и разрушительными последствиями вооруженного конфликта на Ближнем Востоке
Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система iconПриднестровье продолжит переговоры по урегулированию конфликта с Молдавией, но будет укреплять свою независимость. Об этом заявил лидер непризнанной республики Игорь Смирнов, выступая в Тирасполе
Приднестровского конфликта наиболее активно освещалась в конце 2004 года. Первый квартал 2005 года был отмечен увеличением числа...
Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система iconАнализ нравственного конфликта
Хотя более 200 лет назад Жан Жак Руссо на вопрос "Способствует ли развитие наук укреплению нравов?" однозначно ответил : "Нет!"
Динамический анализ конфликта Динамическая модель конфликта в той степени, в какой развивается система iconЭкзаменационные вопросы по курсу физиологической кибернетики для студентов 4 курса отделения биофизики
Определение понятий: система, входные и выходные переменные, модель, переменные состояния, динамическая система, состояние системы,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org