Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11



страница7/14
Дата08.09.2014
Размер3.07 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14
- Что значат фантастические легенды о том, что люди продавали душу свою сатане, чтобы получить от него какую-нибудь услугу?
     «Все басни заключают в себе назидание и нравственный смысл; вы дурно делаете только, что принимаете их буквально. Это также аллегория, которая может быть объяснена таким образом: тот, кто призывал к себе на помощь Духов, чтобы приобрести чрез них богатства или другие земные блага, тот ропщет на Провидение; он отказывается от принятого им служения и от испытаний, которые должен выдержать на земле, и потому в будущей жизни подвергается последствиям своего малодушия. Это не значит, что душа его будет обречена вечно на мучения; но так как вместо того, чтобы отрешаться от материи, он привязывается к ней более и более, то и лишён будет в мире Духов радостей духовных до тех пор, пока не искупит вины своими новыми испытаниями, может быть, гораздо тягчайшими, чем прежние. Своею страстью к материальным наслаждениям, он ставит себя в зависимость от нечистых Духов - это как бы безмолвный договор с ними, влекущий его к погибели, но который он всегда может уничтожить с помощью добрых Духов, если иметь только на то твёрдую волю».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     Наступил день встречи с олигархом. Насколько я представлял, его бизнес был многогранен, - он распоряжался какими-то банками, гостиницами и заводами, а может быть газетами и пароходами и ещё Бог знает, чем. Он делал инвестиции, получал дивиденды и у нас, и за рубежом. Этот бизнес, собственно, меня интересовал мало, но взять небольшое интервью о нём бы не помешало. Несколько вопросов о деловой жизни были заранее сформулированы. Я поехал к месту, где мы договорились увидеться с братом. Он сразу же заметил мою новую куртку и поинтересовался, где я её приобрёл. - «В комиссионке, - скромно ответил я, - случайно». - «Ну-ну», - услышал я в ответ.
     Через некоторое время мы почти выехали из города и оказались неподалёку от нужного адреса. Кругом высились дома, построенные, исходя из вкуса своих, далеко не бедных хозяев. Проезд к дому Кулешова был определён. Мы нашли укромное местечко и быстро поменяли номера на автомашине. Брат больше ни о чём меня не спросил. Мы молча подъехали к дому Кулешова, и я попросил развернуться так, чтобы было видно, что я приехал сюда на машине. Расстояние от неё до дома составило метров семьдесят. Когда я сказал брату, чтобы он не выходил из кабины, он лишь кивнул головой, слегка усмехнувшись. Я пошёл, не оглядываясь и посвистывая. Перед оградой меня остановили два охранника, один из которых был похож на уголовника, а другой на бывшего мента. После демонстрации своего удостоверения меня пропустили. От ворот до входа в дом олигарха было метров сорок, кругом всё будто повымерло. Поднявшись на крыльцо и пройдя через двери, я оказался в вестибюле, где столкнулся с рослым человеком в тёмном костюме с галстуком.
Он здорово смахивал на кэгэбэшника в своей прежней жизни - и лицом, и скупыми движениями. «Интересно, - подумал я, - их в ту фирму по благозвучным фамилиям набирали? Любую книжку о чекистах открой - фамилия гэбэшника будет Дружинин, Круглов, Славин или Разумов. В общем, даже фамилии у них были «круглые», без неприятных созвучий, не придерёшься. Не говоря о чистоте родословной и стерильном образе жизни».
     Мужчина молча указал мне жестом поднять руки. Я поднял руки на уровне плеч и равнодушно посмотрел в угол, словно проделывал это десятки раз. Меня охлопали руками, после чего осмотрели сумку. Телевизор, как известно, многому научит. Сто раз видел, как опера в гостях у бандитов им своё личное оружие на хранение сдают. Всё и происходило, как в кино - без проволочек, с дворецким у входа и боем старинных часов. А в жизни, согласно Уставу, как говорил мне брат, часовой не имеет право передать своё оружие даже начальнику караула.
     «Идите за мной», - нейтральным тоном произнёс «галстук» и направился в глубь покоев своего хозяина. Кстати, я тоже был «прикинут» ничего. Примерно так, как папарацци на тусовках, на которые они слетаются, как мухи на мёд, хотя мёд и мухи не при чём.
     Меня провели по коридорам и завели в большую комнату, похожую на зал для совещаний. В торцевой стене имелась открытая дверь, через проём которой просматривался кабинет владельца. Всё это великолепие, очевидно, было утыкано хорошо скрытыми видеокамерами. Поэтому после того, как меня попросили подождать, я сел в кресло, достал телепрограмму и стал проводить простейший контент-анализ, сколько раз за неделю встретятся слова «смерть» и «убийство». Я заметил, что на большом столе лежит несколько газет, в том числе и представляемая мной.
     Архитектуру снаружи и обстановку внутри загородных домов олигархов нам ежечасно показывают в художественных, документальных и рекламных фильмах. Очень похоже на роскошь из бразильских и латиноамериканских сериалов, только с национальными особенностями. Всё было таким знакомым, что незачем и всматриваться. Я же сюда не средневековые картины и шкуры белых медведей описывать приехал, конфискацию проводить. До сих пор не понимаю, зачем этим неконфискованным добром телезрителям глаза без продыху мозолят? То ли всем хотят вбить в голову идею о реальности воплощения «русской мечты», если будешь хорошо трудиться, то ли вызвать зависть большинства к меньшинству, то ли стремятся развлечь и проинформировать нас как живут обычные, нормальные люди. Скукотища - зевать посреди всего этого хочется. А у некоторых зависть к роскоши вызывает депрессивное состояние как мрачный английский замок с повешенным в ненастную погоду.
     Правда, некоторой индивидуальностью обустройства своего очага хозяин себя потешил. Украшать стандарт золотом, серебром, картинами и прочим владельца дворца обязывал личный престиж. А престиж - великая сила. Он толкает, например, к тому, что ты идёшь в специальную турфирму, где тебе изготовят фотографии любой страны на твоём фоне, долларов за пятьсот (примерно столько же стоит фальшивый университетский диплом). А это даёт возможность, не выезжая никуда, повысить свой престиж среди круга знакомств. На руки выдадут даже описание виртуального путешествия, а остальное зависит от твоего воображения и языка. Никто же не узнает, что ты купил так называемый «фальштур». Подготовят не хуже нелегала-разведчика перед натурализацией. Нынче любая фальш по карману, значит, и престиж тоже. А говорят, не всё можно купить за деньги. Купить можно всё, кроме недостающей части абсолютного счастья.
     Трудно сказать, что стоит дороже - сам дом, где я сидел, или его престижный реквизит. Да мне и сравнивать не с чем, - это был первый олигарх в моей жизни, не сошедший с экрана. И вокруг такие же хижины с печатью индивидуальности снаружи и изнутри стоят. И пусть стоят, мир вашим хижинам. Вас же не перестают заверять в этом.
     Я услышал шаги в коридоре и, закинув ногу на ногу, углубился в программу телепередач.
     В помещение вошёл человек выше среднего роста в расстёгнутой рубашке. На его волосатой груди блестел маленький золотой крестик. Рыжеватые волосы сразу заставили меня вспомнить слова цыганки, но я тут же взял себя в руки. Мы поздоровались. Он ответил тихим низким голосом, не ожидая от меня более подробного представления.
     Вообще, Кулешов мог бы стать тем, в кого его нарядишь. Он с одинаковым успехом гармониро

вал и перед трактором «Беларусь», и на фоне «Кадиллака». Обыкновенный мужик. Но в его глазах я увидел такое, от чего внутренне съёжился. Он тоже прочувствовал меня своим коротким пристальным взглядом, и эта немая сторона нашего знакомства ничего хорошего не означала. Но дело есть дело, а репортёры народ привычный. Не все же обязаны предлагать тебе виски со льдом и кубинскую сигару. Справедливости ради я должен отметить, что стоя рядом с хозяином, чувствовал его внутреннюю силу, ум и простоту манер в обращении. Может быть, в нужных случаях он проявлял своё личное обаяние, которого я не заметил.


     Кулешов жестом указал на кабинет, куда мы и прошли. Он не стал загораживаться от собеседника дубовым столом, а демократично предложил сесть в кожаное кресло напротив себя, и выжидательно на меня посмотрел.
     Я непринуждённо присел, спрятав за край рукава свои наручные китайские часы.
     - У меня неприятное поручение, к сожалению, - начал я. - Не знаю, откуда вас знает мой шеф, но он говорил о вас очень уважительно и попросил лично, чтобы я довёл дело до конца. И сказал, чтобы всё сделал так, чтобы не доставить вам лишнего беспокойства.
     - А где же ваш шеф сейчас?
     - Владимир Николаевич давно собирался в Гималаи и четыре или пять дней назад полетел туда с друзьями. Он полгода собирал свой рюкзак.
     Собеседник кивнул.
     - И что же сказал этот… ваш посетитель?
     - А, этот вымогатель? Его принимал наш шеф-редактор, а я только присутствовал при этом, да и то случайно. Он предложил сенсацию за деньги, упомянул, что якобы является не то старшим сыном вашего отца от первого брака, не то внебрачным сыном, то есть, как бы, вашим братом. Мы договорились, что в понедельник он придёт за деньгами и принесёт конверт.
     - Это всё?
     - Что в этом конверте, мне не известно, но его должен получить только я. Другому человеку его не передадут. С утра со мной должны связаться по телефону. Никто из наших сотрудников пока не в курсе этого, - сказал я, сделав ударение на последней фразе.
     - У вас есть телефон?
     - Телефоны указаны в газете, которая лежит на вашем столе. Могу дать её последний выпуск. Вот визитная карточка шефа, - я достал визитку и положил перед ним на стол.
     - А ваш телефон?
     - По номеру на визитке можно дозвониться и до меня. И ждать звонка в понедельник утром я буду по этому телефону. А мой сотовый разбит в казино во время неудачного интервью.
     - Вы хотели принести фотографию того человека, где она?
     - Да? А разве я не сказал вам, что не успел сделать снимок? Дело в том, что фотоаппарат я отдал своему другу. Он на праздники улетел за границу и вернётся к понедельнику.
     - Вы можете описать этого прохвоста?
     - Конечно.
     Я, запинаясь, перечислил приметы несуществующего человека. В этот момент мой взгляд упал на левую стену. Там висела очень красивая тёмно-коричневая тонкая рамка, которую я сразу приметил. Под её стеклом на золотистом поле ветвилось дерево с именами. Рисунок был оформлен со вкусом, но рассмотреть его из моего положения было невозможно.
     - Нет, я не знаю такого, - ответил Кулешов.
     - А у вас был брат?
     - Мой единственный брат давно умер.
     - А родители? Может быть, они что-то могут вспомнить?
     - С ними произошёл несчастный случай и тоже давно.
     - Вспомнил. Этот шантажист упоминал ваших родителей. Он мог знать их. Он вроде бы говорил, что они жили во Владимире на Красноказарменной улице, 22. Только я не понял, живы они или нет. Отца звали Афанасием Васильевичем. Правильно?
     - Не знаю, где он взял эти данные. Но кто вам дал мой телефон?
     - Шеф-редактор, кто же ещё? Валентин Афанасьевич, - я впервые обратился к нему по имени и отчеству, - может быть, я за одно возьму у вас короткое интервью? И Владимира Николаевича обрадую, когда вернётся. Я имею в виду ваш бизнес и вклад в экономику страны.
     - Мне некогда, но надеюсь, позже мы ещё увидимся. Тогда и поговорим, - он так ни разу и не обратился ко мне по имени.
     - Что же мне делать в понедельник?
     - Ждать звонка. Сделать снимок. Договоримся пока так. Если мы увидим этого вымогателя, вы получите больше тысячи долларов и не только в кассу редакции. Задержите его под каким-нибудь предлогом и позвоните. Запишите телефоны - мой и начальника службы безопасности Борунова.
     Я записал телефоны и убрал блокнот в сумку. Мне показалось, что Кулешов всё-таки заметил мои часы, и они ему не понравились. Зря, эти часы шли точно.
     - Вы что-то хотели спросить меня? - сказал он, вставая.
     - Я? Да нет. Вообще-то, хочу. Знаете, впервые вижу рисунок родословного дерева, - ответил я, показав левой рукой на рамку. - Даже не представлял, как оно выглядит. Меня ведь только дед с бабкой воспитывали. Слышал от них, что мои предки брали Зимний дворец в семнадцатом году. Можно взглянуть?
     - Ради Бога.
     Я подошёл к стене, считая секунды, чтобы не задержаться лишнее время. Мне нельзя было показать Кулешову свой интерес к тому, что я рассматривал. Под стеклом были написаны имена предков Кулича. Я обомлел: имя хозяина стояло на самой вершине родословного дерева, а сам он был моим родственником. Дальним, но всё же родственником.
     - Красиво оформлено, - с восхищением воскликнул я, акцентируя своё внимание на форме, а не на содержании предмета. - Значит, до понедельника?
     - До свидания. Вас проводят, - ответил олигарх, протянув мне руку. В ней чувствовалась сила, воля и власть человека, которому все должны в этой жизни.
     Я вышел в коридор, где меня уже поджидал «галстук», - в галстуке за 1200 долларов. Мы направились к выходу. На прощанье я получил едва заметный кивок головой и был выпущен. Теперь я не сомневался, что в туалете покинутого особняка стоял золотой унитаз, и журчала вода в серебряном биде. Я ускорил шаг, миновал домик-будку охраны и ещё быстрее зашагал к машине брата. Моё нервное напряжение спало.
     Ты отсутствовал дольше, чем я мог предполагать, - констатировал брат.
     - Сначала меня всего обшмонали, а потом хозяин доедал рябчиков с ананасами и обзванивал свои связи. Опрашивал, не давали ли они его телефон тому человеку. Короче, всё в пустую, - ответил я, думая лишь о родословном дереве олигарха. - Он ничего не прояснил. Ладно, поехали менять номера.
     - И кто же хозяин?
     - Сволочь, но породистая. С родословным деревом, на самую макушку которого залез.
     - Ну и пожалей горемыку.
     - За что? - За то, что такие считают себя умнее других, потому что удачливее? - ответил я, вспомнив, как одна из соседок родителей Кулешова сказала, что продал свою душу дьяволу.
     - За это - в первую очередь. Успокойся. Кстати, за деньги сейчас можно заказать себе фиктивную родословную с князьями и графами. Есть фирмы, готовые поднять престиж человека. А престиж в известном смысле - это честь.
    
    
     * * *
    
    
     Сквозь неровный и неспокойный сон до меня дошло, что звонит телефон. Я завернулся в одеяло и побежал снимать трубку. Часы показывали одиннадцать утра. Моё лицо в зеркале коридора казалось незнакомым. «Наверно, это мой портрет из близкого будущего», - мрачно подумал я.
     - Да-а, - прохрипел я.
     - Привет. Ты жив там? - звонил брат.
     - Жив, жив. И лекарство в холодильнике стоит.
     - У тебя сонный голос. Нам нужно встретиться в городе. Подъезжай через два часа на Комсомольскую площадь. На наше место. И не пей - козлёночком станешь.
     - Приеду, - опять прохрипел я, - давай.
     Эх, чёрт, как спать хочется. Но обвинять некого, да я и не привык. Сам был виноват в том, что вся ночь прошла на ногах. Я начал одеваться, пошёл на кухню, выпил там два сырых яйца и что-то проглотил. Голова гудела невыносимо. Пришлось бросить в большую кружку три ложки кофе, вылить туда кипяток и сто грамм коньяка. Варить натуральный кофе с коньяком по оригинальному рецепту было некогда. Но теперь о сне можно на время забыть. Хорошее средство, - от диверсантов. У них всё всегда самое лучшее, особенно советы на любой тяжёлый случай. «А братец мой не думал о секундах свысока и верно рассчитал мою дорогу до места встречи: пятнадцать минут на макияж, а дальше кросс по пересечённой местности. Эх, пивка бы мне ещё с антиполицайчиком», - тоскливо вздохнул я.
     У меня было тягостное и неспокойное состояние, и я хотел разобраться, почему. В тяжёлой голове мелькали кадры о том, что я делал, начиная со второй половины дня, особенно, с вечера. Выбежав из подъезда, я стал прокручивать в памяти всё, что вчера происходило, но голова работала плохо. В этой сумятице мыслей я добрался до места и отыскал машину брата. Мы поздоровались, но он начал без предисловий:
     - Вспомни, где ты был вчера после того, как вышел из машины, и мы расстались. Это важно для тебя и всех, кого ты посещал. Для них это может быть так же опасно, как и для тебя.
     - Нигде. Только город - улицы, магазины и эти три вокзала и всё. Ещё разные ларьки попадались. А что?
     - Вспомни, куда ты заходил? Это закрытые помещения, но не только магазины. Например, туалет, непросматриваемый двор, места, где ты оставался один.
     - Да нет, вроде везде люди были…
     - Ты встретил кого-нибудь из знакомых, хотя бы одного?
     Я молчал, напрягая свои похмельные мозги.
     - Голова болит, не выспался? Ты что, дома не ночевал?
     - Знаю, ты не поверишь, но я всю ночь шлялся по городу. Мы разошлись, я кружил по улицам, потом здесь по вокзалам. Рано утром попал на Белорусский вокзал, заскочил в первую электричку и поехал домой. Совсем не выспался. Но никакой слежки я не видел. Люблю вокзалы. Вот, например, Ярославский.
    
     Романтика чужих дорог
     И лица, кои я не знаю.
     О, как, друзья, я одинок,
     И как я горестно вздыхаю.
     На этом сумрачном вокзале
     И я хочу купить билет
     И ехать в солнечные дали,
     Но евро на дорогу нет.
    
     - Рифмоплёт. Если даже там, где носят погоны, начинают думать только с майора…
     - Ага. А я ещё по возрасту капитан. Ещё есть время. Наверно, там, где носят погоны хорошо - там всегда старший лейтенант умнее лейтенанта, а капитан их обоих. Майор будет умнее трёх капитанов, вместе взятых, - совсем развеселился я.
     - Послушай. Ты заметил, как на улицах мало празднопрогуливающихся, распевающих «Подмосковные вечера»? - Ты один. Город превратился в параллельный мир, в котором ты вряд ли захочешь побывать. Мы не видим ничего такого из-за наших привычек, постоянной спешки и рекламы с лампочками, но он есть. И это не девственные Гималаи, где в худшем случае можно сломать ногу. Ладно, проехали.
     - У-у, как образно! Назвать обыкновенный дурдом параллельным миром. Хоть ты и технарь, но сочинения писал лучше меня. Мама всегда ставила мне тебя в пример. Хорошо, что звёзды лишили меня с рождения чувства зависти и к брату, и к прочим обитателям дурдома.
     - Разница в том, что дурдом мы видим, а тот мир - нет. Элементарное соотношение сущности и явления, формы и содержания, если не забыл.
     - Сократ! Аристотель!
     - Может тебе жениться? Чтобы экскурсии по ночным вокзалам тебе самому показались противными?
     - Слушай, не беспокойся, а? Мне ещё в институте один… одна астролог составила карту и по таблице сказала, что в прошлой жизни я был… я был не меньше, чем… но и не больше. По таблице можно определить, что политики в прошлой жизни были проститутками и сутенёрами, а в следующей жизни станут нищими и юродивыми, чтобы набраться опыта. Но всё это происходит медленно и как-то односторонне… В общем, ввиду положения планет я родился абсолютно невиктимным. Не вик-ти-мен. Не жертва изначально я. Могу шляться по ночам, ночевать с бомжами в подвалах, а в гостинице оставлять на тумбочке кошелёк. И ничего мне не будет. И кошельку тоже. Что поделаешь?
    
     Люблю я всё и беспредельно -
     Веселье, праздничный загул,
     Когда шатаешься бесцельно,
     Потом напился и уснул…
    
     А вот у тебя положение планет при рождении - кошмар из астрономии. Ты будешь шибко образованным и всячески…
     - Ну, хватит. Какой-нибудь необразованный в области астрологии даст бутылкой из-под Путинки по твоей невиктимной башке и пойдёт за следующей. И даже не захватит твой кошелёк.
     - Пустой кошелёк, - подчеркнул я, многозначительно подняв палец вверх. Вечное дежа вю с моим невиктимным кошельком. А бутылкой из-под Путинки ещё нельзя, но уже давно можно из-под Ельцинки. Как сведущее лицо говорю. Сборщик чужих историй на родной свалке.
     Эх, пивка бы сейчас… с антиполицаем. А у тебя в аптечке есть антиполицай? Смотри, оштрафуют и пошлют письмо в трудовой коллектив. У нас мудрое государство. Если разрешено пить за рулём, то дозволено продавать антигаишные пилюли, - я продолжал нести чушь, мучаясь похмельным бредом, отягощённым недосыпом. Но брат был терпелив.
     - Лёш, а он уже входит в аптечку водителя? Говорят, кто-то кому-то дал ба-альшую взятку, чтобы антиполицай ездил в каждой машине. Ещё надо разрешить свободную продажу оружия в комплекте с бронежилетами и наркотиков с предупреждением Минздрава. Но в депутатском корпусе по вопросу улучшения и ухудшения положения народа пока нет единства. А ещё…
     - На, запей, - перебил брат, доставая из перчаточного ящика банку пива.
     - Что запить?
     - Пилюлю, которую я тебе привёз.
     - А-а-а, - догадался я, - это антиполицай к пиву, чтобы никто, как бы, не понял, что я на самом деле выпиваю до обеда, начиная с ужина.
     - Не произноси «как бы». - Раздражает. Это лексикон шоу-подворотни, не умеющей выражать свои мысли.
     В области словесной эквилибристики брат был для меня авторитетом. Однажды он ознакомил меня с особенностями проведения бесед по методу нейролингвистического программирования. С его помощью можно было убедить трудного собеседника в вещах, с которыми тот был не согласен. А своей дочери он как-то раз принёс книжку «Молодёжный сленг» и сказал: «Выучи как таблицу умножения, и чтобы больше я ни одного слова из него не слышал. Будешь учить?» - «Нет».
     - Ну, не у всех же есть время читать Флобера и Декарта. А как же гламурные дела, тусовки, девочки?
     - А ты знаешь, что такое гламур? - Это не только шантрапа, заказывающая блюда по десять тысяч за тарелку там, где подают ужин за полторы тонны зелёных. Гламур - это аналогия английских денди. Но единственное сходство между ними - сидеть в ресторанах, где за две тысячи можно разве что чаю попить. А дневной обед депутата - завсегдатая вечерних тусовок, стоит столько, сколько составляет старушечья пенсия. Ты думаешь, все они обедают в своей фабрично-заводской столовке на Охотном ряду? И те, кто купается в гламуре, сегодня определяют в стране всё - от выражения лица телеведущих до принятия нужных законов. Гламур - это умение улыбаться особым образом - не научишься, - останешься в негламурном большинстве. Старая музыка про неудачников и веру в великую страну.
     - Нельзя же осуждать людей только за то, что они не выписывают «Крестьянку» и не смотрят «Сельский час».
     - Давай по делу, у меня не так много времени. За тобой велось наблюдение. Квалифицированное. Фигурант, которого ты посетил, рвётся в депутаты. А нормальному кандидату организовывать скрытое наблюдение ни к чему. Куда ты влез?
     Холодный пот выступил у меня. Дело было не в выпитом пиве. Для слежки за мной была веская причина. Я заёрзал на сиденье.
     - Откуда ты знаешь?
     - Я попросил знакомых ребят присмотреть за тобой, когда тебе приспичило съездить в тот дом с фиктивными номерами.
     - Так, значит, ты знал, что я гулял всю ночь? И следил.
     - Ты сам дал основания. Эти ребята раньше работали в конторах, которые лучше не называть. За нами поехала машина, а когда мы расстались, она последовала за мной. Эту машину, что выехала из дома, в котором ты был, смогли от меня отсечь. А вот ты в одиночестве не остался. Ребята заметили и вторую машину, которая пошла за тобой. Но у них не хватило сил, чтобы вовремя нейтрализовать её. Вот фотографии этих мужчин, всех четверых. А это ты с ними на вокзале и в других местах. Посмотри.
     - Нет, никого не видел, но возьму их, может, пригодятся.
     - Лучше бы не пригодились. Ты покупал в киосках разную бурду и делал из неё коктейли в своём желудке как в миксере. И поэтому ничего не видел. Приятели сказали, что ты уникальный экспонат, находил себе собеседников от проституток и бомжей до грузчиков и полусонных пассажиров. А один раз тебя чуть не забрала милиция.
     - Я показал столичный проездной, но им было мало. Спросили, где багаж, билет и с кем я еду. Они бы ещё копчёную курицу в чемодане предъявить попросили. Но я от них отделался.
     - Милиция остановила тебя между залом и выходом на улицу, - продолжил брат. - Ты стоял в предбаннике и пил пиво. А ребята находились с обеих сторон, и если бы тебя решили доставить в комнату задержанных для проверки, то вы бы прошли через них в любом случае. Они были готовы вмешаться и знают, как поступать в таких обстоятельствах, но наряд патрульно-постовой службы тебя отпустил. В это время ты мог потеряться на две-три минуты, хотя из виду тебя не упускали. А это плохо.
     Затем, - сказал брат, - возникла ситуация, которая похожа на прекращение скрытого наблюдения либо на непреднамеренную потерю объекта. И всё это произошло в момент скопления людей, так что определить сложно. Иначе - ты вышел из зоны прямого визуального контроля противника. Но не от ребят. Они, видя это, решили не бросать тебя. Ну, а потом позвонили мне. Я думаю, ты не смог бы сам уйти от слежки тех парней даже в метро или проходных дворах. Иллюзия. Слишком ушлые. Это было видно по тому, как они перемещаются, поддерживают связь, маскируются и отвлекают внимание. Прикрываться газетой или завязывать шнурки около витрин им не обязательно. Ладно бы, если они оставили тебя, заметив контрнаблюдение, а если нет? Ведь где-то они научились большему. За тобой шли уголовники, но достаточно хорошо подготовленные. Эти люди не из конторы.
     - Они из дома, где я побывал, но что это меняет?
     - Ребята, которые водили тебя, при случае могут по почерку определить даже ведомственную и государственную принадлежность слежки. Только в нашем городе таких служб… - он показал несколько пальцев на обеих руках. - Это не считая ещё кое-кого, частные агентства, карманников и мошенников, ведущих постоянную слежку, и родной бизнес. Но помочь тебе больше не смогут. Конспирация вещь дорогая, а ты слишком непредсказуемый романтик. Круче женщины за рулём.
     - Как это, различить принадлежность? - По кокарде, цвету кожи и разрезу глаз как негров и китайцев?
     - Это что, новые попытки рассмешить? Напомню, что со вчерашнего вечера уже не смешно. Ты забыл, что людям нужно было идти домой спать. И тебе бы это не помешало. Но они тебя не оставили. И без них дело могло закончиться по-другому - и для тебя, и для меня. А ребята ушли домой уже утром и только тогда, когда удостоверились, что в твоей кухне зажёгся свет, ты в безопасности и слежки за тобой нет. Потому что они так привыкли. Так же служили и все твои родственники.
     - Извини, я не в себе. Отдохну и пройдёт. Я тебе всё рассказал, остальное ты знаешь. А к этому козлу я больше не сунусь. И спасибо.
     - Мы с Галей ждали тебя на праздник, она даже свою подругу специально пригласила.
     - Наверно фотографию мою показывали, говорили, что я скромный учитель истории?
     - Нет. Мои друзья сказали, что на преподавателя истории ты не похож. В ходе радиообмена, который они вели, тебе присвоили псевдоним «Банзай».
     Брат подвёз меня почти до дома. Мы попрощались, но он взял с меня слово, что я буду вести себя осторожно и чаще звонить. Ох, как во всём всегда бывает прав мой брат. И в том, что сказал про Подмосковные вечера, тоже.
     Я начал вспоминать и размышлять над тем, что же произошло в доме олигарха. Со мной обошлись довольно корректно, вели себя естественно и, казалось, поверили, что я пришёл из газеты. Эту встречу нельзя было назвать короткой. Почему же устроили слежку? Когда мы отъехали, брат сказал, чтобы я возвращался домой, а он поменяет номера на машине сам. Подвезти меня отказался, сославшись на что-то, да я и не настаивал. Может быть, он уже тогда заметил слежку? Но потом он всё-таки высадил меня и уехал. Значит, вторую машину с людьми олигарха он не видел и не знал, что я остался под наблюдением. Я вылез из «Жигулей» и пошёл пешком по городу, думая только об одном, - о том, что узнал в доме хозяина. Родословное дерево! У самых корней его значились уже известные мне имена, и не только у корней - Филипп и Жозефина Мелье. Выше находились имена Антуана и Элизабет, а ещё выше Василия Кулешова и Елены Антоновны, то есть Элен Мелье. Над ними возвышались родители олигарха - Афанасий Васильевич и Раиса Максимовна, а на самом верху древа оказались Дмитрий и Валентин. Других имён я не заметил, но из всех этих людей только одно имя принадлежало оставшемуся в живых. Я был шокирован и еле себя сдерживал. Мне было, о чём подумать, и я всю ночь шлялся по городу, пил и разговаривал с незнакомыми людьми. Мне надо было отвлечься и придти в себя. И такое у меня случалось не в первый раз. Я даже вспомнил строчку из стихов Александра Блока про ночь, улицу, аптеку и фонарь, - наверно, поэт тоже любил бродить по ночам. Это были стихи о Вечном: «Умрешь, - начнёшь опять сначала, и повторится всё как встарь… ». Потом, под утро, смертельно устав, сел в электричку, поехал домой и завалился спать. Мог ли я в таком состоянии выявить слежку?
     Но на самом деле я рассказал брату не всё. Просто сразу не придал этому значения. Умолчал о том, что всё-таки было одно место, где я мог наследить - вокзал. Одно укромное место, но не в туалете. Это то место, где я случайно спрятался от тех, кто меня опекал. Я вспомнил, что показать милиционерам липовое удостоверение сотрудника газеты постеснялся, а достал проездной билет. «Где живём? - спросил сержант, - есть паспорт?» - «Нет». - «Тогда, как говорится, пройдёмте». И очень демонстративно поправил наручники на своём ремне. Пришлось назвать им адрес. Они попросили повторить. Я опять назвал. Тогда сотрудники стали меня спрашивать какую-то ерунду, и я им соврал: «Дяденьки, я встречаю девушку, она приезжает электричкой поздно, боится темноты, и очень просила меня встретить». Но сотрудники достали блокнот и в третий раз спросили адрес. Я громко и с расстановкой отчеканил им улицу, дом, квартиру, этаж и добавил про совмещённый санузел. Они всё записали. Дураки есть даже в милиции. А может и не дураки, а ждали, когда я назову другой номер дома и квартиры и запутаюсь. Меня отпустили. Когда сотрудники остановили меня, к нам подошёл мужчина с дорожной сумкой, который всё время стоял в том предбаннике. Потом он обратился к милиционеру и спросил: «Извините, я проездом, как лучше добраться до Савёловского вокзала?» Всё это я брату говорить не стал, но он для меня сделал всё, что мог.
     Что же за всем этим может последовать? Но просчитать свои дальнейшие ходы я был не в силах. А сегодня мне ещё нужно вернуть куртку Вениамину, который наверняка, в свою очередь, захочет получить у меня интервью. Веня умел задавать вопросы, потому что был профессиональным журналистом. То есть не липовым как я.
    
    
     * * *
    
    
     - Воспоминание неприятностей, взаимно делаемых людьми, может ли быть препятствием их симпатии в мире Духов?
     «Да, оно побуждает их удаляться друг от друга».
     - Какое чувство испытывают после смерти те, которым мы делаем зло на земле?
     «Если это добрые Духи - они вас прощают при раскаянии с вашей стороны. Если же злые - то могут сохранить к вам неприязнь, и даже иногда преследовать вас в другом существовании. Бог может допустить это - как наказание».
     - Так как Духи не могут скрыть друг от друга своих мыслей и все действия жизни становятся им известны, то не следует ли из этого, что виновный находится в постоянном присутствии своей жертвы?
     «Оно и не может быть иначе, - здравый смысл говорит это».
     - Составляет ли разоблачение всех наших предосудительных действий и постоянное присутствие наших бывших жертв наказание для виновного?
     «Более тяжкое, чем это думают, но только до тех пор, пока виновный не искупит своих проступков или как Дух или как человек - в новых телесных существованиях».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     В день второго посещения доктора я проснулся поздно и как сонная муха битый час тыкался по углам квартиры. Наконец, я добился от своего головного мозга прообраза предстоящего дня. Мутное сознание оживило в памяти слова бодрой старорежимной песни о том, что завтра будет лучше, чем вчера. Хорошие слова, спасительные, о птице счастья завтрашнего дня. Потому что о том, что было вчера и позавчера мне и думать не хотелось. Лучше вспомнить о содержании первого визита к Игорю Львовичу, чтобы сохранить преемственность со вторым. Оказалось, что я был весьма недобросовестным пациентом. Даже таблетки, прописанные врачом, не купил, его совет отоспаться не выполнил, трёхразовое питание проигнорировал. Зато была обеспечена и проведена операция под кодовым названием «В пасти крокодила». Могу порадовать доктора лишь отсутствием старых кошмарных сновидений ввиду зарождения новых реалий. Откуда же взяться снам, если последние дни я только и занимался, что примеривал свою голову к той самой пасти, играл роль в шпионском триллере и пробродил целую ночь напролёт? Хорошо бы, чтобы моя роль осталась эпизодической. На главные роли я не гожусь, голливудские лавры мне ни к чему и, тем более, на свежей могиле.
     Пока я ехал к Игорю Львовичу, мои мысли окончательно прояснились, всё лишнее, что будоражило, куда-то исчезло. Я уже настроился на разговор с доктором и с некоторым нетерпением ожидал его разъяснений. В прошлый раз он, буквально, заворожил меня.
     Посетителей у кабинета Игоря Львовича не было. Первым, что он спросил меня, был вопрос о снах.
     - Снов не видел совсем, - ответил я, боясь появления вопроса о прописанном лекарстве.
     - А как отдохнули? - Вижу не очень, - сам себе ответил доктор, указывая мне жестом на стул.
     - Праздники… - неопределённо произнёс я, думая, что он не будет предлагать мне описывать последние дни.
     - На чём мы закончили нашу беседу?
     - Говорили о многом, в том числе о снах и их связи со стихами. Я помню весь разговор.
     - Со стихов и начнём, точнее, с одного из них. Понимаете, Саша, чтобы написать такое… столь необычное стихотворение, нужно сформулировать сверхзадачу. А она очень сложна для видения, даже в момент творческого озарения. Это значит, что должны существовать соответствующие предпосылки. Другими словами, автору надо предварительно располагать некой структурой исходных данных. А откуда им взяться в голове, если в окружающем Вас мире ничего такого не происходит? Предположим, всё-таки, вдохновение вызвано внешними обстоятельствами. Тогда это должны быть весьма неординарные события. Продолжим дальше нашу логику рассуждений. Итак, говорим на языке логики и доступной каждому психологии.
     Значит, спрашиваем себя, - что у нас случилось в жизни в этот период? Допускаем - ничего. А раньше? - Настолько давно, что мы уже всё основательно подзабыли? - Бывает. Здесь с помощью гипноза мы можем помочь в воспоминании того, что происходило год, два или пять лет назад.
     - А может, и правда, здесь что-то связано с психологией бессознательного по Зигмунду Фрейду? Следует искать в подсознании?
     - Конечно, в подсознании. Где же ещё? Как говорил проповедник и целитель Эдгар Кейси, реальная жизнь протекает именно там. Но дело в том, что у Фрейда для нашего случая слишком много грязных мыслей, а подоплёка анализируемых стихов возвышенна. Она духовна. Здесь любовь. Конец любви. Сопутствующие её финалу обстоятельства. Есть сожаление и горечь утраты, но нет, совершенно нет, страха. Запомните, это важно. Вы же сами писали и понимаете это.
     Оставим в стороне литературные достоинства стихов. Они, безусловно, хороши. Они грустны, поэтичны и очень искренни. Следовательно, человек не может писать так, не переживая предмет произведения, что называется «по заказу». А это значит, что автору, возможно, сообщили тему, и она его потрясла. Да так, что он писал стихи ночью, сонный сидел на лекциях в институте или на уроках в школе. Ведь каким-то образом он узнал об этом? Вам пересказывали подобную историю?
     Я пожал плечами.
     - Допустим, и этого не было, то есть Вы не были ни очевидцем, ни свидетелем рассказанной либо прочитанной истории. И отклика души как следствия ознакомления с драмой непосредственно или через кого-нибудь не состоялось.
     Но стихотворение сильное, очень сильное. Как психолог и врач скажу, оно может растрогать не только чувствительную даму. Некоторые слишком восприимчивые особы при определённых обстоятельствах даже не решатся читать его в сумрачной комнате наедине. Потом я поясню, в чём тут дело. А сейчас скажу коротко, - эти строки навевают бессознательный ужас. Его-то и воспринимает наше подсознание. Иначе - необъяснимый страх.
     Подведём итог сказанному. Если подобной необычной истории с Вами в обозримом прошлом не случалось, если очевидцем этих событий Вы не были, и о них Вам никто не рассказывал, сильное озарение, вдохновение, порыв написать эти стихи, вызваны каким-то иным фактором. Тогда каким?
     В чём сила Ваших стихов? - Да в том, что любовь опять победила смерть. Влюблённые остались верны друг другу до смерти. Они умерли вместе, очевидно, что были счастливы, и их земная жизнь закончилась в один день. Об этом многие мечтают, все хотят встретить именно такую любовь - большую и редкую. Умереть в объятиях друг друга! Драматизм переживаний усиливается общей могилой, тем, что даже время не властно скрыть эту любовь от людей, которые приносят к ней цветы. Более того, там хочется одновременно плакать и петь - вот это и есть чувство торжества большой любви над смертью. Сознанию постороннего читателя это доступно.
     А теперь вернёмся к нашему ужасу, о котором упоминали. Можно ли ужасом считать страх неизвестности перед самой смертью? - Да, можно. А может быть, ужас у читателя возникает из-за того, что сначала в стихах речь идёт об обыденных вещах - сне, разговоре влюблённых, а потом - неожиданно и почти мистически выясняется, что они оба уже мертвы? - И это так.
     Но всё дело в том, что Вы пишете о другом. Даже не об ужасе живого человека, узнавшего о смерти во сне или наяву. Указание в стихах на то, что отрада сменилась ужасом, означает лишь земные страдания человека, привязанного к материальной жизни.
     Я смотрел на собеседника во все глаза и слушал, боясь упустить хоть одно слово. Мне казалось, что я присутствую на семинаре какого-то литературного института. Но я всё ещё не понимал, куда доктор ведёт этот разговор.
     - О чём же я тогда написал?
     - Писало Ваше подсознание, и то, что у Вас получилось, также воспринимается на уровне подсознания другим читателем. Я хочу сказать, что в написанном есть другая тайна, и она является тем, что ранее мы с Вами именовали «ужасом». Это слово из стихов. Но это не страх смерти вообще или отсроченная догадка читающего о смерти двух возлюбленных, в частности. Это слово обозначает совсем иное. Абсолютно!
     Да, - подумал я, - этот доктор может заплести извилины кому угодно. У меня по спине пробежал озноб. Я с волнением ждал открытия тайны своих же стихов. Если для меня явилось шоком общение с духом моей прабабки, то от «терапевтической» беседы с этим человеком может совсем «поехать крыша». Безотчётный страх начал охватывать меня. Но меня не пугали, а объясняли и хотели помочь. И я опять спросил:
     - Но что же под всем этим кроется?
     - Я не пытаюсь рассказывать детективную историю, оставляя напоследок ключевые факты, чтобы держать Вас в напряжении. Дело в другом. Ваше сознание, то есть Вы, знает следствия, но не помнит причин. А причины - в подсознании, и их можно выявить. Я позволю себе напомнить то, о чём мы говорили в самом начале. Вы сказали, что в три года у Вас были некоторые определённые фантазии. Некоторые из них, возможно, проявились и восемь-девять лет. В семнадцать лет Вы написали первое из принесённых мне стихотворений. Лет в восемнадцать Вам начал сниться странный сон. Через некоторое время Вы написали второе стихотворение, о котором мы сейчас говорим. Теперь, через десять лет сон у Вас повторился дважды, и детали снов совпадают. Больше того, совпадает их длительность, - они снились по четыре ночи подряд. Вы испытывали ощущение, что Вам нечем дышать, после чего наступало пробуждение.
     Что ещё? Это водобоязнь. Это страх высоты, преодолеваемый Вами. И ещё глубокая беспричинная печаль, спроецированная не на какие-то известные обстоятельства, реалии сегодняшнего дня. Вы сказали, что чувствуете, будто потеряли что-то очень дорогое, не менее ценное, чем сама жизнь, но не знаете, что именно.
     - Доктор, я ничего не понимаю.
     - Сейчас поймёте, - улыбнулся он. - Прежде всего, - главное. Всё это нормально. Вы здоровы, безусловно, а Вашей психике можно позавидовать. Но скажите, может ли человеку присниться, что он во сне разговаривает с другим человеком и говорит ему, что они, оказывается, уже мертвы?
     - Мне кажется, что сон не менее богат, чем фантазии людей. Но фантазия в данном случае отдаёт патологией.
     - Ну, а если попытаться всё то, что мы имеем, рассматривать вместе, какой вывод можно сделать? Ведь одним только сном известные факты не объяснить. - Вы в стихах описали свою физическую смерть.
     В момент смерти душа, дух отделяется от тела человека. В результате этого происходит душевное смятение. Одно из сопутствующих явлений смятения души - непонимание того, что только что произошло с телом. Дух ведь боли не чувствует. Вот Вы в стихах и задаёте вопрос своей любимой - «что с нами обоими стало?» А её дух спокойно отвечает. Человек так спокойно говорить не будет и не сможет. А вот дух, покинувший тело, в котором была воплощена душа, может видеть всё вокруг после смерти своего физического тела. Именно это и действует на подсознание читающего стихи. Вот какой «ужас» я имел в виду. И ещё - дух не испытывает страха смерти. У Вас же ужас минут, длящихся как часы, испытывает во сне человек, узнавший о смерти.
     Видите? Смысловой акцент Ваших стихов сместился. События прошлой жизни Вы увидели во сне. Прошлое выглянуло из подсознания, и уже в сегодняшней жизни были написаны стихи. В них упомянут ужас открытия тайны запредельного прошлого. Поэтому стихи столь необычны.
     - Боже мой, - почти прошептал я, - мы утонули вместе!
     - А ещё был прыжок с высоты, водобоязнь и потеря. - Любви, данной Богом, и самой жизни. Всё это переживалось Вами до и в момент смерти. И всё это теперь глубоко спрятано и теперь мучит Вас.
     - Так это было моё прежнее воплощение, инкарнация!
     - Очевидна связь детских фантазий, снов и стихотворения. Во всём важно разобраться. Произошла определённая кармическая завязка, узелок. Но мы его распутаем, и всё, Саша, будет хорошо. Поверьте мне на слово. Что особенного произошло? - Ничего. Просто Вы во сне увидели нечто из своей прошлой жизни, а затем проснулись, не поняв, что к чему. Но Ваше подсознание схватило авторучку, и забытая картина перекодировалась в доступный вербальный код. Секрет же состоял в отсутствии видимого указания на очевидный информационный источник. Понятно?
     - Понятно, доктор.
     - Вы написали поразительные стихи, а как говорят, в стихах много загадочного. Огромный груз нашего прошлого довлеет над каждым из нас. Многие наши страдания, неприятности и болезни тянутся из прошлой жизни. Обычные психотерапевтические методы здесь могут оказаться бесполезны. Наша задача будет состоять в том, чтобы ничего из прошлого больше не беспокоило Вас.
     - Игорь Львович, когда я писал эти стихи, то и понятия не имел о том, что Вы мне сказали. Тогда я думал, что просто применил художественный приём - разговор с возлюбленной после смерти, чтобы как-то усилить эмоциональный накал произведения. Я указал на то, чего не бывает. Никогда и ни с кем. Во что не верил сам. И особых волнений, чего-то личного я не испытывал.
     - Просто так ничего не бывает - ни в материальном мире, ни в духовном. Везде есть причинно-следственные связи, и мы их поймём. Но Вы сказали, такого не бывает. - Бывает. Душа бессмертна. Вы написали правду, считая, что это вымысел. Но это не вымысел. И на это указывает ещё кое-что. Именно поэтому психоаналитики часами беседуют с человеком в отличие от психотерапевтов. Хотя современные писатели часто невольно пишут вымысел, добросовестно заблуждаясь, что изображают для нас правду. Мыслящий человек такое старается пропускать - он ищет реальность, даже далёкую и призрачную. И, может быть, будет искать её годы, как рыцарь искал своё Эльдорадо. Что ж, вот Вам Ваша реальность.
     Вы использовали аллегорию: «как мягко на илистом дне». - Здесь дух Вашей возлюбленной радуется, покидая тело и предвкушая неземное блаженство. Испытания материальной жизни закончены.
     Пойдём дальше, - над вами обоими светят солнце и звёзды. Это может означать, что ваши тела были найдены и захоронены не сразу, а через некоторое время. Вы говорили, что один и тот же сон снился всегда в течение четырёх ночей подряд. Вот и ответ - тела были обнаружены спустя четверо суток. Могу привести пример в подтверждение длительности подобных ночных кошмаров. В Вашем случае повторные сновидения могли быть вызваны внешними раздражителями, но их длительность всегда была одинакова.
     Любопытный факт имел место в 1945 году в США. Одного пятилетнего мальчика часто мучили кошмары. Во сне он видел, что лежит в постели в доме, не похожем на свой. Дом деревянный, двери грубо сколочены из досок, на столе свеча. Затем слышится женский крик, злобные крики мужчин, ружейный выстрел в другой стороне дома и опять крики. Мимо комнаты пробегают солдаты в голубой форме. Женский голос кричит: «Не убивайте его, пожалуйста!» В ответ один из мужчин ударил женщину, другой с ножом на палке бросился к нему. В этот момент мальчик всегда с плачем просыпался. Сон повторялся каждую ночь - в течение двух недель - и внезапно прекращался. Когда мальчику исполнилось тридцать четыре года, он обратился к женщине экстрасенсу. Эта женщина специализировалась на получении информации о прошлых воплощениях своих пациентов. Включив магнитофонную запись, она немедленно заявила, что видит молодого мужчину пятилетним мальчиком в деревянной хижине где-то в Виргинии, в 1860-х годах. В дом ворвались несколько дезертиров из армии северян. Они сломали дверь, потребовали еды и денег. Мать умоляла не трогать их. Тогда её убили, а мальчика, который пытался встать, закололи штыком в грудь. Интересно то, что экстрасенс ничего не знала о содержании детских кошмаров и поведала их смысл, рассказав мужчине о его прошлой жизни. Как правило, после этого сны больше не повторяются, - происходит излечение. Но мужчина обратился к истории Гражданской войны в США и узнал, что иногда жертв отыскивали только через две недели. Очевидно, его тело нашли через четырнадцать дней и предали земле. Этим мужчиной был Том Мах, который один из многих свидетельствовал о подобных случаях. Дух не может успокоиться, пока не похоронят тело. Бывает и другое - дух погибшего насильственной смертью тревожит души родственников. Но это уже иной случай. Опыт говорит об этом.
     - Какой опыт?
     - Земной опыт. Исторический и современный опыт применения гипноза, позволяющего человеку увидеть события, тех людей, с которыми он жил раньше, и свои поступки в давней, ещё прежней жизни. Но нам пока рано об этом говорить.
     - Игорь Львович, а как быть с моей водобоязнью?
     - У этого явления могут быть разные причины, разумеется, бешенство тут ни при чём. Некоторые считают, что фобии - вещь приобретённая, однако, наблюдения показывают, что страх, например, к воде, может быть врождённым. По некоторым данным, врождённую боязнь к воде демонстрировали некоторые лица, в прошлой жизни оказавшиеся среди утонувших пассажиров «Титаника». Более того, эти люди называли такие подробности гибели парохода, которые даже не были опубликованы в книгах, вышедших позже. Это были как некоторые детали катастрофы, так и то, что относилось к их личным ощущениям. И детали эти, характеризующие оснащённость корабля, меры безопасности и сведения о некоторых пассажирах, впоследствии подтвердились. Лица, утонувшие в прошлой жизни, испытывают водобоязнь впоследствии.
     - Вот это да! Неужели всё это так?
     - Это так, поэтому и говорят, что главное душа, а не тело. Но в это обычно не верят, потому что тело хочет есть, а эмоции заглушают наше второе «я».
     - Так, значит, на моей… на нашей могиле где-то лежит камень?
     - Камень может быть аллегорией. Но если эту историю Вам диктовало подсознание - второе «я», а Ваше первое «я» ему не подсказывало как троечнику на экзамене, то можно предполагать - Вы писали о месте своего захоронения вместе со своей любимой и о своей беседе с ней. Вы беседовали как в стихах Эдгара Аллана По:
    
     Так в разговоре двух влюблённых ночь
     И таяла, и убывала, и не сменялась днём.
     Для павших нет надежды у небес,
     Они оглушены биением сердец.
    
     И, наконец, о любви в Ваших стихах. Видите ли, душа, как говорят некоторые учёные, состоит из мельчайших частичек, - назовём их лептонами. Их сочетание, плотность, объём и иные характеристики составляют индивидуальность личности. Люди с родственными душами - лептонами тянутся друг к другу. И наоборот. Есть добрые по природе люди, и есть злые. Лептоны определяют любовь и брак, добро и зло и так далее. Но только в случае родства душ можно рассчитывать на счастливую любовь и прочный брак. И никакие разбирательства в трудовом коллективе или на партсобрании с осуждением человека, допустившего развод или измену своему супругу, как это бывало раньше, тут не помогут. Да и не следует лезть в чужую душу в калошах. Ищут-ищут половинки друг друга, ошибаются, но всё равно находят. И никаким осуждением со стороны общества или государства не остановить ни развод, ни измену. Влюблённые умрут, вновь их души воплотятся и как половинки будут стараться найти друг друга, чтобы составить единое целое - семью. В этом смысл поиска настоящей любви, и это общеизвестно. Такова природа, поэтому сама тема существования гаремов и некоторых прочих установлений противоестественна. Почему в цивилизованных странах так велик процент разводов, а в России стали чаще говорить о брачном контракте? - Да потому, что в браке больше учитываются потребности тела. А они, к тому же, мешают сделать человеку правильный выбор - голос души всегда тих. Это очевидно. А разные телешоу, где за деревянной, каменной или стеклянной стеной собирают вместе юношей и девушек для определения взаимных предпочтений - вообще фантазии для душевнобольных. Вы, наверное, слышали, как они выражаются? Но кому-то, кроме Калерии Сучак и подобных ей организаторов всего этого, надо подумать о наших душах? Ведь главное - человеческие трагедии - скандалы, разъезды, разводы. И всё повторяется в мелочах: от не завинченного и изувеченного тюбика зубной пасты на полочке в ванной, невкусных котлет на кухне до спальни. А всё должно начинаться с коридора, где после работы нас, единственных и неповторимых, встречает наша долгожданная половинка.
     - Игорь Львович, получается, что мы с рождения предназначены друг для друга?
     - Нет. Идея о вечных половинках - это аллегорическое обозначение связи двух симпатизирующих друг другу душ. Утверждать, что два духа, или две души, созданные, как одно существо для другого, должны неизбежно соединиться на целую вечность после более или менее продолжительной разлуки, мы не можем. Хотя бы в силу постоянного развития духа каждого из нас. Мы можем воплощаться в разных местах и в разное время.
     - И всё-таки, доктор, мне не всё понятно. Судя по стихам, в них отмечен, как Вы назвали, момент… смятения души. И оттуда как бы следует, что я не осознаю сразу самой смерти. Как это происходит с человеком?
     - Во время жизни дух связан с телом полуматериальной оболочкой - духовным телом. А смерть - это разрушение, но не этой оболочки, а грубой - тела, когда прекращается его органическая жизнь.
     В минуту смерти душа сначала ничего не осознаёт, - ей требуется время, чтобы она узнала себя. В этом случае душа напоминает человека, который проснулся и старается придти в себя. Понятия и воспоминания возвращаются к душе, когда исчезает влияние материи. Этот период смятения различен - от нескольких часов до нескольких месяцев. Время такого состояния будет короче у тех, кто ещё при жизни понимал своё будущее состояние. Но это зависит от личности и от рода смерти.
     Если смерть была насильственной - убийство, казнь или самоубийство, дух бывает удивлён, даже поражён и не верит смерти. Он продолжает видеть своё тело, знает, что это тело его, но не может понять, почему люди не слышат его. Дух мыслит, видит и слышит. А иллюзия поддерживается ещё и наружным видом духовного тела, которое сохраняет форму материального. Но свойства этого тела иные - дух не сразу понимает, что уже не может осязать себя. Так будет до того момента, пока оболочка духа совсем не освободится, и тогда он узнает и поймёт, что уже не принадлежит к числу живых людей. Кстати, в Ваших стихах многое из сказанного можно заметить прямо с первых строк. Вы написали: «тебя я коснулся рукою» и там же спросили: «что с нами обоими стало?» - Это об осязании.
     То же самое происходит в пылу боя: в первые секунды дух поражён и не верит, что он умер. Ему даже кажется, что он продолжает участвовать в сражении. Но когда к духу, чьё тело смертельно ранено, начинает возвращаться самосознание, его можно было бы заметить движущимся около тела. Ему, как зрителю разлучения души с телом, всё это кажется столь естественным, что вид трупа не производит неприятного впечатления. В этот миг вся жизнь сосредоточена в самом духе, - он осознаёт и воспринимает всё вокруг себя.
     - А что ощущает душа в это время?
     - Смятение, которое сопровождает смерть, не тягостно для добродетельного человека. Оно проходит спокойно и аналогично состоянию тихого пробуждения от сна, просыпающегося человека. А сам дух, как я уже говорил, боли не испытывает. Для человека с нечистой совестью смятение сопряжено с беспокойством и тоской. Причём эти чувства усиливаются по мере обретения самосознания духом умершего. Когда одновременно умирают несколько человек, они не всегда сразу узнают друг друга. Каждый из них в смятении, вызванном смертью, перемещается в свою сторону, или же остаётся рядом с тем, кто интересует его.
     - Доктор, но это же невероятно. Невозможно сразу поверить во всё это, и мне не по себе… мне жутко.
     - Я Вам верю. Вы не похожи на труса. Сергей Сергеевич мне говорил, что у Вас есть занятное хобби, - Вы занимаетесь изучением загадочных и необъяснимых явлений, в том числе, мест посадок НЛО.
     - Да. В положительном случае, ну, если НЛО существуют, это могло бы изменить глобальный взгляд на всю историю человечества, а мне, как историку, это интересно. Работал, кроме того, в низовом звене организации «Космопоиск». Часто моё орудие - простая лопата. И мне это нравится. И люди вокруг нравятся, и природа. Спать люблю летом в палатке. И звёзды над головой тоже, как это не смешно.
     - Не смешно. Совсем нет. А верите в тарелки сами? Только честно!
     - Доказательств очень много. Ванга предсказала, что первый неоспоримый контакт с инопланетянами состоится через двести лет. Теперь уже даже раньше. Сведущие люди в это верят. Но их не всегда слушают, а те, кто слушают, не всегда верят. Те же, которые и слушать не хотят, вместе с последними составляют подавляющее число населения Земли. Это, как со сталинскими репрессиями - не все видели, что ночью по Москве разъезжали «чёрные воронки» и забирали их соседа, «взятого по линии НКВД», но все помнят, что при Сталине снижались цены в магазинах. Поэтому - ура Сталину. Можно бесследно сжечь десятки сотен людей в нацистских лагерях, а потом отрицать геноцид. Разве мало людей, которые и сейчас делают коммунизм и фашизм своей религией?
     - Вы мудрый человек, а Сергей Сергеевич рассказывал мне, что Вы и талантлив. Так что вот мой ответ. То, о чём мы говорили до этого, факт бесспорный, многократно доказанный и экспериментально подтверждённый. Так пишут те, кого никто не осмелился бы назвать шарлатанами. Но, к сожалению, люди, к примеру, видят, что цыганка хочет их обмануть, и на этом основании делают вывод обо всей хиромантии.
     Теперь о главном. О гипнотической регрессии. Я вижу в Вашей жизни тёмное пятно, которое следует рассмотреть, так сказать, на более близком расстоянии. Человека возвращают в его прошлое для того, чтобы стереть из его памяти «старые записи» пережитых драматических ситуаций. Младенец, конечно, не может сознательно воспринимать события, но наше подсознание помнит всё. И нам нужно выяснить, что же оставило в Вашей жизни кармическую завязку, что именно могло поселить в Вашей душе тревогу и страх. Следовательно, необходимо найти эту тёмную отметину в качестве кармической завязки на линии жизни. Но для этого нам придётся не просто вспомнить то или иное событие прошлого, но и вернуться в него, вновь его пережить вместе со всем эмоциональным фоном, прочувствовать поведение людей и атмосферу вокруг того далёкого события.
     Поэтому Вы должны помочь мне, то есть попутешествовать по времени в процессе медитации самостоятельно. Попытайтесь делать это в таком состоянии сознания, когда Вы будете находиться между реальностью и фантазией. Сядьте дома в тишине в удобное кресло, расслабьтесь и попробуйте медитировать. Только помните, что в это время нельзя давать волю эмоциям и воображению. Оставайтесь посторонним наблюдателем происходящего и будьте спокойны. А сейчас постарайтесь запомнить то, что я Вам скажу.
     Для того, чтобы развязать кармический узелок прошлого, нужно мысленно построить Линию Жизни. Здесь достаточно вспомнить и чётко представить себе два момента из своей жизни - прошедший и настоящий, а затем провести через них мысленную линию. Эту линию надо так же мысленно продолжить в бесконечное будущее и бесконечное прошлое. Нас больше интересует прошлое, даже необозримое. В качестве настоящего момента на этой линии можете избрать день медитации или любой из ближайших дней. А вот для первого момента - одного из событий своего прошлого для тренировки лучше избрать какой-нибудь эмоционально-радостный день. Вспомните, например, день окончания школы или поступления в институт. Важно прочувствовать его как можно ярче, в подробностях, воссоздать в памяти обстановку этого прошедшего момента, состояние окружающих, наконец, посмотрите на себя со стороны. Но будьте исключительно посторонним наблюдателем. Первую задачу Вы выполнили.
     Далее мысленно соединяйте точку момента прошлого с точкой во времени настоящего одной линией. Это и будет Линией Жизни. Теперь предстоит вчувствоваться в неё, - подумайте, как связаны эти события до сегодняшнего дня. Постарайтесь внутри себя сосредоточить внимание на всей череде картин прошедших событий - они будут на этой линии промежуточными. Осмыслите их значение и связь. Но продолжайте быть бесстрастным зрителем, - представляйте, думайте, вспоминайте.
     Всё это надо делать несколько раз, а главное - добиться лёгкости перехода к такому мысленному представлению. Учитесь воссоздавать в памяти свою Линию Жизни. Когда Вы сможете достигать этого легко, следует мысленно поискать на Линии Жизни тёмные пятна - неприятные события. При этом старайтесь задаваться этой целью заранее. Повторяйте это упражнение по нескольку раз в день. Потом, когда мы начнём работать, все отрицательные кармические события смогут легче проявиться. Справитесь?
     - Справлюсь, доктор.
     - Нужна небольшая тренировка. И не копайтесь в себе, а то накопаете. Ваш случай - типичный, но одним Фрейдом здесь не обойтись.
     - Доктор, я хотел спросить, а кто… это… выше по интеллекту - мужчина или женщина?
     - Одна и та же душа воплощается в телах мужчин и женщин, чтобы ни одному полу жизнь мёдом не казалась. Но не в порядке строгой очереди, разумеется. То, что своим умом постигает мужчина, может понять и женщина, - он слегка наклонился ко мне через стол и, понизив голос, смешливо-доверительно добавил, - и даже немножко больше.
     - Понятно - одна и та же душа, - улыбнулся я.
     - Вот именно, одна. Но для разных испытаний. И для поддержки друг друга в суровое время пребывания на Земле. Так что, если мужчина в этой жизни не моет посуду, не заправляет постель и всё взваливает на женщину, то в следующей раз, кем бы он ни был, будет по горло занят домашними делами за двоих. Если говорить образно, - ответил доктор, тоже улыбнувшись мне.
     Ну что же, сегодня мы остановимся на том, в чём пока разобрались - Ваших стихах. Другого объяснения нет. Пока все обстоятельства соответствуют именно такому толкованию.
     Доктор взял авторучку и постучал ей по перекидному календарю. - Мы с Вами теперь встретимся… вот в этот день. И в это время. Подходит? - спросил он.
     Я кивнул.
     - Тогда всего самого доброго.
     - Спасибо. До свидания, - ответил я и вышел за дверь.
     По дороге домой я размышлял обо всём, что услышал от доктора. Было поразительно, как одной логикой можно дойти до подобных суждений. Да что там суждений, - умозаключений! Верил ли я теперь в переселение душ? Я не мог утверждать этого с полной категоричностью. Часть моего разума сопротивлялась этому. Ведь разговоры о реинкарнации слышишь вокруг нередко, но не всему же будешь придавать значение. Тем более, что многие говорят об этом как-то полушутя и не конкретно. Слишком модно сейчас стало знать понемногу обо всём, чтобы казаться умнее. Но всё, что я услышал сегодня, не выходило у меня из головы, и я больше думал о том, во что это выльется, если окажется правдой. Правдой о рыцарях, замках и прыжках с обрыва в реку. В компетентности доктора я не сомневался, очевидно, он хороший биоэнерготерапевт. Сергею Сергеевичу я верю, но как он сам лично относится к этой теории, я у него так и не спросил. Однако, не может быть, чтобы он порекомендовал мне такого специалиста, считая, что тот рассказывает сказки.
     Вдруг меня подстегнула собственная мысль, которая показалась новой. - А что для меня самого может изменить существование реинкарнации, почти неограниченного числа воплощений и тайна бессмертия души? Что? Вот гадалка нагадала мне что-то, и я пошёл к Петельскому. После спиритического сеанса я узнал то, что не знали даже мои родные. А чем закончится эта история с доктором? Чем? Интересно, всё-таки, - я вспомнил, что сказал мне Слава, - если я куплю дамский халат и розовые тапочки с помпончиками и положу их на край дивана, явится ли ко мне тогда моя суженая? Или мне надо ехать за тридевять земель в тридевятое царство искать свое Эльдорадо, как тому рыцарю? Но если суженая явится ко мне прямо в Одинцово, зачем тогда куда-то ехать? И какую душу в таком случае подразумевает «явочный» вариант знакомства - родственную или не совсем?
     А ещё я подумал: может мы и ведём себя так, как во время вакханалии, потому что нам объявили, что сегодня живём последний день и, вообще, всего один раз? «Один раз живём», - говорим мы иногда даже сами, оправдывая тот или иной поступок, и творим такое в свой отпущенный нам последний день, что потом самим становится тошно. И после этого цинично заявляем: «После нас хоть потоп». Ну, что ж, кому-то денег и на свой ковчег хватит.
     Я не спеша шёл по пыльной ветреной улице, пытаясь вернуться к тому, что услышал от Игоря Львовича, как вдруг неожиданно заметил слежку. Ещё некоторое время назад я почувствовал нутром что-то неприятное. Моё подсознание ощутило, что кто-то движется за мной следом, словно опасаясь хотя бы на миг потерять из вида. Возможно, нецеленаправленное боковое зрение выхватило что-то опасное для меня, что теперь перестало быть неосознанным. К сожалению, ошибиться было нельзя. По крайней мере, двух человек я выделил. Как я не поворачивал или не переходил улицы, эти двое всегда оказывались позади меня. Рассмотреть их лица мне не удавалось. Всё велось по правилам, - увеличивалось число прохожих, - укорачивалась дистанция. В более безлюдных и просматриваемых местах филера отставали. Моё сердце заколотилось чаще и сильнее.
     Спокойно, спокойно, - приказал я себе. - Сейчас купим пачку сигарет, какой-нибудь слабоалкогольный напиток и осмотримся. Нужно сделать вид, что мне всё безразлично. Но что будут делать эти шпики, если я развернусь у киоска, будто не нашёл нужного, и пойду им навстречу? Всего двадцать процентов за то, что тут же подкатит машина с чёрными стёклами, и я отправлюсь в сопровождении мордоворотов в темницу Кулича. Ведь безлюдные места мы уже проходили, а слежка продолжалась. Может быть, они ищут и вовсе безлюдное место, потому что глушители на свои волыны дома забыли? Тогда почему бы не выстрелить из машины прямо на ходу? Но если слежка продлится, какова её цель? Посещать тайники я не собирался и в условных местах контактов не планировал. На кой чёрт такая затянувшаяся прогулка? Хотят сбить машиной при переходе улицы? Да, это реально.
     Дойдя до киоска, в отражении его бокового стекла я разглядел человека, идущего за мной. Расстояние определить было трудно. Я купил сигареты, баночку джина, открыл её и беззаботно пошёл дальше, делая небольшие глотки. Если бы я имел большое чувство юмора и полностью утратил инстинкт самосохранения, то выронил бы на асфальт носовой платок и через метров двадцать вернулся бы за платком. Что бы тогда стали делать эти люди? Ведь слежка иногда теряет смысл, если объект её обнаружил. Но я был один. Все последние месяцы я был совсем один, хотя постоянно находился среди людей. Один на один с тайной, не имеющей сроков давности, и которую взялся разгадать. И, может быть, поэтому я скоро перестану быть романтиком и, вообще, таким, каким был всегда. Я чувствовал себя разведчиком вдали от родины, который не может отправить домой даже поздравительную открытку из дальней командировки. Он живёт по легенде, вколоченной в подсознание так, что, наверно, даже во сне матерится на неродном языке. Но разведчик имеет связь с центром, его поддерживают, он получает информацию и помощь, иногда видит своего связного и знает, что в чужом краю он не один. Как же я устал! Ни один из окружающих меня в жизни людей не знал всего того, что узнал я. Все люди, которых я уважал и любил, не представляли полной картины, начавшей приоткрываться передо мною, но довериться целиком я никому не мог. Тем более, сейчас, когда игра перестала напоминать беготню «казаков-разбойников». Интересно, как выдержал бы всё это мой брат, и как бы он повёл себя на моём месте? Особенно, с данной минуты? Но у меня не было никакой отдушины, а это верный путь в…
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

Похожие:

Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconСверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 7
К’Джоуль Достопочтенный Виртуальная хроника чертовщины и плутовства (продолжение)
Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconСверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 5 Содержание: Эльвира Вашкевич «Ваше благородие, госпожа удача…»
К’Джоуль Достопочтенный Виртуальная хроника чертовщины и плутовства (продолжение)
Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconО молодёжном творческом объединении «Млечный путь»
Молодёжное творческое объединение (мто) «Млечный путь» добровольное профессиональное объединение молодых библиотекарей муниципальных...
Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconМлечный путь
Как называется млечный путь (дорога, пташечья дорога, дорога святых, путь Мамая и т д.)? Как объясняют такие названия?
Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconМлечный путь дорога с олимпа на землю
Эта необычная полоса диффузного света видна каждый месяц и из любого места. До открытия телескопа никто не знал, из чего состоит...
Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconСолнечная система Солнце — звезда в галактике Млечный Путь
Наблюдая звездное небо невооруженным глазом, можно заметить, что звезды распределены по нему неравномерно. Их число возрастает в...
Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconМлечный путь

Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconЗвезды, коза и… шоколадный батончик
Тот, кто не поленится заглянуть в англо-русский словарь, найдет там: "milk" – молоко, "way" – дорога, путь. Получается, что " Milky...
Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconЮбилейная панорама Как Млечный путь виден благодаря ярким звездам, так и Московская область, отмечающая в 2005 году свою 76-ю годовщину, ценна своими городами и районами
Как Млечный путь виден благодаря ярким звездам, так и Московская область, отмечающая в 2005 году свою 76-ю годовщину, ценна своими...
Сверхновый литературный журнал «Млечный Путь» Выпуск 11 iconМлечный путь
Король оргазма, 50 лет, свободный художник. Длинные седые волосы (хвост). Усы, борода
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org