Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики



страница4/8
Дата09.11.2012
Размер1.66 Mb.
ТипКонспект
1   2   3   4   5   6   7   8

3. Особенности экономического роста в России

Оценивая прирост ВВП России в 7,1% в 2004 г. в сопоставлении с глобальными экономическими тенденциями (динамика мирового ВВП в 2002 г. составила 2,8 против 2,2% в 2001 г.), можно заключить, что дела в нашей экономике вроде бы не так уж плохи. Можно также с глубоким удовлетворением вписать этот год в общий постдефолтный период (1999–2002гг.), который, по мнению экспертов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, характеризовался интенсивным промышленным подъемом. Темпы роста промышленного производства составили в 1999г. 11%, в 2000г. - 11,9, в 2001 г. - 4,9, а в 2002г. оцениваются в 4,2, в 2004г. - 7,1%.

Несмотря на оптимистические прогнозы отдельных авторов относительно того, что в ближайшие четверть века в мировой экономик изойдет перелом и Россия вместе с рядом других стран (БРИК – Бразилия, Россия, Индия, Китай) вырвется на передовые позиции, особенных шансе в ближайшие 10 лет не предвидится. Минэкономраз что виновата высокая зависимость российской экономики от JKcnupia нефти1. Цены на нефть могут снизиться, а высокая инвестиционная активность все еще недостаточна для структурных реформ и диверсификации экономики. Между тем увеличивающиеся сбережения населения никак не перейдут в инвестиции.

Важнейшие макроэкономические показатели все еще напрямую задаются конъюнктурой цен на мировом рынке по основным позициям российского экспорта – нефти, газу, металлам. Валютная выручка от продажи этой продукции в решающей мере и питает экономику России в последние годы. В сложившейся ситуации экономический рост фактически ставится в полную зависимость от прироста мировых потребностей в топливно-энергетических продуктах, не превышающего, согласно авторитетным экспертным оценкам, 2–3% в год.

В основе экономического роста в России лежат аспекты, которые начали формироваться еще задолго до распада СССР. Именно совокупность этих проблем является главным тормозом развития страны. Надо отметить, что эти проблемы являются зачастую просто непреодолимым барьером для экономических агентов, а совокупность барьеров, переплетаясь и логически вытекая один из другого и следуя один за другим, образует так называемые ловушки экономического роста. Выбраться, выпутаться из этих ловушек часто бывает очень сложно, а порой невозможно. Любое предпринимаемое действие, натыкаясь на десятки препон, пытается развиться в другом направлении, а там оно встречает еще большее количество препятствий, оказываясь, таким образом, замкнутым “в четырех стенах”. Преодоление барьеров и выход из ловушек экономического роста требует комплексного преобразования экономики, общества, ломки множества старых стереотипов, которые просто сводят на нет все благие начинания.


Новая конкурентоспособная экономика должна быть сформирована на поддержке и развитии ключевых отраслей, которые станут точками роста и создадут основу для качественного роста во всей хозяйственной системе.

Выделяют две группы отраслей, которые смогли бы стать этими точками роста:

1) конкурентные на внутреннем рынке, имеющие определенные экспортные возможности (автомобилестроение, тракторостроение и сельское хозяйство, машиностроение, специальное судостроение);

2) конкурентные на мировом рынке, могущие стать очагами формирования постиндустриальных укладов (авиакосмический комплекс, атомная энергетика и производство изотопов, приборостроение, программное обеспечение).

На конкурентоспособность отечественной продукции влияет ряд факторов. В краткосрочном плане фундаментальными факторами служат, во-первых, цены на мировых рынках; во-вторых, инвестиционный спрос, который сам существенно зависит от экспортных цен. Третий фактор – объем импорта, меняющийся в зависимости от первых двух факторов или же просто из-за организационных проблем на таможне. На первые два фактора правительство вообще не может влиять, а на третий влияет незначительно.

Ограничения экономического роста в долгосрочной перспективе за-висят от экономической политики государства (правительства). Сейчас мы движемся по тупиковому пути гипертрофированного развития сырьевого сектора. Единственный способ решения проблемы – изъятие сырьевой ренты и снижение за счет этого налогового бремени в обрабатывающих секторах. Кроме того, требуется снятие барьеров выхода 'на рынок, существование которых убивает всякую инициативу малого бизнеса к активному развитию.

В последнее время рост достигается за счет действующих предприятий, новые мощности, как правило, не вводятся, а лимиты работающих практически исчерпаны. Россия в настоящее время несет тяжкое бремя, от которого развитые страны в большинстве своем свободны: это долговая зависимость. Будучи нетто-должником, обеспечить конкурентное по качеству развитие и встать вровень с ведущими промышленными державами чрезвычайно трудно. Долговая зависимость препятствует полной мобилизации необходимых ресурсов для прорыва на высшую технологическую ступень, ощутимо противодействует становлению такой экономической системы, которая отвечала бы насущным задачам и стратегическим приоритетам развития производительных сил, подчиняет экономическую политику не столько внутренним, сколько внешним интересам и зарубежному капиталу.

Не стоит забывать и об инфляции. Времена легковесного отношения к индикаторам инфляции в развитых странах остались далеко в прошлом. Там прочно осознали, что она несет обесценение не только валюты, но и стимулов к труду, всей системы макроэкономического регулирования в целом.

Удержание высоких темпов роста экономики в среднесрочной перспективе является одним из главных пунктов экономической стратегии России. Стоит напомнить, что лет 6–7 назад, еще до кризиса 1998 г., в экспертном сообществе обсуждалась “проблема 2003 года”. К тому времени ожидалось массовое выбытие активной части производственных фондов. Однако последовавшие события в экономической жизни (кризис 1998 г., посткризисный подъем) отодвинули проблему, и о ней почти забыли.

Впрочем, сама проблема действительно несколько утратила актуальность. В первые 3 посткризисных года рост инвестиций заметно ускорил обновление основного капитала. По оценке экспертов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в 1999–2001 гг. норма ввода новых производственных мощностей в промышленности (без учета отраслей ТЭКа) была втрое выше среднего уровня нескольких предшествующих лет.

Однако переоценивать значение инвестиционного бума трехлетней давности не следует. Речь идет лишь об отсрочке: нынешнее состояние производственных мощностей иначе как неудовлетворительным не назовешь.

Печально, но факт: посткризисный инвестиционный подъем не смог остановить устаревание промышленного аппарата. Средний возраст оборудования к 2003 г. достиг 20,7 лет против 17,9 в 1999-м. (Для сравнения: в развитых странах средний возраст мощностей не превышает 12 лет). Доля оборудования старше 20 лет превысила 48,2%, а на многих предприятиях используются машины чуть ли не полувековой давности. Очевидно, что выпускать конкурентоспособную продукцию на такой производственной базе нереально. Точнее, можно было как-то конкурировать по соотношению “цена/качество” при низких материальных издержках, но не в условиях уже начавшегося (и прогнозируемого на будущее) роста цен естественных монополий, тянущего за собой удорожание сырья и материалов1. Обновление же огромного массива устаревших мощностей повлечет резкое увеличение инвестиционного спроса.

Несомненно, главное – это финансовое обеспечение инвестиций. По оценкам экспертов, без учета отраслей ТЭКа ежегодная потребность в инвестициях в ближайшие несколько лет составит 14–16 млрд. долл. в год, а потенциал собственных средств предприятий – лишь 7–8 млрд. В принципе этот разрыв не слишком значителен (например, он существенно меньше объема капитала, вывезенного за 2002 г.), но дело не только в разрыве: механизм привлечения и эффективного использования заемных средств в перерабатывающей промышленности еще достаточно слаб.

Между тем вопрос стоит очень остро: либо такой механизм сформируется и даст дополнительный толчок промышленному росту, либо нас действительно поджидает очередная “проблема 200N года”.

На рубеже XX–XXI вв. Россия столкнулась с вызовами, сходными с теми, которые стояли перед ней на рубеже XIX–XX вв. – с вызовами догоняющего развития. Впрочем, в отличие от ситуации столетней давности, в настоящее время стоит вопрос не о догоняющей индустриализации, а о догоняющей постиндустриализации. Именно в этом состоит ключевая долгосрочная проблема развития российского общества. Решение задачи сокращения и преодоления отставания от наиболее развитых стран мира может и должно стать центральным вопросом, объединяющим общество, его элиту и различные группы интересов.

Как отмечают социологи, “по мере повышения материального благосостояния ... потребность в получении все большего количества материальных благ утрачивает свою остроту, а на первый план все чаще выходят такие проблемы, как необходимость сочетать безопасность и свободу, справедливость и ответственность” (Hicks J. Wealth and Welfare. Oxford, 1981. P. 138-139.).

Иными словами, потребность западных стран в сырье и промышленных товарах, поставщиками которых выступают государства, находящиеся на индустриальной стадии развития, резко снижается. В то же время, как мы уже отмечали, основой стратегии догоняющего развития является импорт технологий и экспорт производимой продукции в развитые страны, что позволяет привлекать в догоняющие экономики валютные поступления и способствует поддержанию хозяйственного роста. Следовательно, “...важнейшим препятствием для осуществления догоняющего развития становится все возрастающая “закрытость” западного мира” (Там же. С. 75).

К концу XX в. стало очевидно, что расцвет западных обществ, основанных на либеральной традиции, во многом обусловлен естественным ходом их эволюции. С этой точки зрения, понятна причина неудач как стран социалистического лагеря, так и развивающихся государств, которые никогда не могли добиться самодостаточности в своем развитии.

XX век явил миру две модели догоняющего развития. Одна из них – сугубо индустриальная, представленная опытом СССР 30-х гг., Германии 30-х и 40-х гг., стран социалистического лагеря 50-х и 60-х гг. Другая модель в той или иной мере копировала черты постиндустриального развития западных обществ; этой модели следовали Япония в 70-е и 80-е гг. ii государства ЮВА в 80-е и 90-е. Обе эти модели заключали в себе фундаментальный конфликт между самодостаточностью и естественностью развития, конфликт, не порождавший конструктивного решения, а препятствовавший успешному воплощению в жизнь поставленных целей.

В первом случае, где доминировал (в основном по идеологическим или политическим соображениям) принцип опоры на собственные силы, самодостаточная экономика вызывала автаркию, поддерживавшуюся ужесточением авторитарных режимов. Это приводило к использованию жестких мобилизационных мер, вызывало социальную апатию и в конечном счете приводило к нарастающему отставанию от стран с открытой конкурентной рыночной экономикой. В России наиболее полно проявились ловушки догоняющего типа развития и роста:

  1. нехватка собственных инвестиционных ресурсов;

2)зависимость от импорта высокотехнологичных товаров и высоких технологий и, в конечном счете, даже продовольствия и других потребительских товаров престижного образа жизни;

3) недостаточно благоприятный для привлечения иностранных инвестиционный климат (в России правящая верхушка постоянно препятствовала этому);

4) пренебрежение к развитию национальной науки и интеллектуальному потенциалу нации в целом, хотя любое догоняющее развитие в постиндустриальную эпоху возможно лишь в условиях востребованности квалифицированного труда. В США в 1995 г. неквалифицированные работники составляли не более 3,9% рабочей силы; в России их доля сегодня не опускается ниже 25%. Доля расходов на образование в бюджете США (превышающем российский в 20 раз) превышает отечественный показатель в 2,5 раза, а на здравоохранение – почти в 6 раз. К 1997 г. уровень затрат на финансирование научной сферы сократился в России более чем в 7 раз по сравнению с 1990 г., а доля расходов на НИОКР составила 0,32% ВВП при пороговом значении этого показателя 2%;

5) абсолютная неспособность государства к выполнению главной позитивной роли – концентрации усилий на главных направлениях развития.

При любом типе экономического роста ему, как и нормальному функционированию экономики в целом, препятствует абсолютное общественное зло – коррупция.

Коррупция – сложный, комплексный феномен, корни которого пронизывают как бюрократические, так и политические институты. Воздействие коррупции на экономическое развитие не однозначно и не может быть подвержено поверхностному анализу. Коррупция вынуждает правительства стран регулировать вопросы вне их компетенции, тем самым, наращивая бюрократический аппарат, который сам по себе является благодатной почвой для разного рода мздоимства и лихоимства.

На современном этапе выделяют несколько видов коррупции: широкомасштабная (оптовуая) и мелкомасштабную (розничная), государственная, предпринимательская, бытовая. Первый вид коррупции процветает в международных экономических отношениях и обычно вовлекает в свой оборот, помимо бюрократов, еще и политиков. Здесь нелегальные сделки могут осуществляться далеко за пределами страны. Розничная коррупция имеет менее значимые экономические потоки, но обладает свойством всепроникновенности и всеобъемлемости. Агентами коррупционных отношений в данном случае могут выступать как госслужащие и предприниматели (взятки за получение лицензий), так и частные лица (медицинская и образовательная коррупция).

Помимо вышеупомянутого вида коррупции, различают политическую и бюрократическую коррупции. Зачастую их трудно разделить, поскольку эти два вида имеют тенденцию к сращиванию через сговор (collusion).

Коррупция в обществе может проявляться редко, а может носить массовый характер. В этом случае мы говорим о единичной (isolated) или систематической (systematic) коррупции. Если коррупция выражается в том или ином обществе лишь несколькими отдельными фактами, то ее легко выявить и пресечь. Систематическая коррупция существует в том случае, когда взяточничество в любых масштабах является привычным делом и представляет собой вид трансакций для получения агентом экономических отношений определенных благ и возможности доступа к этим благам. Она порождает так называемые коррупционные ловушки (КЛ; corruption trap).

Чем больше распространена коррупция, тем меньше вероятность наказания для каждого отдельного коррупционера (т. е. меньше трансакци-онные издержки, ассоциированные с неэффективной нормой), тем больше распространена коррупция. Это так называемый эффект координации, характерный для многих институциональных ловушек.

Дальнейшее закрепление неэффективной нормы поведения происходит под действием трех механизмов. Во-первых, коррупционная деятельность совершенствуется, возникают коррупционные иерархии, развивается технология дачи взятки (эффект обучения).

Во-вторых, неэффективная норма встраивается в систему других норм, сопрягается с ними. Так, коррупция связана с уходом от налогов и лоббированием законов. Это еще больше затрудняет борьбу с ней (эффект сопряжения).

В-третьих, коррупция оказывается столь обычной и ожидаемой, что отказ от нее воспринимается как нарушение общепринятого порядка вещей: включается механизм культурной инерции. В результате действия этих механизмов уменьшаются трансакционные издержки коррупционного поведения и увеличиваются трансформационные издержки перехода к альтернативной норме.

Либерализация неравновесной экономики неизбежно вызывает рост коррупции, если только государством не приняты специальные меры по изъятию переходной ренты.

Анализируя коррупцию как экономическое явление, можно увидеть наличие КЛ, которые существуют как на микро-, так и макроуровнях. Наиболее интересным, на наш взгляд, представляется наличие КЛ на макроуровне. Их формированию способствуют бюрократические традиции, сложившиеся в обществе, высокая дифференциация доходов населения и низкий культурный уровень развития.

Для преодоления отставания России от уровня развития стран-мировых лидеров хотя бы к концу XXI в. необходимо, чтобы прогнозируемых среднегодовых темпах роста мировой экономики в 2,5-3%, темпы роста российской экономики, по крайней мере, вдвое превышали их.

1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconМакроэкономика: конспект лекций Д. А. Шевчук, В. А. Шевчук Макроэкономика: Конспект лекций Тема основы макроэкономики предмет макроэкономики
Макроэкономика – это наука, которая изучает поведение экономики в целом или ее крупных совокупностей (агрегатов), при этом экономика...
Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconПрограмма дисциплины Модели финансовых рынков для направления 521600 Экономика (второй уровень высшего профессионального образования)
Курс включает в себя 26 часов лекций. Он рассчитан на студентов 4 курса специализации «Математические методы», прослушавших курсы...
Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconКонспект лекций тема Предмет этики и его функции тема Высшие морально-нравственные ценности
Охватывают два раздела: «История этических учений» и «Основные проблемы морали и нравственности»
Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconЛекция Научные основы национальной экономики (4 ч.) Понятие национальной экономики. Предмет и задачи курса «Национальная экономика Беларуси»
Понятие национальной экономики. Предмет и задачи курса «Национальная экономика Беларуси», его место в системе экономических наук
Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconЛекция Научные основы национальной экономики (4 ч.) Понятие национальной экономики. Предмет и задачи курса «Национальная экономика Беларуси»
Понятие национальной экономики. Предмет и задачи курса «Национальная экономика Беларуси», его место в системе экономических наук
Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconКурс лекций по дисциплине «экономика организаций (предприятий)» Тема 1: Введение в курс "Экономика организаций (предприятий)" Объект, предмет, структура курса
Охватывает все виды прямых затрат. В процессе нормирования оборотных средств разрабатываются нормы и нормативы
Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconЛекция 2 Введение в макроэкономику 2 Предмет и функции макроэкономики 2 История развития макроэкономической науки 2
Ввп и внп, методы их расчета. Другие показатели дохода и продукта. Взаимосвязь между ним
Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconКонспект лекций тема характеристика построения технологических швейных цехов цели и задачи курса
Характеристика основных особенностей производства одежды по индивидуальным заказам
Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconМеждународные экономические отношения введение предлагаемый читателям конспект лекций разработан в соответствии с типовой программой дисциплины «Международная экономика»
Предлагаемый читателям конспект лекций разработан в соответствии с типовой программой дисциплины «Международная экономика», «Международные...
Конспект лекций (26 часов). Тема 12. Национальная экономика и ее важнейшие показатели Предмет и цели макроэкономики iconКонспект лекций по международному частному праву к ю. н. Чупанов Андрей Сергеевич Тема Понятие, предмет и система международного частного права
Охватывает три группы вопросов, которые являются ре­шающими при морских перевозках грузов
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org