Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп " Концепция права на право"



Скачать 432.55 Kb.
страница1/3
Дата11.09.2014
Размер432.55 Kb.
ТипСеминар
  1   2   3
Восьмой семинар по актуальным проблемам гражданского права

РШЧП / ИЦЧП

Концепция права на право”



08 декабря 2000г.

Стенограмма

Открыл семинар начальник Отдела общих проблем частного права, член Совета Исследовательского центра частного права при Президенте Российской Федерации, д.ю.н., профессор В.А. Дозорцев, который отметил большую значимость постановки рассматриваемой проблемы, которая уходит корнями в проблему более общего порядка, чтó представляет собой объект права вообще. Было предложено выслушать основных докладчиков, а затем перейти к обсуждению отдельных вопросов.



Д.И. Степанов, слушатель Российской школы частного права.

Проблема соотношения вещно-правовых и обязательственно-правовых отношений получила в последнее время особую остроту в связи со все более серьезным проявлением феномена именуемого право на право (Rechte an Rechte). По большей части это связано с глубоким осмыслением и практическим приложением многих положений заложенных в ГК РФ. Так в соответствии со ст.128 ГК РФ имущественные права отнесены к объектам гражданских прав, при этом ст.129 ГК РФ упоминает об оборотоспособности не вещей, как это традиционно принято в догме гражданского права, а об оборотоспособности объектов гражданских прав. Из этого можно заключить, что законодатель презюмирует права оборотоспособными. В силу п.4 ст.454 ГК РФ положения, предусмотренные в параграфе 1 главы 30 ГК РФ (общие положения о купле-продаже), применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. Согласно легальной дефиниции договора дарения, содержащейся в п.1 ст.572 ГК РФ, по договору дарению возможно дарение не только вещей, но также имущественных прав.

Чрезвычайно интересна проблема предприятия как имущественного комплекса (ст.132 ГК РФ). В состав предприятия согласно п.2 ст.132 ГК РФ наряду с другими объектами могут входить права требования, а поскольку предприятие может быть как объектом вещных, так и обязательственных прав, можно говорить о возникновении права на право. Признание предприятия одновременно субъектом и объектом права приводит к постановке неразрешимого вопроса: как (самостоятельный) субъект гражданского права будет выступать объектом чужих прав? Если же предприятие признается лишь объектом права то конструкция "право на право" проявляется здесь очень четко. Однако здесь мы снова сталкиваемся с основной проблемой всех "res incorporales" может ли устанавливаться право на право без оболочки, иной формы. В случае с предприятием нематериальные (обязательственные) активы формализуются материальными активами, поэтому права опять не существуют в чистом виде как объекты других гражданских прав.

Основной вопрос подлежащий обсуждению в связи с заявленной темой семинара сводится к тому имеет ли место в отечественном правопорядке (de lege lata et de lege ferenda) конструкция, в соответствии с которой объектом права будет являться другое право?

Возможно два принципиальных подхода к постановке и поиску подходов к решению данной проблемы. Во-первых с ортодоксальных цивилистических позиций можно отвергать в принципе постановку проблему подобным образом и соответственно вовсе не признавать каких-либо сложностей в этом вопросе. Однако принятие такой точки зрения предполагало бы подведение под застывшие юридические категории изменяющихся экономических отношений более того игнорирование многих новых экономических отношений требующих адекватной юридической формы. Во-вторых допустимо принятие постановки вопроса таком виде из чего следует что необходимо определиться с возможными подходами к решению данной проблемы.

Проблемы права на право может быть рассматриваема в пределах традиционной сложившейся доктрины и догмы частного права что предполагает ее рассмотрение в рамках антиномии вещные - обязательственные права либо выведение ее за рамки такого рассмотрения и соответственно конструирование некого нового вида прав что представляется малоперспективным.

В данном случае возможно несколько "чистых" вариантов (идеальных типов) по которым может происходить исследование проблемы: установление обязательственного права на обязательственное право, обязательственного права - на вещное право, вещного права на обязательственное и вещного - на вещное. Причем особую сложность и наибольший практический интерес представляют три первых варианта. В современном гражданском праве можно встретить несколько институтов, где наиболее выпукло проявляются подобные проблемы: ценные бумаги (особенно, по мнению отдельных авторов, бездокументарные) и безналичные денежные средства, лежачее наследство, факторинг (форфейтинг) и инкассо, комплексное отчуждение (продажа предприятия, продажа бизнеса), дарение прав, купля-продажа имущественных прав и т.д.

Наибольший практический интерес представляет проблема возможности установления вещного права на обязательственное.

Проблема установления вещного права на обязательственное может быть сведена к двум ключевым вопросам подлежащим обсуждению на уровне серьезной дискуссии а именно:


  • допустимо ли установление вещного права на обязательственное право (совокупность прав) без какого-либо извне привходящего внешнего элемента оформления без оболочки. Иначе говоря, возможно существование вещного права на обязательственное непосредственно (минуя, скажем, институт ценных бумаг, привязку к конкретному лицу в обязательственном правоотношении или к causa обязательства могут ли права быть самостоятельными объектами оборота вне связи с другими имущественными объектами как это имеет место в случае с предприятием и проч.). Таким образом здесь можно говорить о поиске критерия вычленения отдельного объекта из разряда имущества в разряд вещей sui generis.

  • что следует понимать под объектом права.

В рамках традиционной доктрины рассмотрение проблемы установления вещного права на обязательственное не дает какого-либо положительного эффекта или приводит к не совсем убедительному результату что можно проследить из анализа признаков вещного права в соотношении с рассматриваемой проблемой.

При подготовке к сегодняшнему семинару мной была подготовлена для наглядности таблица, разделенная на две части: в левой части собраны более или менее бесспорные признаки вещного права, а в правой – результат, который получается в случае наложения этих признаков применительно к проблеме “вещное право на обязательственное”. При соотнесении того, что получается в результате, обнаруживается удивительная вещь: большинство признаков, которыми традиционно характеризуется вещное право, неприменимы к конструкции “вещное право на обязательственно”. В этом случае сложно говорить об абсолютном характере права. Не найти здесь и закрепленность, принадлежность определенной вещи известному лицу. Неприменимы в таком случае для защиты вещные иски, которые можно предъявить против любого и каждого, что вытекает из абсолютного характера вещного права. Для установления вещного права безразлично волеизъявление пассивных субъектов, противостоящих управомоченному субъекту, чего нет в конструкции “вещное право на обязательственное”. Вещное право всегда возникает сразу, в то время как обязательственное может “созревать”. Оказываются “не у дел” в таком случае право следования и право преимущества, признак эластичности вещного права. Много вопросов связано с приложением принципа специальности (определенности) вещного права.

Наконец, большая проблема связана с различиями в природе вещных и обязательственных прав. Вещное право по своему содержанию и назначению предполагает активность управомоченного субъекта и пассивность всех обязанных лиц в правоотношении. Напротив в обязательственном правоотношении предполагается пассивность управомоченного и активность обязанного. Данное противопоставление имеет значение для момента осуществления прав из объекта вещного права установленного на обязательственное право. Действительно, здесь получалось бы удваивание (утраивание и т.д.) прав и, соответственно, аналогичных по своей конструкции правоотношений. Подобная аргументации приводится В.М. Хвостовым в его учебнике "Система римского права". Хвостов отрицает возможность установления права на право вообще, поскольку право, установленное на право, будет иметь в конечном счете своим объектом тот материальный объект, на который установлено "первое" право. Однако следует указать и на другую сторону проблемы. Связь с конкретным должником всегда значима в первоначальном правоотношении, однако как показывает жизнь, во многих правоотношениях, связанных с движением прав и обязанностей от одного лица к другому, то есть там, где есть элементы правопреемства [successio], долг начинает терять личностный элемент, происходит абстрагирование сделки от ее causa, а право требования приобретает характер особого актива, сравнимого с вещью. В данном случае возможно возникновение нематериальных активов, в которых связь с конкретным должником теряет определяющее значение. Наиболее яркие примеры - факторинг, индоссированные векселя.

Возможность существования обязательственного права установленного в отношении вещного права также представляет практический интерес особенно в связи с существованием так называемых вещных договоров.1 Несмотря на то что отечественному правопорядку свойственно разграничение обязательства и traditio французское право допускает переход вещного права на вещь передаваемую по договору купли-продажи на основании лишь одного договора. Применительно к отечественному правопорядку данная проблема была основательно рассмотрена М.И. Брагинским.

Также особый интерес вызывает возможность установления обязательственного права на обязательственное право, в частности, при залоге прав (п.1 ст.336 ГК РФ) или доверительном управлении правами, удостоверенными бездокументарными ценными бумагами (п.1 ст.1013 ГК РФ).

Наконец конструкция вещного права установленного на иное вещное право представляет собой юридический нонсенс поскольку здесь имеет место в чистом виде удваивание (утраивание и т.д.) прав в чем нет никакой практической необходимости.



В.А. Дозорцев: Вы считаете, что вещное право на обязательственное не может быть, но право на право возможно?

Д.И. Степанов: Да, возможно. Это вопрос практического свойства. Если мы найдем какую-нибудь общую формулу, которая объясняет эту проблему (а я уверен, что мы должны заниматься поиском этой формулы), мы, соответственно, дадим ответы на те вопросы, которые я перечислил, – что представляют из себя бездокументарные ценные бумаги, безналичные денежные средства, права требования к предприятию, купля-продажа имущественных прав, дарение имущественных прав и т.д. То есть мы просто создадим некий инструментарий, который универсальным образом должен будет ответить на все прикладные и частные вопросы.

Первый заместитель председателя Совета Исследовательского центра частного права, руководитель рабочей группы по подготовке проекта Гражданского кодекса Российской Федерации, профессор, д.ю.н., заслуженный деятель науки Российской Федерации А.Л. Маковский: По всем трем вариантам, которые Вы назвали, можно какие-то конкретные примеры.

Д.И. Степанов: Из четырех названных вариантов я сразу исключил только последний – это вещное на вещное. Применительно к вещному на обязательственное...

В.А. Дозорцев: А зачем? Все остальные зачем? Что меняется вообще в жизни, в правовых конструкциях, в правовых решениях?

Д.И. Степанов: Мы не задаемся целью изменить жизнь, правовые решения, но, тем не менее, если мы найдем какую-нибудь общую формулу, мы сможем подойти к решению тех названных частных вопросов. Если мы дадим объяснение, что это такое, соответственно, мы на практике будем определенным образом разрешать конкретные дела.

Е.С. Ращевский, слушатель Российской школы частного права.

Виктор Абрамович подверг суровому испытанию моего коллегу (Смех в зале). Но поскольку мы это предполагали, то при подготовке к семинару проиграли некоторые ситуации.

Предположим, что в ст. 128 ГК РФ нет вообще упоминания об имущественных правах как объекте права, - просто нет его. Не упоминается о правах при перечислении состава предприятия как имущественного комплекса, нет упоминания о правах в нормах о дарении. Только хорошо это было бы или плохо? Наверное, сразу бы возникла масса правовых проблем, и пришлось бы нам проводить сегодняшний семинар, говоря о том, как было бы хорошо, если бы в законе появилось право как объект. Но благодаря развитию цивилистической доктрины, сегодня есть ст. 128, в которой имущественные права перечислены в качестве объектов гражданских прав.

Напротив, в римском частном праве таких положений, как в ст. 128, представляющих собой общую модель объектов гражданского права, конечно же не было.

Сегодня мы сначала строим абстрактную конструкцию, применяемую впоследствии к конкретным отношениям. В период существования римского частного права сложно было бы представить проведение такого семинара, как наш сегодня, поскольку сама юридическая логика шла от обратного. Тем не менее, существуют свидетельства о том, что проблема “права на право” ставилась практикой и решалась определенными правовыми средствами.

Всем известно до сих пор вызывающее много споров мнение Гая о делении вещей на телесные и бестелесные. Приведу мнение Санфилиппо Чезаре (Курс римского частного права: Учебник / Под ред. Д.В. Дождева – М.: Изд. БЕК, 2000, с. 52 – 53):

“Согласно Гаю (Gai, Inst. II 12–14, прим. Е.Р.), patrimonium (имущество) образуется из res corporales и res incorporales. Первые представляют собой материальные вещи (quae tangi possunt, которых можно коснуться) – такие, как земельный участок, раб, золото, серебро и бесчисленные иные вещи, вторые представляют собой субъективные юридические ситуации (quae tangi non possunt) – такие, как право узуфрукта, сервитута, требование по обязательству и т.д.

...строго говоря, следовало бы, с одной стороны, противопоставить все материальные вещи, а с другой стороны – собрать вместе все права и при этом прежде всего включить в res incorporales... право собственности. Между тем, согласно представлениям Гая, такое право отождествляется со своим объектом (который является res corporales) и потому самостоятельного значения не имеет. Поэтому в качестве res incorporales рассматриваются исключительно имущественные права, отличные от права собственности.”

В литературе встречаются сомнения по поводу действительного значения этого деления, и идет ли вообще здесь речь о вещах или об отношении к вещам и правам. В частности, это точка зрения профессора В.М. Хвостова (Система римского права. Учебник. – М.: Изд. “Спарк”, 1996 с. 125):

“...некоторые из субъективных гражданских прав дают субъекту полное господство над какой-либо телесной вещью; говоря о подобном праве, мы можем прямо назвать его объект – телесную вещь (мы не говорим, обыкновенно, о продаже права собственности на лошадь, а прямо говорим о продаже лошади); другие же субъективные права – или имеют объектом своим нечто нетелесное, или же или же дают субъекту неполное господство над телесной вещью. Первого рода права... Гай отождествляет с их объектом и называет их res corporales, а вторые, в противоположность первым, он называет res incorporales”.

В римском частном праве постепенно были разработаны нормы о залоге прав (заложенное право могло напрямую переходить к кредитору по обеспеченному залогом обязательству, а, в исключительных случаях, могла состояться продажа заложенного права). Приведу высказывание Павла (Памятники римского права: Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. – М.: Зерцало, 1997):

“Если заключено соглашение, что требование к моему должнику дается тебе в залог, то это соглашение защищается претором, так что защищаешься ты и при взыскании денег и защищается должник против меня, если я предъявлю к нему иск. Итак, если это требование является денежным, то, взыскав деньги, ты производишь зачет; если же по этому требованию взыскивается какой-либо другой предмет, то полученное тобой займет место залога...” (D. 13, 7, 18).

Дореволюционные исследователи отмечали, что за уплату долга, заключающегося в залоге, могло отвечать все то, что может быть продано и таким образом обращено на удовлетворение кредитора (L. 9 § 1 D. 20, 1). Поэтому считается, что res incorporales могли быть объектами залогового права (залог в широком смысле слова). В частности, могли отвечать обязательственные права, принадлежащие должнику или иному лицу, разного рода jura in re aliena и, наконец, в известном смысле, самое залоговое право (subpignus) (См. Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. – М.: Изд. “Спарк”, 1996, с. 340–341).

Кронид Малышев в юридическом исследовании “Исторический очерк конкурсного процесса” (СПб., 1871, с. 49) касаясь продажи прав должника при несостоятельности, указывает, что активному имуществу должника, которое подлежало аресту, и продаже в пользу кредиторов, относились права его на третьих лиц. Кредиторы могли осуществлять их посредством прямого взыскания или же уступкою и переводом.

Вовлечение гражданских прав в имущественный оборот Древнего Рима потребовало разработки конструкции цессии. В классическую эпоху существовала следующая практика совершения уступки права. Цедент предоставлял цессионарию право выступать от своего имени в суде и получить исполнение по сделке. Романистами отмечаются отрицательные черты такой конструкции, поскольку не было реальной гарантии цессионария, что на любой стадии цедент не вступит в процесс от своего имени. Но здесь можно привести возражения: действия римского гражданина обеспечивались сакральными ритуалами и страхом перед божественной карой, которой боялись больше, чем наступления юридических последствий, из-за чего никто просто так не мог нарушать своих обязательств. Значительная часть исследований по римскому праву не может избавиться субъективной оценки древних частноправовых институтов с позиций изощренного правового инструментария современности.

К. Цвайгерт и Х. Кетц дают следующую оценку проблемы (Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2-х т. – Т. 2. – Пер. с нем. – М.: Междунар. отношения, 1998, с. 160 –161):

“...признание цессии явилось завершающей ступенью длительного процесса исторического развития этого правового понятия. Исходным пунктом данного процесса служил... принцип, согласно которому право требования не могло передаваться... С течением времени, однако, в римском праве... получили развитие механизмы, используя которые стало возможным... осуществлять передачу права требования без согласия должника…кредитор мог в любой момент до начала рассмотрения жалобы отозвать данные им полномочия представителю и вчинить иск от собственного имени... Поэтому цессионарий, стремясь оградить себя от возможного произвола цедента, добивался от него гарантий на основе устного обязательства (stipulaio), что тот не позволит себе расстроить цессионную сделку”.

В дальнейшем указанные “сложности” были устранены, и после уведомления должника цессионарием, ему было запрещено производить исполнение цеденту и надлежало исполнять цессионарию.

Возвращаясь к началу моего выступления, хотелось бы заметить, что вовлечение имущественных прав в гражданский оборот – явление положительное. Мы стараемся эту точку зрения отстоять. Не хотелось бы сводить наш семинар к приведению каких-то конкретных примеров. Но, поскольку избежать этого не удается, то среди наиболее значимых практических предпосылок настоящего диспута необходимо назвать правовое регулирование оборота предприятий как имущественных комплексов (такие комплексы имущества могут вообще целиком состоять из обязательственных прав), бездокументарные ценные бумаги, безналичные денежные средства, сделки с правами и употребление имущественных прав для обеспечения исполнения обязательств.



Специалист-эксперт Исследовательского центра частного права, магистр частного права В.А. Жуков: Можно все-таки, вопрос, чтобы потом мне руки не воздевать? Я думаю, что у Вас есть какие-то основания, с которыми Вы от нас скрываете, к какой методологии прибегать с чисто житейской практической точки зрения? Ну, пожалуйста, все же поясните, а потом мы вас оставим в покое, что мы вообще обсуждаем?

Е.С. Ращевский: Мы обсуждаем то, что мы обсуждаем (смех в зале). В Российской школе частного права защищаются работы о залоге прав. Это факт. В наш оборот вовлекаются предприятия как имущественный комплекс как объект гражданских прав, что сопровождается огромными сложностями, поскольку в этот объект входят обязательства. Их нужно каким-то образом передавать и нужно представлять себе, каким образом осуществляется передача на них соответствующих прав.

Опять же есть бездокументарные ценные бумаги. Есть безналичные денежные средства. И, как нам кажется, существуют определенные, очень насущные потребности экономики, которые требуют, чтобы имущественные права вовлекались в оборот…



В.А. Дозорцев: Они участвуют в обороте, в чем тут спор?

Е.С. Ращевский: Но с новым осмыслением, может быть, тех конструкций, которые существуют в классической доктрине.

А.Л. Маковский: Можно я вопрос тоже задам? Я не знаю, кому из вас он адресован, но вот я берусь за несколько часов весь раздел ГК, касающийся права собственности и вещных прав переписать и везде говорить не о праве собственности на вещи, а о праве на право собственности на вещи. Это будет полностью соответствовать тому, что вы говорите. Что от этого изменится? И какое может быть право на право, кроме обязательственного? Вот мой вопрос.

Д.И. Степанов: Александр Львович, из четырех вариантов по рассмотрению которых предлагается сегодня проводить семинар, я сказал, что конструкция вещного права на вещное право неприменима в принципе.

А.Л. Маковский: А я не говорю: вещное право на вещное право. Я говорю: право на право собственности.

Д.И. Степанов: Ну а это, по сути, будет одно и то же. Что касается других трех вариантов, если все требуют примеров, то пожалуйста. Предприятие как объект прав было озвучено. Что касается конструкции обязательственного права на вещное. Здесь, в принципе, тоже сложно говорить о том, что есть в чистом виде конструкция обязательственного права на вещное право. В такой постановке речь скорее пойдет о тех самых вещных договорах, о которых много писал Михаил Исаакович Брагинский, который сегодня здесь присутствует. Там не идет речи об установлении права на другое право в статике, поскольку предлагается динамика отношений, и вся проблематика, которая связана с этим случаем, сводится к тому, что из обязательного права будет возникать вещное право или скажу точнее: путем обязательственного права будет передаваться вещное право. Вот о чем говорится применительно к этому разделу.

Соответственно, раздел “обязательственное право на вещное” тоже с известными оговорками исключается как таковой из нашего рассмотрения. Остаются два варианта. Это обязательственное право на обязательственное и вещное на обязательственное.

Из группы обязательственного права на обязательственное, если никто не оспаривает обязательственно-правовую природу залога по ныне действующему ГК, залог прав - чистейший пример данного случая.

Что касается вещного права на обязательственное, можно привести следующий пример. Несмотря на то, что возможна оценка правомерности той или иной практики, которая проводится Правительством Москвы, тем не менее в последнее время получили широкое распространение так называемые аукционы по продаже права на заключение договоров аренды, причем право аренды может возникать лишь после его выкупа. После проведения такого аукциона и перевода на соответствующее лицо, которое выиграло этот аукцион, прав на заключение аренды, можно говорить, что такое право есть отдельная имущественная ценность. Само право, преференция, по сути, есть в чистом виде имущественное право, которое, конечно же, в известном смысле является секундарным правом, дающим основание для возникновения других прав. Тем не менее, я думаю, никто не будет отрицать, что здесь имеет место как раз имущественное право. И до того момента, пока я это право не реализовал, его можно числить в своем активе. Конечно, здесь как таковое не возникает право собственности на это имущественное право, но, тем не менее, некое сходство здесь очевидно.


  1   2   3

Похожие:

Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconСеминар 1 Предмет, система, источники гражданского и торгового права
Гражданское и торговое право как отрасли частного права. Страны с дуалистической системой частного права и страны единого частного...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconСеминар по актуальным проблемам гражданского права «Виндикация или кондикция: вещи, определяемые родовыми признаками»
Действительно, если виндикацию понимать в узком смысле слова,2 то для виндикационного иска в указанной ситуации нет мест
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconОбщие принципы и конституционные основы гражданского права
Наиболее развитой отраслью права в Азербайджанской сср являлось уголовное право. С принятием в 1999 году нового Гражданского кодекса...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconСеминар по актуальным проблемам гражданского права «Ограничения на выход участника из ооо»
Федерации А. Л. Маковский который отметил большую практическую значимость постановки рассматриваемой проблемы. При этом постановка...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconТема лекции Предмет, метод и система и гражданского права Источники гражданского права 3
Доцент кафедры международного частного и гражданского права мгимо (У) мид россии Вершинина Елена Валерьевна
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconСеминар 1 Предмет, система, источники гражданского и торгового права
Что такое дуализм частного права? Страны с дуалистической системой частного права и страны единого частного права
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconВ рамках конференции предлагается обсудить вопросы по следующей тематике: Теория государства и права
Прокурорской деятельности, Теории государства и права, Уголовного права, Административного права, Иностранного государственного и...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconПримерный перечень вопросов для подготовки к итоговому междисциплинарному экзамену
Понятие гражданского права как отрасли права. Предмет, метод, принципы, источники гражданского права
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconОбщие принципы и конституционные основы гражданского права
В казахстане «гражданское право» и «частное право» это разные понятия. Гражданское право – основная отрасль права, нормы которой...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconПрограммные вопросы по дисциплине «Римское право» по специальности «Юриспруденция» для подготовки к экзамену
Основные типы гражданского римского права: семейное право, право собственности, обязательственное право, право наследования, торговое...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org