Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп " Концепция права на право"



Скачать 432.55 Kb.
страница2/3
Дата11.09.2014
Размер432.55 Kb.
ТипСеминар
1   2   3

Е.А. Баринова, слушатель Российской школы частного права: А можно еще добавить?

В.А. Дозорцев: Может быть есть еще вопросы?

Е.А. Баринова: А это и вопрос и дополнение. Мне кажется, что эта проблема поставлена не нашими сегодняшними докладчиками, а, скорее, ГК. А поскольку у нас присутствуют представители, которые участвовали в разработке кодекса… ( смех в зале). Смысл вопроса в том, что если у нас есть уступка прав, то почему появилась статья в купле-продаже…

А.Л. Маковский: Вот Михаил Исаакович и ответит… (громкий смех)

Главный научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, член Совета Исследовательского центра частного права, д.ю.н., профессор, заслуженный деятель науки РФ М.И. Брагинский: То, что наши докладчики пытались сделать, это поставить данную проблему и привлечь всех к ее обсуждению, при этом они первоначально сказали, что у них нет четкого ответа, они не предлагают какой-то конкретной позиции, а просто говорят о том, что проблема есть и пытаются привлечь всех к ее обсуждению.

Реплика из зала: Я хочу привести пример существования права на право. Существует оборот долей в праве собственности. Такая ситуация: существует недвижимое имущество, под ним земельный участок. Как само недвижимое имущество, так и земельный участок вовлечены в оборот как доля в праве собственности. Значит, в обороте находится доля в праве собственности на недвижимость и доля в праве собственности на земельный участок под ним. Далее, допустим, один владелец - собственник, другой владелец - унитарное предприятие. На имущество, если это кондоминиум, фактически получается хозяйственное ведение на долю в праве собственности, а на земельный участок фактически получается бессрочное пользование на долю в праве собственности на земельный участок. Далее, следующий пример, который запустил в практику Высший Арбитражный Суд РФ, когда издал разъяснение о том, что право пользования можно вносить в уставной капитал. Получается типичный пример вещного права на обязательственное, когда акционерное общество имеет право собственности на обязательства, внесенные в уставный капитал. Это удивительно, но такое объяснение имеется.

Следующий пример: ст. 246 ГК РФ, в которой говорится, что долю в праве собственности можно подарить, обменять, продать, т.е. получается в данном случае обязательственное право на вещное, таким образом, применительно к обороту долей в праве собственности эта проблема действительно стоит.



А.Л. Маковский: Почему Вы считаете, что если право пользования внесено в уставной капитал, на него возникает право собственности? Это его имущество.

В.А. Дозорцев: Давайте не будем путать понятия права собственности и имущества.

Консультант Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, к.ю.н. С.В.
Сарбаш:
Александр Львович, давайте не будем, может быть, тоже… В законе четко сказано: имущество, переданное в уставной капитал юридического лица, принадлежит ему на праве собственности.

А.Л. Маковский: Это неправильный закон (громкий смех).

С.В. Сарбаш: Недописанный: “…а также, - надо было написать, - по другим основаниям”. Вот сразу и все встанет на свои места.

Ю.Е. Туктаров, слушатель Российской школы частного права.

Права выступают объектом наших действий, составляющих реализацию других принадлежащих нам прав, гораздо чаще, чем нам может показаться.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ кредитор вправе передать принадлежащее ему право (требование) другому лицу. В этом случае кредитор совершает акт распоряжения своим правом, определяет юридическую судьбу этого права. Такой акт составляет реализацию права распоряжения правом требования (обязательственным правом). Здесь обязательственное право выступает объектом права распоряжения.

Собственник, предоставляя другому лицу право пользования и (или) владения, также реализует свое право распоряжения в отношении этих правомочий. После передачи собственником этих правомочий, если иное стороны не предусмотрят в своем договоре, обладатель права владения и пользования также вправе передать их другому лицу. В результате, эти права поступают в оборот в самостоятельном качестве, как это имеет в случае, например, с правами аренды.

Также о наличии права на право можно утверждать, когда речь идет о праве распоряжения обладателя своими исключительными правами. В этом случае акт распоряжения исключительными правами также есть реализация соответствующего права.

Что общего во всех этих случаях?

Упомянутые права, выступающие в качестве объекта другого права, являются субъективными гражданскими передаваемыми правами.

Субъективные права вообще имеют личный характер, они принадлежит только и исключительно правообладателю. Субъективные личные гражданские права являются исключением из этого правила, для них личность правообладателя не имеет существенного значения, как привило. В гражданском праве субъективное право – это, прежде всего, средство удовлетворения потребностей участников оборота, а не средство организации общественных отношений, каковым оно является в административном праве. Если допустить передачу административных прав система организации и управления всего общества вряд ли сможет функционировать. Равно как запрет передачи известных гражданских прав исключает возможность существования гражданского оборота.

Передаваемость, являясь генеральным свойством гражданских прав, есть правовое выражение сути рыночной экономики - свободы оборота. Передаваемость как свойство гражданских прав должна обеспечиваться юридическими средствами. Субъективное право служит основанием и необходимым элементом такого обеспечения. Единственной формой выражения передаваемости названных прав является право распоряжения, на нем строится весь механизм правовой охраны. Обеспечение реализации этого права есть обеспечение передаваемости прав, функционирования гражданского оборота.

Итак, гражданские передаваемые права являются объектами права распоряжения. Эти права могут выступать объектом другого права. Вместе с тем, они могут быть объектом права пользования. Объем права пользования всегда зависит от тех полезных свойств, которыми обладает его объект. По этой причине содержание такого права, объектом которого являются названные права, будет минимальным. В этом смысле право пользования, например, вещью или произведением гораздо богаче. Единственным полезным свойством, которым обладают гражданские передаваемые права - это их ценность. Как имущественная ценность право может использоваться в качестве средства обеспечения обязательства, тем самым удовлетворять потребности участников оборота.

Таким образом, конструкция право на право имеет основание на существование как абстрактная форма выражения реальных правовых явлений, она в том числе позволяет понять правовую природу гражданского оборота прав.

В.А. Дозорцев: Значит, Вы не считаете возможным существование вещного права на обязательственное? Когда есть право на право, вы считаете, что это не вещные права?

Ю.Е. Туктаров: Да, мне кажется, сама проблема права на право - это объяснение тех возможностей, которые существуют у лица в отношении принадлежащего ему права. И только определенная категория гражданских прав: это гражданские имущественные передаваемые права - могут являться объектами прав: права распоряжения и права пользования. Вопрос о “матрешке” при таком понимании не встает, поскольку связь прав здесь функциональная. “Матрешка” может иметь место только при сугубо абстрактном понимании конструкции права на права.

Эксперт Исследовательского центра частного права, магистр частного права В.И. Сенчищев: Если мы откроем ст. 128 ГК РФ, то там написано: право на вещи, право на определенное поведение должника, право на право… В общем, речь идет об объектах гражданских прав. Соответственно, если ставить вопрос таким образом, что это еще один объект гражданских прав, то вот эта пирамида гражданских прав или матрешка может продолжаться до бесконечности. К числу тех предметов, которые назывались, можно добавить правоспособность. Есть такая точка зрения, что правоспособность - это тоже объективное гражданское право. Супер-право. Таким образом, правоспособность - это право на все права. Все возможные права, соответственно, думаю, что это занятие бесперспективно: матрешку умножать до бесконечности. Я бы хотел зачитать цитату из Ганса Кельзена: “Предположим, что некая тайная организация, ставящая себе целью избавить нацию от подрывных элементов, приговаривает к смерти человека, которого эта организация считает предателем, приводит в исполнение то, что она объективно считает и называет смертным приговором. Однако объективно, в силу права, происшедшее есть не исполнение смертного приговора, но политическое убийство, пусть даже внешняя сторона дела ничем не отличается от исполнения смертного приговора”.2

Таким образом, речь идет о том, что те или иные действия или объекты или поведение, - как угодно, сами по себе могут выступать объектом права. Речь идет о том, что то правовое значение, которое объективным правом приписано этой вещи, этому поведения, тому или иному составу общественных отношений, - вот что в этой сфере надо описать как объект права. Удвоение, утроение этих конструкций, право на право один из примеров этого. Целесообразно ли это?



Ю.Е. Туктаров: Если начать с правоспособности, то это способность вообще вступать в правоотношения, это не право, это общая суммарная возможность иметь права. Возможность быть носителем права нельзя смешивать с самим правом. Они различны по содержанию, правовой природе, а также по способу их защиты.

Право распоряжения не следует включать в само материальное субъективное право, что иногда делается: например, у кредитора есть право требования, и предлагается право распоряжения включать в это право требования, то есть если у кредитора есть право требования, внутри этого права требования есть возможность распоряжения этим правом. Но они разные, – одному противостоит должник, другому любой и каждый, а отсюда и разные механизмы их защиты.

В качестве примера можно привести нормы ст. ст. 845, 858 ГК. Они посвящены договору банковского счета. Он отличается тем, что отношения банковского счета состоят из двух “плоскостей”: есть денежное право требования к банку и есть услуги банка по поводу этого требования, направленные на обеспечение реализации клиентом права распоряжения своим денежным правом требования. В соответствии с этими нормами банк не вправе устанавливать не предусмотренные законом и договором банковского счета ограничения права клиента распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению. Через этот пример видно, каким образом обеспечивается право распоряжение, его “жизнь” как самостоятельного правового явления. В данном случае очень явно видно, что право распоряжения - это не элемент правоспособности. Это не общая категория, а это конкретная возможность, которую следует защищать.



Если обмениваться цитированием, то я хотел бы привести высказывание профессора Агаркова из работы “Обязательства по советскому гражданскому праву”, который в разделе об объектах права в том числе отмечал, что в отношении них могут иметь место акты распоряжения, может быть построена теория, которая имела бы более общее значение, чем существующая теория вещей как объектов гражданского права.

В.А. Дозорцев: Профессор Агарков был очень тонкий цивилист, и в той цитате, которую Вы привели, он очень точно заметил, что есть объект распоряжения, а есть объект гражданского права. Он эти категории очень четко различает. А здесь, по- моему, некая подмена имела место быть - объекта распоряжения и объекта гражданского права.

Ю.Е. Туктаров: Вы не могли бы тогда полностью высказать свою позицию? (громкий смех)

В.А. Дозорцев: Я просто хочу сейчас, на данном этапе, дать некую справку. В литературе вопрос о соотношении правоспособности и субъективного права неоднократно обсуждался. И, в частности, ставился вопрос о том, что все зависит от точки зрения. Это и профессор Флейшиц писала, и профессор Мицкевич писал. С какой-то точки зрения можно рассматривать правоспособность как абсолютное право. Тогда все третьи лица не могут нарушать моего права что-то делать, совершать какие-то действия. С этой же точки зрения любое относительное правоотношение (может быть и такая позиция) я тоже буду рассматривать как абсолютное. Тогда мне принадлежит субъективное право в относительном правоотношении, а третьи лица не могут нарушать это мое право. То есть с этой точки зрения, с другой позиции, я рассматриваю относительное право или правоспособность, про которую совершенно точно говорили, что это абстрактная возможность, вообще не субъективное право и т.д. Но я могу их рассматривать с такой позиции, которая тождественна субъективному праву.

Ю.Е. Туктаров: Я попытался обосновать, что есть некий смысл, чтобы не относить возможность распоряжения своими правами к имущественным правам как элементу правоспособности, а рассматривать их как отдельное самостоятельное право.

В.А. Дозорцев: Вы знаете, по моим представлениям, мне кажется, что Сенчищев был в очень большой степени прав. Можно строить эту самую матрешку очень долго, но каждый раз возникает вопрос: а что с этого будет в конкретных отношениях, потому что мы все-таки занимаемся конкретным правом.

Е.С. Ращевский: Мы не сказали о том, что одним из мотивов проведения этого семинара являлась практика конституционного правосудия, которая касается всех отраслей права. Она с помощью конституционной нормы ст. 35 Конституции РФ о защите права собственности защищает права обязательственные. В частности, одиозное дело о защите прав вкладчиков против уменьшения в одностороннем порядке ставки банковского процента. Данные права будут защищены именно на основе нормы ст. 35 Конституции РФ, и если мы сейчас придерживаемся классической позиции отрицания права на право, в частности вещного права на обязательственное право, то необходимо признать, что сегодня гражданское право и конституционное право расходятся. То есть мы должны позволить тем, кто занимается конституционным правом, написать собственную концепцию собственности в конституционном смысле, отличную от гражданского права. Но мне кажется это не совсем конкретным, поскольку, по моему мнению, цивилистика всегда являлась конечным, самым совершенным оплотом защиты прав человека. Поэтому отдать это на откуп конституционному праву у меня рука не поднимается.

В.А. Дозорцев: В ст. 35 Конституции РФ, в ч. 1, 2 говорится о праве собственности, а в ч. 3, я обращаю на это Ваше внимание, говориться об имуществе, а не собственности, то есть используется более широкое понятие, о чем говорил А.Л. Маковский. Без решения суда не может изыматься имущество, а о собственности в ч. 3 ст. 35 нет ни слова.

Е.С. Ращевский: Я согласен, но то понимание, которое сейчас есть у людей, занимающихся конституционным правом, сводится к тому, что это собственность. И имущественные права как активы - это собственность. Европейский суд по правам человека приходит к тому, чтобы защищать интеллектуальную собственность со ссылкой на общие нормы о собственности, потому что собственность как право имманентна правам человека, и здесь проще сказать, что эти права защищаются, и государство не имеет права в них вмешиваться, как и никто другой. И все-таки здесь есть определенная традиция, на нее проще опираться в защите прав человека, тогда как в случае с обязательственными правами сделать это гораздо труднее, и надо строить для этого в конституционном праве новую теорию…

В.А. Дозорцев: Не далее, чем на этой неделе мне пришлось в этой аудитории слово в слово говорить, что если говорить о европейском понимании всех этих слов, которые вы широко употребляете, то по-английски property не обязательно переводить как собственность. Собственность это точно ownership, а property переводится как имущество вообще.

А.Л. Маковский: По ст. 35 Конституции РФ, если мне не изменяет память, по-моему, я выступал экспертом в Конституционном Суде (смех). И должен сказать, что мне показался п.3 ст. 35 достаточно удобным и, так сказать, не очень грубым поводом для того, чтобы защитить права вкладчиков. Я не хочу сказать, что в правовой практике надо быть циником, но надо соотносить многие вещи с реальной жизнью. И то, что явилось тогда предметом рассмотрения в Конституционном Суде, затрагивало огромное число людей в стране, не противоречило напрямую ст. 35 Конституции РФ. Я не помню, писал ли я тогда прямо или, может быть, Конституционный Суд сделал вывод, я сейчас просто боюсь сказать… Но нужно было защитить, попытаться защитить (до конца этого не удалось сделать) от этого произвола банковских отношений права вкладчиков.

Предлагается все-таки начинать с того, что бесспорно, и дальше, постепенно сужая круг рассматриваемых вопросов, выходить на вещи, которые становятся спорными. Первая вещь, которая бесспорна: право может быть предметом гражданского оборота. И вот это, по-моему, вещь очевидная, совершенно по-моему, в этом нет ни у кого сомнений. Может быть в каких пределах, какие гражданские права могут быть предметом оборота, но то, что они могут быть предметом оборота, наверное, вопросов нет. Надо задуматься в первую очередь над тем, что мы понимаем под гражданским оборотом: понимаем ли мы совокупность сделок и только или же нечто более широкое. Не есть ли вообще эквивалент гражданского оборота в широком смысле слова гражданское правопреемство? Всякое гражданское правопреемство, включая и универсальное правопреемство. Если мы понимаем так, а мне кажется, что против этого нет особых возражений, - в конце концов перешло к вам право по сделке или в порядке универсального правопреемства, - это есть движение прав. Это есть определенная динамика прав, и хотя там есть конкретные различия, довольно существенные, но, если брать картину в целом, то это динамика, это право в динамике. Меняется субъект, ну и так далее…

Второе. Бесспорно, что есть какие-то права, которые предметом гражданского оборота вообще или в определенных пределах быть не могут: права неразрывно связанные с личностью и т.д. Посмотрите, в ГК РФ есть формулировки не вполне совпадающие в некоторых случаях, но тем не менее можно выделить какую-то группу прав, которые предметом гражданского оборота быть не могут.

Дальше как этот оборот прав осуществляется. Правилен ли вообще этот путь построения определения права на право через те же категории, через которые определяется вообще субъективное гражданское право: вещное, обязательственное, абсолютные, относительные… Вот в конце выступления Д. Степанов так намекнул: а может быть тут вообще надо идти, так сказать, одним путем.

Давайте попробуем другой путь. Надо сказать, что среди права на право есть одна категория, - кто из выступавших говорил, я уже не помню, - есть право на приобретение права. Существует категория усеченных по существу прав, в которых больше ничего нет, кроме как возможность приобрести право: право на заключение договора аренды, право на принятие наследства, и еще целый ряд прав можно привести в пример.

Есть категория прав других. Право распоряжения правом. Причем, если речь идет о распоряжении обязательственными правами, то тут ни у кого особых сомнений, что есть такое право распоряжения, нет. На этом основана вся уступка требования. Гораздо сложнее ситуация с вещными правами. Я думаю, что может не все поняли то, с чего я тогда начал задавать вопрос… не есть ли вообще вся эта проблема нашей конструкции (она не наша, далеко не наша, она идет бог знает откуда эта конструкция права собственности, когда мы загоняем в право собственности всю триаду: пользование, владение вещью и распоряжение вещью). А может распоряжение не вещью? А может распоряжение моим правом на вещь? Понимаете, тогда у вас появляется вторая категория прав на право: право распоряжения правом. Кстати говоря, очень хорошо то, что нам удалось сделать: я не люблю этот глагол, но к законам он применим, прописать эту историю в несостоявшейся последней части ГК в отношении исключительных прав. Вот там очень четко это право распоряжения исключительным правом было прописано. И если вы хотите дальше этим заниматься, посмотрите проект с этой точки зрения. Очень, по-моему, полезная вещь.

Есть, может, еще и третья категория прав на право: право истребовать право. Что такое право кредитора, если ему продано право, уступлено право, получить это право? Что такое право на перевод права, то, что у нас впервые в законе появилось?

По суду возможен перевод права на другое лицо, значит, у кредитора есть право использовать это право, таким образом, может быть, вообще вся эта история должна идти в другом измерении, не в измерении вещных и обязательственных прав.



В.А. Дозорцев: То есть здесь должно отрицаться это деление и от него не нужно отталкиваться.

А.Л. Маковский: И тогда не будет никаких коллизий: вещное на обязательственное, обязательственное на вещное и т.д. Это я хотел немного “углей подбросить”.

Д.И. Степанов: В принципе, я во многом соглашусь с тем, что сказал Александр Львович Маковский. Хочу оговориться, что предложенное рассмотрение по четырем направлениям - это всего лишь методологический посыл, который мы предлагаем. Это вовсе не означает, что мы окончательно в него уверовали. Более того, могу вам сказать, что из трех основных докладчиков на сегодняшнем семинаре, которые старались как-то осветить эту проблему, даже у нас мнения разделились. Дело в том, что как это видно из выступления Ю. Туктарова, он, в принципе, отрицает сам методологический подход в таком виде. То есть он по большей части пошел по пути, предложенному, предлагаемому Александром Львовичем Маковским. Но здесь возникает другого свойства вопрос, вопрос о матрешке. Не пустимся ли мы здесь в другую бесконечность? Выделяя право на распоряжение, право на истребование, мы под этим правом можем найти такие же подложки.

И второй момент, который мне тоже хотелось бы поставить для обсуждения, хотя я сам до конца еще не могу найти ответа, это то, о чем говорил В. Сенчищев. Переведем с языка дипломатического на более или менее понятный язык, что говорилось в процитированных местах. По большому счету, если я правильно понимаю ту идею, которая тут закладывалась, с точки зрения В. Сенчищева, происходит известная подмена понятий. Как я понимаю, это же прослеживается в аргументации Виктора Абрамовича Дозорцева: идет отчасти смешение понятий имущества и того, о чем мы говорим, потому что здесь очень тонкая грань между проблемой права на право и проблемой, чтó вообще представляет собой имущество. Соответственно, если здесь мы разведем эти понятия, то, возможно, трудностей будет меньше. А в той части, что, действительно, мы загоняем проблему в противопоставление вещного и обязательственного, то здесь только больше трудностей возникает. Но это не более, чем предлагаемый подход к решению вопроса. Вполне вероятно, что он не до конца обоснован, но здесь есть хоть какой-то инструментарий, который можно использовать. Потому, что в ином случае, мы даже не видим какого-то более или менее очевидного инструментария для того, чтобы описать эти права, чтобы раскрыть их правовую конструкцию. Поэтому чтó стоит обсуждать? Как развести тогда эти моменты?



В.А. Дозорцев: Прежде всего, я ставлю себе вопрос: почему проблема права на право появилась именно сейчас? Раньше она остро не проявлялась, а если возникала, то только в форме дискуссий о том, что есть объект права. Дискуссия шла бесконечная по этому вопросу, известны разные точки зрения. Одни говорили: объектами могут быть только реальные вещи, другие говорили: вещи и права, третьи - только права. Разные виды объектов права: вещный объект права, идеологический, правовой… Были разные теории, а вот сейчас появилось право на право. Появилось в связи с развитием права, развитием правоотношений. Некоторые виды прав, которые стали весьма актуальны, раньше вообще не порождали проблем. В частности, те проблемы, которые связаны с результатом интеллектуальной деятельности. В свое время мы работали над этой проблемой, а потом по аналогии возникла уже проблема и с традиционными, материальными объектами, то возник вопрос: ну чем я распоряжаюсь? Распоряжаюсь я только своим правом. Ничем другим распорядиться невозможно. Идет ли речь о материальном объекте, я распоряжаюсь правом на эту шариковую ручку. Я не ручкой распоряжаюсь, ручкой я распоряжаюсь опосредованно. А чем я пользуюсь? Правомочие пользования у меня. Правомочие пользования в отношении материальной вещи. И если речь идет об изобретении, чем я распоряжаюсь? Я распоряжаюсь правом на изобретение. А пользуюсь чем? Пользуюсь я техническими решениями. Поэтому то обстоятельство, что мы осуществляем правомочие распоряжения, при всех условиях, когда мы говорим о правомочии распоряжения, будет право на право, и никакого другого права нет и никогда не было. Когда речь идет о другом правомочии в отношении того же самого…ну как сказать: объекта не объекта - это отдельный вопрос. Что есть объект, - то совершенно в отношении другого объекта я осуществляю это правомочие. Распоряжение - здесь речь идет о деньгах, о моих правах на деньги, о моих правах на обязательства. Я всегда распоряжаюсь правами, и ничего, кроме права на право вообще нет, если выражаться в терминологии, которая сегодня обсуждалась. Для вопроса об объекте права сегодня есть почва. Поэтому такая постановка вопроса имеет практическое значение. Я думаю, что здесь надо различать те формулировки, которые есть в законе (они могут быть правильными и неправильными) и те объективные закономерности, которые существуют. Мне тоже, как и присутствующим здесь, которые высказывали критические замечания, не нравится формулировка ст. 128 ГК. Я хорошо помню все дискуссии, которые шли при ее обсуждении, и если мне не изменяет память, мои коллеги могут меня поправить, я не точно помню, но у меня такое ощущение, что формулировка ст. 128 менялась даже не на юридическом уровне, а на политическом…
1   2   3

Похожие:

Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconСеминар 1 Предмет, система, источники гражданского и торгового права
Гражданское и торговое право как отрасли частного права. Страны с дуалистической системой частного права и страны единого частного...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconСеминар по актуальным проблемам гражданского права «Виндикация или кондикция: вещи, определяемые родовыми признаками»
Действительно, если виндикацию понимать в узком смысле слова,2 то для виндикационного иска в указанной ситуации нет мест
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconОбщие принципы и конституционные основы гражданского права
Наиболее развитой отраслью права в Азербайджанской сср являлось уголовное право. С принятием в 1999 году нового Гражданского кодекса...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconСеминар по актуальным проблемам гражданского права «Ограничения на выход участника из ооо»
Федерации А. Л. Маковский который отметил большую практическую значимость постановки рассматриваемой проблемы. При этом постановка...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconТема лекции Предмет, метод и система и гражданского права Источники гражданского права 3
Доцент кафедры международного частного и гражданского права мгимо (У) мид россии Вершинина Елена Валерьевна
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconСеминар 1 Предмет, система, источники гражданского и торгового права
Что такое дуализм частного права? Страны с дуалистической системой частного права и страны единого частного права
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconВ рамках конференции предлагается обсудить вопросы по следующей тематике: Теория государства и права
Прокурорской деятельности, Теории государства и права, Уголовного права, Административного права, Иностранного государственного и...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconПримерный перечень вопросов для подготовки к итоговому междисциплинарному экзамену
Понятие гражданского права как отрасли права. Предмет, метод, принципы, источники гражданского права
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconОбщие принципы и конституционные основы гражданского права
В казахстане «гражданское право» и «частное право» это разные понятия. Гражданское право – основная отрасль права, нормы которой...
Семинар по актуальным проблемам гражданского права ршчп / ицчп \" Концепция права на право\" iconПрограммные вопросы по дисциплине «Римское право» по специальности «Юриспруденция» для подготовки к экзамену
Основные типы гражданского римского права: семейное право, право собственности, обязательственное право, право наследования, торговое...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org