И. В. Жилавская



Скачать 303.17 Kb.
Дата15.09.2014
Размер303.17 Kb.
ТипДокументы
И.В. Жилавская,

Томский институт информационных технологий

«Гражданские коммуникации и гражданское общество»//М., 2009. С. 152-167.
Роль и место Информальных медиа в гражданских коммуникациях

В современном, крайне усложненном и технологичном обществе в корне меняются формы его внутренней организации и стратегии развития. Во взаимодействии людей, групп и институтов рассыпаются традиционные вещательные модели. Переосмысливаются функции влияния и воздействия в педагогике, СМИ, культуре.

Пирамидальный, весьма устойчивый, легко управляемый и предсказуемый мир формальных концепций рушится под ударами новых технологий и новых отношений. Суперсовременные каналы и средства перемещения информации, пока слабо контролируемые властью, способствуют появлению нового поведения людей, проявляющих естественную медиаактивность. В результате в обществе формируется новая медиасреда, которая служит благоприятной почвой для дальнейшего развития гражданских коммуникаций.

И новое медиаповедение, и новая медиасреда могут быть определены как информальные (от лат. informalis – неформальный). В данном случае мы отказываемся от использования слова «неформальный», так как в русском языке оно имеет бытовой, эмоциональный оттенок и уводит нас в область психологических оценок коммуникации. К примеру, неформальные отношения между людьми – это легкие, непринужденные отношения, не ограниченные строгими рамками этикета и условностями регламента. Аналогичный или близкий смысл имеют понятия «неформальный стиль», «неформальный лидер», «неформальный коллектив», «неформальный статус» и др.

Определение «информальный» относит нас к научному дискурсу на темы «информация» и «форма (идея)» в платоновском понимании.

Обратим внимание, что в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года в проблематике социализации личности, ее воспитания и образования рассматриваются три стратегии: формальная, неформальная и информальная. Основными условиями для обеспечения инновационного развития государства, по мнению разработчиков концепции, является поддержка инициаций, распространения и развития инновационности, как базового подхода к осуществлению любой деятельности. Особое значение придается реформированию системы образования, в котором выделяются:



  • формальное (начальное, среднее, средне-специальное, высшее, дополнительное),

  • неформальное (развитие системы курсов повышения квалификации, прежде всего в сфере гуманитарных наук);

  • информальное (разнообразное, экономическое и внеэкономическое стимулирование стремления каждого человека к саморазвитию и самообразованию). При этом вся система образования должна ориентироваться на формирование инновационного и креативного мышления – вне зависимости от сферы интересов.
    1

Пока еще малоизученное, информальное образование – это ненаправленное освоение социально-культурного опыта вне жестких рамок организованного педагогического процесса. Реализуемое в семье, неформальном общении, в различного рода группах и объединениях, в частности, в просветительских обществах, библиотеках, музеях, а также посредством СМИ, оно происходит в процессе любого информационного или коммуникативного действия.

Также спонтанно и пока непредсказуемо развиваются информальные живопись и музыка, используя весь арсенал интерактивного искусства. Современные композиторы и художники живут в управляемом мире, руководимом и структурированном. Информальные проявления в искусстве – это своего рода протест против заданности, схемы, самой идеи управляемости.

Слово «информация» происходит от латинского informare, что означает «придавать форму». Таким образом, с этимологической точки зрения, информация – это акт придания структуры некоторой неопределенной массе.2

По мнению Норберта Винера, «информация» – это обозначение содержания, полученного от внешнего мира в процессе приспособления к нему, и она находится в обратной взаимосвязи с понятием «энтропии», то есть, если энтропия – это количественная мера дезорганизации, хаоса, то информация – это количественная мера порядка.

Д. П. Барлоу в работе «Продажа вина без бутылок: Экономика сознания в глобальной Сети» пишет: «Информация есть Глагол, а не Существительное. Высвобожденная из своих вместилищ, информация с очевидностью не есть вещь. В действительности, она есть нечто, что случается в сфере взаимодействия между умами или объектами или другими частями информации…

Информация есть действие, которое занимает время, а не состояние бытия, которое занимает физическое пространство, как в случае материальных предметов. Это подача, а не мяч, танец, а не танцор…

Информацию переживают, а не владеют ею. Даже когда она заключена в какую-то статическую форму вроде книги или жесткого диска, информация все-таки остается чем-то, что случается с вами в то время, как вы мысленно разархивируете ее из того кода, в котором она хранится».3

Классик философии ХХ века Мартин Хайдеггер в докладе «Положение об основании» подчеркивает, что «благодаря тому, что информация ин-формирует, т. е. уведомляет, она в то же время формирует, т. е. устраивает и выравнивает. В качестве уведомления информация уже является неким устройством, которое устанавливает людей, все предметы и состояния в такую форму, которая является достаточной для того, чтобы обеспечить власть человека над Землей и даже над тем, что находится за пределами этой планеты»4. В этом контексте предлагаю перефразировать известный афоризм: миром владеет тот, кто умеет информировать.

Информация информирует. Терминообразование происходит на уровне диалектики слова. Префикс «ин-» обозначает внешнее воздействие на того, кто подвергается формированию. Как отмечает Е.А.Тюгашев, «формообразующий процесс фиксируется не в его внутренней, стихийной определенности самооформления содержания, а в определенности внешней – в активном придании извне формы некоторому материалу».5

В понятии «информальное» префикс «ин-» имеет то же значение движения и воздействия, однако оно направлено вовнутрь субъекта, что имеет принципиальное значение. Эта смысловая частица соответствует языковому содержанию «внутри чего-либо», «внутрь чего-либо». К примеру, корень слова «инновация» происходит от латинского «nova» (в русском языке соответственно «новое»). Приставка «in» означает «внедрение внутрь». Понятие «инновация», следовательно, может трактоваться как «внедрение изменений внутрь продукта, процесса».

Таким образом, информальное поведение проявляется вследствие внутренней мотивации человека к восприятию мира, это его самоорганизация и самоопределение. Я – источник информации и одновременно поглотитель ее. Я формирую себя и самостоятельно определяю траектории своего информационного развития.

Делаем вывод: информация – это преобразованные и продвинутые в информационную среду сведения, факты, данные, которые начали перемещаться от одного источника к другому. Пришедшие в движение, они приобретают энергию формообразования, влияния, давления. Всегда есть кто-то, кто свернул, упаковал, закодировал имеющиеся сведения, и они покоятся до того момента, пока кто-то другой не развернет их. Это может быть исследователь, педагог, учитель, журналист.

В этой связи очевидной становится несостоятельность модели так называемой «информационной» журналистики. «Мы только информируем, а дело аудитории…» Нельзя просто информировать аудиторию, не формируя ее.

Процесс, когда человек, минуя посредников, в потоке информации сознательно отбирает то, что ему нужно, перерабатывает и создает собственный информационный продукт, готовый к перемещению, это и есть проявление информального поведения: я отбираю информацию, преобразую ее, впитываю в себя и создаю новую. При этом если я не перемещаю эту новую информацию далее, она перестает быть информацией.

Подобное независимое поведение может служить реакцией на информационный прессинг, а также диктат государственной машины, неизменность иерархических моделей жизнеустройства. Формирующийся человек находится в противоречивой дуальности: с одной стороны, формальный мир, который диктует образцы поведения, пытается создать ценностные и идеологические матрицы, с другой, свободный мир внутреннего космоса, который сегодня, в виде цифровых технологий, получил фантастический инструмент для полета внутрь себя.

В информальном поведении нет правильного и неправильного, нет хорошей или плохой информации. Здесь бессмысленны защитные концепции медиаобразования, но чрезвычайно актуальна теория критического мышления.

Сегодня понятия «информальная среда», «информальная культура», «информальные коммуникации» нуждаются в специальном исследовании.

В данном конкретном случае в нашу задачу входит рассмотреть особенности информальных медиа как формы гражданских коммуникаций.

В информационном пространстве информальный мир – это не поддающийся постижению мир информационного обмена, текущего, меняющегося содержания. Форма же придает константу, постоянство, неизменность информационному хаосу. Информальные медиа – это хаос сетей, которые в своем законченном виде могут представлять собой совершенную форму, идею коммуникации. И эта идея могла бы быть выражена в утверждении: люди обречены на то, чтобы услышать друг друга. Информат – это новый способ существования аудитории, саморазвивающейся и многомерной.

Сегодня информационная составляющая своей неотъемлемой частью входит во все сферы деятельности и, в частности, в сферу массовых коммуникаций. Доминирующими становятся сетевые технологии, действующие по принципу взаимодействия всех со всеми, при которых любой участник информационного обмена одновременно становится и потребителем, и производителем информации. Эта возможность, обусловленная постиндустриальным развитием IT-технологий, подкрепляется потребностью человека вступать в коммуникации с другими людьми. И, если в советское время гражданские коммуникации происходили в большей мере на кухне, то в эпоху информационного взрыва значительная часть их переместилась в интернет. Сегодня ускользающая из рук правителей вертикаль власти растекается по горизонтали виртуального пространства.

Подтверждением тому – лавинообразное распространение в последние годы интернет-сервисов. Эксперты утверждают, что в России в 2006 году число пользователей широкополосного доступа к интернет выросло до 2,5 млн., увеличившись в шесть раз с 2003 года. Специалисты признают, что рост числа интернет-пользователей в России является закономерным явлением. К началу 2009 года месячная интернет-аудитория составила 28% всего взрослого населения страны. Полугодовая аудитория сети осенью 2008 года насчитывала 30% жителей России. В течение 2009 года полугодовая аудитория среди взрослого населения может вырасти до 34% (против 30% осенью 2008-го). К 2040 году 95% россиян будут пользоваться интернетом.6

Сегодня в  мире  число  интернет-сайтов  превысило 100 млн. Согласно данным, собранным компанией "Неткрафт", осуществляющей контроль международной компьютерной сети интернет, в  апреле 1997 г. в  «паутине» насчитывалось около 1 млн. сайтов, а 1 ноября 2006 года – 101 453 253.

По данным, обнародованным основателем компании Technorati Дейвом Сифри (Dave Sifry), занимающейся поиском по блогам, общее количество журналов для сетевых заметок удваивается каждые полгода. Как пишет Boing Boing, на сегодняшний день Technorati отслеживает судьбу 35,3 миллионов блогов. Всего три года назад этот показатель едва превышал полмиллиона. Таким образом, в течение последних месяцев новый блог создается каждую секунду. Причем, что характерно, 55% блогов благополучно переживают трехмесячный рубеж – средний срок жизни новых блогов.7

Человек, получивший доступ к сетям, одновременно получает колоссальную возможность не только получать разнообразную информацию, но и беспрепятственно вступать в коммуникации с другими людьми и институтами. Эти коммуникации могут осуществляться как открыто – от своего имени, так и анонимно, что в принципе снимает всякие ограничения социального, психологического, эмоционального характера. И это не просто неформальное общение за чашкой кофе, а бесконечно расширяющееся, слабо управляемое, самоорганизующееся, личностно ориентированное коммуникативное пространство, в котором каждый человек получает свою трибуну.

Информальное медиаповедение людей преобразуется в разнообразные информационные продукты. Наибольшее распространение имеют цифровые виды средств коммуникации, такие как блоггерство, личные дневники, страницы, индивидуальные сайты, чаты и форумы, интернет-газеты, комментарии, обмен ссылками, файлами, электронная почта. Неотъемлемой частью интернет-среды становятся интерактивные дискуссии по различного рода социальным проблемам. Сайты библиотек предлагают своим читателям обмениваться мнениями по поводу прочитанных книг. Особую популярность в информационном пространстве приобретают разделы самодеятельных фото- и видеорепортеров. Все более привычными становятся аудио- и видеоконференции. Широкое распространение получили социальные сети с разнообразными интернет-сервисами. Равноправными участниками коммуникативного процесса выступают мобильная связь, SMS-сообщения.

Многие исследователи медиасреды определяют это проявление медиаактивности населения как альтернативную официальным СМИ, публичную, самодеятельную, социальную или гражданскую журналистику.8 Чаще других встречается определение «гражданская журналистика», которое принадлежит профессору журналистики Нью-Йоркского университета Джею Роузену.



Гражданская журналистика – это прямой перевод американского выражения «civic journalism». Ее называют также общественной (public journalism), общинной или коммунитарной (community journalism), рефлексивной (А. Согомонов), гуманитарной, проектной, журналистикой соучастия (participatory journalism) (И. Дзялошинский). Гражданская журналистика – новая концепция, которая уделяет большее внимание социальной функции СМИ. Наиболее отчетливо эта парадигма оформилась в США в начале 90-х годов.

«Гражданские журналисты – это те, кого мы раньше называли аудиторией» – так в конце 1980-х годов определил новые тенденции в медиаиндустрии американский ученый. Эта западная интерпретация понятия гражданской журналистики приходит в противоречие с российским толкованием слова «гражданин».

В России термином «гражданская журналистика» обозначается «особый тип журналистской деятельности, прямо ориентированный на воспитание гражданской позиции, устранение конфликтов; побуждение аудитории к участию в выработке социально значимых решений, политических ценностей»9. Это та журналистика, о которой президент российского Фонда защиты гласности Алексей Симонов на встрече с саратовскими студентами сказал: «По большому счету, гражданская журналистика – это настоящая журналистика. Именно это направление масс-медиа наиболее полно соответствует значению и предназначению профессии. Вся журналистика должна быть гражданской. Это одновременно философия и система ценностей, сопровождаемая рядом новых технологий, призванных отражать и то, и другое. По своей сути – это вера в то, что журналистика имеет обязанность перед общественной жизнью – гораздо большую, чем просто сообщать новости или раскрывать множество фактов. То, как мы непосредственно делаем нашу работу, влияет на общественную жизнь»10.

Сегодня гражданскими журналистами стали называть самодеятельных авторов, непрофессионалов в сфере медиа, которые участвуют в создании информационного продукта и самостоятельном донесении информации до массовой аудитории через блоги, открытые медиа, любые другие средства коммуникации.

Тема так понимаемой «гражданской журналистики» сегодня становится очень популярной. По всему миру проходят соответствующие форумы и семинары. В частности, в июне 2007 года в Южной Корее проходил Всемирный форум «гражданских журналистов», организованный интернет-изданием OhMyNews. Корейцы одними из первых в мире поняли суть журналистики 2.0, их проект работает в сети с 1999 года. Сегодня корейское издание OhMyNews насчитывает около 60 000 так называемых «гражданских  журналистов», а международная версия сайта OhMyNews International имеет 3 000 корреспондентов в более чем 100 странах мира. В Москве в марте 2007 года прошла международная конференция «Блоги, новые медиа и гражданская  журналистика».

Подобное неоднозначное определение вносит путаницу в понятийный аппарат медиасферы. Для обозначения этого явления более точными представляются понятия «информальные медиа», «информальная журналистика», в отличие от формальных медиа, имеющих юридический статус и все необходимые формальные атрибуты, связанные с регистрацией СМИ, созданием редакционной структуры, системой оплаты труда и т.д.

Кроме того, в ряду всей совокупности медиа возможно выделение неформальных СМИ, таких как средства информации третьего сектора – детские и молодежные газеты и журналы, спецвыпуски для пенсионеров, людей с ограниченными возможностями, правозащитников, студенческое телевидение и проч.

А все неорганизованное творчество масс, которое получило возможность артикуляции благодаря новым информационным технологиям, мы относим к информальной журналистике.



Информальная журналистика – это самодеятельное неорганизованное творчество непрофессиональных авторов по созданию массового информационного продукта, который носит неформальный, внеэкономический, социальный характер и рождается из коммуникаций с другими людьми.

При этом, как отмечает Роузен, «массовая аудитория постепенно исчезает, как и вещательная модель «один для многих», когда у меня есть новость, и я ее отправляю всем-всем-всем, а все ждут-не дождутся, чтобы ее получить. Это несовременно. Люди, мыслящие современнее, сами берут в руки инструменты журналистов и делают за них их работу. Их роль еще четко не определена. Но они явно меняют общество. Они открывают журналистику заново»11.

С увеличением информационных сервисов информальные медиа становятся все более разнообразными: появляются фотоиллюстрации, аудио и видеоизображение. Сегодня они носят мультимедийный характер.

Информальную среду по составу участников можно разделить на три уровня: эксперное сообщество, блоггеры и юзеры.

Первый уровень – это экспертное сообщество профессионалов в своих областях, имеющих огромный багаж знаний, сложившиеся суждения о предмете и выраженную мотивацию к их трансляции. Эту группу представляют исследователи в области политологии, экономики, социальных систем. Они, как правило, размещают свои статьи и комментарии в электронных журналах, на экспертных сайтах, таких как «Эксперт Online. 2.0», «Научный эксперт» сайта Центра стратегического анализа и прогноза, «Эксперты для гражданского общества», CIVITAS – Вестник гражданского общества – Всероссийская гражданская сеть, Сайт общероссийского педагогического экспертного интернет-сообщества, STRATEGiUM: Политическое Экспертное Сообщество и многих других. Как правило, это аналитические материалы по концептуальным проблемам, волнующим и общество, и управленческую элиту.

Второй уровень информальных авторов – блоггеры. Их блоги, дневники, посты часто представляют собой глубокие размышления в локальных областях общественной жизни. Блоггеры пишут о том, что хорошо знают и понимают.

Известны блоги знаковых фигур: президента США Барака Обамы - http://echo.msk.ru/blog/obama/, президента России Дмитрия Медведева - http://www.kremlin.ru/sdocs/vappears.shtml, журналиста Матфея Ганапольского - http://echo.msk.ru/blog/ganapolsky, писателя Сергея  Лукьяненко - http://www.livejournal.com/users/doctor_livsy, лидера ЛДПР Владимира Жириновского - http://blogs.mail.ru/mail/zhirinovskyvv, а также Екатерины Гордон, Дмитрия Диброва, Земфиры, Валерии Новодворской, Юрия Шевчука, Яны Чуриковой и многих других популярных людей.

По отношению к этим авторам в интернет-среде наблюдается своя иерархия. Существуют рейтинги блоггеров, как например, на сайте «Живого Журнала». Традиционно уже под №1 обозначен блог пользователя drugoi, №2 - tema, №3 - e_grishkovets и так далее.

В ходе недавнего опроса, проведенного агентством Market Up среди обеспеченных москвичей (доход от $1500 в месяц на члена семьи), пятая часть респондентов признала, что при поиске потребительской информации в интернете они обращаются к форумам и блогам.12

По мнению новосибирского исследователя интернета Евгения Горного, блогосфера, то есть обмен мнениями в Cети, чрезвычайно важна для России особенно сейчас, когда у людей не так много возможностей говорить открыто и обсуждать темы, которые являются запретными на телевидении и в большинстве газет. Уже тот факт, что многие хотят говорить и писать о политике, доказывает, сколь сложна ситуация в стране. По мнению Евгения Горного, с которым никто из участников дискуссии «Блогосфера: способ обойти цензуру в России», прошедшей в рамках Global Media Forum, не спорил, блогосфера – это точно такой же «коллективный организатор масс», как и любое СМИ. И многие блоги, и даже отдельные записи (посты) приобретают популярность, сравнимую с газетными тиражами или даже превосходящую их.13

К этому же уровню авторов мы относим и так называемых «народных корреспондентов», которые поставляют потребителям информации и СМИ готовые информационные продукты. Обычные граждане с мобильными телефонами, как правило, раньше штатных репортеров оказываются на месте событий. Они успевают сделать фотосъемку и передать информацию задолго до того, как появятся профессиональные журналисты. Так было в Лондоне в 2005 году, в Нью-Йорке, в Беслане и других «горячих» точках планеты. Это часто некачественное, но эксклюзивное фото и видео сразу же попадает в эфир.

Традиционные СМИ уступают информалам в оперативности и достоверности. Когда террористы захватили «Норд-Ост», многие пользователи интернета регулярно наблюдали не только за сообщениями СМИ, но и за блогами москвичей, среди которых быстро нашлись такие, кто жил поблизости или получал оперативную информацию «оттуда». Известны случаи, когда информальные репортеры вели прямые репортажи с места боев в Ираке. В русском интернете своеобразной «классикой жанра» стали сообщения жительницы Бишкека Елены Скочило, публиковавшей сводки и фоторепортажи о революционных событиях в Киргизии. В последствии Елена получила профессиональную премию российских интернет-деятелей «РОТОР»14.

Обозначим основные отличия традиционной журналистики от информальной.




Традиционная

Информальная

ориентированная на владельца, рекламодателя

ориентированная на социум

клановая, закрытая

массовая, открытая

индивидуалистская

информалы автономны, но в целом создают однородную среду

экономически обусловленная

вне экономики

ангажированная, зависимая, несвободная

неангажированная, независимая, нецензурируемая

формализованная, имеющая официальный статус

неформальная, не зарегистированная, нелицензируемая

профессиональная

непрофессиональная, дилетантская

однонаправленная, использующая манипулятивные технологии

коммуникативная, диалогичная

коммерческая, вид услуг (отношение к читателю-зрителю-слушателю как к потребителю)

социальная, носит общественный характер, проявление позиции (отношение к читателю-зрителю-слушателю как к равному, коллеге, партнеру)

стандартизированная

нестандартная

организованная в структуры

самодеятельная

в рамках традиций, консервативная

инновационная

ограниченная стереотипами

вне границ

замкнутая

саморазвивающаяся

стремящаяся к объективности, личность автора в тени

субъективная, имеющая доверительный характер

информируют о том, что интересно аудитории

пишут о том, что интересно самим

пишут обо всем, и не всегда о том, что хорошо знают

гиперлокальность – пишут о том, что знают лучше всего

меньшая степень оперативности

оперативная, мобильная

унифицированная, усредненная

соответствующая многообразию социальных групп

Горячие темы постепенно переходят на следующий третий уровень информальной среды – на форумы, в чаты, гостевые книги, где властвуют юзеры. Юзер (от англ. use – использовать, user – пользователь) — на компьютерном сленге – средний компьютерный пользователь. Юзер обладает потребностью в коммуникации и способен ее реализовать. В языковой культуре системных администраторов это слово имеет пренебрежительный оттенок.

На этом уровне в условиях анонимности и доступности ресурсов возможны любые оценки и интерпретации. Информационный мир юзеров, ограниченный исключительно техническими рамками интернет-сервисов, представляет собой своеобразный содержательный бульон, в котором вызревают настроения масс.

В результате саморазвивающихся, восходящих и затухающих обсуждений в виртуальном пространстве возникает смыслопораждающая среда, создающая коммуникативный фон, на котором проявляются социальные проблемы и формируются управленческие задачи. При соответствующем мониторинге и установленных индикаторах информальной среды можно определить градус нагрева социума и вектор его устремлений.

В контексте формирования информационного общества информальные медиа начинают играть существенную роль. Для власти, бизнеса и некоммерческого сектора они становятся источником новых идей и мнений, которые при умелом использовании могут лечь в основу современных разработок и принципиальных решений по ключевым вопросам социально-экономического развития, как отдельных регионов, так и государства в целом.

Однако информальная среда становится и местом столкновения политических интересов. В отличие от традиционных СМИ, которые давно находятся под жестким прессингом и контролем власти, информальные медиа представляют интернет-сообществу разнообразную информацию, спорные мнения, скрытые официальной прессой факты.

Недовольство откровенным содержанием некоторых блогов и постов региональные власти выражают традиционным способом – запретом.

В частности, оппозиционный башкирский блог «Ревинформ» стал первым запрещенным в России блогом после того, как суд республики признал его содержание экстремистским. Один из крупнейших провайдеров Башкирии компания ОАО «Башинформсвязь» ограничила доступ к дневникам Живого Журнала, находящимся в пространстве Lifejournal.com. Сделано это было в соответствии с предостережением прокуратуры Кировского района Уфы. Ограничения связаны с тем, что в пространстве ЖЖ находится информационное агентство «Ревинформ». В этом блоге публиковались альтернативные и обычно не устраивающие руководство Башкирии новости.

В блоге «Ревинформ» также размещались отрывки из газеты «Майдан», статьи ноябрьского номера (2008 г.) которой башкирская прокуратура посчитала экстремистскими. Автор материалов и издатель газеты – известный общественный деятель Айрат Дильмухаметов. В отношении него возбуждено уголовное дело «в связи с экстремистскими высказываниями». Как следует из предостережения прокуратуры, направленного провайдерам, свободный доступ к ресурсу «Ревинформ» может способствовать разжиганию межнациональной и межрелигиозной розни, изменению основ конституционного строя, нарушению целостности РФ, захвату и присвоению властных полномочий, осуществлению массовых беспорядков, способствовать признанию идеологии терроризма правильной.

Однако общественник Роберт Загреев, имя которого часто связывают с «Ревинформом», полагает, что дневник в принципе не может быть признан экстремистским: «Данный ресурс – это всего лишь аккаунт в Живом Журнале, который выражает частное мнение и не может подчиняться закону о СМИ».

«Запрещать доступ к одному блогу – бессмысленно, – уверены в редакции «Ингушетия.ру», – «Ревинформ» может просто создать новую учетную запись, либо его посты будут дублироваться в сообщество, суды физически не смогут постоянно выносить решения о запрете все новых и новых блогов». Запрещать же весь ЖЖ – слишком радикальная мера. Как отмечало издание «Уфа губернская» в день отключения Livejournal в Башкирии, «жители республики лишились доступа и к блогу Дмитрия Медведева».15

Еще одно аналогичное обвинение предъявлено в Башкирии жителю Уфы, который, по версии следственного комитета при прокуратуре РФ по Башкирии, разместил на одном из местных интернет-сайтов более 500 оскорбительных и экстремистских высказываний. Об этом сообщила РИА «Новости» старший помощник руководителя ведомства Светлана Абрамова.16 Для расследования преступления следователям понабился почти год. В итоге было установлено, что с февраля по сентябрь 2008 года 40-летний уфимский монтажник Масленников, посетив оппозиционный сайт «УфаГубъ», оставил более 500 высказываний на страницах с комментариями. Согласно экспертному заключению, все высказывания носили экстремистский и оскорбительный характер. В отношении Интернет-пользователя было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 282 УК РФ (действия, направленные на возбуждение ненависти или вражды, а также на унижение группы лиц по признакам расы, национальности, языка, совершенные публично или с использованием средств массовой информации). В ходе следствия по ip-адресам следователям удалось установить, с какого именно компьютера были направлены комментарии на страницы сайта. В конце марта 2009 года сайт «УфаГубъ» решением Кировского районного суда Уфы был признан экстремистским и доступ к нему на территории Башкирии через местных Интернет-провайдеров был закрыт.

Очередного блоггера заподозрили в экстремистской деятельности в Москве. На этот раз дело возбуждено против 23-летнего пользователя «Живого Журнала» Михаила Лермонтова. Ему предъявлено обвинение по ст. 277 УК РФ (Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля). Как утверждает следствие, блоггер под ником mlermont в своем интернет-дневнике написал, что «есть и божий суд, наперсники разврата! есть грозный суд: он ждет; он не доступен звону злата, и мысли и дела он знает наперед. тогда напрасно вы прибегнете к злословью: оно вам не поможет вновь, и вы не смоете всей вашей черной кровью поэта праведную кровь!». Прокуратура усмотрела в словах блоггера Лермонтова угрозы в адрес действующих властных структур и возбудила уголовное дело. Если вина Лермонтова будет доказана, ему может грозить лишение свободы на срок от двенадцати до двадцати лет, либо пожизненное лишение свободы.17

Как сообщает С.А. Расов, эксперт интернет-ресурса «Эксперты для гражданского общества»18, беспрецедентный закон об интернете приняли в Казахстане, по которому все интернет-ресурсы, включая блоги, чаты и форумы, приравниваются к средствам массовой информации с соответствующими обязанностями. За нарушения законодательства суд может заблокировать доступ к ресурсу. Иски в казахские суды можно будет также подавать против сайтов, размещенных за рубежом.

Теперь судебные органы получили возможность требовать от их владельцев удаления материалов, противоречащих законодательству. В случае неподчинения решению суда доступ к сайту будет заблокирован, а его владелец может лишиться возможности использовать собственный домен и доменные имена с похожими названиями на срок от трех месяцев (при решении суда о приостановлении распространения информации) до года (в случае решения о прекращении распространения информации). Под действие закона попадают не только размещенные на интернет-ресурсах материалы, но и комментарии к ним.

Все многочисленные выступления, письма, акции, петиции, предложения представителей СМИ и экспертного сообщества по изменению законопроекта, остались без внимания. Единственное, чего удалось добиться, это исключения из закона возможности Генпрокурора Республики Казахстан закрывать ресурс, по своему усмотрению. Сейчас такое право решено делегировать судебным органам на основании информации от силовых ведомств.

В апрельском 2009 года Послании нации президента Таджикистана Эмомали Рахмона вопрос «всемирной паутины» также стал одним из ключевых. «Если вы в курсе дела, – обратился к собравшимся Президент, – в последние годы на различных интернет-сайтах ведется сознательная и злонамеренная кампания, направленная против Таджикистана. Приведу один пример: из анализа, проведенного экспертами, явствует, что в 2004-2007 годах через действующие в Таджикистане интернет-сайты было распространено около 30 тысяч информаций и репортажей. Более 80 процентов из них представляли собой исключительно клевету, злословие, предвзятые материалы и необоснованные прогнозы». 19

Президент также отметил, что сегодня информационная война против Таджикистана только усиливается чтобы «опорочить таджикскую нацию и, в конечном счете, вселить в наших людей пессимизм и неверие в своё будущее». Посему, «таджикский народ должен осознавать цели и замыслы врагов нации, сохранять политическую бдительность и ни в коем случае не падать духом. Наоборот, он должен, испытывая благодарность за обладание своим государством и мыслить в масштабе десятилетий созидательной и конструктивной работы на благо своей любимой Родины, продолжать честный труд в интересах будущих поколений». Отсюда логично следует вывод, о том, что таджикские СМИ обязаны «служить щитом государства в навязанной информационной борьбе, давать достойный ответ на лживые сообщения и статьи, способствовать сохранению стабильности общества и укреплять в людях веру в хорошее будущее».

К слову сказать, в Таджикистане постоянно пользуются интернетом около 1%, а эпизодически не более 10% населения.

В Дагестане возбуждено уголовное дело в отношении лидера незаконных вооруженных формирований, через интернет призывавшего к джихаду. В феврале этого года на одном из сайтов в Интернете неизвестный разместил видеообращение к жителям республики под названием «О джихаде и поражениях Дагестана». «Это обращение содержало сведения, направленные на возбуждение религиозной вражды»,20 — сообщил представитель правоохранительных органов Южного федерального округа. В ходе следственных мероприятий было установлено, что ролик разместил лидер незаконных вооруженных формирований, житель Карабудахкентского района Дагестана, находящийся в федеральном розыске. В правоохранительных органах уточнили, что уголовное дело возбуждено по материалам Центра «Э» главного управления МВД России по ЮФО.

Власти Китая уже давно жестко контролируют информационные потоки в стране. Сайты правозащитных организаций, критикующие власть заблокированы. Согласно распоряжению администрации Пекина, все впервые посещающие интернет-кафе должны подвергаться проверке документов и фотографированию. Сейчас китайское правительство требует от производителей персональных компьютеров поставлять на рынок компьютеры со специальным программным обеспечением, которое фильтрует интернет-пространство. Данное указание призвано защитить подрастающее поколение от порнографии в сети. То, что это программное обеспечение может быть использовано для блокировки веб-сайтов, которые, по мнению правительства Китая, ведут подрывную деятельность, не придается огласке.

Вопрос о том, можно ли считать информальные медиа средствами массовой информации каждый раз в конфликтной ситуации решается не в пользу блоггеров. Отсутствие правового регулирования в этой сфере позволяет трактовать возникающие коллизии в зависимости от интересов задействованных сторон.

К примеру, американский суд не захотел приравнивать блоггеров к журналистам. По данным BBC News, суд в Калифорнии, в котором рассматривалось дело компании Apple против трех блоггеров, ответственных за утечку внутрикорпоративной информации о выходе новых продуктов, вынес предварительное решение, гласящее, что блоггеры в США не находятся под защитой законодательства о журналистской деятельности.

Блоггеры, чью информацию из онлайновых журналов использовали новостные издания для дальнейшего распространения, отказываются выдавать тех, кто дал информацию, а вопрос об этом и является предметом судебного разбирательства.

Специалисты из правозащитной организации Electronic Frontier Foundation (EFF), которая оказывает правовую поддержку интернет-пользователям, полагают, что вынесенное решение фактически означает, что суд склонен рассматривать блоггеров не как журналистов, в чьи функции входит распространение информации, а как простых граждан, которые обязаны при необходимости предоставлять правоохранительным органам информацию об источниках.

Как говорят в EFF, в случае, если будет признано неравноправие блоггеров и журналистов, многие блоггеры будут опасаться публиковать потенциально «опасную» информацию, и журналистика лишится одного из ценнейших рабочих инструментов – многие блоги авторитетных людей сейчас рассматриваются прессой как легитимные источники, и активно используются.21

Однако накапливается правовая практика и в отношении оправдательных решений по делам блоггеров. В частности, американский суд штата Делавер рассматривал обвинение в клевете. Иск поступил от чиновника, который обнаружил в местном блоге массу нелицеприятных анонимных высказываний о себе. На требование чиновника раскрыть личности обидчиков суд ответил отказом. Судья отметил, что интернет является «уникальным демократизирующим средством массовой коммуникации, не похожим ни на что другое», поэтому истцу нужно для начала доказать сам факт клеветы. Принятие такого решения отчасти продиктовано опасениями, что давление на блоггеров помешает им пользоваться конституционным правом на анонимность.22

В России иски, выдвинутые против блоггеров-клеветников, тоже заканчиваются ничем. В Останкинском суде Москвы рассматривался иск предпринимателя Юрий Шефлера к автору дневника «Почти новая горжетка». Суд споткнулся на вопросе об авторстве, так и не приняв однозначного решения – написаны ли клеветнические строки автором дневника.

Недавно образован «Комитет защиты блоггеров» – одним из его основателей стала бывшая стюардесса Эллен Симонетти (Ellen Simonetti), которую уволили из авиакомпании Delta Airlines за публикацию в своем блоге фотографий на рабочем месте в униформе.

В России создан официальный орган, призванный заниматься проблемами функционирования сети. Министерство связи  и массовых коммуникаций РФ объявило о создании Совета по вопросам использования и развития интернета. Соответствующий приказ был подписан 27 мая 2009 г. министром Игорем Щеголевым. В совет вошли представители Государственной Думы РФ, Минкомсвязи России, Роспечати и таких организаций, как ИТАР-ТАСС, РИА «Новости», «Комстар-ОТС», Mail.Ru, ВГТРК, RU-CERT, Центральный телеграф, РосНИИРОС, «ТрансТелеКом», «Яндекс», РОЦИТ, «Совинтел», «Ростелеком», Координационный центр национального домена сети интернет.23

Совет является постоянным совещательным органом, который призван обеспечивать согласованные действия министерства, заинтересованных федеральных органов исполнительной власти и общественных организаций при решении вопросов по использованию и развитию интернета в РФ.

По мнению замминистра связи и массовых коммуникаций РФ Александра Жарова, актуально и необходимо законодательное регулирование распространения информационного контента – такое заявление он сделал на заседании Совета по массовым коммуникациям, на котором обсуждался законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в целях защиты прав и законных интересов обладателей информации. «Законодательное регулирование плагиата и пиратства контента очевидно. Появляются все новые и новые среды распространения контента, и такие сферы, как интернет, где информация появляется мгновенно, отследить сразу, добросовестно он взят или пиратским образом, очень сложно. Очевидно, это требует законодательного регулирования и наказания нарушителей прав... Правообладатели (информации) должны быть защищенными»,24 – сказал Жаров.

Законопроект разработан рабочей группой Совета по интернету и новым СМИ, которую возглавляет главный редактор РАМИ РИА Новости Светлана Миронюк. «Зачастую Интернет-ресурсы, участвующие в распространении новостной информации, не зарегистрированы в качестве СМИ, но активно заимствуют новостную информацию профессиональных СМИ, не соблюдая при этом их законные интересы. Это, во-первых, по своей сути является недобросовестной конкуренцией, во-вторых, приводит к уменьшению аудитории профессиональных СМИ, а значит, к потере доходов от рекламы на их сайтах», – считает Миронюк. По ее словам, в создаваемый законопроект предлагается внести следующие положения:


  • сделать информацию (в том числе новостную) объектом гражданского права, то есть объектом сделок;

  • определить виды и условия сделок, объектом которых является информация, по аналогии с договорами о передаче прав на использование объектов авторского права;

  • ввести понятие сетевого периодического издания и его продукции;

  • наделить информационные агентства правом определять порядок использования их информации;

  • ввести административную ответственность за использование информации информагентств без ссылки на источник заимствования;

  • ввести в понятие недобросовестной конкуренции и использование информации без ссылки на обладателя информации.25

Интернет-сообщество неоднозначно отреагировало на инициативу РИА Новости и других крупных негосударственных информационных агентств. Опасения вызывают возможная монополизация рынка информации и существенные ограничения в распространении информационных сообщений.

Завершая обзор информальной среды в системе гражданских коммуникаций отметим, что сегодня важнейшими задачами сообщества становятся задачи определения правового статуса информальных медиа и медиаобразования их участников.

Понимая особую природу этого явления, учитывая его внутреннюю саморазвивающуюся силу, следует переосмыслить формы взаимодействия с этим миром многих социальных институтов – власти, права, СМИ. Очевидно, что здесь мало эффективны методы противодействия и запретов. Более плодотворными представляются стратегии диалога и соучастия. Мощный внутренний потенциал, заложенный в информальных медиа, позволяет надеяться на появление новых дискуссионных площадок, виртуальных трибун, на расширение экспертного сообщества.

В плане образовательных стратегий с помощью медиаобразовательных технологий возможно обучение информальных авторов базовым навыкам работы с информацией в этическом, правовом, содержательном и технологическом аспектах. Эти навыки позволят формирующемуся гражданскому обществу обрести свой голос и с помощь гражданских коммуникаций вырабатывать новые концепты социального развития. Массовое медиаобразование и медиапросвещение в целом будет способствовать повышению медиаактивности социума, что соответствует глобальным цивилизационным тенденциям информационного общества.




1 Ключарев Г.А. Самообразование и радикальная педагогика: возможен ли компромисс? Инновации и образование. Сборник материалов конференции. Серия “Symposium”, выпуск 29. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С.322-324

2 Философский энциклопедический словарь, 1983

3 Дж. П. Барлоу. Продажа вина без бутылок: Экономика сознания в глобальной Сети // Русский журнал, 07.04.1999 / http://russ.ru

4 Хайдеггер М. Положение об основании. Статьи и фрагменты. – СПб., 2000. – С. 204

5 Тюгашев  Е.  А . Термин «информация» в контексте классической метафизики: Мартин Хайдеггер - Николай Кузанский - Платон. Современное терминоведение Сибири. Язык. Культура. Теория познания.. Новосибирск: Изд-во НИПКиПРО, 2004. С. 13–23

6 news.nag.ru.

7 http://soft.mail.ru/pressrl_page.php?id=15072

8Эдвард Д. Миллер. Шарлоттский проект. Как помочь гражданам взять демократию в свои руки. – М., 1998

9 Дзялошинский И.М., Журналистика соучастия. Как сделать СМИ полезными людям, М. 2006.

10 Болкунов А. Гражданская журналистика: что это такое. Библиотека Центра экстремальной журналистики. http://www.library.cjes.ru/online

11 «Власть денег», N 42, 21-27 октября 2005

12 Мария Александрова. Поверить блоггеру. http://www.izvestia.ru/media/article3108259/

13 http://hochman.ru/?p=15/

14 Гражданская журналистика на службе интересов общества, lenta.ru, 17.05.2005

15 www.ng.ru/regions/2009-06-26/5_blogs.html

16 www.regnum.ru/news/1135144.html

17 http://drugoi.livejournal.com/

18 http://www.4cs.ru/materials/wp-id_634/, 13 июня 2009 г.

19http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=500798

20 www.vsesmi.ru/news/2892499/

21 pda.lenta.ru/news/2005/03/05/appleblogs

22 Наших бьют или Как налететь в блогах на неприятности. http://oops.multijournal.ru/nashix-byut-ili-kak-naletet-v-blogax-na-nepriyatnosti/

23 www.gazeta.ru/news/business/2009/05/27/n_1366201.shtml

24 РИА Новости. Михаил Фомичев http://www.rian.ru/media/20090611/174073825.html

25 Свобода слова в интернете. Ежемесячный бюллетень Центра экстремальной журналистики. Вып. №6 (18), июнь 2009



Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org