Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит



Скачать 196.5 Kb.
Дата18.09.2014
Размер196.5 Kb.
ТипСтатья


Свобода мирных собраний и Европейская конвенция о правах человека

Филипп Лич


Адвокат, директор по правовым вопросам, Курдский проект по правам человека

Статья 11 – Свобода мирных собраний


Статья 11 гласит:

1. Каждый человек имеет право на проведение мирных собраний и право на вступление в ассоциации с другими лицами, включая право на создание и вступление в профессиональные союзы для защиты своих интересов.

2. Никакие ограничения не могут быть наложены на реализацию этих прав за исключением тех, которые определены законом и которые считаются необходимыми в демократическом обществе для защиты интересов национальной безопасности и общественного спокойствия, для предотвращения беспорядков или преступлений, для защиты здоровья или нравов, или для защиты прав и свобод других лиц. Данная статья не исключает введение законных ограничений на реализацию этих прав лицами, состоящими на действительной службе в вооруженных силах, полиции или государственных органах.

  • Права на проведение мирных собраний и вступление в ассоциации связаны с правом на свободу слова, изложенным в Статье 10, и правом на свободу мысли, совести и религии, изложенным в Статье 9. Суд определил, что положения Статьей 9 и 10 были бы в значительной степени ограничены при отсутствии гарантии обмениваться мнениями и идеями с другими лицами, особенно посредством участия в работе ассоциаций граждан, разделяющих единые взгляды и преследующих одни и те же интересы.1

  • Точно также право на проведение мирных собраний и участие в работе ассоциаций предполагает свободу придерживаться своего мнения, получать и передавать информацию и идеи.2

  • В тех случаях, когда положения Статей 9, 10 и/или 11 упоминаются вместе, Суд вправе квалифицировать одно из этих прав в качестве "специальной нормы", учитывающей положение других прав. В зависимости от конкретных обстоятельств дела, Суд вправе обнаружить нарушения положений более чем одной статьи из Статьей 9-11.

  • Право на проведение мирных собраний считается одним из основополагающих принципов демократического общества и поэтому не имеет каких-либо ограничительных толкований.

  • Собрания должны быть мирными: Статья 11 не защищает тех, кто преследует воинственные намерения, способные вызвать общественные беспорядки.3

  • Однако Статья 11 защищает право на проведение таких собраний, которые не содержат какого-либо реального риска насильственных акций, способных выйти из-под контроля организаторов соответствующих собраний.4

  • Данное право применимо к частным собраниям, встречам на улицах и в других общественных местах, демонстрациям, процессиям и сидячим забастовкам.
    5

  • В судебном деле Anderson and Others v UK6 заявители обжаловали факт их недопущения в район широко посещаемого торгового центра, находящего в городе Веллингборо. Комиссия определила, что свобода собрания не гарантирует права на неоднократное прохождение общественных мест или права собираться где угодно для бесцельного общения.

  • Собрания в общественных местах могут проводиться при условии предварительного согласования.7

  • Статья 11 защищает право на передачу мнения посредством слова, жестов и спокойных демонстраций.8

  • Лица (как физические, так и юридические), организующие и участвующие в собраниях с мирными целями, могут воспользоваться положениями Статьи 11.

  • Общие запреты на демонстрации требуют значительно более существенного обоснования чем запреты на проведение конкретных собраний. В судебном деле Rai, Allmond and "Negotiate Now" v UK9 Комиссия определила, что запрет на проведение митинга на Трафальгарской площади в Лондоне не был необоснованным, поскольку речь шла об использовании единственной главной площади в центральном Лондоне. Однако общий запрет на проведение мирных собраний возможен лишь в тех случаях, когда имеется реальная угроза общественному порядку, которую нельзя предотвратить на основе использования менее жестких мер.

  • Важным фактором, который необходимо принимать во внимание, является воздействие, оказываемое на те собрания, которые, не представляя какого-либо риска для общественного порядка, оказались, тем не менее, под запретом. В судебном деле Christians Against Racism and Fascism v UK10, Комиссия определила, что общий запрет на проведение демонстраций в Лондоне на период 2 месяцев, имевший целью не допустить демонстраций представителей Национального фронта, был "необходим в демократическом обществе", поскольку тот период характеризовался особенно напряженной атмосферой, созданной серией демонстраций, проведенных представителями Национального фронта.

  • В тех случаях, когда существует обозримая угроза для общественной безопасности, для защиты которой власти должны принять соответствующие меры, государству, скорее всего, будут предоставлены более широкие полномочия для применения ограничений на право проведения собраний.11

  • В контексте ситуации, связанной со срывом демонстрации представителями контр-демонстрантов, Суд подтвердил, что право на проведение мирных собраний может налагать на государство соответствующие обязательства. В судебном деле Platform 'Arzte fur das Leben' v Austria12 заявители обратились в суд с жалобой в связи с недостаточным уровнем полицейской защиты для предотвращения срыва проводимой демонстрации против абортов. Суд определил: "Любая демонстрация может вызывать раздражение или недовольство со стороны лиц, преследующих противоположные взгляды или идеи. Однако участники такой демонстрации, тем не менее, должны иметь возможность реализовать свое право на проведение собрания без страха подвергнуться физическому воздействию со стороны своих оппонентов. Такого рода опасения могут лишь препятствовать ассоциациям или иным группам, исповедующим общие взгляды, открыто выражать свое мнение по животрепещущим вопросам жизни данного сообщества. В демократическом обществе право на контр-демонстрации не может распространяться на право ущемлять интересы других лиц и организаций, проводящих свои демонстрации и собрания".

  • Однако, действуя в широких пределах по своему усмотрению, государство имеет право в разумных мерах принимать меры по защите законно проводимых демонстраций.

Также смотри:

Статья 21 Международной конвенции о гражданских и политических правах

Признается право на проведение мирных собраний. Никакие ограничения не могут быть наложены на реализацию данного права за исключением тех ограничений, которые применяются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе для обеспечения интересов национальной безопасности или общественного спокойствия, общественного порядка (ordre public), защиты здоровья и нравов или защиты прав и свобод других лиц.

Статья 20, Всеобщая декларация прав человека (право на проведение мирных собраний и участие в ассоциациях)

Статья 5(d)(ix), Конвенция ООН о ликвидации всех форм расовой дискриминации (право на равенство перед законом при реализации права на проведение мирных собраний и участие в ассоциациях)

Статья 15 Конвенции ООН о правах ребенка (право на участие в ассоциациях и проведение мирных собраний)


Статья 10 – Свобода слова


Статья 10 гласит:

1. Каждый имеет право на свободу слова. Это право предполагает свободу выражать свое мнение, получать и передавать информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны государственных властей и независимо от границ. Данная Статья не препятствует государствам лицензировать деятельность предприятий, занятых в сфере электронного вещания и кино.

2. Поскольку данное право предполагает определенные обязанности и ответственность, реализация этих свобод может быть связана с соблюдением определенных формальностей, условий, ограничений и штрафных санкций, предусмотренных законом и являющихся необходимыми в демократическом обществе в интересах обеспечения национальной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, предотвращения общественных беспорядков или преступлений, защиты здоровья или нравов людей, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения раскрытия информации, получаемой конфиденциально, или для поддержания авторитета и независимости судебных властей.

  • Суд последовательно подчеркивает важность права на свободу слова как одного из основополагающих принципов демократического общества, признавая при этом важность той функции, которую играют средства массовой информации13 (выступающие в жизненно важной роли "общественного контролера"), а также обязанность прессы распространять информацию и идеи, представляющие общественный интерес, не нарушая при этом определенных ограничений. Данная обязанность вытекает из права человека получать такую информацию. Помимо этого, свобода слова также считается одним из основных условий самореализации каждого человека.

  • Как и в случае со Статьями 8, 9 и 11, само право на свободу изложено в пункте (1) Статьи 10, а разрешенные ограничения – в пункте (2) Статьи 10. Эти ограничения должны интерпретироваться в узком смысле, а необходимость применения ограничений должна быть убедительно обоснована.14 Право на свободу слова, таким образом, предполагает соответствующие обязанности и ответственность, объем которых зависит от ситуации. Например, Суд определил, что оскорбление предметов религиозного поклонения не может оставаться безнаказанным.15

  • Оценивая пропорциональность ограничений, налагаемых на реализацию свободы слова, Суд считает возможным для властей принимать соответствующие решения по своему усмотрению с учетом содержательной стороны рассматриваемого вопроса. Например, более широкие пределы дискреционных полномочий разрешены в отношении вопросов, связанных с проблемами нравственности и выступлениями в СМИ представителей коммерческих организаций. Более же узкие пределы "усмотрительных" полномочий разрешены в отношении высказываний и заявлений политического характера.

  • В принципе, положения Статьи 10 защищают право человека выступать с заявлениями, которые могут показаться оскорбительными или даже шокирующими, что, в свою очередь, отражает необходимость демократического общества в плюрализме, терпимости и широте взглядов.16 Однако некоторые формы выражения (например, расистские заявления оскорбительного характера) ни в коей мере не могут быть защищены положениями Статьи 10.17

  • В тех случаях, когда та или иная форма выражения защищена положением (1) Статьи 10, она будет связана с разрешенными ограничениями, предусмотренными положениями пункта (2) Статьи 10. По большинству рассматриваемых дел в центре внимания находилась проблема, связанная с тем, насколько взвешенным и пропорциональным было вмешательство властей при наложении определенных ограничений на право реализовать свободу слова (в некоторых случаях решения по данному вопросу принимались и будут приниматься далеко не однозначно).

  • Защищая содержание информации и идей, положения Статьи 10 также защищают и то, каким образом они передаются.

  • Высказывания политического характера

  • Поскольку свобода слова имеет особенно важное значение для выборных должностных лиц, любое ограничение права политического деятеля на свободу слова подвергается тщательному контролю. В судебном деле Castells v Spain18, например, было обнаружено, что вынесение судебного приговора в отношении оппозиционно настроенного сенатора от баскской провинции за публикацию материала, содержащего критику в адрес правительства, произошло с нарушением положений Статьи 10.

  • Свобода участия в политических дискуссиях, по мнению Суда, лежит в основе концепции демократического общества. Свобода прессы вообще дает возможность обществу сформировать свое независимое мнение по тем идеям и взглядам, которые высказывают политические лидеры.19 С учетом данных обстоятельств, а также того, что все политики по праву дорожат своей репутацией, пределы допустимой критики в отношении политических деятелей значительно шире чем рамки критических замечаний, высказываемых в отношении частных лиц. Необходимо иметь в виду, что "как журналисты, так и широкая общественность неизбежно и сознательно с особым вниманием относятся к каждому слову и поступку политического деятеля. Учитывая это, политические деятели, выступающие с публичными заявлениями, способными вызвать критику, должны проявлять более высокую степень терпимости".20

  • Например, в деле Oberschlick v Austria21 журналисту было предъявлено обвинение в клевете за публикацию информации криминального характера, изобличающей Генерального секретаря Австрийской либеральной партии, который выступил за применение дискриминационных мер в отношении семей иммигрантов, получающих пособие от государства. Суд постановил, что по данному делу журналист лишь внес свой вклад в общественную дискуссию по важному политическому вопросу, а также что политический деятель, выступивший по данному делу в качестве обвиняющей стороны, должен был быть готов к такой сильной реакции со стороны средств массовой информации и общественности на свои публичные высказывания. Суд признал, что журналист не превысил пределы свободы слова, а также что в данном случае положения Статьи 10 нарушены не были.

  • Пределы допустимой критики еще более широки в отношении властей, деятельность которых должна подвергаться тщательнейшему контролю со стороны средств массовой информации и общественности. Хотя в отдельных случаях у властей и имеются достаточные основания для того, чтобы применить ограничительные санкции, вытекающие из положений пункта (2) Статьи 10, Суд подчеркнул, что государство должно прежде всего проявлять сдержанность в вопросах использования судебных рычагов. Обладая доминирующим положением в обществе, власти должны прежде всего стремиться использовать иные способы реагирования на критические замечания в свой адрес со стороны своих оппонентов или средств массовой информации.22 Серия дел против турецких властей, касающихся уголовных преследований за заявления и выступления по проблеме продолжающегося конфликта на юго-востоке страны, привлекла особое внимание Суда, который вновь обратился к вопросу о пределах допустимой критики. Например, в судебном деле Surek v Turkey (No. 1)23, Суд не нашел какого-либо нарушения положений Статьи 10 (решение было принято 11 голосами против 6), связанного с публикацией материалов, резко осуждающих применение турецких вооруженных сил на юго-востоке страны. В одной из статей, например, были упомянуты имена конкретных физических лиц, что подвергает их риску физического насилия. Учитывая данное обстоятельство, эта статья была признана в качестве материала, способствующего раздору в обществе и прославлению насильственных действий.

  • Свободные политические дебаты являются одним из главных условий проведения свободных выборов, право на которые имеют все граждане демократического общества. Поэтому беспрепятственное распространение мнений, идей и информации в период предвыборной кампании имеет огромное значение.24 Так, например, в судебном деле Bowman v UK25 были нарушены ключевые положения Статьи 10, связанные с регулированием расходов на проведение предвыборной агитации. В данном случае истец был лишен права своевременно проинформировать избирателей об отношении кандидатов к абортам.

  • В тех случаях, когда речь идет об обеспечении права на свободу слова для должностных лиц, суд, как правило, самым тщательным образом рассматривает те "права и обязанности", которые в данной ситуации приобретают "особую значимость".26 Суд пытается найти справедливый баланс между правами человека и интересами государства во всех вопросах, касающихся обеспечения функционирования гражданской государственной службы.27 Необходимо подчеркнуть, что гражданские государственные служащие должны иметь общественную поддержку. С учетом этого фактора иногда могут возникать обстоятельства, требующие защиты государственных служащих от "чрезмерно резких и оскорбительных словесных нападок".28

  • С высказываниями политического характера непосредственным образом связаны и общественные протесты, реализуемые в форме митингов и демонстраций, которые также регулируются положениями Статьи 10. Например, в судебном деле Steel and Others v UK29 рассматривались особенности мирных протестов против охоты на куропаток, строительства шоссе и проведения конференции по развитию военной авиации. Отклонив аргументацию властей, утверждавших, что положения Статьи 10 в данном случае неприменимы, поскольку протесты носили отнюдь не мирный характер, Суд определил, что хотя заявители и применили физическую силу для недопущения осуждаемой ими деятельности, их действия все же могут квалифицироваться как выражение своего мнения, регулируемого положениями Статьи 10. Трое из обвиняемых протестовали против продажи боевых вертолетов, раздавая листовки соответствующего содержания и вывесив для всеобщего обозрения транспарант, который гласил: "Работай на мир, а не на войну". Участники данного протеста были задержаны на том основании, что своим поведением они нарушили общественный порядок и подлежали аресту. Их задерживали в полицейском участке в течение примерно семи часов. Впоследствии дело в отношении участников данного протеста было закрыто за отсутствием состава преступления. В данном случае Суд признал, что имело место нарушение права на свободу слова и выражения, поскольку у полиции не было никаких разумных оснований для того, чтобы полагать, что мирный протест, проведенный данными обвиняемыми, приведет к нарушению общественного порядка. Соответственно, их арест и задержание в полицейском участке были признаны как "необоснованные в демократическом обществе".

  • Даже в тех случаях, когда демонстранты мешают деятельности других лиц, их права все равно будут рассматриваться в контексте положений Статьи 10.30

Статья 9 – Свобода мысли, совести и религии


Статья 9 гласит:

1 Каждый имеет право на свободы мысли, совести и религии; данное право предполагает свободу менять свои религиозные убеждения или верования, а также свободу самостоятельно или сообща, открыто или в частном порядке исповедывать и практиковать свои религиозные и иные убеждения.

2 Право придерживаться религиозных или иных убеждений сопряжено лишь с теми ограничениями, которые предусмотрены законом и считаются необходимыми в демократическом обществе в интересах обеспечения общественной безопасности, защиты общественного порядка, здоровья и нравов людей или для защиты прав и свобод других лиц.

  • Свобода мысли, совести и религии является одним из основополагающих принципов "демократического общества": "Данная свобода в ее религиозном аспекте является одним из жизненно важных элементов, обеспечивающих идентичность верующих и их представления о жизни. Она также является ценнейшим достоянием для атеистов, агностиков, скептиков и равнодушных".31

  • Положения пункта (1) Статьи 9 однозначно определяют рамки свободы религиозных убеждений. Они имею следующие два аспекта: право менять свои религиозные убеждения или верования, а также право действовать, исходя из своих религиозных убеждений или верований. Для того чтобы иметь право практиковать свои религиозные убеждения, верующий должен доказать, что он (она) действительно является приверженцем определенной религии, и что то или иное практическое действие является существенной частью реализации соответствующих религиозных канонов.

  • Положения пункта (1) Статьи 9 конкретно говорят о "почитании, распространении, практике и соблюдении" как о формах реализации религиозных убеждений или верований, которые предполагают подтверждение своих убеждений словом и делом, а также право убеждать других в правоте своих верований.

  • Положения Статьи 9, довольно расширительно интерпретируемые в плане характера верований (которые включают и нерелигиозные верования), довольно узко толкуются в плане реализации положений соответствующих религиозных канонов, провозглашаемых той или иной религией. Действия верующих должны быть "интимно связаны" с принципами соответствующей религии или верования. Поэтому положения Статьи 9 не претендуют на защиту любого действия, вытекающего, по мнению верующего, из принципов его религии или верования.32 В целом, Статья 9 не будет нарушена в том случае, если в отношении лиц, утверждающих, что те или иные правовые нормы противоречат положениям их религии, будут применяться ограничения, содержащиеся в общем законодательстве.

  • В судебном деле Otto-Preminger Institute v Austria33 Суд постановил, что верующие, придерживающиеся тех или иных религиозных убеждений, не могут быть защищены законом от любой критики: "они должны проявлять терпимость и смиряться с неприятием другими лицами своих религиозных убеждений и даже с распространением учений и взглядов, враждебных для их веры". Меры, предпринимаемые властями по ограничению распространения материалов, порочащих те или иные религиозные обряды, могут быть оправданы в том случае, если они имеют целью обеспечить уважительное отношение к религиозным чувствам верующих.34

  • При этом важно отметить, что ограничения, содержащиеся в пункте (2) Статьи 9, относятся исключительно к праву обнаруживать (манифестировать) свои религиозные убеждения или верования. Положения пункта (2) Статьи 9 не относятся к праву придерживаться какого-либо религиозного убеждения или к праву на свободу мысли или совести, которые не имеют никаких ограничений.

  • Там, где применимы положения пункта (1) Статьи 9, Суд нередко определяет, что соответствующие ограничения должны носить пропорциональный характер. Например, в судебном деле Pendragon v United Kingdom35 было выявлено, что запрет на проведение собраний в районе Стоунхенджа, наложенный в соответствии с Законом об общественном порядке от 1986 г. (который был применен в течение четырех суток в радиусе 4 миль) вступил в противоречие с правами заявителя (который намеревался совершить друидский молебен в день летнего солнцестояния) согласно положениям пункта (1) Статьи 11. В данном случае Суд принял решение применить положения пункта (1) Статьи 9. Однако, учитывая то обстоятельство, что в предыдущие годы массовые собрания в районе Стоунхенджа выливались в насильственные действия, примененные ограничения не были признаны чрезмерными.

Северно-ирландская демонстрационная комиссия


  • Северно-ирландская демонстрационная комиссия представляет собой полусудебный орган, созданный в соответствии с положениями Закона об общественных процессиях (Северная Ирландия) 1998 г. Комиссия вправе налагать ограничения на проводимые демонстрации и марши. Однако она не имеет права их запрещать.

  • В 1999 – 2000 гг. в комиссию поступило около 3 400 заявок на проведение демонстраций. Комиссия признала, что 295 заявок являются спорными. Маршруты движения демонстрантов были ограничены при проведении 151 демонстрации (4,4 %).

  • Основные положения, в рамках которых действует комиссия, гласят:

    "Данные Основные положения основаны на фундаментальном тезисе о том, что право на проведение мирных собраний и свободу слова, провозглашенные Европейской конвенцией о правах человека, являются важнейшими правами, доступными для всех граждан. Комиссия не имеет целью создавать какие-либо препятствия для реализации этих прав при отсутствии убедительных аргументов в пользу применения каких-либо ограничений. Такого рода аргументами, например, могут быть обоснованные опасения относительно того, что реализация данных прав вызовет ущемление прав других граждан. Основные положения имеют целью позволить комиссии проверять обоснованность такого рода контраргументов. Другими словами, данные Основные положения являются своего рода правовой базой для решения вопросов о проведении демонстраций с учетом требований справедливости, беспристрастности и обоснованности.

    Разумеется, хотя право на проведение мирных собраний, предусмотренное Европейской конвенцией о правах человека и Международной конвенцией Организации объединенных наций о гражданских и политических правах, является важным само по себе, оно никак не может считаться абсолютным. Реализация данного права всегда связана с определенными ограничениями, которые предусматриваются как положениями международных документов, так и общего законодательства с целью защиты прав и свобод других лиц, предотвращения общественного беспорядка или преступлений…" (см. пункты 1.4 – 1.5).


  • Ниже приводится последнее решение Северно-ирландской демонстрационной комиссии (отдельные абзацы выделены жирным шрифтом):

ОПРЕДЕЛЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ ДЕМОНСТРАЦИИ, ПРОВЕДЕННОЙ В ПОРТАДАУНЕ (ОКРУГ LOL № 1) В ВОСКРЕСЕНЬЕ, 6 МАЯ 2001 г.

Данное определение является решением Демонстрационной комиссии в отношении демонстрации, проведенной в Портадауне (округ LOL № 1) в воскресенье, 6 мая 2001 г.

Положения пункта (1) раздела 8 Закона об общественных процессиях (Северная Ирландия) от 1998 г. гласят:

"Комиссия вправе принимать решение в отношении готовящихся общественных процессий и связывать организаторов планируемых мероприятий такими условиями, которые Комиссия сочтет необходимыми".

Мы обратили особое внимание на детали, содержащиеся в заявке (Форма 11/1), поданной 5 апреля 2001 г., на проведение демонстрации в Портадауне (округ LOL № 1) в воскресенье, 6 мая 2001 г.

Мы рассмотрели необходимость принятия решения по данному вопросу с учетом факторов, предусмотренных Основными положениями, регулирующими деятельность Комиссии.



Решение

Принимая решение, Комиссия исходила из четкого понимания своих обязанностей, предусмотренных разделом 6 Закона о правах человека от 1998 г. Комиссия признает, что, с точки зрения организаторов демонстрации, соответствующие права защищены положениями Статьи 10, а также Статьи 11. Однако ни одно из тех прав, о которых идет речь, в данном случае не может считаться абсолютным.



Более того, права тех лиц, перед которыми члены Комиссии также несут ответственность, должны быть соответствующим образом защищены. Лица, проживающие и работающие в запланированном для проведения демонстрации микрорайоне, пользуются правами, предусмотренными положениями Статьи 89 данной Конвенции и Статьи 1 Первого протокола к данной Конвенции. Комиссия, вместе с тем, признает, что ни одно из этих прав также нельзя считать абсолютным.

В сложившихся обстоятельствах не представляется возможным полностью реализовать права, предусмотренные соответствующими положениями Закона о правах человека от 1998 г. Вследствие этого Комиссия вынуждена принять сбалансированное решение с тем, чтобы учесть все особенности момента. Действуя в рамках закона, Комиссия приняла решение исходить из положений, содержащихся в Разделе 5 Закона о публичных процессиях (Северная Ирландия) от 1998 г. Более того, в данном случае Комиссия воспользовалась критериями, содержащимися в пункте (6) Раздела 8 данного закона.

Мы рассмотрели поданную заявку с учетом тех критериев, которые содержатся в правовых документах, а также приняли во внимание все имеющиеся в нашем распоряжении свидетельские показания, включая случаи общественного беспорядка и выходящих за рамки протестов, связанных с проведением данной демонстрации, которые всегда выливались в обострение напряженности в городе. В условиях продолжающегося отсутствия каких-либо существенных контактов между противоборствующими сторонами, которые могли бы привести к тому или иному компромиссному решению, мы считаем, что проведение демонстрации по улице Гарваги Роуд в означенные сроки может быть связано с риском серьезных общественных беспорядков, что может нанести огромный ущерб межобщинным отношениям не только в городе, но и в других населенных пунктах Северной Ирландии.



На основе имеющейся информации Комиссия постановляет, что данная демонстрация может быть проведена при условии соблюдения определенных условий, изложенных ниже. Вынося свое определение по этому вопросу, Комиссия преследует цели, содержащиеся в пункте (2) Статьи 10 и пункте (2) Статьи 11 Конвенции о правах человека, которые требуют принятия мер для предотвращения общественного беспорядка и защиты прав и свобод других лиц. Более того, Комиссия считает, что в условиях демократического общества данные ограничения вполне обоснованны, пропорциональны и адекватно отражают сложившиеся обстоятельства. Комиссия исходит из того, что в случае неприменения подобного рода ограничений проведение заявленной демонстрации будет неизбежно связано с серьезным риском общественных беспорядков, что вызовет нарушение прав и свобод других лиц. Необходимо подчеркнуть, что серьезные общественные беспорядки могут также подвергнуть риску жизнь людей. С учетом этого обстоятельства, Комиссия должна действовать, исходя из обязательств, предусмотренных Статьей 2 Конвенции о правах человека.

Исходя из вышеизложенного, Комиссия принимает следующее определение.



Определение

Комиссия определила следующие условия проведения заявленной демонстрации в Портадауне (район LOL № 1) в воскресенье, 6 мая 2001 г. Маршрут движения демонстрантов не должен проходить по участку города, расположенному между зданием приходской церкви Драмкри на улице Драмкри Роуд и улицей Касл Стрит. Кроме того, организаторы демонстрации должны исключить из заявленного маршрута движения весь участок улицы Гарваги Роуд между автобусными остановками Паркмаунт и Виктория Террас включительно.

1 См., например, Chassagnou and others v UK (2000) 29 EHRR 615, para. 100.

2 См., например, Ahmed v UK (2000) 29 EHRR 1, para. 70.

3 См., например, G v Germany, No. 13079/87, 6.3.89.

4 Christians Against Racism and Fascism v UK, No. 8440/78, 16.7.80, para. 4.

5 Rassemblement Jurassien and Unite Jurassien v Switzerland, No. 8191/78, 10.10.79.
и Christians Against Racism and Fascism v UK, No. 8440/89, 16.7.80.

6 [1998] EHRLR 218.

7 Rassemblement Jurassien and Unite Jurassien v Switzerland, No. 8191/78, 10.10.79.

8 См., например, Ezelin v France (1992) 14 EHRR 362, para. 62.

9 (1995) 19 EHRR CD93.

10 No. 8440/78, 16.7.80.

11 Rassemblement Jurassien and Unite Jurassien v. Switzerland, No. 8191/78, 10.10.79, para. 9.

12 (1991) 13 EHRR 204, para. 32.

13 См., например, Jersild v Denmark (1995) 19 EHRR 1, para. 31.

14 См., например, Ahmed and Others v UK (2000), 29 EHRR 1, para. 55.

15 См., например, Wingrove v UK (1997) 24 EHRR 1, para. 52.

16 См., например, Handyside v UK 1 EHRR 737, para. 49.

17 См., например, Jersild v Denmark (1995) 19 EHRR 1, para. 35.

18 (1992) 14 EHRR 445.

19 См., например, Oberschlick v Austria (1995) 19 EHRR 389, para. 58.

20 См., например, Oberschlick v Austria (1995) 19 EHRR 389, para. 58.

21 (1995) 19 EHRR 389.

22 См., например, Castells v Spain (1992) 14 EHRR 445, para. 46.

23 Постановление от 8 июля 1999 г.

24 См., например, Bowman v UK (1998) 26 EHRR 1, para. 42.

25 (1998) 26 EHRR 1.

26 См., например, Ahmed and Others v UK (2000) 29 EHRR 1, para. 61 (местные чиновники); Glasenapp v Germany (1987) 9 EHRR 25 и Kosiek v Germany (1987) 9 EHRR 328 (учителя).

27 Vogt v Germany (1996) 21 HER 205, para. 53.

28 Janowski v Poland, Постановление от 21 января 1999 г., para. 33.

29 (1999) 28 EHRR 603.

30 Hashman and Harrup v UK (1999) 30 EHRR 241, para. 28.

31 Kokkinakis v Greece (1994) 17 EHRR 397, para. 31.

32 См., например, Arrowsmith v UK (1978) 19 DR 5.

33 (1995) 19 EHRR 34, para. 47.

34 См. также Wingrove v UK (1997) 24 EHRR 1, paras. 46-51.

35 (1999) 27 EHRR CD179. Также см. Christians Against Racism and Fascism v UK No. 8440/78, 16.7.80 (запрет полиции на проведение демонстрации в Лондоне был взвешенным и обоснованным).


Похожие:

Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconЗаконопроект «О свободе мирных собраний»
«О свободе мирных собраний». Авторы проекта совершают давление на Вас, господин Президент, чтобы Вы его подписали и подали в Верховную...
Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconСтатья 37 Конвенции о правах ребенка гласит, что государства-участники
Оложе 18 лет. Что касается региональных договоров, то Африканская хартия прав и основ благосостояния ребенка (статья 5), Американская...
Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconСтатья 10 Пакта 33 Статья 11 Пакта 46 Статья 12 Пакта 54 Статья 13 Пакта 75 Статья 14 Пакта 85 Статья 15 Пакта 85 Сноски 99
Охватывает все районы Нарынской, Таласской, Чуйской, Баткенской, Иссык-Кульской, Ошской и два района (Ноокенский, Базар-Коргонский)...
Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconСтатья 10 Пакта 25 Статья 11 Пакта 35 Статья 12 Пакта 41 Статья 13 Пакта 57 Статья 14 Пакта 64 Статья 15 Пакта 64 Сноски 75
Охватывает все районы Нарынской, Таласской, Чуйской, Баткенской, Иссык-Кульской, Ошской и два района (Ноокенский, Базар-Коргонский)...
Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconКонтексте правоприменительной практики европейского суда по правам человека армен арутюнян
Статья 10 “Свобода выражения мнения” выбрана не случайно. В общем количестве вынесенных Судом за последние годы решений эта статья...
Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconЗакона Статья Законодательство об электронных платежах Статья Электронный платеж Статья Платежная система и ее виды Статья Правила платежной системы Статья Субъекты платежной системы
Целью настоящего Закона является регулирование отношений в области электронных платежей
Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconСтатья Понятие предпринимательского патента Статья Патентообладатель Статья Правовые основы использования патента
Статья 15. Контроль и ответственность за выдачу патента, продление срока его действия и взимание платы за патент
Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconЗакон республики узбекистан 11. 05. 2001 г. N 215-ii о защите населения от туберкулеза статья Основные задачи настоящего Закона Статья Основные понятия Статья 3
Статья Защита от туберкулеза лиц, содержащихся в следственных изоляторах и учреждениях
Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconСтатья Предмет и цели настоящего Федерального закона Статья 2
Статья Правовые основы деятельности зерновых товарных складов общего пользования
Статья 11 Свобода мирных собраний Статья 11 гласит iconЧто такое свобода? Данная статья посвящена понятию свободы
Данная статья посвящена понятию свободы. В её основу положено учение великого немецкого философа Георга Вильгельма Фридриха Гегеля...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org