Человек долга и чести…



Скачать 121.05 Kb.
Дата19.10.2014
Размер121.05 Kb.
ТипДокументы
Человек долга и чести…
Этот очерк посвящается контр-адмиралу Василию Ефимовичу Худякову, начальнику особого отдела КГБ СССР флотилии ракетных подводных крейсеров стратегического назначения Краснознаменного Северного флота, заместителю начальника 15-го Управления КГБ СССР, Воспитателю и Наставнику целой плеяды морских контрразведчиков.

Под руководством Василия Ефимовича в Заполярье, а затем в Москве, на Лубянке, прошли свое профессиональное становление и получили путевку в жизнь, более сотни военных контрразведчиков. В их числе: выпускники Высшей Краснознаменной школы КГБ при СМ СССР им. Ф.Э. Дзержинского А. Лисицын, В. Литвинов, А. Березников, В. Гуменюк, М. Габидуллин С. Сладков, В. Шабрин, В. Нечай, В. Ковалев; Новосибирской школы КГБ - В.Семенков, А.Касаткин, А. Виль, В. Дятчик, А.Лазебный, А.Воронин, Н.Карелин, Н.Матяев, А.Федченко и многие другие.

С легкой руки адмирала, практически все его воспитанники продолжили свою службу на более высоких должностях не только в военной контрразведке, но и в других силовых ведомствах, а многие сами стали руководителями.

А что кроется за этими лаконичными строками? Большая жизнь Большого человека, малую частицу которой мы попытаемся воспроизвести.

Автор этих строк познакомился с Василием Ефимовичем, тогда еще капитаном 1 ранга, в 1972 году, в период службы на подводном ракетоносце К-450 «Мурена». С его легкой руки получил направление для поступления в ВКШ КГБ СССР и был зачислен туда. А после окончания учебы, по предложению адмирала, был направлен на службу в его отдел вместе с Василием Нечаем.

Там уже служили наши старшие однокашники Сергей Сладков и Валерий Шабрин. Худяков не ждал, когда и кого ему пришлют кадровики 3-го Главного управления. Сам приезжал в Высшую школу и кропотливо отбирал ребят, не без поддержки адмирала А.М. Тихонова.

Служили у него и окончившие ВКШ задолго до нас старшие оперуполномоченные В.М. Гуменюк и М.Г. Габидуллин, а также начальники дивизионных отделов - А.С. Лисицын и А.Н. Березников, которые стали нашими наставниками.

Легкой жизни у Василия Ефимовича не было.

Мы ходили на боевые службы в два раза чаще лодочных офицеров. Например, Валерий Шабрин, выпустившийся на год раньше, к нашему приходу в отдел ушел уже в третью «автономку». Не было у адмирала и любимчиков. Его отношения к офицерам определялись результатами работы. Например, немногословный Вениамин Дятчик, рьяный трудяга и самый сильный оперативник отдела, вскоре, не без участия начальника, ушел на повышение. Вслед за ним, «направленцами» в особый отдел флота были выдвинуты: душа коллектива Николай Карелин, а также подающий большие надежды Василий Нечай.

В то же время нескольких ветеранов, капитанов 3 ранга, готовившихся к переводу на материк, Василий Ефимович держал в «ежовых рукавицах» и расслабляться не давал. С его легкой руки оба получили перевод в Казань и Киев.

В результате отдел имел высокие оперативные результаты, и не по «железу», как случалось в других, такого Худяков не терпел, а по делам главного направления, с окраской «ИШ», два из которых, по меньшей мере, «Близнецы» и «Полиглот», стояли на контроле в Особом отделе КСФ и 3-м Главном управлении КГБ СССР.

Внешне строгий и на первый взгляд недоступный, адмирал был очень заботливым и к нуждам подчиненных. Все сотрудники подразделения, будь-то офицеры или мичманы, без проволочек обеспечивались жильем, с последующей установкой телефонов. Помимо культа работы, в отделе царил культ спорта. И застрельщиком в этом был Василий Ефимович. Каждую субботу, до обеда, не смотря ни на что, все оперативники обязывались посещать гарнизонный спортзал, где устраивались самые настоящие волейбольные баталии. И горе тому, кто пытался увильнуть. Несмотря на возраст и богатырскую стать, Василий Ефимович был очень подвижен и отлично играл в волейбол, чего требовал и от нас.

Авторитет Худякова в Гаджиево был непререкаем. Командовавший в то время флотилией Герой Советского Союза вице-адмирал Лев Алексеевич Матушкин был его близким другом и считался с мнением начальника особого отдела. Иногда после службы, следуя «цугом» в своих черных «Волгах», оба адмирала навещали гарнизонный Дом офицеров, где, зайдя в бар, опрокидывали по стопке коньяку, неспешно беседовали и уезжали.

При всем этом, Василий Ефимович обладал тонким чувством юмора. Обменивался шутками он и с Львом Алексеевичем Матушкиным. С этим связана очень занимательная история.

Не знаю, насколько это правда, но наши однокашники рассказывали, что незадолго до нее, один старший морской офицер «забросал» тогдашнего Министра обороны СССР маршала А.А. Гречко рапортами, суть которых сводилась к тому, что, вот де, сухопутным полковникам и генералам положено носить шикарную папаху, а морским офицерам такого же ранга - только скромную меховую шапку. Необходимо восстановить справедливость и выдавать папахи морякам. А Гречко, тоже отличавшийся своеобразным юмором, наложил на его очередную петицию резолюцию: «В порядке исключения, выдать папаху».

Было такое или нет, судить не берусь, но самое интересное то, что действительно, в конце семидесятых годов, для старших офицеров Военно-морского флота и адмиралов, были введены существующие поныне зимние головные уборы европейского образца.

Вот на этом деле и нашла коса на камень. По оперативным сведениям, наши адмиралы заключили пари, кому из них из Москвы первому доставят эту «шапку Мономаха». Бесспорно, что возможности в этом вопросе у Льва Алексеевича были несоизмеримо шире, и он не сомневался в победе. Но не тут-то было. Предмет спора, по комитетским каналам, первому доставили Худякову. Не знаю, что сделал со своими интендантами Матушкин, адмирал на руку был очень крут, но пари он не выиграл.

А теперь снова о серьезном…

Кроме военной прокуратуры, в Гаджиево был отдел спецмилиции, который помимо всего прочего, занимался борьбой с кражами. А их было немало. У многих морских, да и наших офицеров и мичманов, имелись новенькие «Жигули», «Москвичи» и «Волги», на которых по выходным они неспешно колесили по гарнизону и в его окрестностях. А с запчастями было туго. Вот и потаскивали не без участия стройбатовцев друг у друга из гаражей самое разное «железо».

В течение года нераскрытых краж такого рода у смежников накапливалось множество. И их начальник, представительный полковник, приезжал в отдел к адмиралу за помощью. Тот делал круглые глаза - «кражами мы не занимаемся», а когда милицейский чин доходил до кондиции, рассказывая, как его мордует вышестоящее начальство, обещал посодействовать. После этого в кабинет приглашались начальники дивизионных отделов, и им ставилась задача предоставить милиции имеющуюся у нас оперативную информацию криминального характера. Когда окрыленный надеждой, взволнованный полковник уезжал, в отделе составлялась обзорная справка с указанием фамилий злоумышленников, а также всей необходимой фактурой, и передавалась «смежникам». Те быстренько повышали раскрываемость и относились к контрразведке трепетно.

Аналогичным образом взаимодействовал адмирал и со спецмилицией гарнизона Вьюжного, а также командованием Арктического погранотряда, куда не раз с его оперативными поручениями выезжали наши офицеры.

…С учетом высоких оперативных результатов подразделения, которое он возглавлял в начале восьмидесятых, Василий Ефимович был переведен на работу в центральный аппарат КГБ СССР и назначен на должность заместителя начальника одного из управлений, где прослужил до выхода в отставку.

…В период «перестройки» и начавшемся вслед за ней лихолетьем, в Москве, по воле судеб, оказались и несколько десятков выпускников морских групп, теперь уже не юных лейтенантов, а убеленных сединами старших офицеров, адмиралов и генералов. В 1998 году, по инициативе ветеранов-подводников Гаджиевской флотилии, в одном из шикарных офисов на Фрунзенской набережной отмечали День Военно-морского флота.

В числе приглашенных были вице-адмирал Л.А. Матушкин, действующие адмиралы и старшие офицеры морского отдела Генерального штаба, бывшие командиры ракетоносцев 3-й флотилии и представители московской богемы. Получил приглашение от устроителей торжества и я, поскольку раньше служил с ними в Гаджиево.

Первым, кого встретил в кабинете организатора праздника – бывшего помощника командующего Тихоокеанским флотом капитана 1 ранга В.А. Денисенко и моего давнего знакомого, был Лев Алексеевич. Я несказанно обрадовался встрече и между нами завязался задушевный разговор о прошлой службе. А когда поинтересовался Худяковым, адмирал сообщил, что, как и раньше, они поддерживают дружеские отношения, и сообщил мне московский адрес и домашний телефон Василия Ефимовича. Когда же я высказал намерение навестить его, он нахмурился и заявил: «К Василию сейчас не ходи, он уехал на дачу, здорово переживает отставку, отойдет, тогда и увидишься».

Как водится у моряков, мероприятие было организовано по высшему классу. Приехавший со мной молодой подполковник-юрист, объездивший пол мира и бывавший даже на дипломатических приемах, только удивлялся и хлопал глазами. А посмотреть было на что. В начале торжества, по звонку одного из представителей Генштаба, над Фрунзенской набережной завис и стал барражировать камуфлированный вертолет с военно-морским флагом. Адмиралы и капитаны 1 ранга блистали орденами, золотом шитья и позументов, приглашенные на встречу из ЦДРА солисты ансамбля песни и пляски ВМФ исполнял задушевные морские песни.

Затем последовало любимое моряками всех поколений танго «Каприз», на которое девушки из ансамбля пригласили седых ветеранов. А я сидел за столом, смотрел на своего ученика, весело кружащегося в паре с красавицей Ларисой – преуспевающим нотариусом, олицетворяющим новую Россию, и мне было грустно. Где-то на подмосковной даче, среди корабельных сосен, одиноко сидел большой и сильный человек старой, Советской России. О чем он думал?

Вывел меня из этого состояния Лев Алексеевич, который громогласно заявил, что приглашает всех присутствующих офицеров в ближайшее время в Гаджиево, на юбилей нашей родной 3-й флотилии атомных ракетоносцев. Вылет с одного из подмосковных аэродромов на самолете военно-транспортной авиации, время будет сообщено дополнительно. Прозвучало троекратное «Ура», и обмен мнениями по поводу сценария праздника.

Однако вояж в Заполярье не удался. Вскоре адмирал приболел, и поездку отложили до лучших времен.

А я вместо этого вылетел в очередную командировку в Сибирь, после нее в Бурятию и Монголию и, когда, наконец, выбрал время навестить Учителя, ехать было не к кому.

В 2002 году контр-адмирал В.Е. Худяков ушел из жизни. Похоронили его на старинном Троекуровском кладбище.
***

Вот такими тремя «снежинками», по ныне существующей в нашем современном обществе логике и с учетом западных ценностных ориентаций, которые России 12 лет активно прививались теми «деятелями», о которых в своей Программной речи к соотечественникам 22 ноября 2007 года сказал наш Президент, должен был закончиться очерк о Василии Ефимовиче.

Тем более, что практически никакой поддержки в получении о нем дополнительной, теперь уже открытой информации, в определенном ведомстве мы не получили, разве что от руководства ДВКР, и в первую очередь капитана 1 ранга Б.В. Працкевича.

И не надо. У ряда наших ветеранов оперативный стаж работы выше, чем возраст ныне сидящих там начальников.

Так, что слушайте дальше. Теперь уже о том Худякове, которого не знали и мы, служа под его руководством.

Василий Ефимович Худяков родился 25 декабря 1927 года в деревне Горовата Аксатьевского района Калининской (ныне Тверской) области в простой крестьянской семье.




С началом войны, в 14 лет, оставшись единственным кормильцем в семье, пошел работать на лесозаготовки. Какой это адский труд даже для крепких мужчин, объяснять, думаем, не стоит. Работал наравне со взрослыми, а порой даже и лучше. Тверская древесина нужна была фронту. Определенные ее породы шли на военные заводы для изготовления «ружболванки», а по простому – прикладов для карабинов, винтовок и автоматов.

Зарплаты как таковой, не было. Леспромхоз рассчитывался спиртом, который лесорубами менялся на продукты первой необходимости. За счет этого выжила и семья Худяковых.

Сразу же после войны, в 1946 году, девятнадцатилетнего Васю Худякова, уже тогда отличавшегося богатырской статью, призвали на службу в Военно-морской флот. Проходил он ее на тральщике Дунайской флотилии, которая активно разминировала от фашистских мин фарватеры судоходных европейских рек. Были подрывы, контузии, гибель близких друзей.

Но старшине 1 статьи Худякову везло. За проявленные героизм и отвагу он был удостоен медалей «Ушакова», «За боевые заслуги» и приказом командира соединения назначен его знаменоносцем. При этом умудрился закончить школу младших командиров и остался на сверхсрочную.




Знаменоносец училища, старшина 1 статьи В.Худяков.
Но тяга к знаниям не покидала молодого краснофлотца и через семь лет службы, командованием он был направлен для поступление в Киевское высшее политическое училище, которое блестяще закончил в 1954 году, получив диплом о высшем образовании и свое первое офицерское звание – лейтенант. Там же, на Днепре, встретил свою первую и последнюю любовь, красавицу- киевлянку Верочку, а впоследствии Веру Петровну Худякову.

К своему новому месту службы, на седую Балтику, Василий Ефимович прибыл уже с семьей.

Служил в Балтийске, сначала на эсминце, а затем заместителем командира крейсера «Свердлов», известного своим походом в 1955 году на острова туманного Альбиона. Более подробные материалы об этом имеются теперь уже в исторических, и в том числе европейских хрониках по этому поводу. А также в досье Ми-5 Великобритании.

Вскоре молодым перспективным офицером заинтересовался особый отдел флота, и Худяков получил предложение продолжить службу в военной контрразведке. Дал согласие и, закончив в 1956 году кратковременные курсы, прибыл с уже полноценной семьей – родились дети, к новому месту службы на Новую землю, а точнее – на ядерный полигон, где наша страна создавала свой ядерный щит.

Там возглавил особый отдел специального воинского соединения, где в течение шести лет обеспечивал государственную безопасность осуществлявшихся на полигоне особо секретных испытаний новейшего ядерного оружия. В ряде случаев, вместе с тогда «закрытыми» академиками и представителями различных КБ, сам принимал в них участие.

В 1972 году, оценив примерное исполнение капитаном 2 ранга В.Е.Худяковым своего служебного долга и его высокое профессиональное мастерство, руководство КГБ СССР назначило Василия Ефимовича на более ответственный участок - начальником особого отдела флотилии ракетных подводных, которая в то время контролировала практически всю Атлантику и не имела себе равных в мире, по своей боевой мощи.

Началась еще более серьезная контрразведывательная работа по обеспечению выполнения боевых задача ракетоносцами флотилии на близких подступах к территории вероятного противника. А он тогда у нас был один - США, ибо шла необъявленная «холодная война» и не мы ее начали. Иностранные разведки проявляли самое пристальное внимание ко всему, что касалось оперативной деятельности соединения - от районов несения боевой службы и планов его командования, до тактико-технических характеристик РПК СН и их оружия

Уже спустя непродолжительное время, подразделение контрразведки, которым руководил теперь уже контр-адмирал Худяков, непосредственно в штабе соединения и на одном из ракетоносцев, выявило и обезвредило двух «перевертышей», собиравших сведения стратегического характера для передачи их иностранным разведкам. Это поныне известные узкому кругу морских контрразведчиков дела «Близнецы» и «Полиглот», стоявшие на контроле 3-его Главного управления КГБ СССР.

Являясь руководителем одного из самых крупных в ВМФ подразделений контрразведки и обремененный многочисленными административными обязанностями, Василий Ефимович оставался оперативником и сам выходил на наиболее ответственные правительственные задания в море. В том числе на Северный Полюс, который, как возможный будущий ТВД, уже тогда успешно осваивался наиболее опытными советскими подводниками, в том числе Героями Советского Союза адмиралом флота В.Н. Чернавиным и вице-адмиралом Л.А.Матушкиным.

К слову, американцам это поныне удается с трудом.




Задание выполнено. Советский ракетоносец на Куполе Мира!

Родина по достоинству оценила вклад Василия Ефимовича в дело обеспечения ее государственной безопасности, наградив его орденами Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени. В 1980 году контр-адмирал Худяков был переведен в центральный аппарат КГБ СССР на должность заместителя одного из ключевых управлений, где успешно прослужил до своего шестидесятилетия.




Василий Ефимович на одном из совещаний на Лубянке.
Затем грянула горбачевская «перестройка», завершившаяся развалом страны, и настали «смутные» ельцинские времена, которые ветеран госбезопасности и адмирал не принял ни сердцем, ни умом, как десятки тысяч наших коллег и миллионы русских людей.

Началось лихолетье. Но Василий Ефимович не сдался. Находясь в отставке, он стал работать над своими мемуарами. А писать было о чем. Почти полвека на флоте и более тридцати лет в контрразведке на специальных объектах - это вам не фунт изюму.

Но, не успел…

Не выдержало сердце всего того бардака и издевательства над русским народом, флотом и армией, который все рос и ширился, принимая формы национальной катастрофы.

И случилось то, о чем сказано в первой части очерка. Не будем повторяться.

А ведь мог бы еще сколько жить и служить Родине! С такими-то знаниями, опытом и талантом. И сколько пользы принести России!

Теперь, наконец, это поняли. Пришел здравый человек, и, слава Богу, из нашей системы. Стронулся наконец застывший было айсберг Великой страны. И многие, поняли, что единственный надежный союзник России - ее Армия и Флот.

Но где теперь искать, учить и растить таких вот Худяковых? На которых, как и Ивановых, русская земля держится. Не знаете? Вот и мы не знаем. А времени у России почти нет…

А еще, от имени ветеранов контрразведки, выражаем «благодарность» одному из действующих сотрудников центрального аппарата, капитану 2 ранга, который, выполняя указания своего руководства об оказании редколлегии «Альманаха военной контрразведки» помощи в получении элементарных анкетных данных в отношении В.Е.Худякова, более полугода запрашивал их из… Сибири и несколько раз разъяснял, насколько это трудоемко.

То же случилось и в отношении безвременно ушедшего не так давно капитана 1 ранга А. Петрушкина.

Воистину «достойная» нам смена. Дальнейшего вам профессионального роста, господин чиновник!

Кстати, мемуары Василия Ефимовича, мы попытаемся опубликовать. Если жена, дочь и внучка позволят.



А дело Василия Ефимовича живет и продолжается: в его сыне, ветеране Военно-Морского флота, дочери и внучке - офицерах ФСБ России.
Валерий КОВАЛЕВ

Похожие:

Человек долга и чести… iconПушкин а с. Проблема чести и долга в повести а с. пушкина «капитанская дочка»

Человек долга и чести… iconВеликий флот великой державы
...
Человек долга и чести… iconО великой отчественной войне Война, как трагедия народа в литературе двадцатого века люди чести и долга в современной отечественной литературе

Человек долга и чести… iconBu военный, shi – человек и do
Путь. Следовательно, «bushido» «Путь воина», более известный как самурайский кодекс чести. Этот термин описывает принципы чести и...
Человек долга и чести… iconГубернатору Санкт-Петербурга
«экспонат», где купола православных храмов сделаны из аптечных клистиров. Живой примат, одетый в советскую военную форму с государственными...
Человек долга и чести… icon21 октября – день Тверского герба и флага
Например, абстрактные понятия, имеющие, однако, очень конкретное приложение к нашей жизни. Таковы, например, понятия чести, долга,...
Человек долга и чести… iconКапитанская дочка
...
Человек долга и чести… iconДа и что говорить о современности, когда даже в каменном веке кофейные зерна настолько были в чести, что их зачастую ели целиком, а из его ягод делали вино
Чашечкой ароматного, горячего кофе начинают свой день миллионы человек. Его по праву можно назвать самым популярным напитком. Да...
Человек долга и чести… iconЛев Пучков Дело чести Кровник – 3 дело чести
Сыч, легендарный командир отчаянных головорезов. За два миллиона баксов он берется уничтожить группировку непримиримого полевого...
Человек долга и чести… iconКодекс чести русского офицера
Честь это главное внутреннее нравственное достоинство Русского офицера, его доблесть, благородство души и чистая совесть. Армия,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org