Книга 1 и 2 Издательство "пропилеи" Москва 1995



страница5/55
Дата22.10.2014
Размер8.52 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55

Уничтожение РПЦ после Октябрьской революции


Большевики соединили свою борьбу за власть и уничтожение старого строя с борьбой против Русской Православной Церкви, которая для поклонников диалек­тического и исторического материализма была а рпоп идеологическим противником и которую нужно было разрушить и уничтожить в первую очередь, так как она и после революции, будучи институциональной частью царской России, решительно защищала старый строй. В основном, эта защита выражалась в антиреволюционной деятельности православных церковных представителей з,; границей и в областях, находившихся под контролем Белой армии, а также постоянно в той или иной степени проявлялась уже при господстве советской власти. Поэтом}' многие епископы – первым был убит 12/25.1.1918 года митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) – и тысячи священников, монахов, монахинь и мирян были подвергнуты репрессиям вплоть до расстрела и потрясаю .щих своей жестокостью убийств (Док. 267).

В первое время Патриарх Тихон старался успокоить разрушительные страсти, раздутые революцией. В Посла­нии Священного Собора от 11.11.1917 года говорится: "Вместо обещанного лжеучителями нового общественного строения – кровавая распря строителей, вместо мира и братства народов – смешение языков и ожесточенная ненависть братьев. Люди, забывшие Бога, как голодные волки бросаются друг на друга... Оставьте безумную и нечестивую мечту лжеучителей, призывающих осуществить всемирное братство путем всемирного междоусобия! Вер­нитесь на путь Христов!" (Док. 1). В своем Послании от

19.1.1918 года Патриарх провозглашает анафему: "Опом­нитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело: это – поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной. Властию, данною нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной" (Док. 8).

8.10.1919 года Патриарх Тихон призвал духовенство не дать втянуть себя в гражданскую войну (Док. 26). Сам он активно выступал против большевиков, когда они отняли у Церкви ее имущество, лишили статуса юриди­ческого лица, передали всю религиозную жизнь в руки государственных органов.

Когда в 1921 –1922 годах советское правительство потребовало выдачи церковных ценностей для оказания помощи голодающему населению из-за неурожая 1921 года, дело дошло до рокового конфликта между Церковью и новой властью, решившей использовать ситуацию для уничтожения Церкви.

В Послании от 28 февраля 1922 года Патриарх Тихон объявил: "Среди тяжких бедствий и испытаний, обрушив­шихся на землю нашу за наши беззакония, величайшим и ужаснейшим является голод, захвативший обширное пространство с многомиллионным населением...

Желая усилить возможную помощь вымирающему от голода населению Поволжья, мы нашли возможным разрешить церковно-приходским советам и общинам жертвовать на нужды голодающих драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления... Но вслед за этим, посте резких выпадов в правительственных газетах по отношению к духовным руководителям Церкви, 13/26 февраля ВЦИК для оказания помощи голодающим постановил изъять из храмов все драгоценные церковные вещи, в том числе и священные сосуды и проч. богослужебные церковные предметы. С точки зрения Церкви, подобный акт является актом святотатства. Мы священным нашим долгом почли выяснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем верующих духовных чад наших" (Док. 33).

В эти годы многие иерархи, священники и миряне, сопротивлявшиеся конфискации церковных ценностей, по­гибли мученической смертью. Советское руководство пред­ставляло сопротивление изъятию ценностей как реакцион­ную борьбу против Советской власти и, в соответствии с этим, преследовало всех сопротивлявшихся с соответству­ющими последствиями. В строго секретном письме от 19.3.1922 года Ленин писал Молотову: "Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать" (Док. 36).

13.8.1922 года по приговору военно-полевого суда митрополит Петроградский Вениамин за отказ выдать священные церковные предметы был расстрелян после показательного процесса (Док. 36–49).

В войне с вероисповеданиями, особенно с РПЦ, большевики использовали ВЧК (позже НКВД) – "тайный орден рыцарей революции" – и секретную Антирелиги­озную комиссию при ЦК РКП (б), где в обстановке строжайшей тайны разрабатывались планы тотального подавления Церквей. Председателем комиссии был Емельян Ярославский (Миней Израилевич Губельман), его замести­телем – известный начальник 6-го отделения ЧК Е. Тучков. Комиссия собиралась два раза в месяц. Некоторые протоколы ее собраний обнародовал А. Нежный в 1992 году – в них проявляется весь цинизм антирелигиозной политики большевиков (Док. 72 и 74).

В наступлении на Русскую Православную Церковь и особенно на Патриарха Тихона большевики прибегли к помощи модернистской схизмы обновленцев, которые не преминули воспользоваться ситуацией. Это движение разбивалось на несколько более или менее радикальных группировок, преследовавших среди прочих следующие цели: второбрачие священников-вдовцов, отмена традици­онного монашества и, в этой связи, введение женатого епископата, замена церковно-славянской литургии русско­язычной и ее сокращение, обширная проповедь с актуаль­ной тематикой; однако единства в этих требованиях у обновленцев не было. И они, со своей стороны, стремились поддерживать большевиков, чтобы с их помощью уничто­жить Патриаршую Церковь. Обновленческий журнал "Жи­вая Церковь" в мае 1922 года пишет: "Конечно, много скорбей принесли православная русская Церковь и право­славное духовенство Советской России... Правильна ли позиция церкви по отношению к народной Советской власти?.. Несомненно, великая ответственность за сложив­шиеся отношения падает на иерархию православной Церкви... Высшие представители ее связали себя еще на Соборе с помещиками и капиталистами, воспользовавшись авторитетом патриарха для противодействия государствен­ной политике Советской власти и для поддержки и защиты классовых врагов Рабоче-Крестьянского правительства" (Док. 54).

Большевики поддерживали обновленцев, чтобы расколом ослабить Патриаршую Церковь. На практике это покро­вительство выражалось в предоставлении обновленцам большей части храмов, причем самых крупных. Однако со временем эти храмы начали пустеть, в немногочисленных же приходах Патриаршей Церкви собиралось все больше верующих. Своими интригами обновленцы способствовали аресту Патриарха в мае 1922 года. Когда ему стало ясно, что Церкви придется долго сосуществовать с советской властью и что обновленческий раскол в союзе с государ­ством представляет угрозу для традиционного православия, он начал искать, исходя из принципа политической лояльности, соответствующую гражданскую позицию Цер­кви во враждебном к религии государстве, стараясь придать ей новозаветную основу. С "раскаяния" Патриарха Тихона (16.6.1923), способствовавшего его освобождению из-под ареста, начинается изменение курса Церкви по отношению к государству: "Признавая правильность решения суда о привлечении меня к ответственности по указанным в обвинительном заключении статьям Уголовного Кодекса за антисоветскую деятельность, я раскаиваюсь в этих поступ­ках против государственного строя и прошу Верховный суд изменить мне меру пресечения, то есть освободить меня из-под стражи. При этом я заявляю Верховному суду, что я отныне Советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежевываюсь как от зарубежной, так и внутренней монархическо-белогвардейской контрреволю­ции" (Док. 75).

Продемонстрированная в "раскаянии" Патриарха Тихо­на лояльность по отношению к Советскому государству отвела от Церкви самую страшную угрозу и позволила со временем преодолеть обновленческий раскол, представите­лям которого с середины 20-х годов даже большевики отказали в поддержке. Эта победа усилила давнюю традицию русского Православия, базирующегося на духов­ном, экклезиологическом и литургическом принципе и по сей день.

После смерти Патриарха Тихона (7.4.1925) правитель­ство не допустило выборов нового патриарха. В дискуссиях о преемственности в иерархических кругах речь шла как о каноничности кандидатов, так и о позиции по отношению к государству. Наконец митрополит Сергий (Страгород­ский) взял верх над своими внутрицерковными противни­ками, которые отвергали все попытки устроения Церкви в Советском государстве как губительные для души, как служение антихристу, как готовность к компромиссу. Митрополит Сергий, как и Патриарх Тихон, не желавший "отойти ни на йоту от настоящей веры", был, однако, достаточно реалистичен, чтобы не искать место Церкви в катакомбах, а нести тяготы подсоветской жизни вместе со всем многострадальным народом. Декларация Сергия от 29.7.1927 до конца 1990 года определяла отношение Русской Церкви к государству. "Мы хотим быть право­славными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас" (Док. 94).

В этих словах политическая лояльность Церкви по отношению к большевикам сформулирована четче и острее, чем у Патриарха Тихона, однако лояльность митрополита Сергия выражалась государству, которое все активнее добивалось окончательного уничтожения религии и Церкви с помощью законодательства (1929), запрещавшего почти всю церковную и приходскую жизнь, подавлявшего любое проявление религиозной жизни, в том числе с помощью жестоких преследований.

Характерным и трагичным явлением второй половины 20-х и 30-х годов стали внутрицерковные ссоры и расколы. Сперва разгорелась дискуссия, был ли митрополит Сергий (Страгородский), Заместитель Патриаршего Местоблюсти­теля, узурпатором церковной власти. Архиепископ Екате­ринбургский Григорий (Яцковский) решительно отрицал каноничность должности Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола. Сторонники его ("григорьевцы") создали "Временный Высший Церковный Совет" (22.12.1925). Из-за подобных канонических причин мит­рополит Казанский Кирилл (Смирнов), назначенный Пат­риархом Тихоном Местоблюстителем, отделился от митро­полита Сергия, заместителя Патриаршего Местоблюстителя (Док. 97–101, 108). Митрополит Кирилл (Смирнов) стал главой значительного раскола "непоминающих", которые в ектениях поминали не имя митрополита Сергия, а имя Местоблюстителя, митрополита Петра (Полянского).

И сама Декларация 1927 года вызвала расколы. Упрекали митрополита Сергия в том, что он этой Декларацией подчинил Церковь большевистской власти, и что Декларация привела к политизации Церкви. Митро­полит Иосиф (Петровых) Ростовский, позже Ленинград­ский, с викарными епископами учредил Ленинградскую автономную епархию. Другой – Ярославский – раскол возник, когда Ярославский митрополит Агафангел (Преоб­раженский), которого митрополит Петр в конце 1925 года тоже назначил одним из Местоблюстителей Патриаршего Престола, потребовал для себя полной церковной власти. Несмотря на то что он скоро отказался от этих претензий, его викарии под руководством архиепископа Серафима (Самойловича) Угличского присоединились к митрополиту Иосифу (Петровых) и к ленинградской "автономии", из чего возникло ядро "иосифлянства" (Док. 102–107). Только в 40-х годах удалось преодолеть схизмы. При этом во многих случаях остается еще не выясненным, что побудило отдельных иерархов – инициаторов расколов и обновленчества – подчиниться патриархам Сергию и Алексию I в 40-х годах.

Бытующая оценка Декларации 1927 года Московской Патриархией (в том смысле, что она дала Церкви возможность выжить в эти тяжкие времена) мало убеди­тельна2. Уже к 1925 году структура Церкви была разрушена. И церковное управление, которое советская власть разрешила митрополиту Сергию создать, явилось лишь временным церковным управлением.

Таким образом, чем больше Русская Церковь при митрополите Сергии шла на политические компромиссы с враждебным религии государством, тем большей она подвергалась опасности потерять свою духовную самобыт­ность, еще сохранявшуюся при Патриархе Тихоне. С другой стороны, такая позиция позволила церковному руководству пережить преследования и сталинский террор в жалком подобии существования. Чистки 1937–1938 годов еще раз потребовали и от членов Русской Церкви огромного количества жертв – точное число тех, кто умер мученической смертью, видимо, никогда не будет известно. После 1937 года РПЦ как организация фактически не существовала.

К началу второй мировой войны церковная структура по всей стране была почти уничтожена: в конце 30-х годов осталось лишь несколько известных нам епископов, кото­рые могли исполнять свои обязанности. Среди них: Местоблюститель3 митрополит Сергий (Страгородский), митрополит Алексий (Симанский), митрополит Николай (Ярушевич) и митрополит Сергий (Воскресенский), из которых в 1939 году состоял (Временный) Священный Синод (ср.: в 1914 году было 163 епископа). Некоторым епископам удалось выжить в глуши или под видом священников. Во всем Советском Союзе было открыто для богослужений только несколько сотен храмов. Последние монастыри были, вероятно, закрыты еще до 1929 года; из существовавших в 1914 году 58 учебных заведений к 1925 году фактически все были закрыты. Духовенство находи­лось в лагерях (где многие пропали без вести) или в катакомбах, тысячи священников сменили профессию.

Сотни епископов и священников в 20-х и 30-х годах находились в заключении в концлагере – бывшем монастыре на Соловецких островах. В июле 1926 года они обратились к правительству с посланием, в котором говорится: "При создавшемся положении Церковь желала бы только полного и последовательного проведения в жизнь закона об отделении Церкви от государства. К сожалению, действительность далеко не отвечает этому желанию. Правительство, как в своем законодательстве, так и в порядке управления, не остается нейтральным по отноше­нию к вере и неверию, но совершенно определенно становится на сторону атеизма, употреоляя все средства государственного воздействия к его насаждению, развитию и распространению, в противовес всем религиям" (Док. 90).

Хотя РПЦ после 1938 года, в результате ужасных гонений, фактически состояла лишь из нескольких иерар­хов, нескольких сотен священников и приколов, на Запало (в Швеции и Швейцарии в 1943–1944 п.) распространя­лась лживая книга, в которой в самых радужных тонах описывалась церковная жизнь в России. Автором этой книги – "Правда о религии в России" – был митрополит Сергий. В ее начале задан риторический вопрос: "...при­знает ли наша Церковь себя гонимой большевиками и просит ли кого об освобождении от таких гонений? Для тех, кто убежден в наличии гонений, линия поведения, принятая нашей Церковью в отношении фашистского нашествия, конечно, должна казаться вынужденной и не­соответствующей внутренним чаяниям Церкви..." (Док. 123).

После того как Гитлер не без помощи Сталина разбил Польское государство, Советский Союз, подстраховавшись тайным дополнительным протоколом к пакту Гитлера и Сталина, в 1939 году оккупировал восточные области Польши, то есть западнобелорусские и заладноукраинскш? территории, отошедшие к Польше по Рижскому миру 1921 года. Вместе с бывшими восточнопольскими территориями в состав Советского Союза вошло глубоко верующее население: униаты – украинцы и белоруссы; православные – украинцы и белоруссы – и значительное число поляков римско-католического вероисповедания с тысячами храмов и монастырей.

Однако речь шла не только о религиозном положении в новых западных областях – в центре внимания здесь были также национальные проблемы. Если даже в Польше украинцы-униаты успешно противостояли всем националь­ным и религиозным попыткам ассимиляции, то Сталину пришлось испытать еще большее сопротивление, поскольку антирусские, отчасти антиправославные, настроения западноукраинцев с их страстным неприятием советского антирелигиозного режима усилились еще больше.

Украинский национализм уже давно нашел свои духов­ные центры в национальных Церквах, прежде всего в Греко-Католической униатской Церкви (образовавшейся в 1596 году по "Брестской унии"), а также в Украинской Автокефальной Православной Церкви (основана в 1921 году "митрополитом" Василием (Липковским), рукополо­женным, однако, неканоническим образом). Намерение Сталина было ясно: в значительной степени ослабить украинский национализм в его религиозном ядре целенап­равленным подчинением украинских Церквей Московской Патриархии. Тем самым Сталин использовал возможности РПЦ для интеграции, денационализации и ассимиляции, точнее – для "советизации" и русификации, населения новых украинских, белорусских и других территорий.

На этом фоне показателен проведенный несколько лет спустя Львовский "Собор" 1946 года, на котором затрав­ленные представители украинских греко-католиков (униа­тов) (после ареста своих епископов во главе с митропо­литом Иосифом Слипым и сотен священников) решили "добровольно" самораспуститься и подчинить униатскую Церковь Московской Патриархии.

Украинские православные приходы западных областей перешли в юрисдикцию Московской Патриархии без всякого сопротивления или спрятались в катакомбах. Создание Украинского Экзархата РПЦ было лишь симво­лической данью местному национализму.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55

Похожие:

Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconКнига первая издание второе, дополненное Москва Издательство политической литературы 1990

Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconКнига V гельмгольц о сохранении силы государственное издательство москва 1922
Охватываются все относящиеся сюда явления
Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconЧжуан-цзы
Текст печатается по изданию: "Чжуан-цзы. Ле-цзы" Философское наследие. Том 123. Москва. Издательство "Мысль", 1995"
Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconКнига: Михаил Шолохов
Они сражались за Родину. Судьба человека. Слово о Родине" Издательство "Художественная литература", Москва, 1983
Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconН. Н. Волков Цвет в живописи. Издательство «Искусство» Москва, 1965 год Предисловие Эта книга
Эта книга посвящена теории колорита в живописи. Но возможна ли вообще такая теория? Чувство цвета едва ли не самое субъективное из...
Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconКнига до сих пор представляет интерес для любителей живой природы
«Путешествие с домашними растениями»: Государственное Издательство Детской Литературы; Москва; 1951
Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconА. Р. Лурия Издательство «Прогресс» Москва 1975
Предлагаемая советскому читателю книга принадлежит перу одного из наиболее творческих представителей американской нейропсихологии...
Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconМосква Издательство «Права человека»
Эта книга посвящена событиям и процессам, происходившим в республиках Северного Кавказа в течение трех с небольшим лет – с июня 2006-го...
Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconМосква, Государственное издательство географической литературы,1958
Амазонке и притокам этой самой многоводной реки мира. Прошло более ста лет со времени возвращения Бейтса из путешествия по Амазонке,...
Книга 1 и 2 Издательство \"пропилеи\" Москва 1995 iconМихаил Бабкин Хитник Хитник – 1
«Бабкин М. А. Хитник: Фантастический Роман»: армада: «Издательство Альфа книга»; Москва; 2006
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org