Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка



Скачать 53.38 Kb.
Дата24.04.2015
Размер53.38 Kb.
ТипДокументы
РУССКОЯЗЫЧНЫЕ УЧАЩИЕСЯ В ЭСТОНИИ: МОДЕЛЬ ОБУЧЕНИЯ И САМООЦЕНКА

С. Евстратова, А. Прит (Тартуский университет)

Наше сообщение посвящено описанию возможностей, которые имеет русскоязычный школьник при выборе модели обучения в школе, а также влиянию языка обучения на формирование мировоззрения учеников.

То есть цель сообщения— выявить, каким образом школьное образование в различных его формах, предлагаемых в условиях современной Эстонии, влияет на качество владения родным языком и формирование личностных установок русскоязычных учащихся.

Выбор темы исследования обусловлен своей актуальностью в современной Эстонии, поскольку основное внимание в области школьного образования направлено на интеграцию русскоязычных детей в эстонское общество и качественное изучение государственного языка, в то время как изучение родного языка и культуры отходит на второй план. В последнее время все больше русских школ закрываются либо переходят от традиционного метода преподавания к методу языкового погружения, в результате чего увеличивается число русскоязычных детей, получающих образование на неродном языке. Также есть возможность учиться в эстонской школе, и многие добровольно и осознанно делают этот выбор.

Эта тенденция привела к тому, что на данный момент в Эстонии на неродном языке учится около 5 тысяч русских детей.

Таким образом, мы можем увидеть, что проблема идентичности русскоговорящего ребенка в эстонской школе заключается в том, что он оказывается в положении между двумя языками и ценностями двух культур: русской и эстонской.

Многие родители полагают, что родным языком ребенок овладеет и дома, однако они не учитывают того, что помимо естественной коммуникации с носителями языка необходимо и выполнение академических упражнений, изучение родной культуры и истории. А следовательно, русский язык у рассматриваемых нами детей может остаться на уровне обиходно-бытового устного общения.

Таким образом, возникает вопрос о том, как помочь русскоязычным детям в первую очередь обучающимся в эстонских школах не утратить родной язык и сохранить свою культуру, поскольку школьная программа в этой области является недостаточно углублённой. Русский язык в эстонских школах изучается как иностранный группы «А» (с 4 класса) или группы «Б» (с 6 класса), причем, согласно Государственной программе обучения, школа сама имеет право выбирать иностранные языки, а следовательно, русский может не изучаться вовсе. Если же он преподается, то на уроках в основном делается упор на коммуникацию, причем в устной форме. Письменному языку уделяется, в свою очередь, довольно мало времени. И, как правило, русскоязычных детей как носителей языка с таких уроков отпускают либо разрешают заниматься своими делами, поскольку учителя не обязаны на своих уроках индивидуально заниматься углубленным изучением русского языка.

Для более полного анализа исследуемой в данной работе проблемы был проведен опрос, и нашими респондентами были учащиеся не только гимназии с эстонским языком обучения, но и Русского лицея, работающего по традиционной методике преподавания, и гимназии с методикой языкового погружения. Относительно школы с языковым погружением следует сразу сказать, что она работает по т.н. обогащающей языковой программе, которая предусматривает преподавание не менее 50% школьных предметов на эстонском языке. Стоит также отметить, что русскую школу мы взяли для сравнения.

Всего в опросе принимало участие 27 учеников основной школы в возрасте от 12 до 16 лет. Свой выбор мы остановили именно на учащихся этого возраста, поскольку , как мы уже отмечали, в эстонской школе русский язык преподается начиная с 6 класса. В ходе данного исследования особый интерес для нас представляли русскоязычные учащиеся школы с языковым погружением и школы с эстонским языком обучения. Однако следует сразу отметить, что респонденты эстонской школы не совсем отвечали нашим требованиям, поскольку все они учились в эстонской школе с 1-го класса и большая их часть происходит из смешанных семей, которые скорее являются эстоно-, чем русскоязычными. Но, несмотря на это, мы включили ответы этих учеников в анализ, основываясь на их хотя бы частичной принадлежности к русскому языку и культуре. Нам было важно выяснить, как эти ученики, выбравшие разные модели обучения, оценивают свой уровень владения русским языком и связь с русской культурой.

На основании проведенного исследования и в результате интерпретации полученных нами данных можно сделать следующие выводы:

15% наших респондентов, как мы и предполагали, испытывали затруднения при ответе на вопрос о том, какой язык они считают своим родным (не могли выбрать какой-то один).

Неожиданным для нас оказалось то, что кроме учащихся эстонской школы и школы с языковым погружением, сюда попали и учащиеся Русского лицея.

Что касается сфер использования языка, то у опрошенных нами учащихся русской школы и школы с языковым погружением главным во всех сферах остается в основном русский, однако обучающиеся в эстонской школе билингвы предпочитают использовать эстонский. Сопоставляя полученные в этом блоке вопросов данные, мы применили метод корреляционного анализа, который помогает установить наличие систематической и обусловленной связи между двумя (или более) рядами данных. В результате мы выявили зависимость в использовании языка в одной сфере с применением языка в другой, и как видно из таблицы язык обучения в школе находится в тесной связи с выбором языка домашнего общения, языка читаемой литературы и мышления — их коэффициент корреляции больше, чем 0,7 (что указывает на тесную связь).

На вопрос, касающийся восприятия учащимися того факта, что они владеют русским языком, большая часть респондентов отмечала этот фактор как положительный.

В свою очередь, при оценивании собственного уровня владения русским языком респонденты всех школ в большинстве своем отвечали на вопрос одинаково: они оценивали свое владение языком как недостаточно хорошее. При этом интересным оказалось совпадение причин такой оценки у учащихся эстонской школы. Практически все они отмечали хорошее владение устной речью и недостаточное владение письменной, а также указывали на незнание грамматики.

Доказательством этому может служить пояснение, написанное одним из респондентов при ответе на данный вопрос: «Не умею грамматику», — где мы видим дословный перевод с эстонского.

Также один из учащихся эстонской школы отметил, что владеет русским языком (который был указан в качестве родного) в совершенстве, однако в его анкете мы встречаем следующие варианты написания русских слов:

на естонском, оцень (очень), неболо (не было).

Несмотря на недостаточное владение наших респондентов русским языком, интерес к русской культуре у них все же сохраняется, и 44% опрошенных выражают свое желание лучше узнать культуру и традиции русского народа;

Также исходя из полученных данных мы видим, что затруднения у опрошенных нами русскоязычных учащихся возникали не только с определением родного языка, но также и в случае этнокультурной самоидентификации: 4% не сумели отнести себя к той или иной нации, а 34% назвали себя эстонцами «с русскими корнями», причем к последним относятся не только учащиеся эстонской школы, но и также двух других. (Причем учащиеся школы с языковым погружением не затруднялись с ответом)

Говоря о нашем исследовании в целом, стоит отметить, что интересными и несколько неожиданными для нас оказались данные, полученные от учащихся школы с языковым погружением. Они показывают наиболее высокие оценки уровня владения русским языком, интерес к русской культуре и в большинстве случаев – отсутствие затруднений при самоидентификации.

Такое положение вещей может свидетельствовать о том, что в школе с языковым погружением много внимания уделяется сохранению русского языка и интереса к русской культуре в условиях диаспоры. Однако, т.к. в этом эксперименте мы изучали только данные одной школы с языковым погружением, то мы пока не можем этот результат переносить на все школы с данной методикой преподавания.



В настоящее время мы расширили свое исследование, увеличив количество респондентов до 150 и направив внимание и на другие регионы Эстонии. Мы надеемся, что наше исследование поможет дать ответы на некоторые вопросы, касающиеся обучения русскоязычных учащихся в современной Эстонии и намерены на следующем этапе исследования разработать для таких детей систему заданий, учитывающих особенности развития русской языковой личности в условиях диаспоры.

Похожие:

Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка iconСтатья 21. Язык обучения (1) Языком обучения школы или класса считается язык, обучение на котором составляет не менее 60 процентов из наименьшего объема нагрузки, определенной в государственной программе обучения
Совета объединения «Русская школа Эстонии». Бюллетень является еженедельным средством рассылки информации о деятельности Совета,...
Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка iconСамооценка и общие вопросы ее взаимосвязи с мотивацией
Самооценка это результат внутреннего сравнения человека с окружающими людьми, социально-психологическими стереотипами, опираясь на...
Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка iconС. Г. Исаков: очерки истории русской культуры в эстонии
Недавно в Таллинне Русский исследовательский центр в Эстонии и Ассоциация русских национальных обществ в Эстонии выпустили книгу...
Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка icon22 июля 1940 года парламентом Эстонии была принята декларация о вступлении Эстонии в состав СССР
Эстонии была принята декларация о вступлении Эстонии в состав СССР. Спустя некоторое время, в 1985 году с приходом к власти Горбачёва...
Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка iconУрок с элементами проблемного обучения
Учащиеся должны знать: принцип относительности, понятия «геоцентрической» и «гелиоцентрической» систем отсчёта. Учащиеся должны уметь...
Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка iconС. Г. Исаков «русские общественные и культурные деятели в эстонии»
Русские в Эстонии 1918-1940 (1996), Русское национальное меньшинство в Эстонской республике (1918-1940) (2001), Чародей звука. Певец...
Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка iconПринципы многоагентного подкрепляющего обучения
Подход на основе группового обучения позволяет обучать двух и более агентов алгоритмом подкрепляющего обучения. С учетом введенных...
Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка iconКонцептуальная модель автоматизированного процесса обучения электробезопасности
Автоматизированный процесс обучения обусловлен рядом переменных, существенным образом влияющих на него. Это этапы процесса обучения;...
Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка iconКак реформируют русскую школу в Эстонии Из участников Балтийской конференции российских соотечественников в Ригу приехали лидеры русского образования из Эстонии и Литвы, где в области образования нетитульных общин осуществляется политика
«Час» публикует интервью с руководителем Института Пушкина в Эстонии, ответственным секретарем Эстонской ассоциации преподавателей...
Русскоязычные учащиеся в эстонии: модель обучения и самооценка iconСамооценка профессионального учебного заведения превращение учебных заведений в организации, которые учатся и познают
Целью было создание сообщества из представителей политики и экспертов в области профессионально-технического образования (пто), с...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org