Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу



Скачать 157.97 Kb.
Дата24.11.2012
Размер157.97 Kb.
ТипДокументы
Установка руководителя ОДИ С.В. Попова
на экспертизу

Попов С.В.: Итак, завтра нам предстоит осуществить первый этап экспертизы. Программка у нас немного сдвинулась, и фактически завтра будет не тематический день, а специально организованный экспертный день. Мы 4 дня отработали, теперь нам нужно остановиться и осмыслить, что же мы делали, что же мы получили и как мы теперь видим ситуацию. Прежде чем я перейду к процедуре, объяснению того, как она будет осуществляться, скажу несколько общих замечаний по поводу проведения экспертизы.

Первое, что мы обязаны иметь в виду, что на следующем такте мы должны перейти к проектным разработкам (или к программным) и к их альтернативам. И на этом такте по поводу тех проблем, что мы нащупали, должны быть найдены варианты решений, которые, в свою очередь, тоже должны быть подвергнуты экспертизе. Второе, сама процедура экспертизы будет достаточно непривычна и нестандартна. Связано это вот с чем: обычно мы привыкли проводить экспертизы уже созданных проектов. Вот, проект создан, он представляется на экспертизу. Специалисты собираются и рассчитывают: экологи – последствия, технологи рассчитывают варианты других технологий и т.д. Но есть один порок такого рода экспертизы. Поскольку проект уже создан, постольку часто оказывается очень трудно от него отказаться, а изменять, практически, даже дороже, чем проектировать новый.

Следовательно, экспертиза должна проводиться на более ранних этапах. Например, экологическая экспертиза в Госкомприроды должна предусматривать процедуру оценки не проекта, а замысла. Иначе вы будете постоянно оказываться в достаточно плохом положении. Но еще до того, как оценивать замыслы, должна быть оценка ситуации, с которой мы имеем дело. Фактически, у нас получается три возможных системы оценок. Это система проекта, то, что обычно делается, оценка ситуации, с которой мы имеем дело и которую мы хотим каким-то образом решить или сдвинуть, или в которой рождается замысел, и третье – оценка деятельности (см. рис. 4).

Рис. 4. “Фокусы” экспертизы

Это один из сложных моментов, поскольку экспертизы деятельности у нас не проводятся. Фактически, ведь если проект сделан плохо, то экспертиза должна была бы вынести своего рода частное определение относительно того, что система проектирования не годится. И если оценивать, скажем, то, что сегодня обсуждалось по Минтрансстрою, то по отношению к людям, которые проектировали БАМ, к системе проектирования, к исследовательским институтам и Госплану должна была быть вынесена соответствующая оценка: “Так проектировать нельзя”. Но, как мы знаем, АЯМ точно так же спланирован и спроектирован, и ошибки повторяются, поскольку не было вынесено оценки той деятельности, в которой эти проекты рождались.

Мы с вами при анализе ситуации с Байкалом оказываемся в очень трудном положении, поскольку для нас все три “фокуса” в определенности отсутствуют. У нас у всех разное видение ситуации.
Нет проектов, которые мы будем оценивать, есть лишь серия решений: а) постановления, б) Концепция, в) будущая ТерКСОП и т.д. – ряд общих документов. И нам пока не ясно, какого рода деятельность оценивать.

А теперь давайте посмотрим на ту ситуацию, которая у нас сложилась. За 4 дня у нас сложился целый ряд конфликтных точек, например, наука, или система знаний и отношение ее к общественности, к министерствам, к советским и партийным органам и к перспективам развития науки. Это как бы один “фокус”, следовательно, по этому фокусу мы можем вынести серию разных оценок.

Второе, это министерства, их деятельность, конфликт с территориальными органами, система финансирования, результаты деятельности министерства и т.д.

Третье, это общественность и ее непростые отношения со всеми предыдущими группами. Вы можете еще выделить ряд конфликтных точек, которые пока, может быть, не разыгрались полностью. Но ситуация, вроде бы, достаточно сложилась, и мы имеем двойную структуру, двойную ситуацию: с одной стороны, то, что мы говорили про разного рода объекты и состояния природы (БЦБК, Селенгинский комбинат, гибнущее озеро, загрязнения и т.д.) и, с другой стороны, то, что мы имеем как своеобразную картинку. Картинку пока еще в нашем сознании, где зафиксированы конфликты, позиции, деятельности, решения и т.п. Вот теперь эту картинку нужно, фактически, оформить и закрепить, чтобы она была закреплена, с тем, чтобы мы могли от нее отказаться и попытаться сделать следующий шаг.

Теперь, как и каким образом это сделать? Пока, если вы посмотрите на процессы, которые происходят у нас в игре, первое, что нужно отметить, что у нас вся игра происходит в коммуникации между людьми. Не в действии, а в коммуникации. И экспертиза – это, как правило, вот такая коммуникационная процедура

(см. рис. 5).

Но мы в этой коммуникации оцениваем те структуры деятельности (вот, я нарисую ситуации деятельности), в которые мы завязаны определенными отношениями, у нас там определенные конфликты, там наша работа и, вообще, деятельность. Но это – там, в мире, а здесь мы работаем в коммуникации (вот я нарисую человечка и текст, который он говорит) по поводу той деятельности, которую мы однажды осуществили, то ли составляя концепцию, то ли имея научные труды, то ли работая в министерстве. И мы пока работаем вот в этом слое (здесь я нарисую другого человечка, у которого своя система деятельности, в которой он работает). Но эти все слова, хотя они и записываются на магнитофон, порождают в сознании людей лишь определенные смыслы, и мы, благодаря им, можем, более или менее, друг друга понимать (хотя и не очень хорошо) и, в общем, примерно знаем кто и что имеет в виду, когда о чем-то говорит.

Теперь нам нужно осуществить следующую процедуру – осуществить фиксацию. Нам нужно выйти в следующий уровень и в мышлении (я вот рисую человечка с доской, на которой у него изображаются результаты его мыслительной работы, причем не в виде слов, а в виде определенных текстов, схем и т.д.). Мы должны, фактически, осуществить скачок в эту область и зафиксировать вот это, двойное отношение. Я рисую две ортогональные доски, на одной доске состояние того объекта, с которым мы имеем дело, в данном случае регион озера Байкал, причем регион выделяется каждый по-разному, в зависимости от специфики его деятельности, и, на другой – то, как мы видим вот эти механизмы деятельности. И, таким образом, вот этот переход из той деятельности, в которой мы работали, в план коммуникации, а затем в план закрепления этого в мыслительных формах, и есть такой элементарный такт экспертизы. Поскольку на следующем такте мы можем, это закрепив, оставить и делать следующие шаги, например, уже проектные.

Так организована наша экспертиза. И завтра нам предстоит ее осуществить, а это значит, что разговоров должно быть мало, а должны быть произведены целые серии фиксаций. Вот здесь возникает первый достаточно сложный вопрос: относительно чего каждый из участников будет производить фиксацию? Ведь мы должны оценить ситуацию, а она достаточно расплывчата. И первое, что должен сделать каждый из экспертов, это определить ту область, по отношению к которой он может произвести оценку.

Для того, чтобы эту процедуру достаточно формализовать, с одной стороны, и облегчить, с другой, мы сделаем серию формальных шагов. Я думаю, тем, кто работает в министерствах, в Госплане, Совмине, такая процедура даже понравится. Она будет заключаться в следующем: я нарисую, очень неопределенно, ту игровую ситуацию, в которой мы находились; у каждого что-то накопилось – либо из старой работы, либо из общения здесь с людьми. Возникли новые соображения или новые понимания. Каждый из участников завтра с утра пишет короткий текст о том, как он оценивает ситуацию в обоих планах: и байкальскую, и систем деятельности вокруг него, и что он по этому поводу думает. Писать следует в свободной форме. Что участник считает главным и что он увидел во взаимодействии с другими группами, – вот то он и пишет.

Далее, очень важный момент, я прошу обратить на него внимание. Игротехник – фигура внешняя в этой ситуации, он не специалист в вашей области, но он, как человек внешний, может попытаться сделать некоторые выводы относительно тех систем деятельности, которые представляет его группа – как они работают и в чем, с его точки зрения, трудности. В 12.00 игротехник приходит в группу со своим текстом. Вы встречаетесь, игротехник дает группе свои тексты, группа свои – игротехнику, и вы их читаете. Дальше вы должны осуществить разбор этих текстов. Если вы считаете, что игротехник ошибся в оценке вашей деятельности, то вы, соответственно, прочитав его текст, пишете свое заключение или точнее комментарий.

Этот второй, написанный вами, текст пойдет в архив экспертизы, а вам теперь необходимо понять, что же вы такое написали и насколько оно значимо. По этому поводу (прочитав тексты и уяснив недоразумения или противостояния) вы начинаете разговор с игротехником, но приглашаете в этот разговор методолога. Зачем он нужен? Методолог должен осуществить две работы: он должен оценить ситуацию вашего взаимодействия и фактически сделать две вещи: а) попробовать схематизировать ту область, которую вы обсуждаете; б) вы вместе с методологом должны определить, какого рода экспертов вам необходимо пригласить для оценки той ситуации, которую вы обсуждали.

Следующий этап процедуры: вы приглашаете специалистов, показываете им свои бумаги, если возникают вопросы, вы с ними их выясняете, и они пишут свои заключения. На этом первая элементарная процедура закончена. И мы получаем, таким образом, серию текстов, которые будут являться основанием и материалом уже для более систематической процедуры на следующем этапе, с 25-го октября. У вас вопрос? Пожалуйста.

Из зала: Вы говорили все время об одной ситуации, ну а если в результате своего самоопределения в игре их две, по двум писать, что ли?

Попов С.В.: Я сказал, что это элементарный такт. Ваш вопрос может быть задан и в той форме, в какой вы его задаете, что у вас не складывается одна ситуация, так как для вас актуальными являются два поля. Или другой поворот вопроса: оказывается, что то поле ситуации, которое вы зафиксировали, еще зависит от кого-то другого, кого у вас в группе нет, но вы точно знаете, что нужно еще одну связь (одну, две или три связи) прорисовать, чтобы ситуация, с вашей точки зрения, была более или менее полной. Вы эти связи намечаете, а также намечаете, с кем вы эту ситуацию могли бы обсудить. И если вы завтра этого сделать не успеете, то с послезавтрашнего дня будет отведено специальное время для того, чтобы группы могли встретиться (например, местные территориальные органы с министерствами) и провести такую же процедуру по конфликтным и спорным точкам. И при этом опять же обменяться текстами, обсудить и решить, в чем ваши оппоненты не правы, зафиксировать это и попытаться выделить, в чем же состоят глубинные основания конфликта.

Поэтому, если у вас возникло две ситуации, то вы должны по этим двумя ситуациям и сделать заключение. И если вы считаете, что игротехник или ваши товарищи чего-то не увидели, скажем, во второй ситуации, то вы обязательно пишите отдельное заключение – у нас не должно потеряться ни одно видение. Таким образом, мы должны создать своеобразное смысловое поле, в котором “гнездятся” все обсужденные здесь проблемы. Кто-то выделит более глубокие проблемы, кто-то более мелкие, кто-то более профессионализированные. Во всяком случае, считайте каждый себя экспертом и то, что вы можете оценить, вы оцените и опишете. Есть ли здесь вопросы?

Из зала: Какова объективность экспертизы?

Попов С.В.: Это уже теоретический вопрос. И знаете, почему? Мы привыкли с объективностью обращаться очень вольно, примерно в духе примитивного натурализма: вот есть стул и его можно потрогать, следовательно, он “существует объективно”. При этом мы очень часто говорим, и здесь это неоднократно звучало, что мы должны “исходить из объективных обстоятельств дела”, а на проверку часто оказывается, что объективных характеристик дела нет, а есть лишь наши решения. Или, мы говорим, что “объективные обстоятельства” жизни и социализма нас заставляют что-либо делать. Хотя если мы над этим подумаем, то окажется, что объективность – это всегда чья-то бывшая материализованная субъективность. Например, завод – это есть лишь субъективная точка зрения проектировщиков, затем материализованная. Наш финансовый механизм для живущих в нем составляет объективность, для политиков и финансистов, которые стремятся его изменить и практически меняют, является их искусственным созданием и в этом плане строимым и изменяемым.

В свое время эта проблема (“что объективно, а что субъективно”) как техническая проблема, а не как философская, возникла, когда возник суд, точнее, когда в римском праве стал обсуждаться суд. А что значит – создать суд? Вот представьте себе, что произошла некоторая ситуация, теперь нужно придумать механизм разбора ее с тем, чтобы дойти до истины. Но, как правило, в сложном деле оказывается столько разных запутанных обстоятельств, что даже сами свидетели, как говорится, врут как очевидцы. И была придумана специальная процедура разбора ситуаций – судебная процедура. Она состояла в следующем: вот есть истец, вот есть ответчик, есть защита, есть обвинение, есть следователь, то есть строится формальная машина, которая обеспечивает разбирательство. Именно разбирательство, а не обнаружение истины, как обычно думают. В юриспруденции даже существует специальное обозначение этого парадокса – чтобы не приумножать сложности истца, мы должны в какой-то момент остановиться. В какой? В тот, когда анализ ситуации достигнет такой глубины, которая удовлетворит участников судебной процедуры.

А то ведь могут быть самые невероятные обстоятельства. И даже если у обвиняемого все улики налицо, может оказаться, что это он лишь жертва в сложной системе договоров, и его просто подставили, а если копать дальше, то и еще что-то может выплыть. Поэтому есть некоторый предел, условная “глубина объективности”, на которой мы останавливаемся и говорим: на сегодняшний день мы дошли до этого. Таким образом, “объективность” есть особым образом организованное субъективное видение.

Поэтому мы и собрали здесь большое количество людей. Господа Бога, который бы мог нам сказать, какова ситуация на самом деле, среди нас, к сожалению, нет. Поэтому нам придется рассчитывать лишь на свои субъективные силы. Мы можем исходить всю Иркутскую область и всю Бурятию, потрогать, что там есть. Но вот увидеть деятельностные процессы мы не сможем. Мы можем увидеть стада овец, которые гонит пастух, но мы не можем увидеть и потрогать производственные, финансовые отношения, отношения управления и влияния и другие, которые существуют, то есть деятельностные процессы мы не сможем, ибо они так же натурально, как стулья, не даны. Мы их можем только на себе ощущать и сами, с той или иной степенью объективности, рисовать.

В этом плане часто проистекают заблуждения, когда обсуждают, как устроена организация, рисуя при этом схему из квадратиков: вот есть директор – он главный, есть замы – они менее главные и т.д. Но если вы посмотрите, как устроено фактическое положение дел, то выяснится, например, что этот женат на той-то племяннице и в результате какой-нибудь начальник цеха имеет влияние на производство, совершенно не сопоставимое с этими квадратиками. Поэтому вот эта, видимая структура, она не всегда отражает реальное положение дел.

А поэтому мы должны построить процедуру экспертизы таким образом, чтобы раз за разом все углубляться. От чего это зависит? Это зависит от компетентности собравшихся людей и, в первую очередь, от набора участников; чтобы были представлены все позиции, потому что мы не можем заранее сказать, кто ошибается и с какой степенью “объективности” говорит. Поэтому нам нужно собрать всех и попытаться все эти проблемы расшатать, но так, чтобы не было заранее сформированных догм. И вот, сняв этот первый слой (посмотрите на схему), мы получаем как бы “объективность-1”. Теперь дело за “второй объективностью”. После того, как мы положение дел прорисовали, нам нужно произвести некоторые эксперименты. Как Петр 1  рассказывал про Абалкина: мы, говорит, лишь теперь, через 3 года перестройки, и то лишь примерно, представляем, с какой системой имеем дело. Но, обратите внимание, пока он и другие интеллектуалы сидели на своих местах и думали про то, как возьмут объявят и проведут экономическую реформу, неясно было, насколько система мобильна. А выяснилось, что система – очень инерционна, только тогда, когда ее попробовали подвигать. Так вот, второй этап экспертизы, после того, как на первом мы зафиксировали свое понимание ситуации, будет разработкой вариантов, может быть, даже немного сумасшедших, и прокатка этих вариантов на собравшихся здесь людях. Ну вот, скажем, А.Я.Якобсон предлагает идею объединения Бурятии, Читин­ской и Иркутской областей в один регион. Он эту идею вынашивает, просчитывает, начинает предлагать и выясняется, что Бурятия, вообще-то, этого не очень хочет. Начинаем разговаривать и выяснять, почему? Или, как с хозрасчетом: начинаем предлагать и смотреть, что это такое, и выясняется, что для его внедрения нужна целая серия условий.

Таким образом, на II этапе мы формируем как бы второй слой объективности. И, в принципе, так можно было бы делать несколько раз. Ну, к примеру, возникнет у кого-нибудь идея создания новых экономических зон, и вдруг выяснится, что партийные органы вообще не понимают, что это такое, и не хотят никаких зон. Кстати, не субъективный, а объективный факт жизни – не понимают и не хотят. Попробовали убедить – не хотят. И теперь нужно обсуждать, что необходимо сделать, чтобы это внедрить.

Объективное положение дел определяется еще мощностью группировки, которая осуществляет те или иные действия. Вот, скажем, в 1965 г., помните, как наши лидеры потом обсуждали: нам не хватило политической воли для осуществления экономической реформы. И мы на втором этапе экспертизы должны не только систему попробовать раскачать и посмотреть, насколько это сложно, но и фактически из собравшихся здесь людей оценить насколько те или иные силы могут осуществлять преобразования, насколько сильны они и насколько их воля и понимание достаточны. Например, если общественные движения включатся в игру и начнут ее раскачивать, и у них окажется достаточно много понимания и силы, то мы вынуждены будем зафиксировать, что объективной характеристикой ситуации является наличие такого рода общественных движений, которые то-то и то-то понимают. И если СО АН СССР выдвинет какую-либо идею и начнет ее проталкивать, то мы сможем оценить, насколько остальные могут либо сопротивляться, либо увлекаться ею. И это создает как бы второе поле объективного положения дел, но уже в деятельностном плане.

И третий момент. При переходе от первого этапа экспертизы ко второму, где нужны будут не просто разговоры, фиксации и советы друг другу, а попытки, если хотите, взять власть и свое решение навязать, ряд людей превратится в зрителей, либо отсеются, поскольку для них это неприемлемо, поскольку они заняты другим. Мы должны будем так и зафиксировать – они заняты другим и вся эта ситуация с Байкалом для них проходит стороной. Хотя формально они могут быть к этому привязаны: либо тема дана в институте, либо Госкомприроды обязали этим заниматься, но реально он не занимается, либо еще что-нибудь. И мы вот эти характеристики ситуации тоже должны оценить.

После этого 23 октября мы заканчиваем игру, группы делают заключительные доклады по своим направлениям и рассказывают, кто что понял. Остаются экспертные группы. Экспертные группы будут набираться таким образом: с одной стороны, в них войдут те, кто сам этими проблемами занимается и те, кто считает, что без его участия что-то важное выпадет. Второе, здесь сохранится некоторый формальный принцип, поскольку основные действующие лица должны быть в составе экспертов.

(дефект магнитофонной записи – 3 мин.)

…модель процессов и их взаимодействия вот эти тексты – вторые тексты, которые потом будет нужно отнести к этой модели, и на них ее проверить. И это будет как бы “третий шаг объективности”. Я не думаю, что он нам удастся в полной мере, поскольку, если говорить честно, тут нужны усилия многих лет, а у нас такой работой не привыкли заниматься. Но если мы сумеем прописать все эти деятельностные процессы, протекающие в регионе, хотя бы на простых моделях, и посмотреть их соотношения, а потом еще и построить разные варианты развития, то это будет уже третий “уровень объективности”.

Первоначальный уровень объективности задается нашими сегодняшними знаниями. Вы нечто знаете как твердо существующее, так как вы специалист в определенной области и этим занимаетесь. Это и есть “кусочек объективности”. Кто-то знает еще, кто-то еще, вот мы всех собрали на I-м этапе и попытались немножко поглубже пройти на II-м, а на III-м попытаемся еще и как-то систематизировать. И вот таким образом мы должны попытаться выйти за тот уровень объективности, который сегодня для нас составляет предел. Какие еще вопросы?

Из зала: У меня формальный вопрос. Вот эти обсуждения “на троих”, они как будут происходить? Втроем или группа будет присутствовать?

Попов С.В.: Если ваша группа достаточно однородна, то этот разговор “на троих” проходит со всей группой. Если у вас группа достаточно разнородна, то вы разбиваетесь на подгруппы, либо по отдельным людям, и пишите свои заключения, а затем устраиваете эти обсуждения в три этапа.

И еще одно замечание: те участники, которые в группах не состоят, тоже должны написать свое заключение, несмотря на то, что они не каждый день работали. Свое заключение должны написать все! Если вы не напишите свое заключение, то это тоже будет факт ситуации, означающий, что данное учреждение не имеет своей точки зрения и вообще не заинтересовано в ситуации на Байкале. Причем, вы можете просто написать: “Мне не нравится вся эта затея с экспертизой!”, но точка зрения должна быть выражена.

Еще один момент очень важный, который я прошу учесть. После первого такта экспертизы, завтра к вечеру мы переорганизуем группы и выделим ряд основных направлений проектирования (“расшатывания”, о котором я говорил). Мы должны будем сконцентрироваться в следующем такте экспертизы на этих направлениях, пока же мы “размазанно” шатались по всем возможным направлениям. Теперь же я прошу вас выделить наиболее важные, с вашей точки зрения, направления. При этом я допускаю, что часть участников с послезавтрашнего вечера официально заявит, что во II-м такте игры они принимать участие не хотят, это не криминал. Единственная просьба сообщить об этом публично и заранее, чтоб мы знали и могли определить примерный состав участников. Но при этом вы должны понимать, что на этом этапе точки зрения вашего министерства или учреждения не будет. И, соответственно, в экспертизе будет указано, что такая-то сила отсутствовала по таким-то причинам: либо она считает это для себя ненужным, либо это не входит в ее профессиональные обязанности, либо какое-то другое разумное основание должно быть.

Из зала: Вопрос такой: когда мы станем оценивать ситуацию, мы это должны делать только в рамках своей узкой специальности?

Попов С.В.: Вы, как человек взрослый и самостоятельный, сами определяете, что нужно. При этом вы можете сделать пометку, что вот эту область я знаю хорошо, вот здесь я разбираюсь хуже, но считаю так-то и так-то. То есть должна быть некоторая элементарная культура оценки, но область вы определяете сами. В принципе, вы можете обсуждать все, что угодно: и партийные органы, и политическую систему и т.д. и никакими догмами не должны себя ограничивать. Вы должны высказать точку зрения по тому, что считаете нужным.

Из зала: Где эти анкеты будут храниться?

Попов С.В.: Все материалы, и анкеты в том числе, будут храниться в обкоме партии. Но здесь есть одна вещь, и я прошу иметь ее в виду. Я понимаю, почему здесь возникла серия смешков. Жизнь штука сложная и могут быть самые разные неожиданные обстоятельства, и если вы считаете для себя необходимым, чтобы вот этот первоначальный акт, который вы напишете с предельной искренностью, не должен попасть туда, в конец, так как по нему могут быть сделаны заключения, то вы можете с игротехником договориться, что он к третьему этапу должен быть уничтожен. И он будет уничтожен, либо вам его отдадут обратно.

Из зала: А если там будут ценные предложения, глубокие идеи?

Попов С.В.: Когда пойдет третий этап, они будут входить туда с той степенью объективированности, которую мы сможем достигнуть, и в заключительный акт, таким образом, будут внесены.

Похожие:

Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу iconПорядок прохождения освидетельствования на медико-социальную экспертизу (мсэ)
По результатам проведенных мероприятий учреждение здравоохранения оформляет больному «Направление на медико-социальную экспертизу»...
Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу iconОтветы на наиболее часто задаваемые вопросы по мсэ каков порядок направления граждан на медико-социальную экспертизу?
«Направление на медико-социальную экспертизу организацией, оказывающей лечебно- профилактическую помощь», в котором указывают­ся...
Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу iconПроект строительства порта Тамань направят на экологическую экспертизу
Проект строительства нового сухогрузного района глубоководного порта Тамань будет направлен на экологическую экспертизу в мае текущего...
Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу iconУстановка высоковольтная
Установка высоковольтная и-20М (в дальнейшем установка) является источником высокого напряжения промышленной частоты и предназначена...
Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу iconНовая выставка в цмс имени А. С. Попова 7 февраля 2012 года в научно-технической библиотеке подведомственного Россвязи «Центрального музея связи имени А. С. Попова»
Россвязи «Центрального музея связи имени А. С. Попова» открылась выставка «Я сделал лучшее, что мог…», приуроченная к 165-летию со...
Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу icon281 уч-ся (19 аудиторий) Попова Наталья Николаевна
...
Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу iconАбсолютная устойчивость нелинейных систем. Критерий Попова
Подобно теореме Лурье критерий Попова позволяет установить устойчивость нелинейной системы сразу для целого класса нелинейности,...
Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу iconСтатья академика А. П. Попова «О бездоказательности…»
А. П. Попова «О бездоказательности…» [1], полная искреннего дружелюбия ко мне. Не ответить на неё было бы неблагодарностью с моей...
Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу iconБыло, возможно
«трудящихся». Итак, цитируемый текст Попова и других сторонников теории «космической аферы», а также ссылки Попова, выделяются курсивом,...
Установка руководителя оди с. В. Попова на экспертизу iconШапкин В. И. Россия: 110 лет поповщины без А. С. Попова
А. С. Попова на трон мирового изобретателя Радио? Прежде чем отвечать на эти вопросы, начнём с концептуальной основы, так, как это...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org