В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так



Скачать 53.28 Kb.
Дата15.12.2012
Размер53.28 Kb.
ТипДокументы
z_start

личное

Двадцать пять лет Али-бабе, или Путешествие в страну чудес

n135_ali-baba.jpgПресс-фото.Эта пластинка достойна громкого юбилея!

В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство

Холодное лето 2006-го... Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так: целый день сидела дома и слушала музыкальную сказку «Али-баба и сорок разбойников». Была такая восхитительная пластинка фирмы «Мелодия» — стихи Вениамина Смехова, музыка Виктора Берковского и Сергея Никитина. В ролях — титаны театра и кино. Эх, есть же на свете вечные ценности!

Мая ХАЛТУРИНА

В чем феномен?

Пластинка вышла в 1981 году, четверть века назад, общим тиражом два миллиона экземпляров. Сейчас таких пластинок для детей не бывает. И поют они, дети то бишь современные, буквально семилетние крохи, у костра в летнем лагере — «А потом обними, а потом обмани...» (я не привираю, это не поэтическое преувеличение, а впечатление, взятое из жизни!). Насколько ж было лучше сочным голосом Юрского — «Прошел вечер плова, пришел вечер ласки, Фатима-а-а»... Это если уж говорить про любовную тематику.

В сказке про Али-бабу, как в каждом гениальном творении, было про все. Про любовь и верность, богатство и бедность, про тяжкий труд угнетенных разбойников и о вреде чванства. Детям и родителям одинаково увлекательно. И через 25 лет слушается с таким же восторгом. Не оторваться!

Вместо того, чтоб просто наслаждаться, с профессиональной журналистской дотошностью пытаюсь докопаться — в чем феномен? Почему в эпоху издыхающего застоя, под конвоем тройной цензуры рождалось это гениально легкое, искрящееся, радостное искусство — а сейчас не рождается? Может быть, потому, что талантов такого масштаба, да чтобы все в одном флаконе (в смысле — в одном поколении), сейчас нет. То есть талантливые артисты (певцы, композиторы, поэты...), конечно, есть. Масштаба нет.

А тут смотрите, какая компашка собралась: Али-баба — Олег Табаков, его женушка Зейнаб — Татьяна Никитина. Брат Касым — Сергей Юрский со своей Фатимой — Натальей Теняковой. Хасан-атаман — Армен Джигарханян... Плюс авторы: Смехов, Никитин, Берковский. Собрались и оторвались по полной. Столько хулиганских музыкальных выходок напридумывали! Приплели к арабской сказке все на свете — от «Танца с саблями» до «Там, за облаками». То в джаз бросает, то в рок.

Столько тайных намеков и в тексте (мне все время кажется, что «Пусть сдохнут все мои враги — вкусней не ел я кураги» в устах Юрского звучит как привет пушкинскому «Мне изюм не идет на ум...»), и в актерских интонациях... С одной стороны, вроде бы соблюдена полная советская политкорректность.
Богатые (жадный Касым, и атаман, и разбойники иже с ним) наказаны, а бедные (Али-баба с семейством и все бедняки на базаре, которым он собирается раздать свои динары) процветают. Правда, процветают они за счет награбленного. Как-то двусмысленно все получается, улавливаете?..


Сказка — ложь, да в ней намек

Соцреализм требовал живописать сочувствие к трудящимся массам — тут и это есть. Труженики ножа и топора, пролетарии большой дороги сипло жалуются друг другу, сидя в своих 40 кувшинах: мол, все богатства достаются атаману, а нам — «лишь ста-а-а-а-рые ра-ны»... Подозрительные трудящиеся, правда? Ну все-таки трудящиеся, угнетенные массы, целых сорок человек, все как положено. И воровать, наверное, пошли не с жиру, а из-за несправедливого социального устройства феодальной Персии. Сказка должна ведь учить социалистического ребенка жизни — и учит. Но как-то странно...

Иногда дело доходит до прямых фиг в кармане. В шайке разбойников — типичный культ личности. Атаману поют дифирамбы: «Обойди весь белый свет, никого умнее нет нашего Хасана». И даже — «никого скромнее нет...» Тут уж не знаешь, разбойники ли потешаются над своим предводителем, ехидно нахваливая его за скромность, или же авторы — над своим собственным, увешанным орденами, окруженным лестью, над тем самым, который с густыми бровями.

А уж когда Джигарханян-Хасан с особенно смачным звуком целует одного из разбойников, своего фаворита-подручного — ну это уж ни в какие ворота не лезет! Только один мужчина в Советском Союзе имел право смачно и публично целовать других мужчин, своих подручных, не боясь быть обвиненным по статье 121-й. Это был, сами понимаете, кто — Леонид Ильич, по-имперски пышно отмечавший в год выхода пластинки свое 75-летие.

Как они это делали?

Каким немыслимым образом умудрялись советские мастера культуры совмещать диссидентские шуточки с соцреализмом, идейную выдержанность с безыдейным полетом фантазии? Это какая-то загадка. Было ли оно — это двусмысленное советско-антисоветское искусство — глотком свободы или, даже протестуя против режима плотно сжатой фигой в кармане, обслуживало его интересы?

Рьяные прокуроры режима вроде какой-нибудь Валерии Новодворской и по сей день не устают твердить, что даже в самой свободолюбивой своей ипостаси советское искусство продолжало служить тоталитаризму. И чем лучше (совершенней, гениальней...) оно было, тем лучше служило.

Может быть, истина где-то посередине. И тогдашнее искусство, включая детские сказки про Али-бабу или Алису в Стране чудес, принадлежало не только партии, но и народу. Партии нужно было во что бы то ни стало натужно строить свой фиктивный коммунизм, а народу требовалось другое — жить, растить детей, пить «крымскую массандру», петь «Битлз», слушать Высоцкого (кстати, помните восхитительную пластинку фирмы «Мелодия» с «Алисой в Стране чудес» на музыку Высоцкого?), Берковского, Никитина...

И пели, и пили, и слушали. А жизнелюбивый, насыщенный кислородом талант поколения Юрского, Высоцкого, Берковского (добавьте фамилии!) смягчал это противостояние партии и народа, этот неравный поединок простого советского человечка и великого социалистического государства. Давал передышку в этой жизни под вечным прессом идеологического «низззя». Может ли быть милосерднее миссия?

Даже под самым толстым слоем лака, полирующего действительность, всегда проглядывала заговорщическая улыбка не до конца отцензуренного автора. Даже если в сказке про Али-бабу трудящийся народ феодальной Персии, как ему и положено, был бедный и голодный, то он не потому худой, что бедный. А потому, что «очень много силы песням отдает, целый день поет он и танцует — вот!»... Ну а, знамо дело, Персия — страна чудес, и «если я, если я родился здесь — с песнею, с песнею теряю вес».

Веселая, солнечная, а благодаря стихам и музыке еще и невероятно современная сказка Смехова тире Никитина — Берковского контрабандой протаскивала в сознание слушателя образ эдакого диссидентского рая: тепло, много фруктов, все поют и веселятся и никаких тебе смачно целующихся атаманов с ятаганом за пазухой...

С винила — на пленку

Этот образ плотно засел в сознании детей, родившихся после 1981 года, и их родителей. Простое нажатие кнопки в любом поисковике обнаруживает невероятное количество интернет-форумов, где русскоговорящие люди с разных концов света либо ностальгически вспоминают времена, когда они балдели от «Али-бабы» и «Бременских музыкантов», а их папы — от Pink Floyd (и в ответ им тут же сыплются наизусть цитируемые строчки, четверостишия и восьмистишия любимой персидско-диссидентской сказочки), либо жалуются, что не могут достать запись, чтоб дать послушать своим детям.

Мне повезло. Я с налету купила двойную кассету с записью восхитительной пластинки фирмы «Мелодия» «Али-баба и сорок разбойников» в обычном киоске несколько лет назад. Кассета настолько пиратская, настолько бессовестно переписана с чьей-то заезженной грампластинки, что она «заедает»! Шуршит, перескакивает с куплета на куплет, какие-то фразы повторяются по два-три раза...

Потом я поняла, что за такие пиратские штучки надо брать отдельные деньги. Потому что этим достигается полная иллюзия, что слушаешь не магнитофонную запись, а затертый до дыр винил. Я не ретроград, не адепт ностальгии, но признаюсь — прохладным субботним утром погрузиться в музыку тех давних времен, когда миллионными тиражами выходили такие изумительные пластинки для детей, было очень приятно. Попробуйте!

«Персия, Персия, фруктовый рай!

Персидские персики, зеленый чай!

Если я, если я, родился здесь,

Персия, Персия — страна чудес!»...

Похожие:

В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так iconЭквадор, страна Контрастов Олег Ясинский
Самое холодное время года лето. "Холодное" весьма относительно т к средняя температура лета на 2 3 градуса ниже среднезимней. Метеорологические...
В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так iconДорогой читатель!

В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так iconСудьба и совесть
Не жалей меня, дорогой читатель! Сам я считаю себя счастливым человеком. Будут ли счастливы те, кто предал свой народ, и бросил нас...
В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так iconРекомендации на лето
Лето – время каникул, детского отдыха. Выбрано лето для самых длинных каникул не случайно. Как же организовать летний отдых детей...
В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так iconЛидер «яблока» ставит под сомнение корректность опроса относительно введения цензуры в сми 30 мая 2002 г
Лидер партии «яблоко» Григорий Явлинский выступает против введения политической цензуры в сми и называет данные недавно проведенного...
В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так iconБлагословен день, месяц, лето, час и миг, когда мой взор те очи встретил!
Уильям Шекспир (1564—1616) был гениально одаренной личностью эпохи Возрождения, крупнейшим поэтом, драма­тургом и писателем
В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так iconСценарий мероприятия, посвященного "Дню памяти жертв политических репрессий"
Демонстрируются фрагменты фильмов про репрессированных (документальная хроника, к/ф. «Штрафбат», к/ф. «Холодное лето -53»)
В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так icon-
Нынешнее лето в тайге было ненастное, холодное. Только в середине июля выдалось несколько теплых тихих дней. Лес прогрелся. Земля...
В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так iconОбычно Гуан Сяндун пишет о путешествиях и туризме. Однако когда в прошлые выходные была смена этой журналистки, China News Service понадобилась статья
О том, как на прошлой неделе одно китайское агентство новостей взбудоражило валютные рынки
В эпоху издыхающего застоя, под конвоем цензуры рождалось гениально легкое, искрящееся, радостное искусство Холодное лето 2006-го Прошлые выходные, дорогой читатель, я провела так iconОтветы на отдельные задания. Глава Раздел силикатозы
«легкое фермера» (вдыхание пыли гниющих растений), «легкое птицевода»
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org