Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов



Скачать 257.95 Kb.
Дата09.07.2014
Размер257.95 Kb.
ТипДокументы
Н. Н. Юсова
Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов
В сталинскую эпоху в исторической науке возникла концепция древнерусской народности, которая уже с 1953—1954 годов становится политически легитимной и научно признанной, приобретает статус теории. В соответствии с этой концепцией советские историки начали трактовать конгломерат «русских племен» древнекиевского времени как единую народность, определенную промежуточную этническую общность, отличную от предыдущих и будущих этнических образований восточных славян, как общего предка россиян, украинцев и белорусов. В этом и состояло основное отличие концепции древнерусской народности от взглядов традиционной российской историо­графии. Представители последней преимущественно усматривали в восточном славянстве периода Киевской Руси либо совокупность отдельных племен (или же союзов племен), либо этнопонятийно неопределенный «русский народ» (как правило, многоплеменной). В обоих случаях восточные славяне, по убеждению большинства дореволюционных историков, переживали в древнерусскую эпоху один из первых периодов своего исторического развития — период становления так называемого «единого русского народа», который впоследствии разделился на три ветки — великорусскую, малорусскую и белорусскую, но (непонятным образом!) продолжал сохранять свое метафизическое единство.

Согласно же мысли советских историков, «древнерусская народность» сформировалась в процессе слияния восточнославянских племен в единое древнерусское государство. В силу внешних и внутренних причин она распалась (или остановила свою дальнейшую консолидацию). Вследствие этих процессов в течение определенного времени возникли три новые народности восточных славян. В советской историографии Киевской Руси концепция древнерусской народности приблизительно с середины 1950-х годов приобрела статус доминирующей.

На первый взгляд, соединение понятий «древнерусская» и «народность» в одно терминологическое выражение кажется полностью очевидным. Однако в реальности это сочетание имело длительную идейную и терминологическую генеалогию и возможность такого соединения сложилась при определенных историографических условиях — как итог созвучия некоторых результатов текущего развития исторической науки в СССР 1930-х — начала 1950-х годов, соответствующих политико-идеологическим требованиям коммунистического руководства страны 1. Идейная и историографическая генеалогия концепта «древнерусская народность» до 1945 года включительно исследована автором этих строк в ряде статей и монографии 2.

Из предыдущих авторских разработок следует, что наиболее выразительно и развернуто свой взгляд на проблему «древнерусской народности» сформулировал ленинградский историк В. В. Мавродин на страницах монографии «Образование древнерусского государства» 3.
В ней же ученый впервые предложил новое определение восточнославянской этнической общно­сти времен Киев­ской Руси — «древнерусская народность» 4. Последнее понятие В. В. Мавродин трактовал в значении «предка» 5 будущих трех народностей восточных славян. Однако, несмотря на авторитет историка, в силу ряда причин (объективного и субъективного характера) концепция древнерусской народности в то время не получила научного распространения и официальной политической санкции.

По окончании войны сталинский режим вновь усилил идеологическое давление на историческую науку. Какие-либо концептуальные новации (даже если определенные исследования были посвящены древним периодам истории) не приветствовались, особенно если отсутствовала их поддержка со стороны официально признанных авторитетов.

В нашем случае новая монография В. В. Мавродина получила негативную оценку лидера советских историков академика Б. Д. Грекова 6. Он также не допустил выдвижения кандидатуры В. В. Мавродина на выборы в члены-корреспонденты АН СССР и на получение Сталинской премии 7. Предполагаем 8, что академик инициировал публикацию ряда достаточно критических рецензий на книгу В. В. Мавродина, где в адрес ленинградского ученого прозвучали политические обвинения 9. Монография В. В. Мавродина, как свидетельствуют архивные материалы 10, подверглась критике со стороны работников Пропагита ЦК ВКП(б), а также «прорабатывалась» по приказу Ленин­градского обкома Компартии на специальном собрании в Научно-исследовательском институте истории при Ленинградском государственном университете. В числе ошибок монографии инкриминировался норманизм. В условиях идеологических кампаний послевоенного времени подобные обвинения неоднократно становились причиной репрессий ученых (В. В. Мавродин был уволен с должности декана исторического факультета ЛГУ 11) и искусственного «забвения» их творческих наработок. Очевидно, что коммунистические идеологи в то время не усмотрели в концепции В. В. Мавродина политической актуальности, вследствие чего она не получила научной и политической санкции.

В итоге В. В. Мавродину пришлось на время отказаться от этнокатегории «народность» в пользу термина «народ» и от самого определения «древне­русская народность», которое последовательно заменялось в новых работах ленинградского историка на иное — «русский народ» 12. Одной из главных причин этого было то обстоятельство, что академик Б. Д. Греков в своих работах неуклонно применял словосочетание «русский народ» 13, тем самым подавая пример остальным советским историкам. Хотя один раз, в порядке исключения, академик употребил наименование «русь» относительно народа Киевской Руси 14.

Представители украинской научной интеллигенции тоже внесли свой вклад в формулирование концепции древнерусской народности. Так, например, главный разработчик темы «Происхождение украинского народа» в Институте истории Украины (далее — ИИУ) АН УССР К. Г. Гуслистый в неопубликованных работах 1946—1947 годов 15 пытается при помощи реферирования взглядов авторитетных исследователей изложить аргументы в пользу существования древнерусской народности 16. Он именует восточно­славянскую общность того времени «единым русским или древнерусским многоплеменным народом» 17. Последний термин (без слова «многоплеменной») ученый использовал еще в сентябре 1946 года в статье, опубликованной в газете «Советская Украина». В ней в контексте происхождения трех восточнославянских народов была предпринята одна из первых попыток популяризации учения о древнерусской народности 18. Терминологическое выражение «древнерусский народ» К. Г. Гуслистый постоянно использовал в различных выступлениях, публикациях и докладах второй половины 1940-х — начала 1950-х годов 19. Изложение концепции древнерусской народности в опубликованных лекциях (1949 и 1950 годов) К. Г. Гуслистый дает по уже упомянутой выше статье В. В. Мавродина «О складывании великорусской народности и российской нации» (1947). В ней ленинградский историк прибегает к словосочетанию «русский народ»; К. Г. Гуслистый же пользуется одновременно и «старым» термином В. В. Мавродина, и «своим» — «древ­не(ьо)русский народ» (наблюдаем инварианты орфо­графического оформления слова «древнерусский») 20.

Отражением взглядов украинских археологов второй половины 1940-х годов может служить позиция Д. И. Блифельда 21. Разделяя общую направленность концепции древнерусской народности, археолог употребляет термин «русский народ» 22. Блифельд, признавая Киевскую Русь общим этапом истории восточных славян, их колыбелью, привносит уточняющие нюансы: «...На базе этнического единства и общности социально-экономической жизни выработались единство и высокий уровень культуры» 23. Именно эта культура стала основой «родственных национальных культур восточнославянских народов», и в Киевской Руси «гнездятся корни» их братства 24.

Новый этап актуализации исследований в области этногенеза восточных славян наступил в 1949 году, когда впервые была опубликована статья И. В. Сталина «Национальный вопрос и ленинизм» 25. В соответствии с устоявшейся традицией по всему Советскому Союзу проходили различные мероприятия с целью обсуждения и популяризации сталинской работы. Поэтому неудивительно, что она была усвоена и взята на «вооружение» представителями гуманитарной науки, в частности историками 26.

В октябре 1949 года состоялось общее заседание научных сотрудников Института археологии и ИИУ АН УССР, посвященное обсуждению исследования под названием «Этногенезис восточнославянских народов и про­исхождение Киевского государства» преподавателя Полтавского пединститута К. Кушнирчука 27. Автор разделял концепцию древнерусской народности и, что показательно, использовал для определения восточнославянской общности параллельно четыре наименования — «русь», «русский народ», «старорусский народ» и даже «стародревнерусский народ» 28. Научные сотрудники обоих академических учреждений при обсуждении работы никак не прокомментировали эти термины; они также не вызвали особого сопротивления. Стоит, правда, отметить, что годом позже К. Г. Гуслистый во время обсуждения разделов первого тома «Истории Украинской ССР» предложил употреблять словосочетание «единый русский народ» 29.

Теоретические вопросы этногенеза «в свете работ Сталина» были подняты в 1949 году рядом научных сотрудников, в частности С. А. Токаревым 30, П. И. Куш­нером, М. Каммари и др. Этнографы П. И. Кушнер и М. Каммари употребляли термины «народ» и «народность» синонимически. Согласно мы­сли первого из них, народности образуются начиная с феодальной эпохи 31. М. Каммари оба термина определяет как этнографические категории, которые предшествуют нации 32. В отличие от П. И. Кушнера, М. Каммари считал, что народности могут быть образованы «путем объединения и слияния отдельных племен на базе разложения первобытного строя и образования классового, рабовладельческого и феодального обществ» 33. Очерченный круг вопросов рассмотрел и В. В. Мавродин, статья которого вышла в 1950 году. Ленинградский историк считал, что слово «народ» (как этническая и историческая категория) имеет более широкое значение, нежели термины «народность» и «нация». Термин «народ», согласно Мавродину, следует употреблять применительно к любым этапам складывания исторических общностей людей 34. Ученый соглашается с М. Каммари относительно механизма и времени образования народностей, отмечая, однако, что Каммари не дал четкого определения этой этнокатегории.

Понятие «народность» в приложении к единой общности восточных славян в древнерусскую эпоху употребил на страницах своего лекционного курса по истории СССР К. В. Базилевич 35. Он использует наименование «русь» и, в частности, указывает, что экономическое и культурное сближение восточно­славянских племен «объединило их в общей народности — руси» 36. Эта «единая народность русь», по его мнению, еще только начинала складываться, однако феодальная разобщенность и татаро-монгольское нашествие привели к тому, что она распалась на три отдельные народности — великорусскую (российскую), украинскую и белорусскую.

Инспирированная «сверху» 37 в мае 1950 года дискуссия по поводу глоттогонической теории Н. Я. Марра открыла очередную идеологическую кампанию, охватившую гуманитарные области науки. Направление задавалось опубликованными летом этого года в газете «Правда» сталинскими заметками и ответами на письма читателей по поводу понимания названной теории. В том же году сталинские заметки были объединены в книгу «Марксизм и вопросы языкознания». Контрверсионные (относительно теории Н. Я. Марра) сталинские постулаты стали причиной специфической «революции» в этногенетике и активизировали исследования этногенетических вопросов академическими институтами гуманитарного профиля. В СССР развернулись интенсивные дискуссии, к которым приобщались многие научные коллективы 38.

В отчете ИИУ за 1950 год указано, что выход в свет книги «Марксизм и вопросы языкознания» дал возможность авторскому коллективу первого тома краткого курса «Истории Украинской ССР» осветить ряд вопросов, которые до этого оставались невыясненными, в частности вопросы «...о происхождении украинской народности и формирования ее в нацию, вопрос об исторической общности славянских народов и, особенно, восточнославянских» 39. В отчете же за 1952 год указывалось, что в разделах первого тома краткого курса «Истории Украинской ССР», которые готовил К. Г. Гуслистый, «на фундаменте гениальных сочинений тов. Сталина „“Марксизм и вопросы языкознания” разработаны вопросы об образовании древнерусской народности (выделено мной.— Н. Н.) и формирования украинской народности».40 Действительно, указанная книга «вождя» придала легитимность как концепции древнерусской народности в целом, так и непосредственно самому термину.

Еще до начала дискуссии по поводу «марксизма в языкознании» вышла статья В. В. Мавродина «Основные этапы этнического развития российского народа» 41, где были приведены основные черты концепции древнерусской народности и заново предложено определение «древнерусская народность» 42. Этот термин был тогда же поддержан А. Д. Удальцовым 43; между тем его научная легитимация оказалась не такой уж простой, хотя вторая часть словосочетания («народность») с выходом сочинений И. В. Сталина по языкознанию наконец-то получила официальную поддержку. Сталинская мысль о неустойчивости языка определенной народности, еще не ставшей нацией 44, допускала существование в докапиталистические периоды развития этнообщностей, которые были менее стойкими, нежели нации, а потому при определенных обстоятельствах могли распасться. Тем более это касалось этнических общностей, которые еще не успели достаточно сформироваться.

Концепция древнерусской народности (пока без употребления самого термина), вероятно, впервые вошла в более широкое научное употребление на заключительном этапе дискуссии по проблемам периодизации истории СССР. Обсуждение периодизации, которое до этого протекало на страницах журнала «Вопросы истории», в финальной своей части прошло в стенах Института истории АН СССР в декабре 1950 года. Отдельные элементы концепции В. В. Мавродина нашли свое место в докладе И. И. Смирнова 45 и в совместном выступлении Л. В. Черепнина и В. Т. Пашуто. Доклад последних стал основой статьи, опубликованной в феврале 1951 года в том же журнале 46. Между тем Л. В. Черепнин и В. Т. Пашуто продолжали употреблять по отношению к восточнославянской этнообщности древнерусской эпохи терминологическое выражение «русский народ» 47.

Вероятно, выпуск «Вопросов истории», где была напечатана указанная статья, увидел свет несколько позднее, чем состоялась дискуссия по поводу доклада В. В. Мавродина «Основные этапы этнического развития русского народа» 48. На конференции было наконец уделено должное внимание концепции древнерусской народности: она вызвала оживленное обсуждение среди присутствующих историков и языковедов. Хотя на предложенное В. В. Мавродиным определение «древнерусская народность» не последовало возражений уча­стников, они подвергли критике отдельные аспекты концепции, в частности во­прос о степени консолидации народности и ее устойчивости.

Другой причиной легитимации концепции древнерусской народности стала ее содержательная согласованность с парадигмой «воссоединения» Украины с Россией 49. Созвучность здесь аккумулируется следующим образом: если в раннюю эпоху существовал единый предок современных восточно-славянских народов — «древнерусская народность»,— то присоединение в 1654 году Украины (частично и белорусских земель) к России — закономерное и справедливое историческое событие: когда-то единая «народность» вновь объединилась 50.

Тут же на повестку дня встал вопрос политкорректности: при именовании общего народа-предка «русским народом» могло сложиться впечатление, что речь идет не столько об общем предке, сколько о предке российского («русского», «великорусского») народа. Поэтому наряду с определениями «древнерусская народность» или «древнерусский народ» в начале 1950-х годов (собственно в 1951 году) советские гуманитарии подыскивали и иные термины.

Так, 29 июня 1951 года на заседании Ученого совета Института истории АН СССР, которое было посвящено годовщине первой публикации Сталина в области языкознания, с докладом на тему «К вопросу образования древнерусской народности в свете сочинений И.  В.  Сталина по языкознанию» выступил А. Н. Насонов 51. Уже в декабре этого же года ученый-летописевед на методологическом совещании по этногенетическим вопросам знакомит научную общественность с работой «О некоторых вопросах образования киево-русской народности» 52. Другой докладчик, известный археолог Б. А. Рыбаков, воспользовался подобным названием, однако (и что особенно важно!) во второй части понятия употребил термин «народ», а не «народность» («киево-русский народ») 53. Приведенный пример подкрепляет мысль о том, что оба термина — и «древнерусская», и «народность» — продолжали вызывать сомнения у иссле-дователей.

Впрочем, в изданной в конце того же года брошюре с материалами совещания указанный доклад Б. А. Рыбакова получил иное название — «К вопросу об образовании древнерусской народности» 54 (тезисы выступления А. Н. Насонова не были опубликованы). По всей вероятности, наименование восточно­славянской народности древнерусской эпохи — «киево-русская» — казалось несколько «националистическим».

В плане отдела истории феодализма ИИУ на 1952 год говорилось о проведении дискуссии по теме «К вопросу о едином древнерусском народе» 55. Собственно, дебаты по этому поводу в среде украинских ученых (преимущественно историков) состоялись еще в апреле и июне 1951 года. Во время диспутов некоторые научные сотрудники (Д. И. Бойко, М. И. Марченко, Ф. П. Шевченко, языковед И. Ф. Жилко) подвергли сомнению как само понятие «древнерусский народ» (или «древнерусская народность»), так и концепцию в целом, причем иногда опираясь на те же работы И. В. Сталина по языкознанию 56. К. Г. Гуслистый в своем докладе на апрельской дискуссии вел речь о сформировавшейся в период Киевской Руси древнерусской народности 57. На этом же научном форуме историк казачества В. А. Голобуцкий, используя определение «древнерусская народность», вместе с тем высказал сомнение относительно ее монолитности 58. Археолог В. И. Довженок, выступая вслед за Голобуцким, наоборот, категорически утверждал, что во времена Киевской Руси «народность была уже монолитной, такой, которая уже сформировалась» 59. Народность эта, согласно мысли В. И. Довженка, возникла еще в середине 1-го тысячелетия н. э.— в антские времена 60. Но употребляя термин «народность», ученый не присовокуплял к нему хронологического уточнения — «древнерусская». Наряду с этим он пользовался характеристикой «древнерусский народ» 61, что свидетельствует о еще неустоявшемся употреблении термина «древнерусская народность». Некоторые другие участники дискуссии использовали терминологическое выражение «старорусская народность» 62.

В том же 1951 году выходит монография этнографа П. И. Кушнера. В ней сформулировано положение о том, что после племенной стадии следует «новая форма этнической общности — народность» 63. На исходе 1952 года термин «народность» окончательно входит в употребление применительно к этниче­ской общности, которая формируется на основе первичных союзов племен. Его внедрению больше других гуманитариев способствовали языковеды. Так, в статье ведущих московских лингвистов-теоретиков Б. В. Горнунга, В. Д. Левина и В. Н. Сидорова категорично утверждалась концептуальная доминанта: «союз родственных племен, проявившись вследствие тех или иных историче­ских условий крепким и долговечным, неминуемо уже через одно-два столетия превращается в народность» 64.

В 1952 году определение «древнерусская народность» закрепляется в научном обращении. В безальтернативной форме оно подается в работах Б. А. Рыбакова и Л. В. Черепнина 65. Как общеупотребительное — фигурирует в отчете ИИУ за 1952 год 66. В очередном варианте первого тома «Истории Украинской ССР» К. Г. Гуслистый предлагает даже выделить отдельный параграф под названием «Образование древнерусской народности» 67.

Тогда же Л. В. Черепнин готовит окончательный вариант своих разделов в первой части коллективной работы «Очерки истории СССР» 68, вышедшей в 1953 году. В отличие от украинского издания, здесь концепция древнерусской народности изложена в одном параграфе, название которого аналогично предложенному К. Г. Гуслистым.

Опираясь на положения книги И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания», Л. В. Черепнин утверждает, что «древнерусская народность» сформировалась в эпоху разложения первобытного строя и зарождения классового общества. Ученый делает вывод, что она возникла из отдельных «славянских племен», а потом из нее вызрели «...народности великорусская, украинская, белорусская, историческая и языковая основа которых была единой» 69.

Один из первых исследователей темы московский ученый (историк и этнолог) А. И. Козаченко отмечает, что обобщение взглядов советских специалистов на вопрос о древнерусской народности, сделанное Л. В. Черепниным, имело важное значение для решения проблемы в целом 70. По существу, издание под редакцией академика Б. Д. Грекова наравне с первым томом «Истории Украинской ССР» с соответствующими параграфами, написанными К. Г. Гуслистым 71, выдали «путевку в жизнь» и концепции, и собственно термину «древнерусская народность» 72. Окончательная же, политическая легитимация теории и определения была закреплена в тезисах ЦК КПСС «О 300-летии воссоединения Украины с Россией (1654—1954 гг.)» 73. В них утверждалось, кроме прочего, следующее: «Русский, украинский и белорусский народы происходят от единого корня — древнерусской народности, которая создала древнерусское государство — Киевскую Русь» 74. В советском обществе сталинского времени подобные партийные тезисы приобретали значение догмы, а потому понятие «древнерусская народность» с этих пор было сакрализованно и политически санкционированно.

Итак, термин «древнерусская народность» впервые попытался ввести в научное употребление в 1945 году В. В. Мавродин. Но распространение этот термин, как и сама концепция, получил только в начале 1950-х годов. Лишь с выходом книги И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» была политически санкционирована возможность применения категории «народность» по отношению к ранним формационным этапам развития человечества. Другим главным фактором легитимации научной конструкции стало ее созвучие парадигме «воссоединения» Украины с Россией. Это, в частности, способствовало внедрению в состав понятия термина «древнерусская», который указывал на существование общего предка россиян, украинцев и белорусов.
1 См.: Юсова Н. М. Генезис концепції давньоруської народності в історичній науці СРСР (1930-ті — перша половина 1940-х рр.). Вінниця, 2005. С. 14—17.

2 См.: Там же. С. 450—453. В списке литературы приведены все статьи автора по исследуемой проблематике, опубликованные на начало 2005 года.

3 См.: Мавродин В. В. Образование древнерусского государства. Л., 1945. С. 392—402.

4 Там же. С. 395—402.

5 Там же. С. 400.

6 См., напр.: «Я всегда испытывал большое удовольствие от обмена мыслями именно с вами»: письма Б. Д. Грекова к И. И. Смирнову. (Публ. подготовлена С. А. Никоновым // Вестник Удмурт. ун-та. Сер. «История». 2004. № 3. С. 258.)

7 См.: Дворниченко А. Ю. Владимир Васильевич Мавродин. Страницы жизни и творчества. СПб., 2001. С. 11.

8 Некоторые размышления по этому поводу отражены в публикациях: Юсова Н. Н. К вопросу о взаимоотношениях В. В. Мавродина и Н. Л. Рубинштейна: по поводу рецензии 1946 г. // Мавродинские чтения. 2004; Актуальные проблемы историографии и исторической науки. Материалы юбилейной конф., посвящ. 70-летию ист. фак. СПбГУ / Под ред. А. Ю. Дворниченко. СПб., 2004. С. 18—22; Юсова Н. Н. Письма В. В. Мавродина и Н. Л. Рубинштейна: реконструкция фактов по поводу рецензии 1946 г. // Вестн. Удмурт. гос. ун-та. Сер. «История». 2005. С. 95—102.

9 См.: Базилевич К. В. Из истории образования древнерусского государства // Большевик. 1947. № 5. С. 51—56; Покровский С. А. О начале русского государства // Вестн. древней истории. 1946. № 4. С. 101—109; Покровский С. А. Новый труд об образовании Древнерусского государства // Совет. государство и право. 1946. № 5—6. С. 89—93; Ру­бинштейн Н. Л. Путаная книга по истории Киевской Руси // Вопр. истории. 1946. № 8—9. С. 109—114.

10 ЦГА СПб., ф. 7240, оп. 14, ед. хр. 2028, ЛГУ, л. 4—5. См. также: Дворниченко А. Ю. Указ. соч. С. 22.

11 Дворниченко А. Ю. Указ. соч. С. 25.

12 См.: Юсова Н. М. Генеза концепту «давньоруська народність» у радянській історичній науці // Український історичний журнал. 2001. № 6. С. 72—74.

13 См., напр.: Греков Б. Д. Славяне. Возникновение и развитие Киевского государства (В помощь преподавателю дивизионной школы партактива истории СССР). М., 1946; Он же. Крестьяне на Руси с древнейших времен до ХVII века. М.;Л., 1946; Он же. Киевская Русь. М., 1949.

14 См.: Греков Б. Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до ХVII века. С. 21.

15 См.: Институт архивоведения Национальной библиотеки Украины им. В. И. Вернадского (далее — ИА НБУВ), ф. 32, оп. 1, д. 112, л. 74; Там же, д. 26, л. 87.

16 Об этом см. подробнее: Юсова Н. М. Участь Костя Гуслистого в розробці концепції «давньоруської народності» // Український історичний збірник-2003 / Гол. ред. В. Смолій, заст. гол. ред. Т. Чухліб. Вип. 6. К., 2004. С. 403—411.

17 ИА НБУВ, ф. 32, оп. 1, д. 26, л. 15.

18 См.: Гуслистий К. Г. Походження східнослов’янських народів і Київська Русь // Радянська Україна. 1946. 4 вересня. С. 2.

19 См., напр.: Научный архив Института истории Украины НАН Украины (далее — НА ИИУ НАН Украины), ф. 1, оп. 1, д. 173, л. 27; Там же, д. 380, л. 5; Гуслистий К. Г. Київська Русь. Лекція для студентів-заочників історичних ф-тів пед. і учит. і-тів. К., 1949; Гуслистий К. Г. Київська Русь колиска трьох братніх народів — російського, українського і білоруського: Стенограма лекції. К., 1950.

20 См., напр.: Гуслистий К. Г. Київська Русь — колиска трьох братніх народів — російського, українського і білоруського. С. 38.

21 Научный архив Института археологии НАН Украины (далее — НА ИА НАН Украины), ф. 12, оп. 2, д. 268, л. 25.

22 Там же, л. 17.

23 Там же, л. 13.

24 Там же.

25 Сталин И. В. Национальный вопрос и ленинизм // И. В. Сталин Сочинения. В 16 т. Т. 11: 1928 — март 1929. М., 1949. С. 333—355.

26 См., напр.: НА ИИУ НАН Украины, ф. 1, оп. 1, д. 165, л. 4; Там же, д. 214—215, л. 1, 8.

27 Там же, д. 173, л. 35.

28 Там же, л. 28, 31.

29 Там же, д. 266, л. 2.

30 См.: Токарев С. А. К постановке проблем этногенеза // СЭ. 1949. № 3. С. 12—36.

31 См.: Кушнер П. И. Учение Сталина о нации и национальной культуре // СЭ. 1949. № 4. С. 5.

32 См.: Каммари М. Создание и развитие И. В. Сталиным марксистской теории нации // Вопр. истории. 1949. № 12. С. 68—69.

33 Там же. С. 69.

34 См.: Мавродин В. В. Основные этапы этнического развития русского народа // Вопр. истории. 1950. № 4. С. 62.

35 См.: Базилевич К. В. История СССР от древнейших времен до конца ХVII в. Курс лекций, прочитанных в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б). М., 1949. 490 с.

36 Там же. С. 102.

37 См., напр.: Мосенкіс Ю. З історії сприйняття наукової творчості академіка Ніколая Марра в Україні // Відкритий архів. Щорічник матеріалів та досліджень з історії модерної української культури / Український науковий інститут Гарвардського університету. Інститут критики. К., 2004. С. 389—394.

38 См.: Юсова Н. М. Генеза концепту «давньоруська народність» у радянській історичній науці. С. 77—78; Мосенкіс Ю. З історії сприйняття наукової творчості академіка Ніколая Марра в Україні. С. 404.

39 НА ИУ НАН Украины, ф. 1, оп. 1, д. 216, л. 124.

40 Там же, д. 346, л. 6.

41 Журнал, где публиковалась статья, был подписан к печати в мае 1950 года, когда дискуссия на полосах газеты «Правда» только начиналась. См.: Алпатов В. М. История одного мифа. Марр и марризм. М., 1991. C. 161; Мосенкіс Ю. З історії сприйняття наукової творчості академіка Ніколая Марра в Україні. С. 389.

42 Мавродин В. В. Основные этапы этнического развития русского народа. С. 55—70; Он же. [Рец.]: Б. Д. Греков. Киевская Русь. Бибилиотека учителя. Государственное учебно-политическое издательство Министерства просвещения РСФСР. Москва, 1949 // Вестник ЛГУ. 1950. № 7. С. 91.

43 См.: Удальцов А. Д. Происхождение славян в свете новейших исследований. С. 18.

44 См.: Сталін Й. Марксизм і питання мовознавства. К., 1950. С. 41; Сталин И. В. Марксизм и вопросы языкознания. М., 1950. С. 37.

45 Смирнов И. И. Общие вопросы периодизации истории СССР // Вопр. истории. 1950. № 12. С. 95.

46 Пашуто В. Т., Черепнин Л. В. О периодизации истории России эпохи феодализма // Вопросы истории. 1951. № 2. С. 52—80.

47 Там же. С. 58.

48 В Институте истории АН СССР // Вопр. истории. 1951. № 5. С. 137—139. См. также: Юсова Н. М. Генеза концепту «давньоруська народність» у радянській історичній науці С. 74—77.

49 См.: Юсова Н. М. Від розробки концепції «давньоруської народності» до легітимізації терміна «возз’єднання» України з Росією: друга пол. 40-х поч. 50-х рр. ХХ ст. // Історіографічні дослідження в Україні. / Відп. ред. Ю. А. Пінчук. К., 2004. Вип. 14. С. 426—430.

50 Таков ход развития мысли у коллеги К. Г. Гуслистого по отделу истории феодализма И. Д. Бойко, автора VI раздела первого тома коллективной работы «История Украинской ССР», в котором обосновывается «воссоединение» Украины с Россией. См.: Історія Української РСР. В 2 т. Т. 1. К., 1953. С. 258—259.

51 Научный архив Института российской истории РАН (НА ИРИ РАН), ф. 1 «А», оп. 2, ед. хр. 592, л. 1.

52 В феврале 1951 года будущий доклад получил название «К вопросу об образовании русской народности». См.: НА РАН, ф. 142, оп. 1, ед. хр. 363, л. 9.

53 Там же, ф. 1909, оп. 1, ед. хр. 155, л. 28.

54 Рыбаков Б. А. К вопросу об образовании древнерусской народности // Тез. докл. и выступлений сотрудников ИИМК АН СССР, подготовл. к совещ. по методологии этногенетич. исслед. М., 1951. С. 15—22.

55 НА ИИУ НАН Украины, ф. 1, оп. 1, д. 380, л. 5.

56 См.: Там же, д. 294, л. 8, 21, 39—41; Гудзенко П. П. До річниці опублікування геніальної праці Й. В. Сталіна // Вісник АН УРСР. 1951. № 7. C. 61—68.

57 НА ИИУ НАН Украины, ф. 1, оп. 1, д. 294, л. 34.

58 Там же, л. 22—26.

59 Там же, л. 37.

60 Там же, л. 34—37.

61 Там же, л. 38—39.

62 Там же, л. 67.

63 Кушнер П. I. (Кнышев). Этнические территории и этнические границы. М., 1951. С. 44.

64 Горнунг Б. В., Левин В. Д., Сидоров В. Н. Проблемы образования и развития языковых семей // Вопр. языкознания. 1952. № 1. С. 50.

65 Рыбаков Б. А. Проблема образования древнерусской народности в свете трудов И. В. Сталина // Вопр. истории. 1952. № 9. С. 40—62; Черепнин Л. В. К вопросу о периодизации истории СССР периода феодализма // Изв. АН СССР. Сер. истории и философии. 1952. Т. IХ. № 2. С. 115—132.

66 НА ИИУ НАН Украины, ф. 1, оп. 1, д. 346, л. 6.

67 Там же, д. 382, л. 14.

68 Очерки истории СССР: Период феодализма IХ—ХV вв. / Под ред. Б. Д. Грекова. Ч. 1. М., 1953. С. 251—258.

69 Там же. С. 252.

70 Козаченко А. И. Древнерусская народность — общая этническая база русского, украинского и белорусского народов // СЭ. 1954. № 2. С. 4—5.

71 Історія Української РСР. Т. 1. С. 40—114.

72 См. также: Рыбаков Б. А. Древние русы (К вопросу образовании ядра древнерусской народности в свете трудов И. В. Сталина) // Совет. археология. 1953. № 17. С. 23—104; Довженок В. И. К вопросу о сложении древнерусской народности // Докл. VI науч. конф. Ин-та археологии АН УССР. К., 1953. С. 40—59.

73 См.: Юсова Н. М., Юсов С. Л. Проблема «приєднання» України до Росії в оцінці істориків УРСР кінця 30-х — першої половини 40-х рр. // Український історичний журнал. 2004. № 5. С. 97.

74 Тези про 300-річчя возз’єднання України з Росією (1654—1954 рр.). Схвалені ЦК КПРС. К., 1954. С. 16; Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией (1654—1954 гг.). М., 1954. С. 5.

Похожие:

Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconИстория петербургских «хрущевок» домов первых массовых серий застройки конца 1950-х начала 60-х годов
Тема работы: История петербургских «хрущевок» домов первых массовых серий застройки конца 1950-х – начала 60-х годов
Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconТоцкий П. Н. Советско-китайские отношения конца 1960-х – начала 1970-х годов глазами рядового
Проблема советско-китайские отношения 60-70-х годов ХХ века, в силу многих причин объективного свойства, остается и сегодня достаточно...
Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconСтатья генерал-майора Д. А. Правикова. 1927 г
...
Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconГумилев н с. Поэт и герой
Николая Гумилева не переиздавались у нас на родине с начала двадцатых и до конца восьмидесятых годов. Они были библиографической...
Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconМ. С. Петренко «стиляжничество» 1950-х годов и некоторые проблемы
Начало этого процесса следует искать в 1950 х гг., когда обнаружились первые признаки разочарования в пропагандируемых идеалах и...
Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconУрок «Кто они шестидесятники?»
Цель урока: показать роль творческой интеллигенции конца 50-х – начала 60-х годов в зарождении институтов гражданского общества,...
Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconИстория художественно-выставочных объединений конца 1910-х начала 1930-х годов
Утверждено на заседании кафедры новейшей истории России исторического факультета спбгу 4 ноября 1994 г
Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconСеть культурно-просветительных учреждений в вологодской области во второй половине 1940-х-1950-е гг
Сеть культурно-просветительных учреждений в вологодской области во второй половине 1940-х–1950-е гг
Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconХрущёвские гонения 1958 – 1964 годов. Дело о духовных учебных заведениях. Как найти выход из создавшегося положения?
Беспокойные архиереи” конца 50 х – начала 60 х. Увольнение и смерть митрополита Николая Ярушевича
Н. Н. Юсова Легитимация понятия «древнерусская народность» в полемике советских историков конца 1940-х — начала 1950-х годов iconВопросы к экзамену по истории россии. 1945 – 1964 гг
Проблемы восстановительных процессов в промышленности во второй половине 1940-х – начале 1950-х гг
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org