Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. §



Скачать 197.25 Kb.
Дата09.07.2014
Размер197.25 Kb.
ТипРеферат




Содержание

Оглавление

Введение...3

Глава Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты.

§1.Концепция международной политики в трудах европейских мыслителей XVII - первой

половины XVHI вв. и их влияние на внешнеполитическую доктрину Фридриха II...38

§2. Пруссия в системе европейской политики XVII - первой половине XVIII в. и оценка Фридрихом II её военной и дипломатической истории...63

§3. Основные принципы внешнеполитической доктрины Фридриха II...96

Глава II. Складывание концептуальных принципов внешнеполитической доктрины Фридриха П (1740-1763 гг.)

§ 1 Обоснование Фридрихом II политики Пруссии в годы войны за австрийское наследство

(1740-1748г.)...114

§2. Фридрих II о роли Пруссии в международных делах после окончания войны за

австрийское наследство и о «дипломатической революции» 1756 г...137

§3. Семилетняя война и развитие внешнеполитической доктрины Фридриха II...167

Глава Ш. Эволюция взглядов Фридриха П на прусскую внешнюю политику (1763— 1786 гг).

§1. Развитие внешнеполитических воззрений Фридриха П в период от Губертусбургского мира (1763 г.) до первого раздела Польши (1772 г.)...189

§2. Концепция внешней политики Фридриха П в условиях возникновения опасности политической изоляции (1772-1786 гг.)...218

Заключение...239

Список использованных источников и литературы...253

Введение

Актуальность исследования определяется тем, что политическое наследие Фридриха II Гогенцоллерна (1740-1786 гг.) составляет важную часть в изучении проблемы европейского просвещенного абсолютизма. Внешняя по- литика Фридриха П неизменно вызывала научный интерес и порождала острые научные дискуссии, продолжающиеся в современной историографии.

Обращение к рассматриваемой теме вызвано важностью изучения развития международных отношений в ХУШ в., когда складывалась европейская подсистема - ведущая составляющая мировой системы международных отношений. В Европе XVIII век отмечен небывалой военной активностью. В период с 1700 по 1786 г. Пруссия участвует почти во всех внутригерманских, общеевропейских конфликтах, самые крупные из которых принимают черты глобальных войн. Однако XVIII век признан столетием Просвещения, т.е. временем господства идейного течения, относившего войну к предрассудкам, к неким аномалиям в жизни общества. «В нынешней Европе завоевания морально невозможны», — писал Д. Дидро1. Мирное состояние, по утверждению другого мыслителя эпохи Просвещения Ш. Монтескье, «является первым естественным законом человека и общества»2. Контраст между политической практикой и теорией в эпоху просвещенного абсолютизма достигает высшей степени, когда у истоков многочисленных военных и насильственных акций во внешней политике оказываются монархи, заявившие о своей приверженности идеям Просвещения.
В связи с этим изучение их политических и военных взглядов является актуальной научной задачей. Внешнеполитическая и военная доктрина прусского просвещенного абсолютизма нашла выражение в идейно-теоретическом наследии Фридриха П.

Современный подход к изучению идейной основы внешней политики прусского короля предполагает критическое рассмотрение имеющихся

1 Дидро Д. Собрание сочинений в 10т. -Т.1. - М.,1935. - С. 258.

2 Монтескье Ш. Избранные произведения. - М., 1974. - С. 16.

интерпретаций внешнеполитического наследия Фридриха II. Очевидно: как защитники, так и противники были склонны к тенденциозным выводам, и в особой степени это касается оценок его внешней политики. Наследие Фридриха II оказалось мифологизированным в связи с тем, что в последующие исторические эпохи оно рассматривалось преимущественно с точки зрения политической преемственности в национальном и государственном строительстве Германии в более поздние эпохи. Исключительная важность деятельности Фридриха II для понимания истоков последующих явлений германской и европейской политики не вызывает сомнений: долгое правление Фридриха Великого заложило основы отношений Пруссии с европейскими государствами. На Фридриха II как на своего предшественника указывали многие политические деятели Германии XIX и XX вв., среди них «железом и кровью» объединивший Германию О. Бисмарк и наиболее одиозная политическая фигура немецкого фашизма - А. Гитлер. Такое «присвоение» политического наследия короля способствовало возникновению устойчивого до сегодняшнего дня мифа о Фридрихе II как предтече германского милитаризма. В этой связи вполне объяснимо замалчивание или одностороннее рассмотрение идейного наследия Фридриха II в области внешней политики.

Подходы к исследованию внешнеполитической деятельности короля в большей степени идеологизированы историками в связи с проблемой распределения исторической ответственности за втягивание европейских стран в вооруженные конфликты, прежде всего, в кровопролитную Семилетнюю войну, за участие в политике разделов Польши. Российский историк Ю.Е. Ивонин также отмечает необходимость продолжения исследования личности и деятельности Фридриха II: «Имя Фридриха навсегда оказалось связано как с эпохой Просвещения и вольтерьянством, так и с пруссачеством и германским милитаризмом. Образ реального Фридриха II не всегда согласовался с представлениями как его критиков, так и его апологетов и, конечно, должен быть рано или поздно очищен от

коньюктурных наслоений» . Поэтому столь важно определить исходные принципы внешнеполитической доктрины Фридриха II: от решения этой ключевой проблемы зависит не только суть исторических оценок оправданности военных предприятий и дипломатических соглашений эпохи просвещенного абсолютизма, но и более глубокое понимание сложного процесса формирования европейской системы и международного права.

Объект исследования: внешнеполитическая доктрина прусского абсолютизма.

Предмет исследования: система идей Фридриха II в области внешней и военной политики.

Хронологические рамки исследования определяются временем написания Фридрихом II основных трудов военно-политического и исторического характера. Рассмотрение внешнеполитического курса короля в контексте международных событий позволяет увидеть динамику изменений в его взглядах и общих принципах политики. Формирование внешнеполитической доктрины Фридриха II берет свое начало еще в бытность его кронпринцем. Первой попыткой заявить о наличии собственной позиции во внешнеполитических делах стало его пространное письмо к фон Натцмеру (1731 г.), позже появляется первое публичное сочинение Фридриха II «Рассуждения о современном состоянии европейских дел» (1738 г.) (в переводе Т. Кирияка «Рассуждения о нынешнем состоянии европейского политического тела» - А.С.). С появлением этих произведений отдельные внешнеполитические идеи и концепции принимают систематизированный характер, и можно говорить о начальном этапе формирования его внешнеполитической доктрины.

Диссертационное исследование основывается на всестороннем рассмотрении эволюции главных политических идей короля, на анализе текстов, принадлежащих ему и отразивших изменения в его нешнеполитической доктрине. Хронологически исследование завершается последней работой, в которой освещена позиция Фридриха II по вопросам внешней и военной политики, а именно: трактатом «О политике» (1784 г.) В связи с тем, что в своих работах Фридрих рассматривает принципы

.*" внешней политики в историческом контексте и освещает деятельность

своих предшественников на прусском престоле, в диссертационном исследовании затронут также период в истории Пруссии с 1648 г., т.е. со времени заключения Вестфальского мира, заложившего основные ориентиры международных отношений в Европе вплоть до «дипломатической революции» 1756 г.

Методологической основой исследования явился принцип объективности, предполагающий стремление к наиболее близкому к

ф реальности воспроизведению исторического прошлого. В философско-

методологическом контексте большое значение имеет вопрос о роли личности в истории. Применительно к теме исследования речь идет о роли выдающейся исторической личности, взгляды и деятельность которой рассматривались преимущественно в плоскости историко-политической и идеологической мифологизации. Формирование внешнеполитической доктрины прусского абсолютизма прослеживается в контексте развития международных отношений в Европе в эпоху нового времени, которые

* рассматриваются в рамках системного подхода, предполагающего

рассмотрение событий во взаимосвязи и развитии их существенных элементов. Работа выполнена на основе историко-критического метода, подразумевающего комплексный анализ по возможности всей совокупности документальных источников.

Историографический обзор. Личность и деятельность прусского

f л короля Фридриха II, прозванного уже современниками Великим, составляют

значительное явление не только в немецкой национальной истории. В центре нашего внимания оказались исследования за относительно длительный хронологический период. Разные в методологическом

отношении, все они оказали влияние на исторический дискурс о внешнеполитической концепции Фридриха П. Что касается систематизации исторических работ XIX в., то нам представляется необходимым рассмотреть исследования этого периода в контексте развития двух главных историографических направлений: консервативного и либерального.

Исследованиям о деятельности «просвещенного короля» практически всегда был свойственен политический подтекст. Английский либеральный историк Т. Б. Маколей в рамках традиционного вигского представления об историческом прогрессе фактически обвинял короля Пруссии в деспотизме и возлагал на него всю ответственность за развязывание Семилетней войны4. Французский историк Э. Лависс после Седанской катастрофы, обращаясь к политике Фридриха, пытался исторически обосновать «изначальную» агрессивность современной ему прусской Германии. По отношению к своим соседям Фридрих II, как подчеркивал Лависс, «не задумывался перед вооруженным вмешательством, сильно смахивавшим на разбой»5.

Фридрих II стал как для консерваторов, так и для либералов не просто основателем прусской державы, но и провозвестником объединения Германии под прусским началом. Консерваторы ссылались на прусские традиции, имея в виду Пруссию времен Фридриха II, чья выдающаяся личность и яркая внешнеполитическая деятельность часто заслоняла для них всю прусскую историю XVIII века6. Впрочем, ещё Л. фон Ранке довольно точно отметил противоречивость личности и характера этого короля: Фридрих II совмещал в себе строгий государственный порядок отца Фридриха Вильгельма I с собственными духовными устремлениями, весьма близкими к главной идеологии XVIII века - Просвещению7. Большое

4 Маколей Т.Б. Фридрих Великий. Критические и биографические опыты / Полное собрание сочинений. Т.Н.-СПб., 1865.-С.1-83.

5 Лависс Э. Очерки по истории Пруссии. - М., 2003. - С. 254.

6 Koser R. Geschichte Friedrichs des GroBen, 4 Bde., - 1963., Ranke L. Die deutschen Machte und der Fiirstenbund. Gesammelte Werke, Band 31/32, - Leipzig, 1875.

7 Ranke L. Die deutschen Machte und der Fiirstenbund. Gesammelte Werke, Band 31/32. - Leipzig, 1875. - S.76.

значение для научного изучения внешнеполитического наследия Фридриха II имеет основанная Ранке историографическая традиция рассматривать международные события XVIII в. как процесс становления европейской системы пяти «великих держав»: Австрии, Англии, Франции, России и Пруссии. Пруссия была последним европейским государством, вступившим в «концерт европейских держав» XVIII столетия . Рассмотрение внешней политики короля в контексте международных отношений Пруссии с «великими державами» и понимание его доктрины как обусловленной требованиями новой формирующейся европейской структуры стали основными положениями немецкой историографии и в наши дни9.

В XIX веке в историографии выделились два основных подхода к «большой» политике короля Пруссии, которые во многом определяют направленность современной научной дискуссии по этому вопросу. Сторонники первой точки зрения указывали на «революционную» роль фридриховской Пруссии, которую она якобы сыграла в европейской системе отношений XVIII в. Среди них имена представителей консервативной малогерманской школы историков: Г. Трейчке, Г. Зибеля, И. Г. Дройзена, которые даже подъем немецкой литературы связывали с «военными успехами» Фридриха II Прусского10, не говоря о росте национального немецкого самосознания как следствия преобразований прусского государства. Такой подход позволил выдающемуся немецкому историку И. Г. Дройзену связать с правлением Фридриха II начало новой эпохи в истории Пруссии и в истории Германии11. Другой представитель малогерманской историографии Г. Дельбрюк, будучи видным военным историком, автором крупнейшего военно-исторического труда «История военного искусства в рамках политической истории» объединил основные

8 Ранке Л. Об эпохе новой истории. Лекции, читаемые баварскому королю Максимилиану II в 1854 г. - М., 1898.-С. 163.

9 Siebel G. Die Begriindung des Deutschen Reiches durch Wilhelm I. - Brl., 1892.

10 Sybel H. Entstehung des deutschen Konigthums. - Frankfurt a. M., 1881., Treitschke H. Deutsche Geschichte im 19Jahrhundert. - Brl., 1933.; Dreysen J. G. Geschichte der Preussischen Politik. - Brl.,1874.

11 Dreysen J. G. Geschichte der Preussischen Politik. - Brl.,1874. - S. 5.

военно-теоретические принципы Фридриха II в стратегию "измора", преследующую истощение сил противника, но не полное его сокрушение12. Несмотря на очевидную тенденциозность работ прусских историков, в них впервые рассмотрены геополитические аспекты внешней политики короля. В трудах Г. Зибеля была предпринята попытка объяснить экспансию Фридриха II как обусловленную актуальной для Пруссии в XVIII в. проблемой выживания в большой политике13.

Интересно, что известный общественный деятель, социал-демократ Ф. Лассаль писал о войне в Силезии: "То было восстание против самого императорского дома, против всех форм и преданий германского государства, против совокупных усилий всего европейского континента -восстание, которое он вел как истинный, решительный революционер»14.

Примерно в это же время среди историков широкое распространение получает противоположное. Опровергая выводы прусской историографии об особой исторической роли Фридриха II и династии Гогенцоллернов в строительстве национального самосознания немецкого народа и непременном соответствии внешней политики прусского просвещенного абсолютизма интересам нарождающейся общенемецкой государственности, К. Маркс указывал, что прусские интересы «осуществлялись таким именно способом, который — каковы бы не были при этом местные выгоды -наносил ущерб истинным, всеобщим и постоянным интересам Германии»15. Негативная оценка политического наследия Фридриха II представлена также в работах Ф. Энгельса: «Со времени Фридриха II Пруссия видела в Германии, как и в Польше лишь территорию для завоеваний, территорию от которой урывают, что возможно, но которой, само собой разумеется, приходится делиться с другими. Раздел Германии при участии иностранных государств и в первую очередь Франции - такова была «германская миссия»

12 Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории в7 т. —Т 4., - М., 1997.

13 Sybel H. Entstehung des deutschen Konigthums. - Frankfurt a. M., 1881.

14 Lassalle F. Gothold Ephraim Lessing. Gesamelte Reden und Schriften, Berlin, 1919. - S.161.; См.: Оболенская С.В.Франц Меринг как историк .- М.,1966. - С. 48.

15 Маркс К., Энгельс Ф. Божественное право Гогенцоллернов, Соч., 2 изд., Т. 12. - М., 1957. - С. 98-104.

Пруссии, начиная с 1740 года»16. Один из ранних представителей марксисткой историографии Ф. Меринг также поставил под сомнение «прогрессивный» характер внешнеполитической доктрины Фридриха: «Внешняя политика зависела от внутренней и, в конечном счете,

\* определялась не его желанием и пониманием «особого предназначения

Пруссии», а социально-экономическими условиями». Кроме того, внешняя политика Фридриха II во многом зависела от позиции других европейских держав. Отрицая версию о развязывании им Семилетней войны из национальных убеждений, Меринг доказывал, что чуждая и непонятная народу «правовая тяжба независимых государей», «война кабинетов» не была национальной или религиозной и, разумеется, не могла стать источником роста национального самосознания немецкой нации 1?.

,^ «Революционная» направленность внешней политики прусского

абсолютизма подверглась сомнению и со стороны либеральных историков. Для них главным нововведением внешней политики при Фридрихе II стало решительное использование прусской армии в европейских конфликтах. Цель и содержание главных направлений прусской внешней политики со времен правления ранних Гогенцоллернов не претерпели изменений, и, в определенном смысле, Фридрих был лишь продолжателем традиционной политики бранденбургского дома.

• Изданием, известным не только историкам, но и получившим

широкое публичное признание, стала «История Фридриха II Прусского» (1858-1865 гг.) выдающегося английского мыслителя и литератора Т. Карлейля. Обращение Карлейля к биографии прусского короля носило не случайный характер: уже в 1841 г. в лекционном курсе «Герои и героическое в истории» он обосновал свою концепцию роли личности в истории. Карлейль писал, что «всемирная история, история того, что человек совершил в этом мире, есть, по моему разумению, в сущности, история великих людей, потрудившихся здесь, на земле. Они, эти великие люди, были вождями человечества, воспитателями, образцами и, в широком смысле, творцами всего, что вся масса людей вообще стремилась осуществить, чего она хотела достигнуть; все содеянное в этом мире

'*ч представляет, в сущности, внешний материальный результат, практическую

реализацию и воплощение мыслей, принадлежавших великим людям, посланным в наш мир. История этих последних составляет поистине душу всей мировой истории»18. Другим основанием появления исследовательского интереса Карлейля стала его неудовлетворенность современными ему достижениями прусских историков в этой области. В своём 6-ти томном труде английский писатель создал идеализированный образ правителя-героя. Однако, несмотря на признание короля великой

( личностью в истории, биографию Карлейля можно считать одной из первых

попыток интерпретации личности и политики короля с позиций прагматизма. Русский публицист А. В. Дружинин так трактовал образ Фридриха у Карлейля: « Мы видим перед собой живого человека, который в эпоху колебаний принципов и верований верит в жизнь и труд житейский — государя, который в пору философских фантасмагорий правит царством на вседневных хозяйственных основаниях»19.

В либеральной историографии 2-й пол. XIX в. ростки критичного

>*¦ похода к оценкам Фридриха II и его внешней политики, заложенные в трудах

либерального немецкого историка Ф. К. Шлоссера, получили дальнейшее развитие20. В начале 70-х гг. XIX в. Фридрих уже рассматривался как родоначальник духа «пруссачества». Таким образом, историки либерального направления в меньшей степени идеализировали личность и правление Фридриха Великого, а подчеркивали преемственность его внешней политики с политикой его предшественников в таких чертах, как жесткая централизация, авторитаризм и милитаризм. Известный представитель либеральной историографии в дореволюционной России Н.И. Кареев, уделяя значительное внимание истории Пруссии XVIII в., подчеркивал абсолютистскую сущность политики Фридриха II: «В сущности, все в этой монархии держалось на личности короля... Стоило только Фридриху II умереть, как в управлении страной начался настоящий хаос...»21 Признавая в «короле-философе» одного из самых крупных представителей «государственной идеи», Кареев вполне справедливо указывал на «отвлеченность» государства Фридриха II «от непосредственного блага народа»22. В противоположность выводам прусской историографии он утверждал, что внешняя политика Фридриха носила не национальный, а династический характер.

Признанным достижением консервативной школы стала публикация в конце XIX в. фундаментального многотомного труда Р. Козера «История Фридриха Великого» (1893 - 1903 гг.), до сих пор непревзойденного по богатству и разнообразию привлеченных фактических материалов23. Однако, как точно отметил X. Духхардт, содержательная часть этой классической работы наполнена ощущением прочности бисмарковской Пруссии, что не могло не отразиться на сделанных Козером оценках и выводах о сути внутренней и внешней политики Фридриха, которые пронизаны верноподданническим восхищением прошлым и настоящим прусской Германии.

В историографии XX в. Фридрих II и его политика по-прежнему привлекала историков. В 1924 г. была опубликована работа Ф. Мейнеке «Идея государственного интереса в новой истории» в которой дан духовно-психологический портрет Фридриха, а также подчеркивалось противоречие между политической теорией и практической политикой короля между «государственным интересом» и Просвещением. Именно концепция

Мейнеке об «императиве государственной необходимости» как ведущего начала в политике Фридриха II нашла широкое применение в позднейших исследованиях24.

В годы господства национал-социалистов в немецкой историографии преобладали представления о Фридрихе II как о родоначальнике германского национализма и предшественнике как Бисмарка, так и самого Гитлера. С победой нацистской идеологии пришла очередь фальсификации личности прусского короля, в основу которой легли представления о нем как о наиболее крупном носителе духа « пруссачества » и родоначальнике германского национализма. Впрочем, исследования на этом этапе, по мнению X. Духхардта, не несли в себе ничего принципиально нового в научном плане25.

Тем не менее, в этот период появляются отдельные работы, в которых фактически проявилось несогласие с попыткой фальсифицировать деятельность Фридриха в интересах национал - социалистической идеологии. Среди них выделяется исследование А. Бернея, которое считается одной из лучших биографий короля. Обосновывая свой портрет Фридриха II, этот историк указал на необходимость переосмысления наследия выдающегося монарха с позиции поколения, имевшего опыт участия в Первой мировой войне. Поставив в центр исследования формирование политических взглядов Фридриха II, автор отталкивается от принципиального вывода о завершении этого сложного процесса к началу Семилетней войны (1756 г.): «Политическая жизнь Фридриха Великого делится на две эпохи, разделенные Семилетней войной: первая эпоха представляет историю развития государственного деятеля, вторая -- время сохранения и совершенствования»26. Скрытая критика политической системы нацистов содержалась и в работе Г. Риттера «Фридрих Великий:

24 Meinecke F. Die Idee der Staatsrason in den neueren Geschichte. - Miinchen, 1963.

25 Duchhardt H. Das Zeitalter des Absolutismus. - Miinchen, 1998. - S. 201.

26 Bemey A. Friedrich der Grosse. Entwiklungsgeschichte einnes Staatsmannes (bis 1755), - Tubingen, 1934. - S. II.

14

исторический профиль» (1936 г.)27 Позднее Риттер характеризовал «философию» своей книги как «сознательное противопоставление идеи прагматизма и трезвого рационализма любой форме националистического дурмана, который тогда был в большой моде»28. Все же исправления первого издания показали, что сам Риттер не был свободен от националистической фразеологии 1930-х гг. В послевоенной работе «Государственное искусство и военное ремесло» (1954 г.) Риттер проводит более четкое отделение внешнеполитического наследия Фридриха II от фашистского милитаризма, объявив тезис о преемственности этих эпох в истории Германии не только заблуждением, но и «неопроверженным до сегодняшнего дня мифом»29. Исходя из противопоставления милитаризма Фридриха II военной агрессии Германии в XX в., политический образ короля Риттер трактует с позиции преодоления Фридрихом II противоречия между долгом правителя, стремящегося отстаивать интересы всего общества, и воинственным честолюбием героя битв.

Следующий важный этап в развитии историографии о Фридрихе II относится непосредственно к послевоенному времени. Вскоре после государственно-правовой ликвидации Пруссии английский историк Д. П. Гуч опубликовал аналитическое исследование, в котором критически рассматривал военные кампании Фридриха, назвав Силезскую кампанию прусского короля «одним из самых сенсационных преступлений истории»30. Д. Гуч провёл ревизию прежних подходов к рассмотрению внешнеполитической доктрины короля и впервые, опираясь на значительный документальный материал, подверг критике традицию рассматривать позицию Фридриха в вопросах внешней политики как обусловленную формирующейся системой европейской политики. Более

27 Ritter G. Friedrich der Grosse: ein historisches Profil. - Heidelberg, 1934. - S. 21.

28 Ritter G. Staatkunst und Kriegswerk. Bd.l. - Miinchen, 1954. - S. 17.

29 Ibid. S.33.

того, Гуч пришёл к выводу о том, что король не имел целостного и определенного представления о системе европейской международной политики. Однако позиция английского историка носила уязвимый характер.

* Исследование формирования внешнеполитической доктрины

Фридриха II в контексте идей Просвещения предполагает рассмотрение основных тенденций в изучении проблемы просвещенного абсолютизма. Уже современники и первые биографы короля связывали правление короля с европейским Просвещением. В своем трактате «Ответ на вопрос: что есть Просвещение?» (1784 г.) И. Кант определил Просвещение как эпоху Фридриха II31. Сам термин «просвещенный абсолютизм» был введен В. Рошером в работе 1847 г., посвященной периодизации абсолютизма. Наряду

,щ, с «просвещенным абсолютизмом» утвердился термин «просвещенного

деспотизма», которым в свое время пользовались такие ученые, как Р. Козер, Г. фон Трейчке, не делая четких различий между этими терминами. В этой связи представителем немецкой школы Ф. Хартунгом (1974 г.) было сделано обоснованное замечание о целесообразности употребления только термина «просвещенный абсолютизм», так как это соответствует общепринятой исторической традиции проводить четкое различие между абсолютизмом, хотя и неимеющим постоянных парламентских учреждений, -* но добровольно придерживающимся законов и признающим права и

деспотизмом как неограниченном произволом32.

Новый импульс научная дисскуссия получила в связи с появлением в 60-е -70-е г. подходов, различным образом трактующих сущность просвещенного абсолютизма Фридриха Великого и по-разному объясняющих известное противоречие между интересами государства эпохи абсолютизма и идеями Просвещения. Сторонниками первой концепции выступили такие известные немецкие специалисты, как Ф. Хартунг и К.О.

31 Kant I. Beantwortung der Frage: Was ist Aufklarung? // Friedrich der Grosse aus dem Goettinder Arbeitkreis aus seinen Werken und Briefen. - Wuerzburg, 1962. - S. 91.

фон Аретин. Теоретическим обоснованием данного подхода стало определение просвещенного абсолютизма как философии, оказавшей сильное влияние на правящие круги Европы XVIII в. Просвещенный абсолютизм Фридриха II не сводится к отдельным проявлениям реформ в различных сферах прусского государства, но понимается ими как серьезное намерение монарха проводить просвещенную политику33. Таким образом, Фридрих выступает в роли просвещенного монарха, который, «следуя собственному видению Просвещения», осуществлял практическую политику и реформы . Этот подход предполагает определенную степень драматизации образа Фридриха-политика, который под давлением объективных обстоятельств был вынужден подчинять свои философские убеждения благоразумию «государственного интереса». Противоречие между просвещенной теорией и устаревшей практикой, по мнению Ф. Хартунга, вытекало из требований силовой политики, которую проводила Пруссия. Оценивая международное положение Пруссии как самой слабой и молодой из европейских держав, участвующих в большой европейской политике, Фридрих II не мог подвергнуть государство потрясениям, которые вызвал бы радикальный разрыв с традиционной политикой Гогенцоллернов. Отступление от просветительских принципов в реальной политической деятельности было вынужденным, так как в противном случае Пруссию ожидало разрушение государственной системы и «существующего общественного порядка»35.

Иной позиции придерживаются Г. Нидхарт и Й. Куниш. Просвещенный абсолютизм в их представлении - такая форма монархии, которая сознательно подчинила себе философию Просвещения, более того, сделала её своей идеологией, значительно усилившей государственную

33 Hartung F.Der Aufgeklarte Absolutismus. - Koln, 1974. - S. 56.

34 Aretin K.O. Friedrich der Grosse, GroBe und Grenzen des PreuBenkonigs. Bilder und

систему36. Исследователь Г. Нидхарт подчеркивает, что целенаправленное и деятельное распоряжение Фридрихом II «моральной энергией» философии Просвещения способствовало усилению прусской государственной системы, укреплению дворянства. Более того, сам «прогрессивный» характер правления «философа из Сан-Суси» ставится под сомнение. Как видим, здесь нет места для рассуждений на тему о драматической роли «короля-философа», который жертвует «государственной пользе» своими идейными убеждениями, прежде всего, в области внешней и военной политики.

Примечательно, что вторая половина XX в. представлена многочисленными детализированными исследованиями по отдельным аспектам политики Фридриха, примером которых может служить работа Е. Босбаха, посвященная «Политическому завещанию» Фридриха II, созданного им в 1752 г. 3? Значительный вклад в исследование русско-прусских отношений внес В. Стрибрни, сосредоточивший свое внимание на причинах отхода Фридриха в 1770-е гг. от русско-прусского альянса. Стрибрни настаивает на том, что эта политика потерпела полный крах и привела к внешнеполитической изоляции Пруссии в последние годы жизни монарха38.

Между тем, с необходимостью создания нового обобщающего труда и появления новых методов работы с опубликованными источниками была связана публикация в 1983 г. работы немецкого историка Т. Шидера « Пруссия - королевство противоречий ». Название монографии уже само по себе содержало исходный посыл к интерпретации политики Фридриха II и его эпохи. Автор приходит к выводу о том, что Фридрих, несомненно, «репрезентировал себя как представитель просвещенного абсолютизма », но

Похожие:

Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconШкола региональных и международных исследований
Французский натурализм: философские и литературные истоки; периодизация; основные черты
Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconПроблема “героизации” в контексте современной внешнеполитической доктрины США
Героев и Врагов. Америка, погруженная “в обстановку всеобщей нестабильности” [1], нуждается в старых и проверенных способах консолидации...
Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconИстоки и основные черты немецкой классической философии
Понятие «немецкая классическая философия», введенное Ф. Энгельсом и утвердившееся в марксистских работах, обозначает ту линию в развитии...
Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconЛекция № Формирование ценностей компании
Наука о ценностях – аксиология, которая следует из религиозной доктрины или из философской доктрины
Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconУчебно-методическое пособие по курсу "Интернет и политика"
Истоки теории информационного общества лежат в концептуальных положениях постиндустриальной доктрины, которые подчеркивают центральную...
Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconПрограмма по истории философии востока тема Индийская философия: сущность и основные черты
Основные черты индийской философии. Сущность и предмет индийской философии. Даршана и дхарма ключевые понятия индийской философской...
Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconЛегко ли менять парадигму © Белла Розенблат, 2006
В статье рассматривается виртуальная модель Мироздания. Модель включает основные черты парадигмы, нарождающейся ныне на стыке современной...
Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconСоветский Союз накануне войны
Обучающая: познакомить учащихся с м –н положением СССР в предвоенные годы, охарактеризовать основные цели и направления внешнеполитической...
Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconМузыка, звучащая при дворе Короля Прусского Фридриха II рижский хор Баха вместе с совместным шведско-латвийским барочным оркестром на концерте «Музыка при дворе Короля Прусского Фридриха ii»
Рижский хор Баха вместе с совместным шведско-латвийским барочным оркестром на концерте «Музыка при дворе Короля Прусского Фридриха...
Т. Истоки внешнеполитической доктрины Фридриха II и её основные черты. § iconОсновные типы цивилизации. Природные сообщества
Цивилизация-сообщество людей, имеющих сходный менталитет, общее основные духовные ценностей, а также устойчивые особые черты в социально...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org